Влюбленная

Источник: ИА DairyNews
Интервью с исполнительным директором РСПМО Людмилой Маницкой.

В октябре 2013 года на собрании РСПМО на пост исполнительного директора союза была выдвинута – и единогласно одобрена кандидатура Людмилы Маницкой. Людмила Николаевна согласилась дать интервью ИА DairyNews, но попросила перенести его на декабрь, чтобы она к этому времени успела лучше вникнуть в работу РСПМО.  Встреча состоялась 4 декабря. 

DN: Людмила Николаевна, где Вы учились? Где начали работать в отрасли? 

Окончила университет, работала, снова училась, защитила диссертацию и получила звание кандидата экономических наук. В молочной отрасли более 20-ти лет. В разное время возглавляла предприятия молочной отрасли, представляла интересы Останкинского молочного комбината в Южном федеральном округе РФ  (город Москва, - прим. ред.) Москвы. Последние годы, перед отъездом в Москву,  работала генеральным директором завода плавленых сыров «Сырокомбинат «Калининский» в Краснодарском крае.  

DN: Для чего Вы пришли в РСПМО? Зачем Вам это надо? 

Есть такие люди, которым надо двигаться вперед, бороться за идею, за благосостояние всего - да, это я.  В молочной промышленности работают люди, влюбленные в свое дело.По-моему, в любой отрасли есть такие люди. Знаю не понаслышке, что в молочной отрасли много нерешенных проблем, и вы тоже это знаете. Не скрою, я в течение года принимала решение, - прийти в союз на должность директора или нет. Дело в том, что очень многое было поставлено на карту: у меня замечательная семья, любящий муж, замечательные дети, мама, в общем – дом. Меня уважают в коллективе… Вы знаете, - я трудоголик. Моя ответственность не знает границ, мной движет желание исправить все, что, как мне кажется, должно быть исправлено. В силу своей деятельности мне приходится много общаться с профессионалами-молочниками. Мы обсуждаем темы, начиная от производства товарного молока до темы реализации готовой продукции. И в какой-то момент я поняла, что мне тесно, тесно в рамках отдельно взятого предприятия. Я почувствовала, что могу сделать больше, чем делаю, быть более полезной для отрасли. Я была готова к решению глобальных отраслевых задач в стране, и, посовещавшись с семьей и коллегами, которые, кстати, меня поддержали в этом вопросе, приняла решение и сказала себе: «Если не я – то кто?». Надеюсь, вы поняли, - зачем я здесь. Скажу вам больше – я до сих пор на Кубани Президент Общественного фонда «Деловая Кубань». А это очень серьезная организация, которая способствует развитию бизнеса в регионе, лоббирует разноотраслевые интересы на уровне города, края.  

DN: Кто предложил Вашу кандидатуру? 

Владимир Лабинов (бывший исполнительный директор РСПМО, ныне - директор департамента животноводства Министерства сельского хозяйства России - прим. ред.) и Совет Молочного союза.  

DN: С чем Вы столкнулись, когда пришли в Молочный союз? 

Задолго до собрания я побывала в офисе РСПМО и познакомилась с его работой. Конечно, я и раньше знала от Владимира Витальевича, от коллег, о существовании Союза. Заочно была знакома с работой этой некоммерческой организации, с ее коллективом. С чем я столкнулась в Союзе? С тем, что всего пять человек отстаивают интересы отраслевых производителей независимо от их местоположения, являются, фактически, хранителями рецептуры традиционных российских молочных продуктов.Их рабочий день в РСПМО, как и мой на производстве, начинается в 7 утра, – и до бесконечности… Теперь вы понимаете, сколько работы сегодня и сколько еще предстоит сделать? Письма, встречи, работа над Техническим регламентом по молоку, организация учебы, конференции…. Да много чего! Недавно, уже под моим руководством, мы впервые самостоятельно провели очень важную и нужную для отраслевого специалиста конференцию. – по разъяснению таможенного законодательства. Съехались профессионалы из более чем 15-ти субъектов России и некоторых европейских стран. Ваше агентство было на этом мероприятии и вы знаете какой положительный резонанс имело это мероприятие. Безусловно, мы будем расширять свое влияние на отрасль, чтобы защитить региональные предприятия от недобросовестной конкуренции, незаконного вмешательства местных органов власти, чтобы защитить качество российского продукта! В наших планах – увеличение штата, добровольное взятие на себя обязательств по разрешению конфликтов и противоречий на законодательном уровне в рамках российского и таможенного законодательства. Еще один вопрос, который попал под мое пристальное внимание – это позиция нашей отрасли на международном уровне. К сожалению, я пришла в то время, когда перед ММФ (IDF–Мировая Молочная Федерация - прим. ред.) образовалась двухлетняя задолженность Союза по членским взносам. Все знают, но не говорят о том, что наш Союз оплачивает добровольно, подчеркну, членский взнос в ММФ с 2003 года за всю молочную отрасль страны. Вы спросите, зачем? Потому что ММФ имеет соглашения с такими уважаемыми, и нужными для нас, мировыми системами, как ISO, FAO ООN, Кодекс Алиментариус, Всемирной организацией здоровья животных, Всемирной организацией здравоохранения, Международным комитетом по ведению учета животных, Международной фермерской сетью, Европейской молочной ассоциацией, Международной организацией агрокультуры, Европейским комитетом стандартизации, с ВТО и Глобальной молочной платформой. Благодаря членству в ММФ ко всем этим организациям и их работе наш союз имеет доступ. Это означает, что мы можем решать российские отраслевые вопросы как на европейском, так и на мировом уровнях. Не это ли является помощью отечественному рынку молока? В настоящее время Российская Федерация, благодаря нашему союзу, не имеет задолженности, и мы работаем в обычном режиме.  

DN: Пройдет ли когда-нибудь всемирный молочный саммит IDF в России? 

Думаю, что это вопрос времени, и когда-нибудь Россия примет у себя мировую молочную общественность на высоком профессиональном уровне. В 2014 году мы планируем возобновить переговоры с ММФ и ее генеральным комитетом, с тем чтобы в 2019 году провести в России Мировой молочный саммит. Нам есть чем гордиться – мы покажем всему миру свои технологии и культуру производства молока и молочной продукции! 

DN: А что Вы увидели в отрасли? 

Инертность, бесконечная инертность, и нежелание или неспособность преодоления трудностей, которые увы, встречаются всегда, и которые требуют оперативного вмешательства. Этим мы тоже занимаемся – инициируем разного рода проекты, выносим в правительство ключевые отраслевые вопросы, предлагаем решения. Например, мы поддерживаем принятые государственные субсидии на производство молока. Эта поддержка была нужна как никогда. Однако нашлись противники и критики этого решения. Однако, это не помогло заметно улучшить ситуацию в валовом производстве молока, нашлись другие «причины»:засуха, закредитованность, слабый менеджмент.  

На память приходит один показательный пример, заслуживающий внимания. Речь идет об Ичалковском предприятии Николая Васильевича Киреева. У него есть свои хозяйства. Ему не мешает ни Беларусь со своим импортом, ни засуха. Он рассказывает, что заложил в 2012 году корма на два года вперед. Если в 2013 году, предположим, он не будет заготавливать корма, то запасов хватит надолго. Николай Васильевич построил уже три фермы – и строит еще. Можно привести не один пример, как нужно работать, - это и Белебеевский сырный завод, и другие передовые предприятия. 

DN: Как бороться с апатией, которую Вы увидели в отрасли? 
  
Недавно мы собрали актив сыроделов, подчеркну, не только тех, кто является членом РСПМО. Я хотела послушать и понять главное: что же им мешает? Что им нужно? И как им помочь? Оказалось, что сыроделы сами четко не могут выделить главное, важное для отрасли. Тем не менее, я выделила лишь два пункта из всего предложенного. Остальное, по моему мнению, - утопия. А над двумя пунктами мы будем работать. Пока не буду эти пункты оглашать. Мой следующий шаг: собрать сыроделов по одному-два человека с тем, чтобы понять, осознают ли руководители сыродельных предприятий, как экономисты, то, что они предлагают, и как это будет выглядеть в цифрах? 

В моих планах - посещение предприятий: средних, крупных, хороших, плохих, разных…Еще недавно я сама была директором Сыркомбината «Калининское» в Краснодарском крае ( ОАО «Карат» - прим. ред.), и знаю, что мешало мне как руководителю завода. А теперь я хочу с другими поговорить, послушать. 

DN: Почему Вы отдельно собираете сыроделов? 


Потому что это очень близко мне, я сама сыродел.  

DN: Почему Вы пока не хотите оглашать, к чему пришли на встрече с сыроделами? 

Я хочу хотя бы 25 руководителей предприятий послушать. Я не считаю себя самым крупным специалистом в отрасли, однако, опыт, приобретенный за долгие годы работы в молочной отрасли, дает мне основания утверждать, что нерешаемых проблем нет! 

DN: Людмила Николаевна, Вы встречаетесь с сыроделами, чтобы доработать программу поддержки сыродельной отрасли? 

И да, и нет. Мы с вами знаем, что проект такой программы существует, и он остался нереализованным. Потому что эта программа изначально была обречена. Ее надо изменить или предложить другую. 

Сыроделы – самые незащищенные в отрасли, поэтому ситуация в сыроделии сегодня очень сложная. И субсидирование молока первого сорта - это катастрофа для сыроделов. Я говорю это сейчас как директор завода, а не как руководитель союза.  

