11.09.2020
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Просмотров: 4055


DN: Расскажите, пожалуйста, как Вы пришли в молочное животноводство?

АБ: Сельхозпредприятие, которое я возглавляю, создавалось моими родителями. После окончания университета по специальности «Промышленное и гражданское строительство» и службы в армии, я пришел в молочное животноводство и остался в нем.

DN: Насколько интересно в вашем регионе заниматься сельским хозяйством и молочным животноводством в частности? Есть ли проблемы в молочной отрасли?

АБ: Сложности есть, как и везде скорее всего. У региона есть потребность в молочной продукции, однако желающих заниматься сельским хозяйством недостаточно. В условиях, когда Приморский край себя обеспечивает молоком на 45-50%, ближайшие соседи и некоторые местные предприятия выпускают на полки магазинов фальсификат. Прилавки забиты, цены снижены, сейчас, в связи с пандемией, очень чувствуется, что у людей нет денег - в результате падают продажи молочной продукции. Мало того, что сезонный спад потребления, наложился фактор пандемии.

Мы, как члены Союза животноводов, брали пробы с полок, отвозили и в наш Роспотребнадзор и в Москву - фальсификата фиксировали очень много. Основная проблема в том, что людям просто сложно покупать натуральное молоко.

Тем не менее, мы работаем, на каждую продукцию есть свой покупатель.

И с поставщиками фальсификата активно боремся. Хотя одних наших действий недостаточно. Я считаю, что должна быть государственная политика и жесткие наказания. Не так как сегодня - находят фальсификат, изымается одна партия, а на следующий день приходит новая того же самого предприятия. Маркировка должна помочь - возвраты уйдут сами по себе, будет очень сложно вернуть продукцию. “Меркурий” в этом отношении не помогает. Не борется с фальсификатом и не помогает производству.

DN: Нам рассказывали, что ваш молочный завод производит детское питание. Расскажите, пожалуйста, поподробнее.

АБ: Мы не позиционируем нашу продукцию как непосредственно детское питание, потому что для этой категории должен быть серьезный производственный контроль, надо лицензироваться соответствующим образом. Но вся наша продукция разрешена для употребления детьми с 3-х лет. 

DN: Какой объем переработки на Вашем заводе? На Ваш взгляд, выгодно ли фермеру иметь свою переработку?

АБ: Наш завод перерабатывает около 3 тонн молока в сутки. То, что мы получаем с фермы - то и перерабатываем. Что касается второй части вопроса, иметь свою переработку для фермера - это способ выживания. 

Если бы у нас была такая возможность, может быть, мы бы и не перерабатывали свое молоко - каждый должен заниматься своим делом, или производить, или перерабатывать. 

В нашем регионе очень высокая сезонность производства и иметь собственную переработку в наших условиях просто необходимо - еще немного поработав, ты добавляешь стоимость своей продукции и гарантируешь сам себе реализацию. Ты уходишь от того, что молокозавод не принимает молоко или опускает цену ниже себестоимости. 

Есть яркие примеры, когда заводы, которые работают на сборном молоке в летнее время опускают цены в полтора раза, потому что молока становится много, желающих его сдать становится больше. Я думаю, что сейчас закупочная цена в регионе в районе 27-35 рублей, хотя ценник на полке за литр молока в районе 80 рублей. 

Я вообще выступаю за то, что цену должно регулировать государство - должна быть единая цена на год, должны быть гарантированные расчеты, должны быть определенные лимиты для всех участников рынка. 

DN: Предприятие в рамках своего развития однажды перестало заниматься молочным животноводством. Почему это произошло и почему вы вернулись к производству?

АБ: Наступил момент в 2016 году, когда имея 300 голов скота разных возрастов, мы производили всего тонну молока в сутки. То есть эти 300 коров ели за 300 коров, а молока давали как 50. Стало экономически невыгодно продолжать этим заниматься. Дешевле было покупать молоко у стороннего хозяйства. 

На тот момент Минсельхоз продвигал программы по оздоровлению стада от лейкоза. И в результате нами было принято решение ликвидировать весь скот в рамках этой программы.

Я бы хотел подчеркнуть, что мы не отказывались от молочного производства. Мы имели цель привезти хороший высокоудойный скот и работать с лучшим поголовьем, при этом производя больше молока. Те телки, которые у нас были на тот момент себя просто не окупали. Чуть позже мы получили грант на создание семейной животноводческой фермы и успешно возобновили деятельность предприятия.

DN: Как осуществлялся выбор оборудования на модернизированную ферму?

АБ: Изначально мы даже не рассматривали робота-дояра, потому что условия гранта, как нам казалось, не позволяли приобрести и импортный скот, и необходимое оборудование.

Поначалу мы рассматривали модернизацию доильного зала, где ранее у нас стояло оборудование  GEA Farm Technologies, рассматривали проект совместно с компанией “ПримАгроСервис”, которая является дилером DeLaval. 

Мы хотели в первую очередь модернизировать, привести комплекс в соответствие с современными требованиями, с нашими личными целями, которые хотели реализовать при помощи нового оборудования. 

Чуть позже мы получили предложение по роботу и поняли, что оно выгодное. Важным фактором принятия решения стал вопрос нехватки кадров. Эта проблема у нас вечная, и мы посчитали, что лучше взять одного квалифицированного сотрудника, который будет обслуживать оборудование, нежели искать 8 человек, которые будут обслуживать примерно такое же поголовье. 

