С 1 мая молочной кухни в Кстове больше нет

Источник: kstovo.ru
Ее убивали медленно. Сначала лишили финансовой поддержки. Потом отобрали близких людей. Она пыталась выжить, но не смогла. С первого мая детской молочной кухни в Кстове больше нет.
Слухи о закрытии молочной кухни ходили в народе долго. Говорили, что предприятие стало убыточным, что такого спроса, как раньше, на продукцию «молочки» уже нет. Периодически возмущенные мамочки звонили в редакцию и требовали ответить: оставят их детям качественное питание или нет?

И вот теперь мы вынуждены констатировать: нет, не оставят. Да, закрыли. Судьба кстовской молочной кухни повторила судьбу многих своих товарок из других районов Нижегородской области и прочих регионов России.

История болезни

Напомним, как все было. Многие считают, что первым шагом к закрытию молочной кухни стал выход Постановления правительства Нижегородской области от 12.10.2011 года №830 «О порядке обеспечения полноценным питанием детей в возрасте до трех лет по заключению врачей», согласно которому взамен продукции молочных кухонь были введены ежемесячные денежные выплаты. С первого января 2012 деньги на молочную кухню перестали выделяться из областного бюджета - вместо этого родителям детей стали выплачивать денежную компенсацию стоимости питания. Только давалась компенсация не всем, а в том случае, если среднедушевой доход семьи, имеющей ребенка до одного года, не превышал величину двух прожиточных минимумов в расчете на душу населения, а семьи, имеющей ребенка от года до двух лет - не превышал величину прожиточного минимума. На детей до года размер компенсации составлял 1178 рублей, от года до двух лет - 798 рублей. Дети от двух до трех лет в льготную категорию почему-то не вошли: они должны были обеспечиваться питанием за счет личных средств родителей. 
Постановление о переходе молочных кухонь на самоокупаемость было одобрено областным правительством и подписано губернатором Валерием Шанцевым. И процесс пошел - обратный отсчет начался.

«Мамочки в районах будут получать денежную компенсацию. Они могут спокойно прийти в молочную кухню и купить те же самые молочные продукты питания, которые получали на молочной кухне, бесплатно», - отстаивал нововведение заместитель министра здравоохранения Нижегородской области Андрей Чечерин. Только вот просчитались господа чиновники. Лишь немногие тратили компенсационные деньги на продукцию молочных кухонь. Большинство покупали на эти деньги молочку из ближайшего магазина. А некоторые и вовсе тратили на иные нужды - ведь отследить, где именно и на что были потрачены средства, выделенные на льготное питание, невозможно. 

Чтобы поддержать функционирование «молочки», руководители Кстовской ЦРБ провели большую разъяснительную работу с населением через местные СМИ, кстовское телевидение, телеканал «Волга». Но даже несмотря на рассказы о высоком качестве производимой продукции - кефира и творога - убытки молочной кухни росли. 

«Мы рассчитывали на другое, - признается заместитель главного врача ЦРБ по детству и родовспоможению Владимир Филонов. - Еще до 2012 года, когда мы не имели права продавать продукцию молочной кухни, многие родители просили дать им возможность покупать эту продукцию за деньги. Поэтому, когда вышло постановление о монетизации, мы логично предположили, что желающих покупать молочку за деньги - за ту самую компенсацию - станет больше. Но вышло иначе. 
Руководство Кстовской ЦРБ приняло решение о нецелесообразности продажи молока и сухих адаптированных смесей через молочную кухню, так как эти товары имеются в свободной продаже в розничной сети Кстовского района, - вспоминает Владимир Филонов. - Таким образом, в наличии остались творог и кефир собственного производства. Для реализации этих продуктов через молочную кухню на первое полугодие 2012 года было запланировано в день 500 порций кефира и 130 порций творога. Расчет исходил из объемов реализации 2011 года с применением коэффициента 0,8 с учетом монетизации. Калькуляция себестоимости одной порции кефира и творога была рассчитана исходя из запланированных объемов продукции.

