Срубили нашу тёлочку под самый корешок

Источник: osobaya.net
На 25,4% (в 1,34 раза) сократилось в Кировской области за десять «котлячковских» лет производство молока в хозяйствах всех категорий, в том числе на 75,2% (ровно в 4 раза) – в хозяйствах населения.

Если тупо выкинуть из головы всё, что мы слышали с высоких трибун о молочном животноводстве, и максимально непредвзято – как бы извне – посмотреть на то, как развивалась эта сельскохозяйственная отрасль за последние десять лет на территории нашего федерального округа, то, думаю, нам и с трёх раз будет не угадать, который из четырнадцати приволжских регионов, по словам его губернатора, «специализируется на молочном животноводстве», уделяя ему «повышенное внимание на всех уровнях и во всех ветвях власти», а который сконцентрировал свои усилия на строительстве серпентариев и гиппопотамоводческих ферм, в то время как молоком занимается лишь постольку-поскольку. Почему я в этом уверен? Да потому что главным родовым признаком «специализированного» региона является стабильный рост показателей в рамках избранной им специализации, в нашем конкретном случае – это рост производства молока, а в этом плане из всех приволжских регионов строго под описание подходит только Удмуртия, год от года это производство неуклонно расширяющая, да, пожалуй – с определённой натяжкой – Мордовия, Татарстан и Оренбургская область, также умудрившиеся за последние десять лет не просто сохранить валовые надои на высоком уровне, но и заметно их по итогу увеличить... Сколько регионов я уже перечислил? Вот-вот. А до правильного ответа – всё как до китайской границы раком.

Увы: Кировская область, – если судить, конечно же, не по речам её руководства, а по его делам, – в нашей классификации попала бы, скорей, в число территорий ядодобывающих или гиппопотамоводческих, нежели молочных. Судите сами: с одной стороны, губернатор, вроде как, объявляет Кировскую область «избыточной по молоку», а в департаменте сельского хозяйства сетуют, что мощность перерабатывающих предприятий (особенно в сфере «производства высокомарженальных продуктов») недостаточна, чтобы «перелопатить» весь региональный надой, отчего часть молока производители вынуждены продавать в соседние регионы. С другой стороны, – по словам депутата ОЗС, гендиректора Кировского молочного комбината Василия Сураева, – «некоторые молокоперерабатывающие предприятия региона из-за нехватки сырья работают в половину мощности». При этом, по данным Росстата, только за первую половину 2013 года в нашу «избыточную по молоку» область зачем-то было ввезено без малого 20 тысяч тонн молока и молочных продуктов (в пересчёте на молоко установленной жирности) из других регионов – в то время как за весь 2003 год, когда об «избытке» кировской «молочки» никто даже не заикался, суммарный объём молочного «импорта» едва превысил 17 тысяч тонн. В итоге понять, каким образом всё вышеперечисленное согласуется между собой – и, главное, с губернаторским тезисом о «молочной» специализации Кировской области – мне, к примеру, оказывается столь же затруднительно, как объяснить своему грузинскому сыну, почему слова «вилька» и «тарелька» в русском языке пишутся без мягкого знака, а слова «сол» и «фасол» – с мягким. Видимо, это надо просто запомнить.

Summary. За те 10 лет, пока сельским хозяйством  Кировской области руководит Алексей Котлячков, малые формы хозяйствования на селе – и, в первую очередь, личные подсобные хозяйства населения – были практически изведены под корень, что привело к колоссальным (и, похоже, невосполнимым) потерям как в численности коровьего стада, так и в объёмах производства молока.

Факты таковы: на 1 октября 2003 года в личных подсобных хозяйствах населения Кировской области содержалось 56,6 тысячи коров (31,8% регионального поголовья), при этом за девять месяцев 2003 года «частниками» было произведено 189,1 тысячи тонн молока (35,5% регионального надоя). За десять «котлячковских» лет численность крестьянского коровьего стада сократилась без малого в пять раз (–78,7%) – до 12 тысячи голов (12,6% регионального поголовья на 1 октября 2013 года), а производство молока – ровно в 4 раза (–75,2%) – до 46,9 тысячи тонн (11,8% регионального надоя в январе-сентябре 2013 года).

Таким образом, можно утверждать, что – только за счёт планомерного «выдавливания» частного сектора – регион за эти годы потерял 44,6 тысячи коров и на 142,2 тысячи тонн сократил производство молока, в то время как общее (то есть по хозяйствам всех категорий) сокращение молочного производства составило за этот период 135,1 тысячи тонн (с 532,8 тысячи тонн в январе-сентябре 2003-го – до 397,7 тысячи тонн в январе-сентябре 2013 года). Такова истинная цена «котлячковских» (или, точнее будет сказать, «шаклеинско-белыховских») реформ для регионального молочного животноводства.

Немудрено, что при таком подходе к делу Кировская область довольно быстро утратила свои позиции как одного из лидеров молочного животноводства в Приволжье, скатившись с третьего места в ПФО по производству молока на душу населения по итогам января-сентября 2003 года на шестое по итогам января-сентября 2013-го. Причём, судя по отрицательной динамике трёх кварталов 2013 года (–5,3% по поголовью коров и –2,7% по производству молока), вернуть себе былую славу в ближайшие годы, – даже вдруг уйди Алексей Котлячков в немедленную отставку, – кировским животноводам удастся уже навряд ли.

Разве что им и впрямь переквалифицироваться на разведение гиппопотамов и кобр.

12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь