05.09.2019
Источник: finam.ru
Регион: Россия
Просмотров: 846

Данные по розничному товарообороту товаров и оказанию платных услуг населению нередко рассматриваются как данные, в значительной степени репрезентирующие потребление населения. В 2015–2016 гг. физический объем розничной продажи продуктов питания снижался, в 2017–2018 гг. он рос, хотя по сравнению с 2013 г. значение этого показателя еще не восстановилось. Но действительно ли потребление населением продуктов питания снизилось? Имеющиеся данные показывают, что среднедушевое потребление одних продуктов (мяса, овощей, яиц) выросло, других (рыбы, картофеля, фруктов) – снизилось. При этом энергетическая ценность всех потребленных продуктов питания в среднем на душу населения выросла в 2018 г. на 1,1% по сравнению с 2013 г. Сохранение и даже некоторый рост энергетической ценности потребленных продуктов питания при снижении реальных расходов на него в значительной степени могут быть связаны с оптимизацией потребительского поведения: приобретение населением товаров по акциям, со скидками и т. п.

Понимание того, что в течение пяти лет реальные располагаемые доходы населения снижались, вызывает вопрос о том, что происходило с его расходами. Прежде всего, важным представляется оценить динамику объема питания населения, так как оно определяет важные качественные характеристики социально-экономического положения населения. Здесь можно выделить два важных показателя. Во-первых, согласно международным стандартам, если расходы на питание составляют более 60% всех расходов (доходов или потребления) отдельных групп населения, такие группы считаются бедными. Во-вторых, имеет значение энергетическая ценность питания. По нормам ВОЗ, она определяется сложной формулой, но для упрощения принято, что она (ценность) не должна быть ниже 2100 ккал в сутки. В противном случае, человек (прежде всего, мужчина, работа которого требует средних и высоких трудозатрат) не получает достаточного питания.

В СМИ публикуются результаты разных опросов и обследований, результаты которых отчасти противоречивы. Так, согласно одному из опросов Росстата, в 2018 г. число тех, кто с большими затруднениями может "свести концы с концами" при покупке самого необходимого, составило 14,6% населения (в 2016 г. таких домашних хозяйств было почти на 3% больше). С другой стороны, тех, кому не хватает даже на еду, в 2018 г. было менее 1% домашних хозяйств (по данным другого опроса, также публикуемого Росстатом). При этом, по замерам ВЦИОМ, в мае 2017 г. 10% россиян не хватало даже на еду; по данным НАФИ, в январе 2018 г. 5% населения не хватало денег даже на продукты питания.

Реальные среднедушевые денежные расходы населения, по оценкам Института "Центр развития" НИУ ВШЭ, в 2018 г. уменьшились на 0,6% по сравнению с 2017 г. Для этих оценок использовалась старая росстатовская методология оценки доходов, расходов и сбережений, но с учетом платежей за товары (услуги, работы) с использованием банковских карт за рубежом (чего до 2017 г. не делалось). Как видно на рис. 1, динамика реальных среднедушевых денежных расходов во многом похожа на динамику реальных среднедушевых денежных доходов, но не полностью с ней совпадает.


Показатель денежных расходов населения становится более наглядным, если очистить его от обязательных платежей и взносов. На рис. 2 прослеживаются опережающие (с 2016 г.) темпы роста реальных расходов населения на товары и услуги (то есть без расходов на обязательные платежи и взносы) по сравнению с реальными располагаемыми доходами населения. В 2018 г. реальные расходы населения на товары и услуги выросли на 1,2% и составили 93% от их уровня в 2013 г.



Реальные расходы на питание, оцениваемые по данным обследований бюджетов домашних хозяйств Росстата, уменьшились в 2018 г. по сравнению с 2017 г. на 3,6%: расходы на питание дома – на 3,7% (в том числе денежные расходы на домашнее питание – на 3,5%, стоимость натуральных поступлений продуктов питания – на 5,3%), расходы на кафе и рестораны – на 2,4%.

В 2018 г. расходы населения на питание сократились на 7,7% по сравнению с их уровнем в 2013 г., расходы на домашнее питание и на питание вне дома так и не восстановились, и составили, соответственно, 94,1% (в том числе денежные расходы – 95,2%, стоимость натуральных поступлений продуктов питания – 84,8%) и 76,2% от уровня 2013 г.

Удельный вес расходов на питание в потребительских расходах населения вырос в 2015–2016 гг. до 38,7% (в 2013 г. он составлял 34,3%), но 2017–2018 гг. характеризовались обратной динамикой: в 2018 г. наблюдалось снижение доли расходов населения на питание до 35,2%, что, впрочем, все еще выше уровня 2013 г. (см. рис. 4).


Более того, даже расходы на питание наименее обеспеченных 10% населения не превысили в течение 2014–2018 гг. 60% от потребительских расходов этой группы населения: в 2016 г. они достигли максимума – 54,4% за рассматриваемый период, в 2018 г. – снизились до 52,4%, правда, так и не достигнув уровня 2013 г. (48,2%) (см. рис. 5).