Сыроделу для производства качественного, конкурентоспособного сыра нужен белок - очень высокийбелок, и жир. Жир никогда не помешает: в конце концов - это масло. Молоко первого сорта не сыропригодно. Не сы-ро-при-год-но! Существуют слухи о сговоре переработчиков и производителей молока по сортности. Но мне, как директору в сыроделии не нужно другое молоко! Я не буду платить за другое молоко, потому что не смогу сварить сыр из такого молока!  

Сейчас сыродельные заводы принимают молоко по белку 3,0% и жиру 3,4%. Я стала искать, где же эти показатели прописаны. Может быть в Техническом регламенте? – Нет. В Приказе Минсельхоза о мерах реализации постановления Правительства РФ от 22.12.12 № 1370 написано: «Утвердить идентификацию молока по содержанию в нем жира и белка». Далее написано: «Жира не менее 3,4% и белка 3,0%». То есть если сейчас начнется субсидирование молока первого сорта, то у меня возникнет сомнение, а не выйдет ли новый приказ Минсельхоза? Например, принимать молоко с белком 2,8% и жиром 3,0%. А если пересчитать это на деньги, то сыроделы просто исчезнут с лица земли. Если молоко такое дорогое, и мы будем его принимать по таким показателям, то мы будем покупать «воду» и станем неспособны сделать из этого какую-либо продукцию вообще. Уже сейчас это трудно – а потом будет вообще невозможно. 

Я знаю, - результат от субсидирования молока высшего сорта был – я ощутила его на собственном примере будучи директором завода. С тех пор хозяйства стали очень стараться. Вы знаете, что такое высший сорт? Иногда первый сорт получается от того, что плохо помыли трубы на ферме… Если начнется субсидирование первого сорта, то молока не станет больше. Будет просто плохое молоко. В других странах такое молоко не пригодно для использования. Мы все время забываем о конечной цели государства – о здоровье нации.  

DN: Вы будете дальше продвигать идею субсидирования молока только высшего сорта? 

Конечно! Неужели мы будем поддерживать «низкосортное» молоко? 

DN: Вы стали руководителем РСПМО. Сейчас Вы можете сказать, сколько в России перерабатывающих предприятий? 

Нет. Меня саму волнует этот вопрос. Он поставлен сыроделами на совещании. Я уже обращалась в Минсельхоз – у них таких данных нет. Но это обязательно нужно выяснить: сколько вообще перерабатывающих предприятий и сколько сыроделов осталось «в живых», сколько закрылось. Иногда сложно подсчитать из-за того, что предприятия многопрофильные. Например, тот же Калининский МК выпускает не только сыр, но и кисломолочную продукцию.  

DN: Как Вы считаете, как можно это выяснить? 

Думаю, что мы сделаем запросы в регионы о количестве молокоперерабатывающих предприятий в 2012 году. У них обязательно должна быть эта информация. 
Почему закрываются предприятия по всей стране? По разным причинам. Кто-то не смог должным образом возвести «затухающее» предприятие, кто-то купил бизнес и не рассчитал свои силы, не имеет опыт. Много причин экономического характера. Те, кто не знал, что делать, ушли с рынка. И в этом не виноват один Минсельхоз. Я бы поставила на первое место по негативному влиянию на отрасль не только засуху, но и слабый менеджмент. 

DN: Если говорить о менеджменте, то как Вы оцениваете работу сегодняшней команды Минсельхоза? 

У меня много работы в союзе, и в Минсельхозе я появляюсь пока только на больших и малых совещаниях. Мне нужен год, как минимум, чтобы дать оценку. 

DN: Можете ли вы сказать, сколько сейчас в России перерабатывается молока и производится молочной продукции? 

В процентах? 

DN: Нет, в абсолютных числах. 

Это пока невозможно. Во-первых, год еще не закончился. Молока за 9 месяцев всего произведено 24 млн 405 тысяч тонн. Из них товарного – примерно 19,5 млн тонн. Точная информация будет только в конце этого года или начале следующего. Могу сказать, что за 11 месяцев 2013 года в сельхозпредприятиях произведено 12,9 млн. тонн молока, это на 5 % меньше, чем за аналогичный период 2012 года. Цельномолочной продукции произведено 10,6 млн тоннв пересчете на молоко. Это на 2,3% больше, чем за 11 месяцев 2012 года.  

DN: Есть ли в России дефицит молока? 

Зайдите в любой магазин – вы сами увидите. Молоко, кефир, ряженка - разве чего-то нет? 

DN: Сколько молока всего нужно России? 

Я думаю, что на этот вопрос отвечают целевые показатели, прописанные в Госпрограмме развития АПК. В 2012 году показатель равнялся 31,8 млн. тонн, в этом году мы не доберем. Но, давайте не будем пессимистичны, и дождемся конца года. 

