"Виртуальные" килограммы "Меркурия"

Источник: readovka.ru
Журналисты регионального издания попытались проанализировать проблемы системы "Меркурий".

Как очередное новшество, призванное высветить нелегальных производителей, стало их «лучшим другом», разбирался корреспондент интернет-портала Readovka.

Наши чиновники любят цифровизацию, особенно когда нужно поставить что-то под контроль. Цели провозглашаются, естественно, только благие. Подразумевалось, что федеральная государственная информационная система (ФГИС) «Меркурий» позволит прослеживать путь молока от коровы через переработку до самого стола и избавит рынок от «левака». Сейчас выясняется, что через дыры в «Меркурии», как песок сквозь пальцы, можно протащить всё, что угодно, если умело пользоваться багами программы. Неумышленные они или намеренные, другой вопрос.

Как известно, едва в России принимается какая-либо запретительная мера, как тут же появляются пути ее обхода и бизнес по оказанию соответствующих услуг. Глупо было бы предполагать, что с рынком, оборот которого порядка 400 млрд в год, будет как-то иначе.

Откуда такая цифра? По словам главы минпромторга Дениса Мантурова, объем «левых» молокопродуктов в 2018 году достигал 25 процентов. Если учесть, что эксперты в 2016 году оценивали емкость российского рынка молока и молочки (более свежих данных нет, но сейчас сумма явно не меньше) примерно в 1,584 трлн руб., то в серой зоне может находиться сыров, йогуртов и прочих вкусняшек на сумму 400 млрд.

У «Объединения потребителей России» оценка более оптимистичная: оборот такой продукции достигает 100 млрд рублей в год. И натуралистичная, позволяющая нагляднее представить масштаб бедствия: ежегодно россиянин съедает 13 кг «молочного суррогата». Приятного аппетита.

Тут надо оговориться, что фальсификат бывает разный. Растительные жиры в составе якобы натуральных продуктов — меньшее из зол. В конце концов, когда бабушки торгуют на базаре магазинным товаром под видом своего, доморощенного — это тоже контрафакт. Но, кажется, есть особый цинизм в том, чтобы впаривать продукты, неизвестно где, кем и в каких условиях сделанные, которые на рынке вообще «инкогнито». С распространением «Меркурия» с ноября прошлого года на всю молочку им стало проще дойти до потребителя, отмечают эксперты.

Прокатившаяся волна закрытия компаний-«фантомов», казалось бы, свидетельствует в пользу «Меркурия». В прошлом году Россельхознадзор прекратил деятельность 182 таких фирм.

1,3 тыс. тонн сомнительной продукции. Не обнаружив во ФГИС информации о сырье, из которого она сделана, проверяющие выехали на место. Не найдя ничего похожего на производственные линии, фирму прикрыли, а информацию передали в полицию. Виновным грозит, судя по релизу Россельхознадзора, административка. Поскольку речь не идет о тяжелых последствиях, по части 1 статьи 14.43 КоАП («Нарушение изготовителем, исполнителем ..., продавцом требований технических регламентов») юрлицу светит максимум 300 тысяч штрафа. Притом что, по данным системы «Контур-Фокус», например, оно в 2017 году получило 17 млн прибыли при выручке в 34 млн.

По подобной схеме стали выявлять «фантомы» по всей стране. Но это только одна сторона медали.

Вообще «Меркурий» — это такой электронный «Большой брат», который фиксирует каждый этап жизненного цикла и перемещения продуктов животного происхождения. Николай Шумейко, гендиректор ОАО «Смоленское» по племенной работе, учредитель СПСК «Смоленский производитель» (первое предприятие является производителем молока, второе — переработчиком), признает, что во ФГИС есть один большой плюс. Она избавила предпринимателей от бумажной волокиты. Раньше сертификаты выписывали ветврачи на бланках строгой отчетности, каждый нужно было представлять в ветеринарное ведомство. Сейчас эти документы на каждую партию генерируются в «Меркурии». Впрочем, принцип «доверяй, но проверяй», никто не отменял.

— Раз в месяц молоко в хозяйстве берут на анализы. Это дает право нашему сертифицированному специалисту ежедневно выписывать электронный сертификат, подтверждающий качество сырого продукта. — рассказал Николай Николаевич.

Конечно, теоретически, можно отвезти на исследование хороший продукт, а между проверками делать что бог на душу положит. Но у переработки есть свой производственный контроль. Так, на заводе, который возглавляет Николай Шумейко, проверяют сырье на антибиотики, на обсеменённость, жиры-белки, соматические клетки и т.д. — на кучу позиций. Но так бывает, когда предприятие стремится конкурировать за счет качества продукции, а не за счет демпинга.

Производителя, переработчика в этой цепочке жестко контролируют. Но... эта мера на качество продукции никак не влияет.

— Как и раньше, проходят проверки на предприятии, плановые и внеплановые, есть контрольные закупки. В «Меркурии» для переработчиков вообще не вижу смысла. Непонятно, зачем дублировать контроль, — говорит Шумейко.

Как это соотносится в провозглашенным российским руководством принципом «регуляторной гильотины» (так называют устранение избыточного контроля над добросовестным бизнесом) — вопрос риторический. Тех, кто работает «по-белому», надзорные органы очень любят «пасти». Ведь эти, в отличие от «фантомов», не могут исчезнуть вместе с заводом.

В то же время, чтобы получить декларацию соответствия на любой вид продукции (еще один важный документ в сельхозпереработке), не нужно подтверждать ни качество, ни даже то, что у предприятия есть производственные мощности.

Но переработчиков в приграничье даже более, чем фальсификат, волнует засилье белоруской продукции. А она вообще проходит мимо системы «Меркурий». Какова ее доля на рынке, опять-таки, официальной статистики нет. Но, в той же Смоленской области она занимает весьма солидную часть в ассортименте.

«Единственное, при ввозе в Россию Россельхознадзор регистрирует, что пришло столько-то, допустим, молока. Какого? Из чего оно сделано? Мы находимся не в равных условиях. Себестоимость их молока процентов на 30 дешевле нашего за счет того, что сырье в Белоруссии стоит на наши деньги около 16 рублей. У нас — 26-30. Как мы можем с ними конкурировать? Не говоря уже о белорусском контрафакте, с которого вообще не платят налоги».

«Выявить фальсифицированную продукцию система не может — она просто не подразумевает этой опции. Для чего она тогда нужна? ...» — резюмирует Шумейко.

Из-за недочетов программы эффект «Меркурия» оказался обратным желаемому. Благодаря ему нелегалы больше не довольствуются своим маргинальным статусом: электронная «родословная» товара, пусть даже липовая, открывает ему доступ на полки крупного ритейла и в госзакупки.

Один из способов обмануть систему — подключаясь к площадке легально действующего предприятия. С этим столкнулся завод «Уваровский» из Подмосковья.

Несколько лет назад нелегалы под его брендом стали продавать контрафактный сыр по всей России. Продукция с данными завода на этикетке фигурировала даже в крупном федеральном ритейле. Пользователи обсуждали в интернете сыр «Уваровский Пошехонский фасованный», не подозревая, что название «маслосыродельный» осталось у предприятия с тех времен, когда планировали развивать это направление. Но этого не случилось, и сыр там вообще не производят. Тем не менее, жалобы предприятия в прокуратуру не дали результата. А штрафы, в общей сложности на 2 млн, за фальсифицированную кем-то продукцию пришлось оспаривать в суде. Надежды на то, что с вхождением в «Меркурий» в июле 2019-го злоключения предприятия закончатся, не оправдались.

То, что в «Меркурии» существует бурная «теневая» жизнь, выяснилось случайно. Когда 1 ноября прошлого года представитель терветуправления N1, курирующий завод, вошел в систему со своего аккаунта, он возмутился: как мог завод, не уведомив его, отгрузить 40 тонн сливочного масла на сумму около 15 млн. руб.?

Однако на деле такой отгрузки не было, эта партия не проходила в бухгалтерском и производственном учете. Но самое загадочное, что и в «личном кабинете» предприятия эта транзакция не фигурировала. Поняв, что завод не виноват, ветеринарное ведомство попыталось выяснить, что это было. Оказалось, отгрузку произвело некое ООО «Евротрэйд». Однако Россельхознадзору даже не удалось выяснить, какая именно из нескольких фирм под таким названием (хотя в «Меркурии» должен указываться ИНН).

А в декабре руководство «Уваровского» получило письмо от вестлужбы с вопросом, имеет ли к нему отношение ООО «Гранда», которое через его площадку в «Меркурии» активно завозит, перерабатывает и отгружает. Но эта компания лишь осуществила пару поставок сырья заводу. Никаких других видов деятельности на своей производственной площадке «Уваровский» ей не согласовывал.

Управляющий партнер завода «Уваровский» Юлия Осипова говорит, что курирующая ветслужба с предприятием конструктивно взаимодействует — именно благодаря ее сотруднику обнаружилась отгрузка через площадку предприятия «левого» масла. Между тем результаты расследования этой истории правоохранителями руководству предприятия до сих пор не известны.

Примечательно, что это самое ООО «Гранда» было зарегистрировано в Смоленске, как и ООО «Сибиряки». Крупных перерабатывающих предприятий в этом регионе раз-два и обчелся. Зато он стал входными воротами для белорусского экспорта. Так что всплывшая махинация вполне может быть частью налаженной схемы по легализации белорусского контрафакта, о котором говорил Шумейко.

Хотелось бы думать, что собственные системы контроля качества ритейлеров не позволяют пропустить на прилавки фальсификат. Но увы. Некоторых сетевиков устраивает, что у них продается «левак», лишь бы он был «узаконен».

Как рассказывает Юлия Осипова, на предприятие неоднократно обращались представители торговых сетей с «заманчивыми» предложениями. Так удалось узнать, что «Сыр Российский» под маркой «Уваровского», проведенный через «Меркурий», выставлялся на полке магазина за 279 руб. При том что минимальная закупочная цена у оптовиков на натуральный молодой российский сыр — 320 руб. Потенциальные покупатели прекрасно понимали, что им нужно и заказывали именно сырный продукт под видом натурального сыра.

В другой раз прислали коммерческое предложение от крупного солидного оптовика с вопросом: «Можете фасовать спред с указанием, что это масло?» Получив отказ, продолжали настаивать, видимо, спутав «Уваровский» с каким-то другим предприятием:

«Они заявили, что на отраслевой выставке представителями нашей компании была озвучена возможность производства масла по цене спреда (качество в данном случае отходит на второй план). Мы повторили, что как красиво не формулируй, вы просите фальсификат, производство и продажа которого запрещены законом РФ. В другой раз известная сеть предлагала отпустить масло в пачках 500 г по 104 рубля при реальной стоимости с завода от 160-170 руб. Наша цена показалась им высокой — мол, им завозят все с „Меркурием“ гораздо дешевле. Соглашаются заводы на такие схемы, думаю. Тем более, что не проблема прикрыть все „виртуальными“ ветеринарно-сопроводительными документами», — говорит Осипова.

«Виртуальные» килограммы — это новая свободно конвертируемая валюта. Получается, что алгоритм программы упростил фальсификацию и вопрос с ней никак не решил.

«Был психологический эффект в ноябре, когда все притихли. Но потом подстроились... Идея, наверное, правильная, но такие дырявые системы русским людям предлагать... У меня даже сын-подросток смеется, как все легко можно нарисовать там», — отмечает наша собеседница.

Очевидно, для многих производителей подобные методы — в порядке вещей. Но тон все же задают ритейлеры, которым чем ниже закупочная цена, тем лучше. Под этот запрос сформировался целый рынок услуг по продаже «виртуальной» продукции: на контрафакт клеят этикетку реального предприятия, «привязав» к нему партию через «Меркурий».

Это высокомаржинальный бизнес для производителей, спецов, помогающих решать вопросы с электронной ветсертификацией, и торговых сетей. Ведь если на пачке растительно-жирового спреда себестоимостью около 15 рублей написать «сливочное масло», можно сделать отпускную цену уже 40-60 руб. Все равно это намного дешевле, чем стоит натуральное масло. А купить «виртуальный» килограмм (прогнать через «Меркурий») стоит, допустим, 5-7 рублей (тогда на пачку ложится около 1 рубля).

Заниматься этим могут как недобросовестные ветеринары, несанкционированно использующие площадки для своих транзакций втайне от собственника, так и фирмы-«фантомы». А дальше следы теряются (ну, или их не ищут), с магазина же взятки гладки.

Суть схемы в том, что «фантом» крепится к адресу легальной площадки в «Меркурии». Далее он осуществляет виртуальные бестоварные отгрузки, а на каком-то этапе они уже становятся реальными. Вот только истинная история производства и состава продукта имеет мало общего с описанной в «Меркурии».

«Для регистрации во ФГИС не требуется документальное подтверждение наличия у участника производственных или иных площадей, документов и разрешений. Любая компания может зарегистрировать свою „площадку“ по уже существующему адресу даже без ведома ее собственника или арендатора, просто указав в заявлении любой адрес. Какой тогда смысл в „Меркурии“? В том, чтобы легализовывать фальсификат?», — говорит Юлия Осипова.

Кстати, с мясом, которое первым попало в сферу ведения ФГИС, творится то же самое. Еще летом прошлого года издание «Фонтанка» писало, что «дубль» реального завода свободно может создать в «Меркурии» любой желающий. При этом, допустим, на шпике будет стоять маркировка действующего предприятия, которое об этих операциях не ведает и сам шпик как готовый продукт не производит.

Но это не единственный способ обмануть ФГИС. Например, вот что пишет один из пользователей специализированного форума:

«Как „родить“ товар в „наивном“ „Меркурии“, можно долго не объяснять. Просто ручками вписать в Журнал то, что хочется. Как тест заполнить. А чтобы ещё и запутать даже Всевидящее Око РСХН, можно несколько раз прообъединять этот „контрабас“ с легальными партиями, после чего вообще тоска чего найти (какая тут прослеживаемость?!). А дальше кинуть заявку оформителям (врачам или уполномоченным) в общем потоке всех заявок. Проверять каждую запись невозможно, так как в „Меркурии“ нет инструмента для этого. Можно только каждую запись в транзакции открывать, чтобы проверить срок годности... А как проверить-то, откуда взялся товар-то, если в Журнал имеют доступ с правами инвентаризации, редакции, создания всего и вся куча уполномоченных, большинство из которых я и в глаза не видел? А если ещё при этом ты обслуживаешь несколько фирм...»

Как проболтался в ходе сессии «Прослеживаемость и цифровая маркировка» в феврале этого года начальник отдела ветнадзора Россельхознадзора Сергей Лопунов, «система Меркурий работает только при условии добросовестности производителей, при условии правдивой информации, вносимой ими» (цитируем по The DairyNews). Круг замкнулся.

Роспотребнадзору и Россельхознадзору проще закрыть легальное юрлицо, указанное на этикетке, чем воздействовать на продавца, поставщика и реального производителя.

Так и произошло с «Уваровским». Роспотребнадзор потребовал сменить юридический адрес и закрыть компанию в связи с непрекращающимся потоком рекламаций на чужой сыр. Предприятию пришлось практически приостановить свою деятельность в ноябре 2019 года.

«Мы переименовались в маслодельный завод. Но деятельность по новой компании пока не запущена. Вот опять недавно нам позвонили и сказали, что „Уваровский сыр“ продаётся на Дорогомиловском рынке. То есть нас продолжают подделывать. Ни Россельхознадзор, ни Роспотребнадзор, ни полиция не могут нас защитить. Отрасль получила большую встряску с введением „Меркурия“, а в итоге легальные производители только ослабили позиции. Конкурировать на земле с фальсификаторами стало практически невозможно», — рассказала управляющий партнер предприятия.

А производителей и переработчиков молока тем временем ждет новый сюрприз — система маркировки продукции «Честный знак». По сути она будет дублировать функции «Меркурия», но в отличие от условно бесплатного детища Россельхознадзора, она обойдется бизнесу в огромные деньги и может привести к удорожанию молочных продуктов на 10-15%.

12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь