Русский тяжеловоз тянет бурейскую ферму

Источник: ampravda.ru
В планах отслеживать стадо через ГЛОНАСС и развитие агротуризма.
КФХ «Надежда» расположилось на севере области — в Бурейском районе, неподалеку от села Долдыкан. У хозяйства богатая история — в прошлом году его сотрудники отметили 20-летний юбилей.

— Раньше на этом месте стоял совхоз «Долдыканский» — очень сильное предприятие было. Хороший парк техники, новые коровники, сараи, хозяйственные постройки. Животных тоже хватало. Коллектив большой — примерно 300 человек, — вспоминает Людмила Бескоровайная. — Все рухнуло в 91-м году, в перестройку.

Тогда совхоз распался на 17 хозяйств. Пайщики поделили между собой всё имущество «Долдыканского» и занялись каждый своим делом. КФХ «Надежда» досталось 50 голов породистых лошадей — животных привезли в совхоз как раз накануне распада.

— Самым сложным в первые годы было удержаться на плаву. В стране творилось непонятно что, и мы не знали толком, куда придём, — говорит нынешняя глава конефермы. — Из 17 хозяйств одно превратилось в ИП, а остальные постепенно исчезли. Так что сегодня мы единственное коллективное КФХ, которое осталось после «Долдыканского».

Устоять на ногах в первое время «Надежде» помогло сильное руководство.


Сотрудники не стали распыляться на различные виды деятельности или пытаться играть в большой бизнес, а целенаправленно занялись коневодством, точнее — разведением племенных лошадей. Понемногу укрепляли материальную базу: строили загоны, закупали технику. Но для развития фермы нужна была свежая кровь — молодые жеребята из других регионов.

— Тогда в 2006 году мы взяли бешеный кредит под большие проценты и купили 10 молодых жеребчиков и кобылок. Конечно, страшно было, и боялись, что затея может не окупиться и мы прогорим, — продолжает Людмила Бескоровайная. — Но расчёт оказался верным, и за несколько лет мы значительно увеличили поголовье стада.

Конь — 150 рублей за кило

Сейчас на ферме 270 лошадей. Также в активе хозяйства несколько загонов, конюшня, сеновал и фуражный склад. Большая часть стада — русские тяжеловозы, но есть и рысаки. Последнее время, по словам сотрудников, на них появился большой спрос.

— Началось это с 2005 года, наверное. До этого у нас только «тяжиков» просили, а теперь всё больше народа хочет скаковую лошадь завести, — разводит руками глава. — Ну, сейчас скачки в моде, для ипподрома берут. А некоторым она как домашний любимец, вроде собачки, нужна.

В «Надежду» приезжают из Хабаровского и Приморского краёв, с Камчатки и Еврейской автономной области. Есть среди покупателей и амурчане, но их немного — лошадь недешёвое удовольствие.

— Мы и так цену стараемся минимальную выставить: по 150 рублей за килограмм живого веса продаем. КРС отдают по 200 рублей за килограмм, свиньи около 220 рублей за тот же вес стоят, — объясняет Людмила Павловна. — Но в годовалом возрасте жеребята весят около 400 килограммов. Значит, за одну молодую лошадь надо будет 60 тысяч рублей выложить. А у нас народ небогатый.

В основном лошадей покупают селяне. Конь для них — настоящий помощник по хозяйству и нередко заменяет трактор. Иногда берут животных и для разведения — чаще всего за такой покупкой приезжают из других регионов. Некоторые приобретают животных на мясо. Ну а верховые породы пользуются успехом среди коневодов-любителей.

Дети полей

При этом приручать купленных лошадок покупателям приходится самостоятельно. На ферме эти животные видят людей редко, поскольку КФХ специализируется на табунном коневодстве.

— Это значит, что наши лошади круглый год пасутся в поле. Когда приходит время прививок или плановых осмотров, мы заводим их в загоны и осматриваем по одной, — объясняет женщина. — Если кто-то из стада стал вялым или выглядит нездоровым, его оставляют в загоне — лечат. Остальные лошади после осмотра вновь отправляются на поле.

Такой способ разведения коней является наиболее рентабельным и самым близким к естественным условиям существования лошадей. Однако в этом случае коневодов поджидает другая сложность.

