24.05.2019
Источник: forbes.ru
Регион: Россия
Просмотров: 975
От адыгейского сыра до британского эля: как регионы добиваются монополии на продукты

Патент на интеллектуальную собственность предоставляет обладателю монопольное право на производство. Исключительное право на производство товара может принадлежать не только конкретной компании, как в случае с торговой маркой, но и целому региону, если продукт зарегистрирован как НМПТ («Наименование места происхождения товара»). Статус НМПТ означает, что качество продукта напрямую зависит от уникальных характеристик конкретного региона, в первую очередь — природных условий и традиционных технологий.

В России патент НМПТ получают либо продовольственные товары — например, тульский пряник, вологодское масло, нарзан или русская водка — либо продукты народных ремесел, такие, как ростовская финифть, оренбургский пуховый платок, гжель и хохлома. Кажущаяся простота процесса регистрации приводит к многочисленным попыткам получить монополию на популярные продукты: по данным Роспатента, за последние пять лет российские производители подали 297 таких заявок. Однако удовлетворено из них было меньше половины: чтобы исключить недобросовестную конкуренцию, комиссия проверяет каждое обращение. После получения патента сложности у правообладателя только начинаются: статус НМПТ требует четкого следования технологии, а затраты на производство такого продукта существенно выше. Так, для создания знаменитого вологодского масла отборные сливки нагревают в течение строго определенного периода времени, а срок хранения продукта минимальный. Внушительный ряд требований к технологии его создания строго соблюдается, именно поэтому продукт поддерживает исключительное право на свое название. С серьезными сложностями столкнулась и Республика Адыгея, которая в 2004 году запатентовала технологию изготовления адыгейского сыра (номер регистрации 74), но оказалась неспособна ее придерживаться и вернулась к производству по ГОСТу.

За время своего существования адыгейский сыр стал сортом. Сорт сам по себе не может быть зарегистрирован как «защищенное название». В этом отношении уже давно сложилась определенная мировая практика, о которой мы поговорим ниже.

Адыгейский сыр впервые появился в Угличе в 1979 году (ОСТ 49 155-80). Стандарты его производства были закреплены в ГОСТе «Сыры мягкие. Технические условия» и базировались на старинных черкесских рецептах сыра «Матэкъуае». Согласно ГОСТу, адыгейский сыр делают из цельного молока путем добавления в него лимонной или уксусной кислоты. А фирменный узор на поверхности сыра, напоминающий след от плетеной корзинки — результат формования в специальных пластиковых ковшиках с неровной поверхностью.

В 2004 году Республика Адыгея добилась получения патента НМПТ на адыгейский сыр, запрещающего производство продукта за ее пределами. Так возникла юридическая коллизия — одновременное действие двух противоречащих друг другу документов: ГОСТа с одной стороны и НМПТ с другой. Но большинство торговых сетей сняли с полок адыгейский сыр остальных российских компаний, что, по данным AC Nielsen, привело к падению рынка адыгейского сыра на 43% к текущему моменту.

Однако, получив патент НМПТ, адыгейские производители не спешили следовать его требованиям, выпуская продукцию по ГОСТу и ТУ — соответствующая маркировка имеется на упаковке их продуктов. Технологию, описанную в патенте, оказалось невозможно реализовать в промышленных масштабах. В частности, это касается требования формовать сыр в сплетенных вручную ивовых корзиночках. Помимо сложности в производстве, такие корзинки плохо подвергаются дезинфекции и поэтому могут стать источником заражения сыра патогенной микрофлорой. Кроме того, патент предполагает, что адыгейский сыр должен изготавливаться исключительно из молока коров, пасущихся в предгорьях Большого Кавказа. Однако сегодня доля местного сырья при производстве адыгейского сыра составляет менее 10%, по данным Адыгеястат и Союзмолоко. Сомнительно, чтобы республика смогла быстро нарастить производство в таких масштабах, чтобы обеспечить адыгейским сыром всю страну.

Таким образом, адыгейские сыроделы сами нарушают правила, с помощью которых пытаются защитить свои исключительные права: выпуская продукцию по ГОСТу, они запрещают делать это остальным производителям. Поэтому иск Союза производителей продукции «Сыр Адыгейский» к ЗАО «Умалат», требующий запретить компании употреблять наименование «Сыр Адыгейский», был отклонен: суд признал, что адыгейские производители злоупотребляют своим правом в целях недобросовестного ограничения конкуренции.

Практика региональных брендов пришла в Россию из Европы, где институт защиты географических наименований очень развит — неудивительно, если учесть ее богатые гастрономические традиции. Аналогом НМПТ в Европе служит PDO (protected designation of origin) — это обозначение, общее для всех стран-участниц Евросоюза. Одновременно в каждой из них есть свои национальные системы: так, во Франции это Appellation d'origine contrôlée — обозначение, которое мы встречаем на бутылках недешевого французского вина. Продукты с таким статусом производятся по жестко регламентированным технологиям: так, при изготовлении сицилийского сыра Рагузано проверяются все условия производства, вплоть до аромата продукта и состава трав, которые идут в корм коровам.

Законодательство опирается на основной принцип: если название сыра, который производит тот или иной регион, стало сортом продукта, то к его наименованию прибавляется указание на регион — как, например, Camembert de Normandie. Другой известный пример — сыр моцарелла, который появился 1000 лет назад на юге Италии в провинциях Кампания и Пулья, но позже получил широкое распространение по всей Италии. Чтобы отличить свой сыр, производители в Кампании добились статуса PDO для продукта Mozzarella di Buffala Campana, который делается из молока черных буйволиц по особым технологиям. В то же время остальные сыроделы Италии и других стран имеют полное право производить моцареллу из молока коров, буйволиц, овец и даже коз, соблюдая требования к производству, закрепленные в TSG (traditional specialities guaranteed) — документе, который гарантирует соблюдение рецептуры и технологического процесса.

Похожая ситуация произошла и с коричневым элем в Великобритании: в 1927 году пивоварни Ньюкасла начали производить этот сорт эля, который быстро завоевал популярность по всему миру. При его изготовлении использовали сочетание двух видов солода: бледного английского и темного карамелизированного — а напиток отличался мягким карамельным вкусом с ореховыми и фруктовыми оттенками. Однако сам коричневый эль производился по всей Великобритании и был известен в разных вариациях, поэтому пивовары Ньюкасла запатентовали свой сорт под названием Newcastle Brown Ale.

Подобных примеров много: бальзамический уксус и традиционный бальзамический уксус из Модены (Balsamico di Modena) или провинции Реджо-нель-Эмилия; традиционная и неаполитанская пицца, чеддер и West Country Farmhouse Cheddar — продолжать можно долго.

В отличие от Европы и России, в Соединенных Штатах институт защиты региональных наименований отсутствует: право на тот или иной товар гарантируется товарным знаком, который принадлежит одному производителю и не зависит от конкретного региона. Такая позиция стала причиной давнего конфликта: США считают ограничения на использование брендов популярных товаров инструментом протекционизма со стороны Евросоюза; в ответ ЕС обвиняет американских производителей, что они вводят потребителей в заблуждение, выпуская товары под защищенными европейскими названиями.

Однако в США все же возможна защита географических указаний — например, как коллективных или сертификационных товарных знаков. Таким образом зарегистрированы, например, картофель Айдахо, флоридские апельсины и лук Видалии. Этот подход также используют в Австралии, Канаде и Китае.

Во многих странах институт защиты региональных брендов еще находится в стадии формирования — это касается и России, где такая система появилась только в 1992 году и пока еще несовершенна. Об этом говорят такие ситуации, как одновременное действие НМПТ и ГОСТа на один продукт, как в истории с адыгейским сыром.

Для дальнейшего развития системы нужно строго следить, чтобы запатентованные продукты соответствовали установленным технологиям и обозначались расширенным названием с указанием региона. При этом важно оставить производителям право выпускать уже известные и любимые потребителями сорта тех или иных продуктов вне зависимости от локации производства. Жесткая монополия в свою очередь ведет к спаду рынка и ограничению выбора конечного потребителя. Кроме того, важно не на словах, а на деле начать бороться с фальсификатом, но это уже тема для другой статьи.

15.10.2019

16 дней до ЭВС

16 дней осталось до введения обязательной электронной ветсертификации (ЭВС) на всю готовую молочную продукцию. The DairyNews узнало мнения участников рынка о системах “прослеживаемости", которые согласно постановлению властей, будут контролировать отрасль от производства сырого молока до его переработки и реализации.
Победа, ООО
Адрес:  Бурятия респ., г. Улан-Удэ, ул. Сахьяновой, д. 3 офис 306 
 
Буян, ООО
Адрес:  Бурятия респ, Кяхтинский район, с. Ивановка, ул. Луговая, д. 2А 
 
Куйтунское, ООО
Адрес:  Бурятия респ, Тарбагатайский район, с. Куйтун, ул. Коммунистическая, д. 32 
 
Тугнуй СП, ООО
Адрес:  Бурятия респ, г. Улан-Удэ, проспект Автомобилистов, д. 16 офис 9