DN: С момента старта дойки на роботе что-то изменилось? 

АБ: Поначалу было тяжеловато, гоняли на дойку по одному. Но коровы понимали, что там их не обижают, а кормят, доят. Увеличилась скорость отдачи молока и сократилось время доения. Сегодня все коровы с удовольствием 2-3 раза идут на дойку. Сейчас мы производим 2 тонны молока в сутки при поголовье 75 коров. Кроме того, на доении роботом, животные  в течение двух недель стали показывать значительный прирост по надоям, прогресс по экстерьеру.

DN: Были сложности при установке роботов?

АБ: Любая проблема решалась в случае ее возникновении. Как таковых глобальных проблем не было совсем. Изначально дилером были подготовлены все чертежи, у всех участников процесса было полное понимание, кто и что хочет. Полтора месяца составил период от момента захода на комплекс первых монтажников до завоза скота. Сработали очень хорошо. 

В разные периоды строительства и монтажа сотрудники DeLaval и “ПримАгроСервис” сопровождали нас и полностью курировали процесс. 

DN: Помимо робота от DeLaval, какое оборудование еще установлено?

АБ: Кормовагон, навозоудаление, вентиляция, система поения также от DeLaval. Вскоре еще организуем систему микроклимата. И будет все прокачено от DeLaval.

DN: Какие планы на дальнейшее развитие?

АБ: Я бы с удовольствием построил рядом еще один коровник и поставил туда роботов, хороший скот. Но пока есть реалии  - это проблемы реализации продуктов, которые мы производим и перерабатываем. Если будет расти спрос и наша экономика немного выйдет из того пике, в котором мы сейчас находимся, если мы поймем, что нам не хватает молока, тогда мы будем расширяться. Я - за развитие, за то, чтобы было больше молока, но необходимо все взвесить.

DN: Как Вы смотрите на экспорт? Восточные рынки близко.

АБ: Молочную продукцию на китайский рынок даже не рассматриваю. Я разговаривал с некоторыми китайскими партнерами и всем им нужен месячный срок хранения, соответственно это должны быть либо консерванты, либо должна быть ультрапастеризация. Мы же гордимся тем, что производим самую полезную и свежую натуральную продукцию. Мы не хотим душить свое качественное молоко и продавать простую белую жидкость. При таких раскладах можно и свои рынки заваливать упаковками UHT. Но у нас качественная продукция и мы хотели бы остаться при своем.

DN: Каким образом правительством поддерживается молочное производство в регионе?

АБ: Сельхозтоваропроизводители получают субсидии на технику и на молоко, на сданное на реализацию и на собственную переработку. Направлений поддержки много.

Но в этом году только в июле начали субсидии приходить, год от года они не растут, все дорожает, дешевеют только деньги и влияние субсидий на производство все ниже. 

DN: Расскажите пожалуйста, какая в целом себестоимость и рентабельность молочного животноводства в Приморском крае.

АБ: На самом деле на каждом предприятии своя рентабельность и своя себестоимость, свои корма. У нас есть фермеры, которые выращивают полностью всю кормовую базу и используют только свои корма, просто этого нужно добиваться. Мы пока этого не добились, поэтому пока мы возим себе корма из всего Приморского края. В среднем, чтобы привезти хорошие качественные корма, мы возим за 200 километров.

DN: Как осуществляется сбыт готовой продукции?

АБ: Через наши точки в городе Фокино. По всему югу Приморского края - Находка, Владивосток, Артем, Уссурийск, Большой Камень – возим как в отдельно стоящие магазины,так и в сети. Работаем со всеми.

DN: Если будет рост спроса, будет развиваться производство?

АБ: Спрос рождает предложение, если ты не предлагаешь - предложит кто-то другой. Но рост спроса мы ждем уже несколько лет. С 2014 года народ только нищает.

DN: Какова значимость молочного сельского хозяйства для региона?

АБ: Хлеб, молоко и соль - 3 основных вида продукта. Можно прожить без мяса, но без молока нельзя, не зря человек с первых дней получает его. Молочное животноводство очень важно для Приморского края, и я считаю, что на сегодняшний день у нас есть все условия для развития этой отрасли. Больше людей может спокойно работать в молочном животноводстве. Край себя должен обеспечивать на 100% -  условия есть, погода есть, земля есть. 

DN: Спасибо за беседу!

Прочесть комментарии представителя DeLaval в Приморском крае Николая Бакуна и технического директора ООО «ПримАгроСервис» Виталия Небогатова.


23.09.2020

О чем молчит маркировка?

По данным оператора ЦРПТ - 6088 компаний зарегистрировалось в пилотном эксперименте по внедрению системы маркировки “Честный знак" в молочной отрасли. Подавляющее число участников - предприятия торговли. Пилот продлится до конца 2020 года, а уже 20 января 2021 года маркировку предполагается сделать обязательной для ряда категорий. The DairyNews поговорило с участниками эксперимента и теми, кто только задумывается в него войти и выяснило текущую ситуацию.
Ремесленная сыродельня "СырогонЪ"
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, г. Петушки 
 
Маташков В.А. ИП
Адрес:  Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Сибиряков-Гвардейцев, 308 
 
Колхоз им. Куйбышева (Башкирия)
Адрес:  Башкортостан респ., Илишевский район, с. Нижнечерекулево, ул. Советская, д. 28 
 
Глобин Д.А. ГКФХ
Адрес:  Курская область, Медвенский район, с. Чермошное