28.03.2018
Источник: business-gazeta.ru
Регион: Россия

«Впечатление, что Хайруллин, с одной стороны, в тихой депутатской тени, а Даниленко — как рупор спереди, рупор наших иностранных коллег», — заявил он. «Айрат Назипович никак не заинтересован в фальсификации», — защищают его коллеги.

«ЗАКОНОДАТЕЛЬНЫЕ ИНИЦИАТИВЫ ГОСПОДИНА ХАЙРУЛЛИНА И ГОСПОДИНА ДАНИЛЕНКО — ЭТО НЕПРИНЯТИЕ ЭЛЕКТРОННОЙ СЕРТИФИКАЦИИ»

Глава Россельхознадзора Сергей Данкверт обрушился с резкой и неожиданной критикой на депутата Госдумы от Татарстана Айрата Хайруллина, члена комитета по аграрным вопросам и предправления «Союзмолоко» Андрея Даниленко, которые якобы выступают против введения в России электронной ветеринарной сертификации (ЭВС). «Оценки федеральной исполнительной власти давать легко, гораздо тяжелее давать оценки самим себе, с какими законодательными инициативами вы выходили. Так вот, законодательные инициативы господина Хайруллина и господина Даниленко — это непринятие электронной сертификации. Причем складывается впечатление, что Хайруллин, с одной стороны, в тихой депутатской тени, а Даниленко как рупор спереди, рупор наших иностранных коллег, которые активно на этом рынке занимаются», — объявил Данкверт на  всероссийском съезде производителей и переработчиков молока.

Напомним, инициатором введения электронной ветсертификации выступил именно Россельхознадзор, объясняя это желанием проследить путь продукта от фермы до прилавка, а также необходимостью бороться с контрабандой. Суть новшества состоит в использовании для всех участников производства мясо-молочных продуктов — от фермеров до производителей готовой продукции — специальных программ, регистрирующих каждую партию товара. Это своеобразный «ЕГАИС для молока». Механизм ЭВС был введен изменениями в закон «О ветеринарии» еще в июле 2015 года. Предполагалось, что до 1 января 2018 года будет действовать переходный период, когда продукцию можно сертифицировать как в бумажном, так и в электронном виде. С начала 2018 года власти собирались перевести участников молочного рынка на полную версию ЭВС, но в конце 2017 года по просьбе производителей молока решили сдвинуть срок на 1 июля. Производители молока и мяса упирали на то, что введение ЭВС на готовую (прежде всего) молочную продукцию, потребует от них больших затрат и, как следствие, приведет к повышению цен. В Россельхознадзоре с такими доводами категорически не соглашались, да и в минсельхозе указывали на то, что аргументы против ЭВС практически исчерпаны.

Вот и сегодня на съезде председатель комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию Михаил Щетинин лишний раз подтвердил, что больше откладывать внедрение ЭВС не намерены. «С 1 июля этого года вводится электронная ветеринарная сертификация. И больше отступлений в этой части не будет», — объявил он.

Ни Хайруллина, ни Даниленко на этом мероприятии сегодня почему-то не было, поэтому возразить главе Россельхознадзора было некому. Не брали они и трубки телефонов. Между тем исполнительный директор «Союзмолоко» Артем Белов заявил, что их объединение никогда не было против перевода в электронный вид бумажных ветеринарных сертификатов, которые оформляются на сырье, поскольку в этом случае можно действительно снизить затраты, так как не надо будет тратить средства на бланки. В чем союз с Россельхознадзором не согласен, так это в том, чтобы распространить ЭВС на готовую молочную продукцию. «Мы сомневаемся в целесообразности введения не просто электронной ветсертификации, а ветеринарной сертификации готовой молочной продукции, которая не несет в себе никаких ветеринарных рисков. Во-первых, она изготовлена из ветеринарно безопасного сырья. Во-вторых, это сырье уже переработано, а значит, ветеринарных рисков вновь нет. В-третьих, готовую продукцию контролирует Роспотребнадзор, а не Россельхознадзор. Мы за контроль сырья, а насчет контроля готовой продукции нужно определиться, кто контролирует — Россельхознадзор или Роспотребнадзор», — объясняет Белов.

Критика Данкверта стала неожиданностью также и для сенатора от Татарстана Ильдуса Ахметзянова — члена комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике. «Откровенно говоря, нападки на нашего депутата для меня тоже оказались новостью, потому что подход по электронной сертификации молочной продукции уже полгода назад совместно рассматривали. Для меня сегодня было нонсенсом, что именно Айрат Назипович против данного подхода, тем более даже сам он — в российских масштабах один из крупнейших молочных производителей, не переработчиков, которых сегодня обвиняют в докладке не нашего молока, — признался он в беседе с нашим корреспондентом. — Айрат Назипович никак не заинтересован в фальсификации, но уж точно заинтересован, чтобы российское молоко доходило до потребителя в настоящем виде».

