Ответ сыровара Сироты - Мардану: "Если отменят контрсанкции, бедных в деревне станет больше в разы!"

Источник: The DairyNews
Сыровар Олег Сирота ответил на критику публициста Сергея Мардана.
Олег Сирота
Олег Сирота
основатель сыроварни «Русский пармезан»
Стоило мне уличить хитрого итальянского посла, как на меня с криками и «плачем ярославны» по забугорному пармезану накинулись хейтеры. Что меня, признаться, немало удивило: я-то думал, что времена, когда эта когорта граждан заверяла всех и вся, что наша страна генетически неспособна произвести свои качественные продукты, давно прошли. И вот меня громят в соцсетях и демшизоидных пабликах с новой силой: и производства-то у меня нет, и сыр не тот, и цены с потолка беру, нашлись даже «свидетели», что молоко из-за границы тайком привожу...

Я несколько дней посмеивался, читая все эти байки, сочиненные на ходу, но настала пора ответить на «критику». В частности, на публикацию Сергея Мардана, умозаключения которого меня сильно позабавили. Пойдем прямо по пунктам «обвинений». С цитированием автора.

«По овощам в области уже перепроизводство»

«Почему этому производителю не хватило 6 с лишним лет, для того, чтобы, наконец встать с колен и импортозаместить польские яблоки, голландскую цветную капусту и итальянский сыр?»

Яблоки и ягоды - тема номер один в сельском хозяйстве. Самый маржинальный и инвестиционно привлекательный бизнес. Каждый год вводятся тысячи гектаров под сады. Раньше не хватало льготных кредитов на хранилища - теперь их дали. Эти отрасли включили в господдержку в целом, а также в грунтовые программы и поперло.

Про голландскую цветную капусту, по овощам - уже почти все заместили. По тепличным овощам - их даже перестали поддерживать государством, потому что, например, по Московской области по ним перепроизводство.

«Одно рабочее место на селе дает семь рабочих мест в городе»

«Почему это многолетнее вставание с колен должны оплачивать из своих карманов все российские граждане, включая пенсионеров и инвалидов, а не отдельно Минсельхоз РФ в рамках согласованного законодателями бюджета?»

Во всем мире сельское хозяйство поддерживается государством. Мы не изобрели здесь велосипед. В той же Германии фермеры получают гораздо большую господдержку в процентном соотношении. И это не травмирует граждан Германии, потому что они, в отличие от моих «критиков», знают - одно рабочее место на селе даёт семь в городе. А экспортная выручка покрывает все масштабы поддержки. Сейчас в России экспортная выручка от продажи сельскохозяйственной продукции уже выше уровня господдержки. И мы, сельхозпроизводители, шлём горячий аграрный привет Мардану - если бы в правительстве слушали его советы - до сих пор на «ножках Буша» сидели.

«Рекордный урожай выдало Нечерноземье!»

«Мы производим много зерна благодаря наличию самых больших в мире запасов черноземов (это мало чем отличается от нефтяных месторождений Западной Сибири)».

Из-за засухи на юге страны там в прошлом сезоне получили неважный урожай. А страна в это время выдала второй по объемам урожай в истории. Это сделано за счёт успехов фермеров-растениеводов Нечерноземья. Сейчас там так активно вводят земли в оборот, что в Питере для экспорта зерна строят гигантский зерновой терминал. Так что с Черноземьем опять мимо!

«Свинина и курятина — продукт самой простой и быстрой переработки того же самого зерна. Технологическая цепочка — самая примитивная. Учитывая, семенной фонд, добавки к кормам, антибиотики и даже инкубаторские яйца для производства птицы по-прежнему импортные, зависимость от внешних поставок остается критически высокой.»

Офигеть не встать. Современная птицефабрика - это суперсложный бизнес, он, конечно, не такой многокомпонентный, как производство молока, но все равно достаточно сложный и капиталоёмкий. Здесь государство идёт от более простого к сложному. Сначала добились успехов в более простых отраслях, а теперь к сложным. И это нормальный и логичный подход.

«Даже при господдержке пармезан сразу не сварить»

«История же с сыром, про который беспокоится Олег Сирота, складывается так же, как и с множеством других продуктов питания с высокой добавленной стоимостью. Там, где можно много заработать на переработке сырья в продукт, естественно, очень высокая конкуренция. Сыр — это именно такая история. Одно дело — гнать пастеризованное обезличенное молоко и другое — делать качественный сыр. Да еще такой, чтобы потребитель платил за него 400-600% от стоимости сырья из которого этот сыр сделан. У французов и итальянцев это получается, у нас — нет. За 30 лет из которых шесть пришлись на режим контрсанкций, делать мы их не и не научились. А отсутствие конкуренции не привело ни к росту качества молока, ни профессионализма. Хотя, это, мягко говоря, не айфоны и не микропроцессоры».

