Пути развития молочного животноводства

Источник: milkbranch.ru
Из всех пищевых отраслей промышленности молочная отрасль имеет наиболее глубокую взаимосвязь с производителями своего основного сырья. Вопросы о том, как сложилась ситуация в молочном животноводстве, каковы направления его развития, далеко не праздные для специалистов молочной отрасли, так как именно они определяют перспективы развития перерабатывающей промышленности.
В интервью Владимир Лабинов, директор департамента животноводства и племенного дела Минсельхоза России, представляет предварительные итоговые показатели работы отечественного молочного животноводства за 2012 г., а также дает прогноз развития на ближайшие годы. 
 
– Как Вы охарактеризуете текущую ситуацию в молочном животноводстве?

– Оценка ситуации в молочном животноводстве может быть различной в зависимости от того, под каким углом на это смотреть. 

Статистика производства молока в 2012 г. демонстрирует небольшой прирост (400 тыс. т). Причем в отличие от прежних лет он обеспечивался не за счет увеличения объемов производства молока в личных подсобных хозяйствах (ЛПХ). Главным положительным моментом является то, что прирост достигнут в секторе сельскохозяйственных предприятий (СХП). Это отрадно, поскольку это достоверно учитываемые, не подвергаемые сомнению данные по объемам производства молока, которые корреспондируются с объемами товарного молока, поступившего на переработку. 

Объем производства молока в СХП составил 14,7 млн т, темп прироста – около 2,5 % к 2011 г. Продуктивность коров по СХП выросла и составила 4987 кг на корову. По экспертным оценкам, уровень производства, равный 4500 кг молока на голову, является качественным показателем, отражающим состояние дел в хозяйстве («сыта или голодна корова»). Это тот рубеж, который является объективным индикатором способа ведения хозяйства и характеризует переход от экстенсивного метода ведения хозяйства к интенсивному. Поскольку указанный уровень является среднестатистическим по России, то мы можем считать, что процесс производства интенсивно развивается. Таким образом, приближение продуктивности к рубежу в 5000 кг демонстрирует, что процесс интенсификации молочного животноводства очевиден. 

Переход на интенсивный путь подтверждается и другими показателями развития животноводства: обеспечен прирост в производстве мяса более чем на 6 % (мяса птицы – на 12 %, мяса свиней – на 4 %, мяса крупного рогатого скота – на 1 %), в производстве яйца – на 3 %. При этом все показатели продуктивности имеют положительную динамику. 

Однако по производству молока целевых показателей государственной программы развития сельского хозяйства на период 2008–2012 гг. формально мы не достигаем. Более того, достижение этих показателей в 2013–2020 гг. в настоящее время также неочевидно. При этом нельзя не учитывать, что меры поддержки животноводства, в том числе молочного, становятся более существенными, показателем чего является положительная динамика ресурсного обеспечения отрасли (см. рисунок). Объем средств, направляемых в молочное животноводство, в том числе в 2013 г., растет.

– Что тормозит процесс активного развития отечественного молочного животноводства? 

– Ситуация в молочном животноводстве в целом очень контрастна. Этот контраст проявляется и в уровне производительности, и в уровне санитарной культуры, и в уровне технологической эффективности. Картину контрастности демонстрирует тот факт, что в молочном животноводстве наряду со многими успешно развивающимися проектами налицо большое число объектов, находящихся в критическом состоянии, состоянии банкротства. Прирост производства на эффективных предприятиях пока не компенсирует сокращения объемов производства молока, которое происходит в разоряющихся хозяйствах. Такая ситуация не позволяет оценивать отрасль как успешно развивающуюся в целом. 

Несмотря на отсутствие больших расхождений в закупочной цене на молоко, различия все-таки существуют. Например, цена в Северо-Западном федеральном округе имеет более высокие значения, а в Приволжском отличается существенным снижением цены при закупке молока у населения в летний период. Это вызвано превышением предложения над потребностями. Причиной является сокращение работы сушильных мощностей перерабатывающей промышленности, вызванное снижением востребованности сухого молока. Все это демонстрирует последствия отмены термина «восстановленное молоко» и вызванного этим снижения перераспределения ресурсов сырого молока в течение года, востребованности сухих молочных продуктов перерабатывающими предприятиями отрасли. 

Контрастен также и менеджмент молочного животноводства. Необходимо перестроить сознание и воспринимать молочное животноводство как бизнес, а не просто как вид деятельности. 

– На Ваш взгляд, какова роль цены молока на рынке? 

– Уровень цены и процесс ее формирования являются главными критериями для продавца молока, как и для продавца любого другого товара на рынке. Наверное, это логично. Вместе с тем нельзя рассматривать процесс формирования цены на отечественном рынке молока в отрыве от уровня цен в сопредельных государствах, цен на мировом рынке. А ведь цена на российском рынке вполне сопоставима с мировыми и даже превосходит этот уровень. В связи с этим часто говорят об уровне государственной поддержки, об уровне комфортности природных условий для развития молочного животноводства в других странах. На мой взгляд, главное – искать пути реального изменения текущей ситуации. Давайте сравним технологические показатели – показатели продуктивности использования самих животных. Ведь, к примеру, параметры содержания при производстве мяса птицы в современных условиях унифицированы вне зависимости от территориальных или каких-либо других условий, что и обеспечивает высокую эффективность этого производства. Это говорит о том, что, выбрав путь промышленного производства, мы ушли от архаичного производства и перешли к конкурентоспособному.

В молочном животноводстве ситуация пока иная. Здесь мы до сих пор в большинстве случаев игнорируем важность технологических параметров. В молочном животноводстве и в советские, и в ранние перестроечные, и в рыночные времена даже расположенные по соседству хозяйства могли разительно различаться по эффективности производства. Это только доказывает, что цена не является первопричиной эффективности производства молока. Если анализировать факторы успешности хозяйств советского периода, когда уровень цен был одинаков для всех хозяйств, мы увидим, что причинами низкой эффективности были именно технологические факторы – удои коров, выход телят в расчете на 100 коров, сохранность молодняка, продолжительность использования коров и т. д. 

В настоящее время регулятором цены является рынок. Государство посредством, например, мер технического регулирования должно создавать условия для формирования цены.

– Какие критерии являются показателями эффективности молочного животноводства? 

– Экономика молочного животноводства определяется не только ценой на рынке сырого молока, хотя она важна. Очевидно, что лучше продавать по цене 18, чем по 15 руб./кг, и, конечно, лучше иметь продуктивность 6000 кг, а не 4000 кг на голову. Однако в этом вопросе следует четко понимать, что прирост каждого килограмма молока в интенсивном молочном животноводстве достигается все большими усилиями. Иногда излишняя интенсивность влечет за собой такие негативные последствия, как, например, снижение воспроизводства. Сегодня все большая часть производителей молока осознает, что воспроизводство является фактором, влияющим на экономику молочного животноводства. Существуют выработанные практикой определенные условные целевые ориентиры, которым нужно следовать, работая со стадом. Прежде всего это выход телят в расчете на 100 коров. Этот показатель в 2012 г. в СХП составил 75 голов, что на одну голову больше, чем в 2011 г. Но даже простые расчеты показывают, что при таком воспроизводстве (75 голов) очень затруднительно, а иногда и невозможно обеспечить расширенное воспроизводство. Однако если при товарном производстве мы не обеспечиваем сохранность стада как такового, то говорить о положительной экономике процесса сложно. Ведь в этом случае мы должны или покупать коров на стороне (т. е. нести дополнительные затраты), или сокращать поголовье, т. е. потенциально уменьшать возможность производства молока в перспективе. При более высоких показателях воспроизводства (более 80 гол.) появляется возможность реализации сверхремонтного молодняка. Это дополнительная товарная продукция, дополнительная прибыль. 

Увеличивая продолжительность хозяйственного использования коров, получаем возможность сокращения затрат на производство 1 кг молока за счет перераспределения затрат в период выращивания на большее количество лактаций. Это тоже резерв. 

Аксиомой является правило: молочное животноводство не только объективно самовоспроизводимо, при грамотной организации работы со стадом должна обеспечиваться возможность реализации маточного поголовья из расчета не менее семи голов на 100 коров. При такой организации работы экономика будет эффективной. 

Новые Правила предоставления и распределения субсидий из федерального бюджета на возмещение части затрат сельхозпроизводителей на 1 л реализованного товарного молока, начавшие работать в 2013 г. основываются на решении субсидировать прирост товарного молока. На выходе распоряжение Правительства о распределении средств по субъектам РФ. 

– Расскажите, как будут распределяться эти субсидии? 

– Идеологическая суть этого документа состоит в том, что данный лимит средств не рассматривается как инструмент исправления экономической ситуации в молочном животноводстве. Выручка сельхозтоваропроизводителей от реализации молока составляет около 240 млрд руб. в год и рассчитывать на то, что 9 млрд руб. направляемые на субсидирование могут существенно изменить экономику, наверное, не стоит. Поэтому при планировании средств бюджета на поддержку производителей молока предусмотрено получить в результате ее применения определенную эффективность. Схема субсидирования рассматривается как поощрительный механизм для тех, кто его заслужил, выполнил некие условия. 

Прежде всего был введен принцип дифференцированного подхода к субсидированию молока высшего и первого сорта в соотношении 3:1. Это важно, потому что требования к молоку высшего сорта, которые сегодня зафиксированы в техническом регламенте, – это минимальные требования, применяемые в мировой практике. Молоко, соответствующее требованиям первого сорта, по большей части в мировой практике не является продуктом, относящимся к категории безопасных. Аналогичные требования используются крайне редко (в Бразилии, Индии и др.). Нужно уходить от вчерашнего дня. В общем объеме товарного молока по итогам 2011 г. доля молока высшего сорта в России составляла 37 %, до-ля молока первого сорта – 60 %, т. е. доминирующий объем произведен сне соответствующими мировому уровню показателями безопасности. 

А ведь молоко первого сорта производится на молочнотоварных фермах, для которых это основной бизнес. Произвести молоко высшего сорта, не прикладывая определенных усилий, невозможно, необходимы современные доильные установки, холодильные мощности, организованная логистика по доставке молока на перерабатывающие предприятия и др. Производители молока высшего сорта – это предприятия, которые ориентируются на требования не только сегодняшнего дня. Для них это осознанный бизнес, поэтому, как и для любого эффективного бизнесмена, целью является производство более дорогостоящей продукции, в данном случае – молока высшего сорта. В ситуации, когда существует мнение, что цена на молоко мала, не нужно забывать, что она дифференцирована: молоко высшего сорта стоит дороже. 

Порядка 60 % производимого молока реализуется по ценам ниже максимально возможных на рынке, что является показателем отношения к бизнесу. Поддерживать такое отношение субсидиями в расчете на то, что что-то изменится в экономике, по-видимому, неверно. 

Из этого следует, что многие производители молока первого сорта независимо от наличия поддержки уйдут с рынка. Их дальнейшая поддержка – это неэффективное использование средств. 

Еще одним принципом в подходе к распределению субсидий является дифференциация молока по качественным показателям: массовая доля жира – не менее 3,4 %, белка – не менее 3,0 %. Это не непосильные показатели, поскольку данные по подконтрольному поголовью (60 % животных, содержащихся в СХП) демонстрируют следующую статистику: содержание жира – 3,75 %, белка – 3,13 %. Эти показатели соответствуют данным приемных лабораторий молочных заводов. В требованиях к содержанию жира и белка заложена эволюция этих показателей: в 2016 г. содержание жира –3,8 %, белка – 3,2 %. 

В правилах субсидирования заложены и условия по воспроизводству стада, так как необходимо убедить производителя, что и этот показатель также важен. Значение этого положения возрастает, поскольку новые инвесторы, пришедшие в отрасль и не имеющие достаточного опыта работы, зачастую единственным критерием успешности бизнеса считают высокий уровень производства молока. Поэтому документ носит в том числе и просветительный характер. 

– Какие механизмы поддержки молочного животноводства наиболее эффективны в современных условиях? 

– Молочное животноводство капиталоемко, требует больших инвестиций, время отдачи по этим инвестициям достаточно длительное. Сегодня государство субсидирует восьмилетние кредиты, но уже имеется поручение министра проработать вопрос относительно возможности продления этих кредитов. Поэтому мы работаем над распространением механизма поддержки и на 15-летние кредиты. 

Сохраняется с растущим лимитом средств поддержка племенного животноводства. На 2013 г. она составляет около 1,925 млн руб. Основные направления племподдержки: содержание маточного поголовья в племзаводах, поддержка в приобретении племенного молодняка и частичная компенсация затрат на приобретение семени и эмбрионов. 

Существует множество возможностей поддержки в области технического регулирования, способного значительно увеличить востребованность молока-сырья. 

Речь идет о необходимости повышения требований по содержанию белка в готовом ассортименте молочной продукции, необходимости исключения из числа объектов регулирования технического регламента группы молокосодержащих продуктов и др. 

– На перерабатывающие предприятия поступает только 50 % от произведенного объема молока-сырья, что связано с низкой товарностью в секторах ЛПХ. Какая работа запланирована в целях развития этой формы хозяйствования? 

– Поддержка ЛПХ производится опосредованно. Предусмотрена поддержка производственных, сбытовых кооперативов, поддержка организации молокоприемных пунктов. Это формы поддержки, которые способствуют реализации продукции. В большей степени развитие этой формы хозяйствования является задачей территориальных органов власти, особенно тех регионов, где удельный вес производства молока в секторе ЛПХ велик. 

– Какими Вы видите перспективы молочной отрасли? 

– 2012 г. характеризовался ростом потребительской активности, восстановлением потребительского спроса до уровня 2010 г. и даже превышением максимальных значений объемов продаж цельномолочной продукции в 2010 г. Спрос в прошедшем году был очень высоким – а это двигатель развития. Сохраняя эту тенденцию, рынок вошел в 2013 г. на волне высокого спроса на молоко и молочную продукцию. Все это позволяет делать вывод, что потребитель адаптировался к ценам на молочной полке, объем потребления восстановился и стал расти. Сохранение тенденции будет означать благоприятные условия для ценообразования на рынке молока-сырья. Оно, скорее всего, будет недостаточным для неэффективных производителей, однако для тех, кто выбрал молочное животноводство в качестве своего бизнеса, будет комфортным. 

Связывать риски молочного рынка с ВТО я бы не стал. Вступление России в ВТО никаких существенных изменений на рынке молочных продуктов не вызовет, так как основными поставщиками молочных продуктов на отечественный рынок являются Республика Беларусь и Украина. 

Доля этих стран в поставке сухого молока составляет 90 %, в сегментах масла и сыра – 50 %. Рынок сливочного масла в нашей стране уже давно является дефицитным. Ассортимент европейских сыров отличается от отечественного, поэтому говорить о конкуренции можно только в отдельных сегментах или отдельных видах сыра. 

– Запланирована ли поддержка производителей молочной продукции? 

– В государственной программе развития сельского хозяйства на 2013–2020 гг. предусмотрена поддержка пищевой и перерабатывающей промышленности. В бюджете на эти цели нет отдельно выделенной строки, но формально могут быть использованы следующие направления: 
• поддержка финансирования экономически значимых региональных программ. Эти программы должны соответствовать определенным критериям. К примеру, строительство в регионе объекта по переработке молока мощностью 250 тыс. т причисляется к числу экономически значимых объектов и вполне подходит под условия государственной поддержки в рамках указанной госпрограммы. 

Вопрос отбора программ разрешается в министерстве на заседании комиссии, активное участие в работе которого принимает и департамент животноводства и племенного дела; 
• субсидирование краткосрочных кредитов, направляемых на модернизацию пищевой и перерабатывающей промышленности; 
• выделение в число приоритетных направлений развития производства молокоемких продуктов. Не поддерживая и не стимулируя молокоемкую переработку, огромную часть рынка мы отдаем зарубежным конкурентам. 

Закупая 200 т цельномолочной продукции за рубежом, мы, конечно, упускаем определенное количество отечественного сырья, а вот импорт 200 т сливочного масла приводит к значительным потерям востребованности отечественного сырья. А это фактор ценообразования. В переработке молока более предпочтительной должна быть молокоемкая и глубокая переработка. Программа развития сыроделия и маслоделия в настоящее время не работает, поскольку не обеспечена ресурсами. Однако идею программы можно было бы реанимировать с условием доработки. Так, показатели сыров и сырных продуктов в этой программе были объединены. Здесь следует вычленить производство натуральных сыров, которое, собственно, и нуждается в поддержке. Маслоделие в отрасли всегда было смежным производством, сопряженным с производством сухого обезжиренного молока. Поэтому правильнее было бы говорить о поддержке сушильной отрасли. Но в условиях действующего технического регулирования говорить об этом сложно.

Интервью провела О. Д. Бартенева

15.06.2021
Середина июня – пора подводить предварительные итоги первых 6 месяцев постковидного кризисного года. И пока Минсельхозы собирают статистику по объемам производства, роста цен, прибыли и потерям, редакция The DairyNews решила узнать у участников отрасли, что происходит на молочном рынке?
Читать полностью
Календарь