DN: Планируете ли Вы наладить отношения с СОЮЗМОЛОКО? 
  
У меня пока не получилось внимательно ознакомиться с их позицией. Сейчас я вижу, что их интересует только Лабинов в молочной отрасли, и они считают, что обязательно нужно субсидировать молоко первого сорта. Наверное, их следующей программой может быть субсидирование несортового молока… Я этого не понимаю. 

DN: Собираетесь ли Вы активно привлекать к своей работе членов СОЮЗМОЛОКО? 

Конечно! Мы уже это делаем. На совещании с сыроделами многие были из СОЮЗМОЛОКО. Меня интересует отрасль, неважно к какому союзу относится предприятие. 

Кстати, участники СОЮЗМОЛОКО консультируются у нас по разным вопросам, и всегда получают ответы.  

DN: Как Вы планируете привлекать новых членов в союз? 

Думаю, что примером работы своей. предприятия должны видеть разницу между тем, что делает конкретно этот союз и другие.  

DN: Что Вы планируете делать после того, как «оставите след»? 

У меня контракт на четыре года. Если я пойму, и все вы решите, что мое присутствие здесь необходимо, то будем работать и дальше.  

DN: Что Вы, как руководитель, хотите получить по истечении четырех лет? 

Я уже себе пишу программу, что я, как руководитель, должна сделать. Но пока эта программа оформилась не полностью: я усиленно изучаю то, что мне необходимо знать как руководителю РСПМО. Мне нужно познакомиться со всеми в отрасли и со всеми пищевыми союзами, уяснить для себя главные моменты движения вперед на благо отрасли. 

DN: В отрасли существует четкое разграничение на производителей молока и переработчиков… 
  
Да, сегодня мы субсидируем только производителей молока. А другие как? Мы говорим, что цена молока-сырья растет в течение восьми лет, а стоимость продукции на полках не изменяется. Вы думаете, почему? 

DN: Почему? 

Потому что сети держат цены на продукцию. В Краснодарском крае 80% розницы принадлежит «Магниту». Закон «О торговле» не работает . Этим тоже надо заниматься нашему союзу.  

Все время говорят о фальсификации молочной продукции. Да, фальсификат есть.  А я никак не пойму – куда делись контролирующие органы? Контролировать не мы - союзы - должны. Мы сегодня создаем рабочие комиссии и региональные группы из числа специалситов отрасли, и совместно  срегиональными органами исполнительной власти, с целью соблюдения предприятиями молочной отрасли законодательства, в частности, отраслевого техрегламента, и, в замисимости от результатов, формируем предложения. 

DN: Мы знаем, что есть такие предприятия, которые вообще не используют молоко, но стабильно производят молочные продукты… 

Да, и я знаю одно такое. Десять тонн молока заходит – шестьсот тонн готовой продукции выходит. Но на этом предприятии честно пишут, что это сырный продукт, спред. Мы же не запрещаем выпускать спред. Некоторые любят спред – что ж мы будем вмешиваться в их личную жизнь? 

Биография:

Дата рождения: 20 января 1962 г. 
Место рождения: г. Херсон (Украина) 
Образование: высшее, кандидат экономических наук 
Окончила: 
Кубанский Государственный Технический Университет 
Квалификация: 
Экономика и управление на предприятии по отраслям 
Старший преподаватель экономики в Кубанском институте международного предпринимательства и 
менеджмента 
Звания, награды: 
Член партии «Единая Россия» (с 2007 года) 
Ветеран труда 
Президент общественного фонда «Деловая Кубань» 
Заслуженный работник пищевой промышленности Кубани 
Диплом Министерства сельского хозяйства России 
Медаль «За заслуги» 
Почетная грамота Администрации города Краснодара 
Диплом «Женщина - Руководитель года 2005» 
Дипломы «За высокое качество производимой продукции» 
 
Работа в прошлом 
1989 - 2000 – директор коммерческих организаций (г.Краснодар) 
2000 - 2004 – генеральный директор ТД «Останкинские молочные продукты» (г.Москва) 
2003 - 2008 – генеральный директор завода плавленых сыров «Краснодарский» (г.Краснодар) 
2008 - 2011 – генеральный директор компании «Бизнес-Контракт» (г.Краснодар) 
2011 - 2013 – генеральный директор сырзавода «Калининский» (г.Краснодар) 
2013 – по н.в. – исполнительный директор Российского союза предприятий молочной отрасли (г.Москва) 

13.05.2021
Вчера премьер министр Российской Федерации Михаил Мишустин обвинил производителей и ритейл в жадности, связав с этим рост цен на социально значимые продукты питания.
Читать полностью
Календарь