06.08.2019
Источник: mk.ru
Регион: Россия
Просмотров: 531

У отечественных фермеров появилась уникальная возможность доказать потребителям, что моцарелла и хамон собственного производства ничем не хуже. Пятилетка для аграриев выдалась ударной: были заложены новые фруктовые сады, организованы дополнительные перерабатывающие производства. Но радость от устранения «забугорных» конкурентов оказалась недолгой. Выяснилось, что производить продукцию, по вкусу и качеству схожую с оригиналами, достаточно сложно и дорого.

Кроме того, падение доходов населения не обеспечило аграриев новым спросом. Прогноз экспертов не обнадеживает: цены продолжат расти, а качество склонно к падению. Напомним, что спустя пять лет после объявления первых санкций в отношении нашей страны Вашингтон предъявил России новый пакет ограничений, связанный с «делом Скрипалей». Последствия этого законодательного решения еще предстоит оценить.

В августе 2014 года президент Владимир Путин подписал указ «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности РФ». Документ ограничил ввоз в Россию широкого перечня продуктов из стран Евросоюза, США, Австралии, Канады и Норвегии. Такой ответ наша страна сделала на экономические ограничения, введенные преимущественно Западом.

Позднее под запрет попало продовольствие из Албании, Лихтенштейна, Исландии, Черногории и Украины. В результате из российских магазинов исчезли импортная говядина, свинина, мясо птицы, рыба и морепродукты, «молочка», сыр, овощи и фрукты. В этом году срок действия продовольственного эмбарго был продлен до конца 2020 года.

Продэмбарго, введенное Россией в 2014 году, спровоцировало пятилетний рост потребительских цен. К такому выводу пришли аналитики KPMG.

Очевидно, что у запрета на поставки продовольствия, как у любого сложного явления, нет единственно верной и однозначной оценки. Нельзя отрицать, что отечественная мясная промышленность претерпела категорические изменения: за годы запретов Россия существенно повысила производство свинины и мяса птицы, а также увеличила изготовление сыров. С одной стороны, это не отменяет того факта, что производство ряда продуктов в России дорого и неэффективно. С другой, как рассказывает член Торгово-промышленной палаты Москвы Анна Вовк, кроме как свининой и курицей, нашей стране похвастаться еще особенно нечем.

«Производство овощей пока что не зафиксировало положительную динамику из-за отмены субсидий на строительство теплиц. Товарность излюбленного в России картофеля повышается крайне медленно из-за дефицита мощностей по хранению и переработке, а обеспечение отечественными семенами по многим культурам, например по сахарной свекле, не превышает 10%», — констатирует эксперт.

Большинство аналитиков отмечают сокращение предложения продуктов на розничном рынке, что приводит к снижению конкуренции, увеличению цен и ухудшению качества продуктов. Эмбарго не создало внутренний отечественный качественный продукт по лучшей цене для конечного потребителя. «Это палка о двух концах. Санкции снизили конкуренцию. Российские производители, зачастую неэффективные или гоняющиеся за сверхприбылью, смогли диктовать любую цену потребителю из-за отсутствия европейских аналогов. Правда, в обмен мы получили снижение продовольственной зависимости от иностранцев, что также очень важно, поскольку подобные доходы наполняют бюджет», — считает президент Ассоциации социальных предпринимателей Курской области Роман Алехин.

К сожалению, от продэмбарго в большей степени пострадал отечественный потребитель. Европейские экспортеры смогли быстро сориентироваться и найти новые рынки сбыта. Даже Польша, для которой Россия была основным потребителем яблок, уже на следующий год после эмбарго смогла не просто восстановить, но и увеличить объем экспорта. Потребители в нашей стране, в свою очередь, получили сокращение предложения и рост цен в магазинах.

Более того, осталось еще много нерешенных вопросов. Например, стоимость продуктов отечественного производства продолжает сильно зависеть от курса рубля: мясная промышленность нуждается в импортных эмбрионах, яйцах и молодых животных; растениеводство — в импортных семенах и удобрениях, цены на которые зависят от мировых котировок; производство молочной продукции — в зарубежных ингредиентах, в первую очередь в пальмовом масле. На волне продэмбарго значительно улучшили свое положение крупные агропредприятия, но запреты не дали рядовому населению доступную и качественную продукцию в необходимом объеме.

