28.07.2016
Источник: news.unipack.ru
Регион: Россия
Просмотров: 2195
 В этом селе, которое теперь частично скрыто водами Рыбинского водохранилища, а оставшаяся часть исчезла в 1960-е годы, и родился Александр Васильевич Чичкин (1862 – 1949). Пятерых толковых ребятишек из этого села, среди них и Сашу, приглядел Владимир Иванович Бландов и отправил их в Едимоновскую молочную школу, где стали они едва ли ни первыми ее учениками.

ЧАСТЬ 3. ЧЕЛОВЕК ДВУХ ЭПОХ (НАЧАЛО)

Не все удалось выяснить о жизни тех, о ком рассказывалось ранее, поэтому встречаются в предыдущих материалах некоторые «размытости» в фактах, в датах, в цифрах. Но в отношении самого молодого (по годам жизни) «основоположника» неясностей много больше. Хотя число материалов о нем в интернете обширнее, нежели о других, но и больше противоречивых сведений, недосказанностей, фактов, не поддающихся объяснению, а то и явных или скрытых «ляпов». Готовя материал, автору приходилось со всем этим разбираться. Удавалось это не всегда, вот и остается В. И. Чичкин все еще интернет-загадкой и, видимо, единственным крупным российским предпринимателем, нашедшим себе полноценное применение при Советской власти.

 Во французской стороне, на чужой планете…

Из школы привез В. И. Бландов Сашу в Москву и отправил учиться сначала в Реальное училище, а затем в Петровскую сельскохозяйственную академию (ныне РГАУ – МСХА им. К. А. Тимирязева), которую тот закончил в 1886 году. А после этого около 3-х лет он стажировался в Пастеровском институте в Париже. Вот тут и первая неувязка в биографии А. В. Чичкина. Дело в том, что Институт Пастера был открыт 14 ноября 1888 года. Что делал Александр Васильевич минимум два года после окончания академии? Надо думать, что работал в фирме Бландовых. И видимо, хорошо работал, если направили его в Париж.

Звался он Луи Пастер… Но впрочем, дальше не о нем, а о любви

Вернулся Александр Васильевич в Москву прекрасно образованным и по нынешним временам человеком, но точно неизвестно в каком году. Во всяком случае, найти сообщений о годе возвращения автору заметок не удалось. Как и единодушного мнения, чем он стал заниматься по возвращении в 1891 или чуть более позднем году.

По одной из версий, он стал работать в маленькой лавчонке отца, перебравшегося к тому времени в древнюю столицу и торговавшего бландовскими продуктами. По другой – в одном из магазинов «Товарищества Бландовых». Но, позвольте, могли ли использовать братья специалиста, учившегося у самого Луи Пастера и на образование которого они потратили немалые деньги, в качестве даже завмага, пусть и крупнейшей из своих торговых точек? Неужели его знаниям, а как позже выяснилось, и деловой хватке, не нашлось лучшего применения?

О дальнейшей его жизни чаще всего рассказывается романтическая история. Попросил, вроде бы, Александр Васильевич у Владимира Ивановича руки его дочери, а тот и дал благословение. Женившись, получив приданное, да еще выпросив у тестя беспроцентный кредит, начал В. И. Чичкин свое дело, открыв магазин на Петровке. При этом нет сообщений, как звали молодую супругу, в каком году была свадьба, и когда открылся магазин.

Удалось выяснить, что жену его звали Евдокией Никитичной, т. е. с таким отчеством она никак не могла быть ни дочерью Владимира, ни дочерью Николая Бландовых, ни дочерью их старшего брата Александра. И еще: родилась Евдокия Никитична в 1877 году. То есть, к моменту наиболее ранней возможной даты возвращения Чичкина в Россию ей было 13-14 лет. Конечно, тогда женщины чаще выходили замуж рано, но не в этом же возрасте! Хотя бы 17 лет стоило бы дождаться. Поэтому свадьба Евдокии и Александра Чичкиных должна была состояться не ранее 1894-95 гг. Но и не позже 1898 года, т. к. в 1899 году у них родился сын Александр.

И только благодаря сведениям, сообщенным журналистом МК Львом Колодным и Л. М. Рудиной, «пазл» того периода жизни Александра Васильевича начал складываться. Действительно, женился А. Чичкин в указанный период, скорее всего, в 1897 г. Но не на дочери В. Бландова, а на племяннице, дочери его младшей сестры Варвары. И, похоже, что его первоначальный капитал действительно имел «бландовское» происхождение. Хотя, дав согласие на женитьбу ученика на родственнице, братья, возможно, имели другие виды на него: например, использовать его знания в микробиологии при налаживании выпуска пастеризованного молока в бутылках.

Петровка, 17 – заветный адрес молочной индустрии

В 1898 году в Москве по адресу Петровка, 17 Александр Васильевич свое первое предприятие, названное им молочной станцией. Имение, располагавшееся на этом месте, в течение XIX века несколько раз перепродавалось и перестраивалось. Появлялись новые строения, использовавшиеся для разных целей. В частности, с 1871 года там располагались упомянутые в первой части рассказов мастерская и магазин принадлежностей молочного хозяйства Н. В. Верещагина, руководство которыми он позже передал своему сподвижнику П. Перевозчикову.

Снимок 1890-х годов: Москва, ул. Петровка. Второй слева – дом 17 (точнее: два дома под одним номером), еще до сноса и строительства нового здания в 1913 году. Магазин Чичкина в нем еще не располагался, зато можно разглядеть на первом этаже часть вывески мастерской Н. Верещагина. Виден и дом 19, куда Чичкин при сносе дома 17 перенес свой магазин.

В строениях имения располагались склады и вспомогательные службы, а собственно магазин разместился на первом этаже доходного дома, построенного в 1894 г. на красной линии улицы. Кстати, молочные магазины в то время было принято называть «Молочными скопами». «Скоп» – однокоренное со «скоплением» слово, имело значение: склад.

Магазин-скоп Чичкина был первым, где москвичам продавали… молоко. До этого в молочных магазинах и лавках (даже Бландовских) предлагали сыры, масло, что-то еще молочное. А молоко продавалось на рынках, порой на улицах, иногда доставлялось крестьянами-молочниками прямо в квартиры. Но, начав продавать в магазинах молоко, Александр Васильевич на продажу пастеризованного продукта в бутылках, как у Бландовых, все-таки не пошел.

Становление «молочной империи Чичкина»

Далее последовало открытие новых магазинов в Москве: если в 1901 году их было 25, то три года спустя – 28, а к списку городов, «охваченных» чичкинской «сетью», добавился и Петербург.

Магазины Чичкина располагались по всей Москве, составляя конкуренцию торговым точкам братьев-родственников. Тем пришлось тоже «крутиться».

Если где-то располагался традиционно облицованный белой плиткой магазин Чичкина, тут же где-то рядом появлялся и магазин Бландовых в своей «фирменной» раскраске. И наоборот.

Магазины Чичкина, кроме ломовых извозчиков, обслуживали 36 грузовых автомобилей. В гараже имелось и 8 легковых автомобилей. На них разъезжали контролеры, которые в любой момент могли нагрянуть в любую точку московской части «империи». Кроме первых автомобилей, примененных в торговле, в магазинах Чичкина впервые использовались и кассовые аппараты. Да и понятие «единый телефонный номер» тоже «изобретение» Александра Васильевича: москвичам, вызвавшим через «барышню» центральную молочную станцию, доставлялся товар из ближайшего к месту запроса магазина.

Магазин А. В. Чичкина в Москве на углу Пречистенского бульвара и Малого Афанасьевского переулка. Ныне: Гоголевский бульвар, 33/1. Фото 1913-1914 г.

Сколько магазинов было всего у А. Чичкина в Москве к 1917 году? Называются цифры порядка 90 (чаще 91). Против семи с лишним десятков у Н. Бландова (чаще 76). Скорее всего, в Москве у них был примерный паритет: около 70 у каждого. Более высокие цифры – это по всей стране. В скольких и в каких именно городах, сообщать поостережемся, данные разнятся. Также разнятся цифры по количеству предприятий, приемных пунктов молока, масла, сыра и т. п., однако, точно их было более четырёх десятков по всей стране.

Бригада «летучих» контролеров на автомобиле перед тем же магазином.

Владелец заводов, домов, пароходов

К строительству молочного завода в Москве Александра Васильевича, кроме прочего, принудила «производственная необходимость». Владельцев участка по адресу Петровка, 17 братьев О. и В. Смирновых перестал удовлетворять доходный дом, где находился первый магазин Чичкина; и они решили построить новый, снеся старый со всеми расположенными рядом строениями. Тогда он перенес свой «головной» магазин в соседнее здание (дом 19), а склады решил заменить современным производством.

Для начала он посылает своего сподвижника (некоторые источники добавляют: профессора) А. А. Попова, будущего руководителя проектирования, строительства, оснащения и пуска завода, в командировку по странам Европы для ознакомления с устройством молочных предприятий, потом приступает к строительству. Новый молокозавод заработал в 1910 году.

Москва, Спартаковская улица, 5. Восстановленный ныне дом, который А. В. Чичкин построил для проживания специалистов своего молочного завода.

Он позволял перерабатывать до 150 т молока в сутки. По сути, это был не завод, а комбинат (сейчас он, кстати, так и называется: Московский молочный комбинат № 1, Новорязанская, 18). Там, кроме подготовки молока к продаже, выпускались: творог, сметана, сыр, масло, ряженка, мороженое. Вблизи, на приобретенном участке (угол Новорязанской и Елоховской), А. Чичкин построил доходный дом, но сдавал в нем квартиры, в основном, специалистам завода. Сейчас дом (Спартаковская, 5) восстановлен; говорят, очень похож на первозданный. Сам он тоже перебрался поближе к предприятию, с Тверского бульвара, 9, где проживал с 1906 года, в большой дом на Новой Басманной, 23 (в одном из рекламных объявлений подчеркивается «собственный дом»). В какой конкретно из множества зданий с этим номером, но «зашифрованных» литерами и строениями, установить, увы, пока не удалось. Там же находился его, по-нынешнему говоря, офис, и одно время жили его братья.

Братья Александра Васильевича в той или иной степени тоже работали на «общее дело». Василий заведовал гаражом, Николай занимался предприятиям в центральной России, Иван больше ездил по Юго-Западной части страны, а после открытия в 1915 году молокозавода Чичкина в Одессе, осел в этом городе. Алексей был врачом, особого отношения к фирме не имел, но посодействовал в организации на заводе микробиологической лаборатории. Сестра Варвара закончила Сорбонну, тоже работала врачом, но к молочному делу «ни каким боком».

Владельцем пароходов Александр Васильевич Чичкин не был, но был одним из первых в стране автолюбителей, а в 1913 г. приобрел аэроплан, на котором самостоятельно совершал полеты.

Прогрессивный капиталист

Прогрессивным человеком был Александр Васильевич. Кроме белой облицовки, его магазины отличались тем, что фамилия владельца на вывеске писалась без твердого знака на конце. А в своем доме, вроде бы, прятал от охранки революционеров, в том числе, видных в будущем деятелей партии большевиков. Вполне возможно, учитывая настроения передовых фабрикантов того времени. Достаточно вспомнить отношения с либеральным и социал-демократическим движениями его ровесника С. Т. Морозова.

Как и Савва Тимофеевич, Чичкин устраивал для своих работников жилье, питание, лечебницы и прочие прогрессивные нововведения. Но более интересна система организации труда и, главное, воспитания сотрудников, вводимая на его предприятиях. Впервые он упомянул о ней в своем выступлении в марте 1907 года на собрании, посвященном памяти Н. В. Верещагина. Подробнее о системе рассказывать не будем, в интернете о ней легко найти сведения.

Это систему, к внедрению которой Александр Васильевич сразу же приступил, проверить на практике не удалось, т. к. «молочная империя» А. Чичкина в 1918 году завершила свое 20-летнее существование. Говорят, что число работников компании в 1914 г. составило примерно 3000 человек, ежегодный доход фирмы составлял 100 – 150 тыс. руб., а основной капитал перевалил за 10 млн. руб. Так ли это, утверждать не беремся, но в рейтинге Википедии крупнейших по капиталам российских компаний по состоянию на начало ХХ века фирма Чичкина не значится, хотя указаны там и предприятия с меньшими, чем в 10 млн. капиталами. Не удалось найти фамилии Чичкин и в других подобных списках.

Автор:  Ульянов Владимир Николаевич, Эксперт портала Unipack.Ru, бывший конструктор упаковочного оборудования

Часть 2.
12.08.2019

Обязательная маркировка готовой молочной продукции начнется 1 марта

У отрасли есть время чтобы подготовиться к маркировке готовой молочной продукции, уверены в ЦРПТ. Алексей Сидоров, руководитель товарной группы «Молоко», ЦРПТ в комментарии The DairyNews подчеркнул, что интеграция систем «Меркурий» и «Честный знак», и работа через «одно окно» исключит дополнительную нагрузку на представителей отрасли.
Морозовский, ООО
Адрес:  Оренбургская обл, Октябрьский район, хутор Морозовский, ул. Полевая, д. 1 
 
МилКо, ООО
Адрес:  г. Санкт-Петербург, ул. Школьная, д. 2 литера А пом. 1-Н 
 
Монастырский СППК
Адрес:  Томская обл, Шегарский район, с. Монастырка, ул. Советская, д. 51 стр. А 
 
Егоров Юрий Степанович КФХ
Адрес:  Республика Крым, Черноморский мун. р-н, Новоивановское, с Новоивановка