Лошадей воруют под заказ

— Больше всего мы от воров страдаем, — вздыхает Людмила Павловна. — Конокрадство, как выяснилось, очень выгодный «бизнес». Люди приезжают к нам под видом покупателей, осматривают лошадей, торгуются, обещают подумать и посетить нас позже. А ночью воруют понравившихся животных, иногда даже под заказ.

Прошлой осенью преступники срезали замки в конюшне и увели двух породистых жеребцов, причём один из коней был производителем. Рыночная стоимость каждого — около миллиона.

— Мы сразу в полицию с фотографиями лошадей отправились. Только там обычно ставят цену на этих животных до 30 тысяч рублей, а затем, поскольку сумма небольшая, не спешат искать животных, — возмущается Людмила Павловна. — Но в тот раз я настояла, что стоимость каждого жеребца — не меньше 250 тысяч.

Примерно в это же время кони пропали ещё более чем у десяти амурчан. В итоге областная прокуратура объединила дела и нашла в Белогорском районе группу молодых людей, которые к тому времени наворовали себе уже небольшой табунчик. Украденные лошади вернулись к хозяевам, а задержанные ждут суда.

— Только толку с такого наказания! Суммы за лошадей небольшие, поэтому и срок дают маленький. Они положенное ещё в СИЗО отсидят, пока следствие идёт. После суда выйдут — и снова воровать примутся, — сетует глава конефермы. — А для нас каждая потерянная лошадь — сильный удар по хозяйству. Нужно как-то урегулировать этот вопрос.

Вторая беда амурских коневодов — волки. Только с января по май прошлого года эти санитары леса загрызли 17 лошадей. Еще несколько беременных кобыл от стресса потеряли будущих жеребят.

— Я пыталась получить лицензию на отстрел волков, чтобы хоть как-то защитить свое стадо, — делится глава хозяйства. — Ходила и по кабинетам чиновников долго, и в министерство сельского хозяйства области ездила. Но нам так и не дали разрешения. Сейчас опять зима на дворе, волки оголодали, и мы боимся повторения прошлогодней ситуации. В деревне они в ту зиму лишь одну тёлку да двух баранов загрызли. А наши кони для них — лёгкая добыча.

Спутник вместо сторожа

Бороться с конокрадами Людмила Павловна собирается с помощью ГЛОНАССа.

— Сейчас главная задача у нас — прочипировать всех лошадей. Каждой введём чип. Затем подключим их все через ГЛОНАСС к монитору. Я не знаю, как точно это делается, но подобный опыт у российских фермеров уже есть. Для животных это безболезненно, — утверждает глава конефермы. — А мы сможем всегда знать, где находятся наши лошадки.
В важном деле сохранения стада помогут и видеокамеры. В прошлом году «Надежда» заказала и установила систему видеонаблюдения.

— Дорого, конечно, но чистокровные лошади всё равно дороже стоят, — улыбается женщина. — Десять камер мы установили по периметру фермы и в каждом загоне. А после реконструкции конюшен появятся ещё шесть. Все с датчиками движения. Так что даже если собака пропустит нарушителя, камеры их точно засекут.

Также в этом году хозяйство будет реконструировать конюшню. Здесь установят электронные весы и современную мойку с сушкой для лошадей. Но самая заветная мечта Людмилы Павловны — организовать на базе «Надежды» маленькую базу отдыха. Поставить несколько деревянных домиков и предоставлять отдыхающим конные прогулки. И пусть пока для этого дела у хозяйства не хватает средств и работников. «Когда-нибудь вы напишете и о нашем агротуризме», — улыбается Людмила Павловна.

Кумыса не будет

Помимо реализации живого скота и мяса, «Надежда» могла бы заниматься и производством кумыса. Кстати, перед развалом совхоз «Долдыканский» купил для этого всё необходимое оборудование. Но новую кумысницу даже не успели опробовать: во время перестройки установку растащили по частям.

— Несколько лет назад один амурский фермер предложил мне заняться кумысом и даже пообещал помочь с рынком сбыта. Но я отказалась, — говорит глава хозяйства Людмила Павловна. — Ведь для этого придётся отбирать у жеребёнка молоко — кобылу будут доить раз 10 в день через каждые полтора часа. А малыш будет стоять и ждать, ему дадут, что останется. Я противник такого дела. Кумыс, конечно, очень полезный напиток, но пусть им другие занимаются.

«Коневодство в Приамурье держится на энтузиастах»

Сегодня амурские фермеры больше заняты свиноводством и работой с крупным рогатым скотом, нежели разведением лошадей. И, как объясняют специалисты, для этого есть свои причины.

«Дело в том, что коневодство требует не только затрат на содержание и прокорм животных, но и наличия специалистов, которые смогут работать с лошадьми, — комментирует начальник управления по животноводству и племенной работе министерства сельского хозяйства Амурской области Николай Лисиченко. — Кроме того, для лошадей нужна специальная амуниция, а стоит она недешёво. Сегодня в Приамурье действуют только два племенных репродуктора — в Бурейском и Зейском районах. Также на территории области есть хозяйства, где содержат или разводят неплеменных — рабочих и табунных лошадей». При этом значительная часть мелких хозяйств не регистрирует свою деятельность.

«Но в 2013 году сельхозтоваропроизводителям и крестьянско-фермерским хозяйствам, которые имеют свидетельства на право племенной деятельности, планируется возмещение части затрат на содержание маточного поголовья. И сейчас министерство сельского хозяйства Амурской области прорабатывает вопрос о том, чтобы выдавать средства на содержание конематок и остальным, неплеменным конефермам. Кроме того, в целях развития спортивного коневодства в Амурской области сейчас ведётся работа по созданию регионального отделения Федерации конного спорта, — рассказали нам в министерстве».

«Поголовье увеличивать не собираемся»

За 20 лет работы КФХ «Надежда» увеличило численность поголовья лошадей более чем в 5 раз. Однако дальнейшего роста руководство хозяйства пока не планирует.

— Чем больше стадо, тем больше нужно для него работников. Люди вообще не хотят идти в сельское хозяйство. Тут зарплаты небольшие, а труда много. Да ещё и мы не можем кого попало брать. Лошадь чувствует отношение к себе, а вдруг лягнёт какого-нибудь наркомана или пьяницу, а мы потом ему пенсию всю жизнь платить будем? Пусть лучше у нас будет немного работников, зато все надёжные. Конечно, это непросто. Вот уже несколько месяцев не можем найти собственного ветеринара, а также зоотехника по племенной работе. Да и табунщиков остро не хватает.

Есть и вторая проблема — это пастбища. На территории, которая официально принадлежит КФХ, постоянно пасутся коровы местных жителей. Большого вреда ферме они не приносят, однако, чтобы увеличить стадо лошадей, буренок придется выгнать с полей. А в этом случае деревенским животным будет негде пастись.

Пособие для начинающих

Если держать свиней или даже коров может практически любой селянин, то для занятия коневодством начинающему животноводу потребуется немалый стартовый капитал.

— Для разведения человеку нужно как минимум три лошади и один жеребчик. Стоят они недешёво. При этом нельзя забывать, что первый приплод кобыла приносит только в пять лет. Жеребца можно запускать на случку в четыре года. До этого времени человеку нужно будет кормить лошадь за свой счёт, — говорит Людмила Павловна. — При этом нужно учесть, что кобыла носит жеребёнка 11 месяцев — почти полный год. И всегда существует риск, что на свет появится мёртвый малыш. Однако при правильном уходе и кормлении вы можете получить хороший приплод.

Цифры:

3 тысячи литров молока в год дает русская тяжеловозная лошадь.

11 месяцев носит кобыла жеребёнка. В прошлом году на конеферме родилось 86 тяжеловозов и 17 рысаков.

6 килограммов овса и 5 кг сена съедает в день взрослая лошадь.

60 тысяч рублей стоит годовалый породистый жеребёнок. Их продают в расчёте 150 рублей за килограмм живого веса.

30 лет в среднем живут лошади при хорошем уходе.

26.02.2021
Число вегетарианцев, флекситорианцев во всем мире стремительно растет, хотя их количество до сих пор не достигло значительных показателей.
Читать полностью
Февраль 2021
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
Календарь