Наиболее остро после введения эмбарго встал вопрос с обеспечением россиян сыром (до эмбарго импорт этой продукции превышал в России 50%). Пришлось также сфокусировать внимание на фруктах и ягодах (до санкций — почти 60% импорта), говядины (28%) и рыбы (25,7%). Но успехами наша страна похвастаться не может. «В 2016 году был всплеск производства сыра, но уже в 2017-м он пошел на спад: производить качественную продукцию оказалось сложно и дорого. Снижающиеся доходы населения не обеспечивали производителей спросом. В итоге сейчас 39% сыра, который продается на отечественных прилавках, все также импортного производства. По говядине и рыбе тоже успехи невелики, а доля зарубежных фруктов и ягод вовсе выросла до 67,2%», — отмечает Анна Вовк.

Между тем меры государственной поддержки давно разработаны и продолжают действовать. Объем финансирования, выделяемый на эти цели правительством, остается довольно существенным. Госпрограмма развития сельского хозяйства, сельхозпродукции, сырья и продовольствия, рассчитанная на период до 2020 года, предусматривает выделение на АПК в 2019 году более 300 млрд рублей. Хватит ли этих средств на то, чтобы российский пармезан ничем не отличался от европейского, пока неизвестно.

Основная проблема в том, что большинство субсидий приходится на небольшое количество крупнейших агрохолдингов, которые пользуются доверием банков. Мало кто из частных инвесторов готов идти на риск и предоставлять необеспеченные кредиты. В результате конкуренция на российском рынке близка к минимальной, что приводит к снижению эффективности производства.

Эксперт Академии управления финансами и инвестициями Геннадий Николаев отмечает, что чиновники активно вливают деньги в отрасль. Однако бюджетные средства помогают далеко не всем производителям. Например, молочники так и не смогли обеспечить страну своей продукцией в полной мере: в 2018 году дефицит молока составил около 19%. Предприниматели не могут смириться с отсутствием должной доходности и готовятся увеличивать цены.

Таким образом, формируется интересная ситуация. С одной стороны, правительство отчитывается о рекордных темпах роста экономики с 2014 года, однако граждане настроены негативно и уверены, что страна находится в кризисе. Всему виной затянувшиеся антисанкции. Сначала они оказывали положительный эффект, но сейчас способствуют существованию большого числа неконкурентоспособных предприятий, которые не имеют стимулов для развития и повышения эффективности производства, так как их продукцию все равно купят за любые деньги. «Понятно, что антисанкции в ближайшее время не отменят по политическим причинам, но чем дольше они будут сохраняться, тем больнее будет заново приспосабливаться к рыночным условиям», — считает Николаев.

Российские компании утратили из-за санкций доступ к длинному финансированию, что и повлекло за собой болезненные последствия для развития экономики и денежной системы. Если брать отдельно продовольственное эмбарго, то от него, конечно, куда больше потеряли европейцы, считает шеф-аналитик ГК ТелеТрейд Петр Пушкарев. Во многих странах Европы жалеют, что перекрыты пути для их продукции в Россию. Многие итальянцы, продающие по всей Европе партии замечательного «грана падано» и «пикколо ре» с трюфелями, ждут снятия санкций и возобновления российско-европейского продуктового диалога.

«Утверждать, что санкции не повредили европейцам, — абсолютное лукавство: в ЕС нашли новые рынки сбыта, правда, не в аналогичных объемах. Новые связи не станут заменой поставок в Россию, — говорит эксперт. — В некоторых странах, чтобы компенсировать выпавшие доходы, даже подняли НДС, в результате поднялись цены, а значит, и местные жители и туристы стали меньше тратить в магазинах и ресторанах».

Впрочем, некоторым российским агрохозяйствам ответное продовольственное эмбарго пошло исключительно на пользу. Многие россияне считают: с чего бы нам есть испанские помидоры или польские яблоки, отдавая «на сторону» деньги, которых и так в стране не хватает. Разве у нас свои фрукты-овощи плохо растут? И голосуют за отечественный продукт рублем.

В начале осени продовольственный рынок России ожидает небольшая передышка. «К августу-сентябрю цены на плодоовощную продукцию на время снизятся, а рост цен на остальное продовольствие будет связан не с контрсанкциями, а с обесцениванием рубля. С 2014 года курс «деревянного» упал примерно вдвое. Тогда как с бензином и с общим состоянием российской экономики: по продуктам и уровню жизни у нас и близко не было дефицита», — подчеркивает Пушкарев.

По словам аналитиков, сильный скачок цен в 2018 году произошел из-за взлета стоимости бензина и роста курса доллара. В январе цены взлетели вновь, но уже после повышения НДС.

В условиях заметно облегченной, а местами полностью устраненной конкуренции многие российские производители смогли нарастить производство и разработать собственные качественные, а иногда оригинальные продукты. «Огромный стимул проявился в изготовлении тех же сыров. В России возникли целые сырные «школы», традиции, люди съездили в Европу, посмотрели и постарались перенять лучший европейский опыт. До Италии и Франции большинство сортов все же не дотягивают, но и их итоговая стоимость дешевле. А значит, со временем, когда санкции все же обоюдно с Европой мы отменим, то покупатель российский будет голосовать еще и кошельком, а не только вкусовыми рецепторами», — полагает аналитик.

Однако вечно помогать агрокомплексу субсидиями и ограждать фермеров от любого ветерка конкуренции, сохраняя на 10–15 лет тепличный режим санкций, нельзя: длительный монополизм развращает и рискует привести к потере стандартов качества, что и так уже отчасти происходит. «По сути, любые санкции — пример недобросовестной торговой конкуренции, против приемов которой на международной арене так активно выступает Россия. Понятно, что не мы начали и не нам первыми снимать эмбарго: показать лишний раз нашу слабость было бы политически недальновидно. Этот первый шаг навстречу должны сделать страны ЕС», — считает Пушкарев.

Аналитики сходятся во мнении, что цены на продукты продолжат расти. Адаптация к эмбарго уже давно прошла, поэтому резких скачков не должно произойти. Рост окажется постепенным, но обгоняющим инфляцию — предприятиям нужны средства на обязательную дорогостоящую модернизацию производств. Однако, к сожалению, наши заводы производят далеко не весь спектр необходимой техники, поэтому процесс импортозамещения грозит растянуться на многие годы, причем возврат импортных товаров на отечественный рынок после возможной отмены обоюдных санкций может привести не только к укреплению здоровой конкуренции, но даже поставить крест на развитии российского агропромышленного комплекса.

Как изменились цены на продукты за пять лет эмбарго:

Масло сливочное +79%

Рыба мороженая неразделанная +68%

Капуста белокочанная +62%

Куры охлажденные и мороженые +41%

Молоко +40%

Яблоки +35%

Говядина +35%

Масло подсолнечное +35%.

12.08.2019

Обязательная маркировка готовой молочной продукции начнется 1 марта

У отрасли есть время чтобы подготовиться к маркировке готовой молочной продукции, уверены в ЦРПТ. Алексей Сидоров, руководитель товарной группы «Молоко», ЦРПТ в комментарии The DairyNews подчеркнул, что интеграция систем «Меркурий» и «Честный знак», и работа через «одно окно» исключит дополнительную нагрузку на представителей отрасли.
Лакомо, ООО
Адрес:  Самарская обл., г. Отрадный, ул. Нефтяников, д. 90 
 
Квашенки АПК, ООО
Адрес:  Московская обл., Талдомский район, с. Квашёнки, литера 1Б ИНВ/ этаж №160-65/1 
 
Можайское молоко, ООО
Адрес:  Московская обл., г. Можайск, ул. Мира, д. 106 
 
Родина, СХП
Адрес:  Московская обл., Коломенский район, д. Субботово