Мы уже писали о том, что в России численность бедных, оцениваемая на основе черт бедности, используемых в международных сопоставлениях для развивающихся стран, стала близка к нулю уже начале 2000-х гг., если использовать черту 1,25 долл. США по ППС, и в конце 2000-х гг., если делать оценку уровня бедности на основе 2 долл. США по ППС. По данным Росстата, доля населения, имеющего доходы ниже границы бедности, установленной на международном уровне с учетом паритета покупательной способности при границе в 5,5 долл. США, в 2013–2017 гг. колебалась в интервале 1,0–1,1% (что сопоставимо со средним значением этого показателя в странах с высоким уровнем дохода) и при границе в 10,0 долл. США составляла 6,2–6,5%.

Индекс физического объема розничной продажи всех товаров вырос в 2018 г. на 2,8%. Этот рост был характерен и для продовольственных (2,1%) и непродовольственных (3,5%) товаров. Увеличился и физический объем оказанных населению платных услуг (2,5%). Если сравнить физический объем розничной продажи товаров и оказания платных услуг населению с 2013 г., то оказывается, что физический объем розничной продажи товаров в 2018 г. был ниже его уровня в 2013 г. на 8,4%: по пищевым продуктам, включая напитки и табачные изделия, он сократился на 11%, по непродовольственным товарам – на 6,1%. В то же время объем оказанных населению платных услуг вырос в 2018 г. по сравнению с 2013 г. на 4,5%.

Получается, что в 2018 г. реальные расходы населения на питание снижались, а физический объем розничной продажи продуктов питания рос, хотя по сравнению с 2013 г. значения обоих этих показателей еще не восстановились. А что можно сказать о потреблении продуктов питания в натуральном выражении? Этот вопрос особенно актуален с учетом того, что в СМИ данные по розничному товарообороту товаров и оказанию платных услуг населению часто рассматриваются как данные, в значительной степени репрезентирующие потребление населения.

Данные выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств Росстата дают возможность проанализировать потребление основных продуктов питания. Сопоставим изменение потребления "в натуре" и динамику индекса физического объема розничной продажи по некоторым основным продуктам питания за 2013–2018 гг.

В 2018 г. по сравнению с 2013 г. население стало потреблять на 0,6 кг меньше рыбы в среднем на человека в год, но увеличилось потребление им мяса на 4,6 кг. Снижение в среднедушевом рационе населения фруктов на 2,9 кг в год (в значительной степени за счет соков фруктовых и овощных) сопровождалось увеличением потребления овощей на 7,6 кг (увеличение наблюдалось по огурцам и помидорам, корнеплодам, луку и чесноку, арбузам и дыням, а также бахчевым и прочим овощам).

Следует обратить внимание и на то, каких конкретно видов продуктов население стало потреблять больше или меньше, чтобы понять, как меняется полезность питания для здоровья. С одной стороны, напомним, что согласно рациональным нормам потребления пищевых продуктов мы должны в среднем есть 73 кг мяса и мясных продуктов в год (говядины, баранины, свинины, мяса птицы). Это больше, чем мы едим сейчас, и поэтому увеличение потребления мяса и мясных продуктов не является свидетельством движения к более рациональному питанию.

Небольшое снижение потребления сахара и кондитерских изделий можно отнести к повышению полезности питания населения в 2018 г. по сравнению с 2013 г., так как сахара мы едим больше, чем нужно для здорового питания (31,3 кг в 2018 г. против 24 кг по рекомендациям Минздрава по рациональному питанию).

Конечно, не все виды продуктов являются даже приблизительно взаимозаменяемыми. Поэтому рассмотрим энергетическую ценность потребления продуктов питания (калорийность питания можно рассматривать как универсальное мерило потребления продуктов питания): в среднем на душу населения по всем потребленным продуктам питания она выросла в 2018 г. на 1,1% по сравнению с 2013 г., при этом потребление белков и жиров населением увеличилось на 2,4 и 1,8% соответственно. На самом деле, увеличение было больше: следует учитывать, что данные по среднедушевой энергетической ценности потребленных продуктов питания не учитывают энергетическую ценность питания вне дома (в кафе, столовых, ресторанах и т.д.). Данных об энергетической ценности продуктов питания, потребленных населением вне дома, нет, но индекс физического объема оборота общественного питания составил в 2018 г. 4,2% г/г, а его рост в 2017–2018 гг. практически вернул значение этого показателя к уровню 2013 г. после снижения в 2015–2016 гг.

Наблюдаются расхождения (в том числе, даже по направленности) в динамике потребления и физического объема продаж некоторых продуктов питания (наибольшее совпадение наблюдается по хлебу).

Данные расхождения, как и отличия в динамике индекса физического объема розничной продажи продовольственных товаров и энергетической ценности питания населения, могут объясняться тем, что:

− не все продажи по всем продуктам питания были проведены через кассу и отражены в данных по розничному товарообороту;

− также, скорее всего, трудно отследить все изменения цен и используемые скидки по каждому виду продуктов для определения индекса физического объема продаж;

− в оборот розничной торговли не включается стоимость товаров, выданных своим работникам в счет оплаты труда;

− потребление продуктов питания, оцененное по данным выборочного обследования бюджетов домашних хозяйств, с одной стороны, включает в себя продукцию собственного производства и т.п., а с другой – оценивается на базе распространения двухнедельных дневниковых записей домашних хозяйств о потреблении продуктов питания на квартальный период, что может неточно отражать квартальное потребление продуктов питания;

− энергетическая ценность каждого потребленного продукта питания также может быть определена только приблизительно, например, калорийность мясных продуктов сильно зависит от их жирности, которая не всегда может отражаться населением в соответствии с описанием продукта и будет оцениваться по средним нормам определения энергетической ценности по данному продукту питания и т.п.;

− состав продуктов питания, входящих в группы таких продуктов, для статистики потребления населения и для розничного товарооборота несколько различается и т.д.

Сохранение энергетической ценности питания при снижении реальных расходов на него в значительной степени может быть связано с оптимизацией потребительского поведения населения. По данным ряда исследований, все больше россиян покупают товары со скидками (в 2018 г. доля россиян, покупающих товары со скидками, достигла 50,6%, тогда как в 2016 г. она составляла 41%). Это распространяется и на продукты питания: доля респондентов, переключающихся на более доступные (в том числе приобретаемые по акциям) продовольственные товары, увеличивалась. Растет и доля онлайн-покупателей в интернет-магазинах. Одной из важнейших причин этого является возможность совершать покупки дешевле, чем в обычных магазинах. Доля онлайн-покупателей продуктов питания составила 20% от числа опрошенных.

Предположение, что население не сокращало среднее потребление продуктов питания (при пятилетнем снижении денежных доходов), так как оно изначально было очень низким, выглядит не слишком убедительно: среднедушевая энергетическая ценность питания населения дома в 2018 г. составила 2651,5 ккал в сутки, что немало. Тем более что население питается еще и вне дома, а физический объем оборота общественного питания практически восстановился в 2018 г. по сравнению с 2013 г.

Остановимся на этом более подробно. Конечно, количество необходимой для человека энергии очень индивидуально и зависит от особенностей его энергетического обмена, который, в свою очередь, связан половозрастными характеристиками, физической активностью и массой тела человека. Максимальная величина основного обмена (в состоянии покоя без учета физической активности) для взрослых в России составляет 2110 ккал в сутки у мужчин и 1680 ккал в сутки у женщин. Сверх этого, "Нормы физиологических потребностей в энергии и пищевых веществах для различных групп населения Российской Федерации" выделяют несколько групп физической активности, в том числе, в зависимости от затрат энергии на выполненные конкретных видов работ. Однако эти расчеты достаточно сложны для того, чтобы определить необходимую дневную среднедушевую энергетическую ценность питания.

Поэтому воспользуемся нормами, используемыми в США, где различается только три уровня физической активности. Если взять среднюю физическую активность, то только мужчинам в возрасте 16–25 лет нужно 2800 ккал в сутки, в возрасте 15 и 26–45 лет – 2600 ккал, остальным – меньше. Для женщин потребность в энергии не превышает 2400 ккал в сутки при любом возрасте и уровне физической активности, а при среднем уровне активности достигает максимума в 2200 ккал в сутки для возраста 19–25 лет. По данным Росстата, женщин в России больше, чем мужчин (54 и 46% соответственно в 2018 г.). Это подтверждает тот тезис, что 2651,5 ккал в сутки в среднем на душу населения - это даже больше, чем необходимо для удовлетворения средних для населения России физиологических потребностей в энергии.

Снижение реальных расходов населения на питание в 2018 г. по сравнению с 2013 г. и физического объёма розничной продажи продуктов питания не привело ни к снижению энергетической ценности потребленных населением продуктов питания, ни к снижению потребления населением белков и жиров в силу оптимизации потребительского поведения населения (покупки товаров со скидками и т.п.).

02.11.2019

Майские грезы

Цель, заявленная в майском указе президента РФ Владимира Путина - увеличить экспорт продукции АПК к 2024 году до $45 млрд. разделила экспертов на два лагеря. Одни считают, что этот план, хоть и амбициозен, но вполне достижим, другие вовсе не верят в его выполнимость. Что точно можно сказать - у инициативы есть очень много "если", и большинство этих условностей может решить само государство - через поддержку экспорта АПК. Что думают участники рынка по поводу роста аграрных поставок за пределы страны - в материале корреспондента The DairyNews.
Шмель, СПСК
Адрес:  Ульяновская обл., Инзенский район, г. Инза, ул. Сойгина, д. 5 
 
Инзамолпром, СССПК
Адрес:  Ульяновская обл., Инзенский район, г. Инза, ул. Фрунзе, д. 2Ф 
 
Пахарь, ТОО КХ
Адрес:  Павлодарская обл., Железинский р-н, с.Алаколь, ул.Ленина, д.б\н 
 
Заря, АО племзавод
Адрес:  Вологодская обл., Грязовецкий район, с/п Перцевское, д. Слобода