Ахметзянов заметил, что Данкверт в своей критике даже не напомнил об аргументах, которые когда-либо приводил Хайруллин. «А обсуждать кого-то или чье-то мнение без его присутствия, я считаю, неправильно, — добавил сенатор. — Может быть, когда активно этот вопрос обсуждался полгода назад, может, он был против быстрого введения, потому что надо понимать, что аграрии разноформатные: если у крупных есть возможность прямо завтра в систему войти, то для мелких фермеров это не так просто. Может, Айрат Назипович это имел в виду. Я шокирован этими нападками именно на него».

«МЫ ДОЛЖНЫ ЗА ТРИ ДНЯ ПРЕДУПРЕДИТЬ ФАЛЬСИФИКАТОРОВ, ЧТО МЫ ПРИЕДЕМ К НИМ ПРОВЕРЯТЬ ФАЛЬСИФИЦИРОВАННУЮ ПРОДУКЦИЮ»

Между тем Данкверт, выступая на съезде, укорял не только лично Хайруллина и Даниленко, производителей, переработчиков молока, но и государство в целом, которое, по его мнению, никогда не считало молочный рынок требующим регулирования, что в итоге и привело к хаосу. «Мы превратились в то, что ряд законодательных документов, которые приняты в контрольно-надзорной деятельности, разрушили рынок, и разрушили очень эффективно. Невозможно сегодня, исходя из нашего законодательства, ни Анне Юрьевне [Поповой], ни мне прийти и проверить продукцию, не предупредив, либо соблюсти ряд требований, что мы придем. То есть мы должны за три дня предупредить фальсификаторов, что мы приедем к ним проверять фальсифицированную продукцию. Вы вообще понимаете, о чем мы говорим? Это абсурд! Как с этим абсурдом вообще жить? Мы живем, и достаточно долго живем», — возмущался глава Россельхознадзора. Именно на это, по его словам, законодатели и должны были обратить внимание в первую очередь, а потом уже требовать разного рода меры поддержки для молочной отрасли.

Обвинив Хайруллина и Даниленко в отстаивании интересов иностранных компаний, Данкверт пошел еще дальше — указал на косвенную вину таких крупных «монстров» в нынешней беде с ценами на сырое молоко. «Наши иностранные коллеги на рынке, когда скупали предприятия, наш ФАС давал, между прочим, разрешения, потом эти предприятия активно закрывались. В результате что произошло — вот если взять наших крупных иностранных производителей, которые закрыли ряд предприятий? А то, что из этих областей, где предприятия закрыли, хочешь или не хочешь, а молоко ты должен везти куда-то. Значит, хочешь или не хочешь, за это молоко не получишь ту цену, которую можно было получить на месте, потому что два-три-четыре рубля ушли на перевозки», — указал глава Россельхознадзора. Так что, считает он, неудивительно, что весь «крупняк» дружно протестовал против введения ЭВС. «Потому что тогда вылезет, что наши крупные предприятия, в том числе иностранные, молоко возят вообще очень интересно. Я вам скажу, что это не только крупные предприятия, и вы тоже принимаете участие», — попенял он сидящим в зале.

И во всем этом, по мнению Данкверта, виноват тот факт, что не ведется никакой учет поступившего в Россию молока, в том числе сухого. «Когда мы говорим о поставках молока, мы должны понимать, откуда оно берется. Когда была общая граница, все было понятно — таможенная статистика. Сегодня все цифры, которые вы говорите, не подтверждены — никто не знает, сколько молока зашло в нашу страну. Мы создали хорошую интеграционную систему, которая должна работать. Но только в этой системе можно под любым видом провезти молоко: хочешь — полипропиленовой пленки, хочешь — клеем столярным. Скажите мне тогда, каким образом вы собирались на этом рынке навести порядок, если у вас идут неконтролируемые поставки молочной продукции! За эти неконтролируемые поставки вообще никакой ответственности нет!» — возмущался Данкверт.

Так что глава Россельхознадзора убежден, что требовать в таких условиях начинать молочные интервенции, по меньшей мере, абсурдно. «Какие интервенции, если мы завозим из Беларуси молоко? Мы какое молоко будем покупать? Белорусское, что ли? Или свое? Если свое лишнее, то почему едет белорусское, почему белорусское дешевле?» — задавал он вопросы залу, но зал молчал.

Так что выход, по его мнению, как раз в системе госрегулирования, которая есть во всех странах. Данкверт убежден, что как только европейцы отменили квотирование поставок, у них сразу начались проблемы. «У них сейчас 400 тысяч тонн сухого молока, которое некуда девать, и откуда у нас увеличение поставок сухого молока, которое никто не видит? На границе нет поставок в Беларусь из Европы, а молоко есть, оно любыми путями заходит. То, что на нашем рынке сейчас происходит, это поставки, в том числе через Киргизию и Казахстан», — указал Данкверт.