Но по итогам первого полугодия 2012 года реализация продукции составила 58% от объемов, учтенных в калькуляции. Ситуация повторилась и во втором полугодии 2012 года. Вот, например, на первое января 2013 года общее количество родителей детей первого и второго года жизни, получающих денежную компенсацию, составило 823 человека: 418 из Кстова, 405 - из Кстовского района. Так вот, из 823 человек услугами детской молочной кухни воспользовались двое, максимум - трое (!). В среднем в день услугами кухни пользовались 50 человек».

Первого сентября была предпринята еще одна попытка спасти Кстовскую молочную кухню - увеличить стоимость молочной продукции. Разумеется, многим это не понравилось. Однако нелишне будет напомнить, что продукция молочной кухни всегда отличалась свежестью и качеством, чем, к сожалению, смогут похвалиться не все магазины и супермаркеты. К тому же себестоимость творога и кефира складывалась из нескольких составляющих: это и закупка молока по цене 19 рублей 96 копеек за литр, и производство продукции, и зарплата сотрудников, и содержание помещений. А это немало. Производственная площадь молочной кухни - 401,5 квадратных метров. Коммунальные услуги составляют 537 945 рублей в год. До недавнего времени в штате числились 16,5 ставки сотрудников. 

Смертельный диагноз

Но даже увеличение стоимости продукции не смогло покрыть растущие как на дрожжах убытки. В итоге руководство больницы приняло очередное нелегкое решение о сокращении штата сотрудников молочной кухни - с 16,5 до 3,5 ставоки. До последнего времени на «молочке», как на тонущем корабле, оставались две диетсестры и санитарка на полутора ставках. 

По словам Владимира Филонова, руководители больницы бились за молочку аки львы. Олег Владимирович Тугов лично писал ответы на запросы граждан и в Минздрав, и в администрацию города и района, и депутатам, и Путину, и Шанцеву. И поскольку ситуация не разрешилась - писал, надо думать, тщетно. Как говорится, спасибо государству за счастливое детство.

Но, видно, тонущий корабль детской молочной кухни ничто не могло спасти. Доход от продажи продукции решительно не покрывал расходы на ее собственное производство и содержание помещения. Убыток по работе детской молочной кухни на 21 декабря 2012 года составил 105 600 рублей, Источника покрытия убытков нет: финансирование шло за счет продаж и собственных резервов ЦРБ. И того, и другого оказалось недостаточно.

Приказом главного врача от 22. 02. 2013 года №162 с первого мая 2013 года деятельность структурного подразделения ГБУЗ НО «Кстовской ЦРБ» - детской молочной кухни - прекращена.

А около окошечка раздачи «молочки» повесили объявление. Как смертельный диагноз, как последнюю запись в медицинской карте читаем: «Молочная кухня работает до 27 апреля 2013 года». 

Пациент скорее мертв, чем жив

Монетизация подложила свинью не только кстовским детишкам и их родителям. Тенденция к закрытию молочных кухонь прослеживается во многих районах и регионах. Надо смотреть правде в глаза - восстановлению кстовская «молочка» уже вряд ли подлежит.

Но есть и альтернативные варианты. В некоторых краях находят достойные выходы из положения: например, где-то при магазинах созданы социальные отделы для продажи детского питания, куда льготники могут прийти со справкой и получить молочку по более низким ценам. Еще неплохой вариант - льготникам выдают специальные электронные карты, на которые перечисляются компенсационные деньги. Потратить их можно только на молочные продукты, которые продаются в торговых точках. Этот вариант, кстати, тоже прописан в Постановлении №830 «О порядке обеспечения полноценным питанием детей в возрасте до трех лет по заключению врачей». 

Надеемся, власти города и района найдут выход из положения и не оставят маленьких кстовчан без полноценного питания.

26.02.2021
Число вегетарианцев, флекситорианцев во всем мире стремительно растет, хотя их количество до сих пор не достигло значительных показателей.
Читать полностью
Календарь