Здесь небольшая доля истины есть. Пармезан и твердые сыры - это венец развития сельского хозяйства, примерно, как авиастроение в промышленности или айфоны в электронике. Тут тебе нужно просто всё и сразу, а так не бывает. Например, с высококачественным молоком вообще засада, так как такое молоко для пармезана предусматривает особый рацион кормления коров, сеном, а это достаточно редкая в России технология. Нужна хорошая техника, отработанная технология, хорошее ветеринарное обслуживание, а также высокий уровень зоотехнологии, хорошая квалификация доярок в конце концов. Очень многое из перечисленного загубили в «святые 90-е» и восстановить сразу не получится. Там вообще факторов и рисков очень много.

Варка пармезана - также очень капиталоёмко. Стоимость метра строительства хранилища погребов дороже, чем строительство современных теплиц. Даже при поддержке государства этот процесс не будет быстрым. Сварили пармезан, дальше его нужно заложить и два года ждать - вы представляете, сколько денег нужно заморозить сразу? Тем более, что льготный оборотный кредит дается всего на год...

И последнее - отладка производства очень сложна из-за сроков созревания. Там ошибка видна лишь через два года созревания: разок сварил, ошибся и только через два года поправил. То, что на свежем сыре (на какой-нибудь моцарелле), легко исправляется за месяц, на пармезане на это могут уйти годы. У нас так первый пармезан получился мясистым, как швейцарский сбринц, мы его недостаточно обезжирили. Исправили, все записали и вошли в цикл по новой. Ждем еще два года.

Но если отменить контрсанкции, всего этого долгого пути к русскому пармезану просто не будет — никто не захочет инвестировать. Нет смысла мучиться и рисковать с непонятным итогом, когда покупатель уже перейдет на забугорный продукт. Тем более сейчас у итальянцев перепроизводство - первое время они, чтобы занять нишу, будут демпинговать и заваливать нас дешевым сыром, как приснопамятными ножками Буша. При полной финансовой поддержке итальянского правительства, конечно.

По другим сырам, - свежим, с плесенью, мягким, полутвердым, - у нас уже все хорошо, потребности в целом практически либо закрыты, либо будут в течении ближайших лет. Только российской буратты в одной только Москве сейчас едят каждый день уже, наверное, больше чем во всей Италии. Производителей — куча. И хороших производителей!

По молоку. Одни из самых современных ферм в мире сейчас строят в России. Качество очень сильно выросло. Шесть лет назад была просто катастрофа и работать было просто не с чем, сейчас ситуация кардинально другая. За спросом на высококачественное молоко (а молоко для сыра - это высший европейский стандарт качества молока) неизбежно подтянулось предложение.

«Эти страны не переживали кошмара 90-х»

«Нормальный сыр сегодня производят даже страны, которые исторически этим знамениты не были. Приличного качества сыр, например, производит Турция. Огромные объемы сыров среднего качества (но они все равно лучшего российских) делает Аргентина и Бразилия. Американцы едят в основном свой сыр. Отличные сыры производят поляки, немцы, чехи, латыши, литовцы, финны и шведы. Сыр варят по всей Южной Европе и даже - в Азии. При этом ни сербы, ни болгары не вводят санкции против эмменталлера и гауды из Хорватии или Румынии, для того чтобы делать его же из своего молока».

Ни одна из перечисленных стран не переживала такого кошмара в 90-х, который творился у нас с селом. Когда демонтировали советскую систему коровников и районных переработок молока, деревни вымирали целыми районами. Я помню этот процесс, когда вспоминаю, у меня до сих пор мурашки бегают. Может, из-за этой детской психологической травмы я всем этим и занимаюсь, мечтаю наше село возродить. Мы реально находились в ситуации строительства этих отраслей с нуля. Не было бы контрсанкций - не было бы рекордных темпов роста.

«Больше рабочих мест в деревне — меньше бедных. И наоборот»

«Главное — иметь достаточный внутренний рынок, конкурентоспособную продукцию и не пытаться заработать «два конца».

Опять открою страшную тайну публицисту - «двух концов» в сыре нет. Нельзя считать просто плюсованием к закупочной цене на молоко. Там же еще сидят, зарплаты, кредиты, амортизация нового производства (чего у итальянцев нет) - российские сыроварни строятся обычно в чистом поле или полузаброшенной деревне, где и дорог-то толком нет, и все нужно строить.

«Реальные доходы населения России в 2021 году упали до уровней 2009 года. Рост цен на продукты питания давно уже превышает официальные цифры инфляции. Количество только официально бедных в стране не менее 20 млн. человек».

Чтобы бедных стало меньше, нужно создавать рабочие места. У нас основная нищета - в сельской местности. Самые бедные в стране по статистике - это семьи с детьми на селе. Программа импортозамещения дала десятки тысяч, а может, уже и сотни тысяч рабочих мест в сельской местности. Это факт, с которым не поспоришь на кривой козе не объедешь. Чтобы стало меньше бедных - нужно больше бизнеса, больше рабочих мест, больше налогов в конце концов! Отмена контрсанкций автоматически приведет к падению интереса бизнеса к деревне. Значит, там будет меньше рабочих мест и еще больше бедных. По которым потом будет лить слезы господин Мардан.

«Дороговизна продуктов питания является фактором политическим. Не зря в процесс регулирования цен на растительное масло и сахар пришлось лично вмешиваться президенту России».

Тут надо опять сорвать покровы с азов: сельское хозяйство - самая зарегулированная отрасль в мире. В Германии прямо жестоко: не будешь выращивать нужные государству культуры - не получишь субсидий, не получишь субсидий — разоришься.

«На этом неоптимистичном фоне разговоры о продолжении «поддержки отечественного сельского хозяйства» становятся просто опасными. Ведь за словами «фермер», «сельхозпроизводитель» скрываются другие очень простые определения - «предприниматель», «бизнесмен».

Вы просто вдумайтесь в фразу «опасные разговоры» о «поддержке отечественного сельского хозяйства»! Какой оборот, а? Достойный лучших цитат с радио «Свобода»!

Я вот следующую фразу ждал: «барыга, спекулянт, сволочь! Смеет получать поддержку сельского хозяйства!..» Объясняю. Во всем мире государство поддерживает молочное скотоводство, потому без неё оно «не летает», туда бизнес просто не идёт, так как нет рентабельности, а если нет рентабельности — здравствуй, банкротство и распродажа имущества. Так жизнь устроена.

«Лошадь, которая везет, нужно кормить!»

«Заставлять обычного гражданина России доплачивать из своего тощего кошелька и без того не слишком бедным, а часто и просто богатым людям, не очень целесообразно».

Это вообще интересный заход. В России сельское хозяйство - это чуть ли не единственная отрасль, которая даже в кризисные годы показывает ударные темпы роста, как по ВВП, так и по объемам производства и экспорта. Лошадь, которая везет, нужно кормить! И предлагать перестать поддерживать село (одна из немногих развивающихся отраслей) - просто натуральное вредительство, если не вообще предательство национальных интересов.

«Если Олег Сирота по масштабу — это региональная компания среднего размера, то первую скрипку в российском сельском хозяйстве играют настоящие олигархи, владеющие сотнями тысяч гектаров земли, десятками и сотнями тысяч голов скота. Это их должны поддерживать люди, которые тратят на продукты питания более 40% семейного бюджета? Я очень в этом сомневаюсь»

Тут мне даже стало приятно - раньше про меня много лет писали, что я - фейковый фермер с одной козой или там «чувак барыжащий китайским сухим молоком», а тут уже превратился в «среднюю компанию регионального масштаба». Поясняю сразу - я даже больше! Наше хозяйство - самый крупный работодатель в моём сельском поселении, на втором месте у нас находится сдыхающий, но никак не умирающий наследник советского колхоза.

И я такой не один - в сельское хозяйство пришли десятки тысяч, таких как я, поверившие в возрождение русской деревни и в государственный призыв импортозамещения! Это массовое движение из города в деревню. Оно уже идёт. Иногда со скрипом, но идет.

«Комсомолка» про них и их проблемы каждый день пишет, помогает решать трудности, читатели разделяют беды, сопереживают. И это очень помогает. Мы, например, накануне радовались за крымского фермера Дениса Ваньжа - переселенца из Екатеринбурга, который выиграл суд по земле. Таких историй много. Сирота - просто один из многих и не более того. Про него Сироту (пишу о себе от третьего лица) просто знают больше из-за того, что много лет веду колонку в «Комсомолке» - это моя отдушина: куда я пишу всё что со мной происходит и вокруг меня на селе.

Я был программистом, мой добрый друг фермер Валера Ройгас вообще продал «бентли», чтобы коровник достроить. Кто-то был гаишником, кто-то писателем… И для нас государство (которое мы, конечно, очень любим регулярно ругать) разрабатывает меры поддержки. Для крупного бизнеса есть свои меры поддержки - это нужно, чтобы бизнес быстрее шел и инвестировал, а государство решало задачу импортозамещения, увеличения экспорта и создания рабочих мест в сельской местности. Этого процесса, к сожалению, нет в голове у Сергея Мардана, а в реальности он есть.

Источник
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее.
Читать полностью
Календарь