Так что и тут он приходил к выводу, что без ЭВС проследить эти поставки также невозможно. В свою очередь, Белов утверждает, что у Россельхознадзора уже сейчас есть все инструменты, позволяющие отслеживать все поставки продукции в страну. «Что касается поставок в Россию, то, по моей информации, Россельхознадзор уже обладает серьезной информационной системой „Аргус“, которая учитывает все поставки на территорию РФ как из стран Евразийского экономического союза, так и из стран дальнего зарубежья. Не стоит говорить о том, что мы не можем контролировать поставки готовой продукции, эта продукция уже сейчас контролируется через системы Россельхознадзора», — прокомментировал он.

«УКРАИНСКАЯ СЫРОПОДОБНАЯ ПРОДУКЦИЯ КАК ПОСТАВЛЯЛАСЬ В РФ СОВЕРШЕННО БЕСПРЕЦЕДЕНТНО, ТАК И ПОСТАВЛЯЕТСЯ

Впрочем, съезд производителей и переработчиков молока не свелся лишь к критическому выступлению Данкверта. Молочники указывали и на другие проблемы, которые они видят в отрасли. Например, исполнительный директор Молочного союза России Людмила Маницкая, говоря о росте господдержки молочной отрасли на 10 млрд рублей, отмечала, что в то же время единственная мера поддержки — дотации на 1 кг молока — уменьшилась на 4 млрд рублей, которые могли сыграть свою важную роль при нынешней конъюнктуре закупочных цен на молоко. В связи с этим она предложила разработать формулу определения цены на молоко, учитывая особенности каждого региона, при этом обязательно привлечь к этой работе и переработчиков молока, которые в конце концов определяют спрос на сырье. «Мы предлагаем подумать над механизмами и правилами, которые бы создали такие условия для отрасли, чтобы в рамках рыночной экономики мы могли бы предложить производителям достойную закупочную цену, причем без обременения переработки. Простой расчет себестоимости в качестве «средней температуры по больнице» для такой страны, как наша, не подходит. Молочный союз России предлагает разработать формулу закупочных цен с учетом каждого региона. Мы настаиваем на том, чтобы в этом принимала участие и перерабатывающая отрасль, потому что не будет развиваться молочное животноводство там, где нет сильной перерабатывающей промышленности», — объявила она.

Кроме того, много говорили на съезде про ввоз в Россию «сыроподобной» продукции. Тот же Данкверт заявил, что Россельхознадзор вернул в Беларусь около 10 автомобилей с этой продукцией неизвестного происхождения — предположительно, украинского. По его словам, после того, как был усилен контроль, поставки из Беларуси сыроподобных продуктов, которые якобы произведены в Турции, Аргентине и других странах, резко сократились. «Возник поток белорусских сырных продуктов. Однако когда мы проверили, какие белорусские предприятия производят эту продукцию, оказалось, что в реестре таможенного союза они значатся как предприятия по хранению и реализации продукции, но не по производству. Это говорит о том, что украинская сыроподобная продукция как поставлялась в РФ совершенно беспрецедентно, совершенно открыто, так и поставляется, а в Беларуси она переделывалась в любую: хотите в турецкую, иранскую, гонконгскую, аргентинскую и так далее», — утверждал Данкверт. Маницкая отметила, что всего в Россию завезли более 150 тыс. тонн такого продукта. «Эта контрабанда сняла у российских фермеров до 3 рублей с каждого литра молока», — подсчитала она. В Россельхознадзоре полагают, что такие поставки «нарушают» рынок, что привело как раз к «провалу» цен на молоко.

Так что и в Совете Федерации в этом случае уповают на введение ЭВС. «Электронная сертификация — тот инструмент, который обеспечит прослеживаемость продукции от фермы до полки и будет способствовать в том числе искоренению фальсификата и серого импорта», — считает Щетинин.

Между тем в Роспотребнадзоре пытаются бороться с фальсификатом. По словам главы ведомства Анны Поповой, они ежегодно делают 2 млн проб разных продуктов, в прошлом году провели 300 тыс. проб на фальсификацию, их них 25% — молочная продукция. «Большинство продуктов, которые были отнесены к фальсифицированным, произведены фирмами, которых нет», — пожаловалась Попова. Другими словами, уже на следующий день после обнаружения фальсификата в пробе выезжали на предприятие, адрес которого значился на упаковке, но его на месте не оказывалось. «Адрес есть, этикетка есть, а производителя нет», — развела руками глава Роспотребнадзора.

По ее словам, полномочий ее ведомства или каких-то иных надзорных органов в этом случае не хватает. «Здесь включаются силовики, которые говорят, что нет состава уголовного преступления за обман потребителей, есть только административное, и это уже часть вашей жизни», — добавила Попова. Так что Роспотребнадзор уже подготовил законопроект с поправками в Уголовный кодекс, чтобы предусмотреть ответственность за фальсификацию. Как утверждает Попова, не все такую идею одобряют. Но, по ее мнению, только так можно будет бороться с недобросовестными производителями.

13.12.2018

Цена молоку

Цена на сырое молоко в РФ практически отыграла падение начала 2018 года, аграрный сектор надеется на дальнейший рост, но не ожидает значительных скачков вверх. Подробнее - в материале The DairyNews.
06.12.2018 21:34:45

про ацидоз про ножи

0 88 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп.