«Обезжиривание» молочников: как олигархи и «Честный знак» снимут сливки

Источник: business-gazeta.ru
«Вамин», «Азбука сыра», «Агросила» и другие переработчики молока против системы маркировки.
«Недобросовестный производитель может написать на сырном продукте «сыр» и отправить такой товар на прилавок. QR-код никак не повлияет на данный процесс!» — к таким выводам пришли опрошенные «БИЗНЕС Online» игроки молочного рынка Татарстана. Наследник молочной империи «Вамин» Минтимер Мингазов, генеральный директор «Азбуки сыра» Алексей Фатыхов, а также представители Зеленодольского и Нижнекамского молкомбинатов, «Агросилы» и «Комос Групп» выступили с консолидированной позицией: «Честный знак», по сути, будет дублировать функции «Меркурия», при этом вызовет массу технических сложностей и потребует многомиллионных вложений. Аргументы обеих сторон спора — в разборе «БИЗНЕС Online».

«Честная» молочная маркировка

Маркировка молочной продукции в России в добровольном порядке началась с 20 января 2021 года. С этой даты веселые (и не очень) молочники могут регистрироваться в системе «Честный знак» и получать коды Data Matrix в ГИС МТ (государственная информационная система мониторинга товаров, регулятор — минпромторг). Оператором системы маркировки является ООО «Оператор-ЦРПТ», «дочка» центра развития перспективных технологий (ЦРПТ). Пока коды выдают бесплатно. С 1 июня 2021 года «благотворительность» закончится. За это время, как считается, предприятия должны закупить необходимое оборудование и отладить интеграцию своих внутренних процессов с системой «Честный знак».

Но есть еще и введенная в 2019 году минсельхозом РФ система ветеринарной сертификации молочной продукции «Меркурий». Считается (но это в идеале), что две разные системы маркировки — «Меркурий» и «Честный знак» — будут не дублировать, а только дополнять друг друга, контролируя качество молочной продукции и защищая рынок от подделок. Так, «Меркурий» станет отслеживает продукцию животного происхождения до того, как она попадет на производство. Далее в дело вступает «Честный знак», который фиксирует все перемещения готовой «молочки» до продажи ее на кассе.

С первого дня лета стартует этап обязательной маркировки в отношении сыров и мороженого. С 1 сентября 2021 года к сыроварам и мороженщикам присоединятся производители молочной продукции со сроком годности более 40 суток, а с 1 декабря 2021 года — продукции со сроком годности 40 суток и менее.

Есть и исключения. Маркировке не подлежит молочная продукция с массой менее 30 г — например масло, которое выдают в обедах пассажирам самолетов или в гостиницах. Не нужно маркировать молочное питание для детей до трех лет, а также специализированное питание для диабетиков. Индульгенцию от маркировки получает и «молочка», которую фасуют прямо там же, где и продают — на рынке или в торговом зале супермаркета. Кроме того, если вся производимая продукция поставляется на экспорт, а в стране назначения нет требований по маркировке, то она также может не маркироваться.

На все упаковки будет наноситься цифровой код Data Matrix. Внешне он похож на QR-код, но считать его через стандартное приложение не получится, для этого потребуется скачать приложение «Честный знак». Наносить коды на молочную продукцию можно тремя способами.

В упрощенном варианте система будет работать следующим образом. Производитель покупает и устанавливает необходимое оборудование и программное обеспечение, обучает и нанимает дополнительный персонал. В процессе производства продукции молочный завод вносит в систему маркировки информацию о товаре, заказывает и получает коды Data Matrix в ГИС МТ. Стоимость одного кода составит 50 копеек без учета НДС. Далее производитель наносит коды на упаковку, при помощи датчика технического зрения (его прозвали «третий глаз») считывает коды и отчитывается о нанесении Data Matrix в системе маркировки, коды вводятся в оборот. Далее поставщик при отгрузке молочной продукции отправляет эти коды вместе с прочей документаций оптовику. Последний сверяет коды и подписывает документ своей электронной подписью. Магазин принимает товар по электронным накладным и сообщает о продаже молочных продуктов через онлайн-кассу, данные сначала поступают оператору фискальных данных, затем их переправляют в «Честный Знак». Если на конце «цепочки» стоит предприятие общепита, то кафе или ресторан также фиксирует приемку «молочки» от поставщиков. Для этого они сканируют код и списывают его, указывая причину «Для собственного оборота».

За оборот немаркированного молока и молочных продуктов в будущем станут жестко наказывать. Согласно п. 1 и 2 ст. 15.12 КоАП РФ, за производство молочной продукции без использования кодов маркировки предусмотрены штрафы: юридическим лицам — от 50 тыс. до 100 тыс. рублей с конфискацией продукции; должностным — от 5 тыс. до 10 тыс. рублей с конфискацией продукции. За продажу, хранение и перевозку «молочки» без маркировки юридические лица поплатятся суммой от 50 тыс. до 300 тыс. рублей, должностные — от 5 тыс. до 10 тыс. рублей, физлица — от 2 тыс. до 4 тыс. рублей.

Лишние затраты и аналог «Меркурия»?

В публичном пространстве не раз высказывались критика в адрес системы маркировки «Честный знак». Помимо роста расходов на закупку и обслуживание оборудования, увеличения штатов и оплаты стоимости кодов, у предприятий возникают дополнительные непредвиденные расходы из-за возможного замедления производства, административных штрафов за ошибки в маркировке, штрафов от торговых сетей за не вовремя поставленный товар, возврата товара с нечитаемыми кодами. Генеральный директор Союзмолока Артем Белов подсчитал, что затраты всех перерабатывающих молоко предприятий страны в первый год составят не менее 61,3 млрд рублей, а ежегодные — не менее 35,2 млрд рублей. Также он полагает, что эта маркировка будет дублировать уже введенную систему прослеживания молочной продукции «Меркурий».

Бывший сенатор Сергей Лисовский подсчитал, что после введения молочной маркировки «у покупателя будет изыматься около 300 миллиардов рублей в год» (цитата по DairyNews.ru). Причем больше половины этой суммы будет уходить лицам, не связанным с сельским хозяйством, — учредителям центра развития перспективных технологий, отмечал политический деятель, очевидно, намекая на то, что выгоду от маркировки получит компания ЦРПТ. Правда, позже экс-сенатор стал заявлять обратное, что «маркировка поможет снизить стоимость молока».

Согласно данным базы «Контур.Фокус», ООО «Оператор-ЦРПТ» на 90% принадлежит ООО «Центр развития перспективных технологий» и на 10% — ООО «Новые решения». ООО «Центр развития перспективных технологий», в свою очередь, через ООО «Юэсэм Технологии» (другое название — ООО «Юэсэм Маркировка») и ООО «Холдинговая компания Юэсэм» принадлежит примерно на 24,5% Алишеру Усманову и на примерно на 7,5% — Владимиру Скочу, через ООО «Элвис-Плюс Групп» — на 25% Александру Галицкому и через АО «Концерн „Автоматика“» на 25% — государственной корпорации «Ростех». Конечным бенефициаром и гендиректором ООО «Новые решения» на 100% является Оксана Орешина. Гендиректор ООО «Оператор-ЦРПТ» — Дмитрий Алхазов, руководитель ООО «Центр развития перспективных технологий» — Андрей Кириллов.

Известна своим неприятием сначала «Меркурия», а теперь и «Честного знака» компания Danone. Ее российский вице-президент по коммуникациям Марина Балабанова ранее заявляла, что маркировка — это избыточная мера: «В отрасли не существует контрафактной продукции, с которой борется маркировка. Есть проблема фальсификата, с которой маркировка не помогает». Правда, на просьбу «БИЗНЕС Online» прокомментировать ситуацию с маркировкой в компании Danone ответили отказом.

Другие представители молочного бизнеса также не раз просили отменить или хотя бы отсрочить введение «молочного налога». Так, в ходе круглого стола, организованного комитетом Госдумы по аграрным вопросам 17 февраля 2021 года, представители отрасли высказывались о том, что ожидают «большой пул проблем по информационному обмену между системами», а также предложили сделать тарифы в период 2021–2022 годов бесплатными, а далее ввести символический тариф в 1 копейку за код.

В минсельхозе РФ начали задумываться о том, как компенсировать затраты на маркировку молока. В частности, глава ведомства Дмитрий Патрушев на встрече с представителями молочной отрасли в конце 2020 года заикнулся про необходимость поддержки молочников. На днях федеральным СМИ сообщили, что речь может идти о 8,6 млрд рублей в виде субсидии из бюджета — для облегчения перехода отрасли на обязательную маркировку продукции.

На сайте минсельхозпрода РТ опубликован список из 10 предприятий – производителей молочной продукции, зарегистрированных в системе по маркировке. По состоянию на 25 февраля 2021 года в этом списке: ООО «Арча», ООО «Молочный комбинат „Касымовский“», ОАО «Алабуга Соте», АО «ЗМК», ООО «Нижнекамский молочный комбинат», ОАО «Челны Холод», ООО «Фабрика мороженого „Славица“», ИП Садыков Равиль Аксянович, ООО «Слобода», Новошешминский завод «СОМ» и ООО «БМК».

«Практически все производители пойдут на маркировку только из-за отсутствия выбора, добровольно в этой затее участвовать никто не хочет. Смысл данной программы не могут объяснить представители оператора маркировки, узкие моменты, возникающие в процессе работы программы, не рассмотрены. Когда на площадке совета по делам предпринимателей при президенте РТ собирали производителей и представителей оператора, ответ на наши вопросы звучал следующим образом: „Вас все равно заставят это сделать“», — отмечает владелица КФХ Алена Белоглазова.

Словом, молочники Татарстана вместе с остальной Россией недоумевают по поводу нового вида «налогообложения». «БИЗНЕС Online» пообщался с лидерами отрасли и записал основные вопросы и претензии производителей молочной продукции из Татарстана к «Честному знаку». Также мы приводим и ответы оператора системы (ЦРПТ).

Вопрос первый (и главный): поможет ли «Честный знак» победить фальсификат?

«Маркировка выгодна бизнесу, так как позволяет выровнять конкуренцию — за счет сокращения нелегального оборота доля рынка тех, кто ведет бизнес легально, вырастет», — таков посыл оператора проекта. Также предполагается, что система маркировки будет удобна для потребителя, поскольку он сможет мгновенно проверить каждую упаковку, на которой есть код. Кроме того, система интегрирована с «Меркурием», что позволит проследить судьбу товара, что называется, от поля до прилавка. Кроме того, она надежно защищена от подделок.

Но доля нелегального рынка, по мнению ряда участников рынка, для основной массы молочных продуктов, продающихся в сетевых ретейлерах, уже и так низкая. «Целью маркировки обозначается борьба с контрафактом, доля которого на молочном рынке составляет 0,01 процента», — заявлял «Агроинвестору» гендиректор Союзмолока Белов. Не исключаем, что эти цифры были несколько занижены или же показатели варьируются от региона к региону. Так или иначе, в рамках форума «100% Татарстан» на дебатах по теме молочной продукции глава Роспотребнадзора по РТ Марина Патяшина заявляла, что с 2017 года долю фальсификата в «молочке» в республике удалось снизить с 27% до 6%. В отчете татарстанского ведомства за 2020-й сообщается о 14 случаях фальсификации молочной продукции жирами немолочного происхождения, 13 из которых приходится на ввозимую из других регионов. Иными словами, речи о тотальной фальсификации на рынке не идет, и фактически в республике проблема с молочным фальсификатом уже решена.

Тот же вопрос задает и генеральный директор ООО «Азбука сыра» Алексей Фатыхов (руководит и владеет на 5% Мамадышского маслодельно-сыродельного комбината, который также на 75% принадлежит Гульнаре Муратовой — супруге Марата Муратова — и на 20% — Сергею Журавлеву). «Все говорят о том, что QR-код даст нам возможность борьбы с фальсификатом, но никто не может ответить на вопрос, как он это сделает. У нас, как у производителей, которые живут с данной темой около двух лет, ответ очевиден — никак. Ответа на вопрос, для чего нам нужна маркировка, так и нет. Да, мы „белая“ компания и всегда будем соблюдать законы, которые примет правительство страны и подпишет президент РФ. Но на сегодня нет ни одного плюса во введении маркировки. Система не отработана, товар для конечного потребителя подорожает, механизмы внедрения не работают», — говорит Фатыхов.

Владелец ГК «Вамин Татарстан» Минтимер Мингазов подчеркивает, что основная доля фальсификата молочной продукции приходится на несетевую мелкую розницу и продуктовые рынки, где фальсификат как был, так, судя по всему, и останется, потому что товары вразвес маркировке «Честный знак» не подлежат. Нужно отметить, что ГК «Вамин Татарстан» довольно регулярно сталкивается с фальсификатами своей продукции.

Второй момент — есть ведь уже «Меркурий». «Мы не понимаем разницу между дублирующими функциями „Честного знака“ и „Меркурия“», — говорит Мингазов, который в настоящее время управляет тремя молочными заводами в РТ — в Арске, Балтаси и Аксубаево. «За прослеживаемость качества молочной продукции отвечает система „Меркурий“. С ее запуском количество фальсификата заметно снизилось», — соглашается директор Нижнекамского молочного комбината (входит в АМП «Дамол») Эдуард Скобей.

В ЦРПТ говорят, что системы будут работать совместно. «Поштучная прослеживаемость позволяет проводить анализ быстрее, прозрачнее, детальнее, по каждой упаковке устанавливать ее принадлежность к какой-то партии и сырью, — поясняют в „Честном знаке“. — Самое главное — любой потребитель (включая садик/школу/больницу) сможет мгновенно проверить каждую упаковку, на которой есть код. Не нужно обращаться в какие-то еще системы или учреждения, достаточно приложения на мобильном телефоне». 

Фатыхов сомневается, что «потребитель выиграет от того, что наведет на этот QR-код смартфон и узнает все о товаре». А кроме того, он не уверен, что маркировку нельзя будет обойти. «По факту серый рынок никуда не делся. Я точно помню момент, когда производители сырного продукта начали сокращать производство — за месяц до введения „Меркурия“, а спустя месяц после его старта говорили, что знают, как обойти систему», — вспоминает собеседник. 

«Только продукция с ВСД сможет получить код маркировки. Интеграция систем делает бессмысленным производство на подпольных предприятиях, потому что они не смогут получить коды маркировки, а значит, не сумеют пустить продукцию в оборот. Кроме того, „закрывшееся“ юрлицо не сможет заказать коды — во время заказа система проверяет его статус», — утверждает ЦПРТ. 

Однако на рынке не уверены, что система технически помешает «суррогатчику» купить маркировочный код. «Представитель единого оператора не дал ответа, каким образом он решит проблему фальсификата, ведь регистрация в системе несложная, и зарегистрировать и купить код могут и „суррогатчики“, а их маржинальный доход значительно выше, и для них не будет накладно приобрести оборудование. Каким образом станет отслеживаться продукция в общепите, тоже остается непонятным», — обращает внимание глава КФХ Белоглазова.

Отметим, что у системы не предполагается какой-то контрольной структуры, которая станет проверять, соответствует ли информация на кодах тому, что в пакетиках и бутылках. «Наличие кода вовсе не означает, что в упаковке не может оказаться фальсификата. Мы же не стоим у коровы, код на вымя не ставим», — иронизируют наши собеседники.

Вопрос второй: какова цена маркировки?

Вопрос платы за получение Data Matrix — по 50 копеек за каждый код — для молочников весьма болезненный, так как потребует многомиллионных регулярных расходов. В ЦРПТ необходимость платить объясняют тем, что инвестиции компании как частного партнера государства составляют около 250 млрд рублей. Возмещать эти расходы и предстоит молочникам. В качестве утешения в ЦРПТ обещают, что стоимость кода и других услуг не будет меняться в течение всех 15 лет действия соглашения. Для сравнения: тот же «Меркурий», на который любят ссылаться создатели системы «Честный знак», с точки зрения выдачи ВСД (ветеринарной сопроводительной документации) бесплатен для участников рынка.

По нашей просьбе представители компаний оценили свои расходы на маркировку. В пресс-службе компании «Агросила» (в состав агрохолдинга Ильшата Фардиева входит челнинский молочный завод, бренд «Просто молоко») нам сообщили, что основные затраты в связи с запуском обязательной маркировки (приобретение оборудования для нанесения и считывания маркировки, работа интеграторов — программное обеспечение и пр.) у них составят ориентировочно 50 млн рублей. Кроме того, будут операционные затраты — 50 копеек без НДС за получение каждого кода, а также использование чернил и этикеток.

Входящие в ГК «Вамин Татарстан» заводы уже закупили маркировочное оборудование на 1 млн рублей для теста в ручном режиме. Для сырного производства подходит относительно недорогой вариант нанесения кодов (путем этикетирования), к тому же нашли поставщика с невысокими ценами. О том, что в условиях ажиотажного спроса стоимость оборудования будет зашкаливать, уверены все производители.

В качестве примера: на Балтасинском МК производится в сутки 32 т сыра, соответственно, в день нужно будет промаркировать 6,4 тыс. головок весом по 5 кг каждая (не учитывая мелкую фасовку по 200 г)! Для маркировки продукции придется нанять от 5 до 10 дополнительных сотрудников, которые станут отвечать за наклейку кодов. При этом в компании отдают отчет, что ошибка вследствие «человеческого фактора» не исключена. Для того чтобы внедрить автоматическое оборудование, нужно смету считать отдельно, сейчас таких расчетов нет. 

Вопросов пока остается много относительно интеграции программного обеспечения предприятия с системой «Честный знак», а также правовых актов, одним словом, досконально не просчитав бизнес-риски, говорить об итоговых затратах, формирующих цену маркировки, сложно. Что касается расходов на покупку кодов Data Matrix, то компания «Вамин» с учетом объема выпускаемой продукции заплатит «Честному знаку» почти 20 млн рублей в год. Это только стоимость кодов!

В «Азбуке сыра» расходы на внедрение маркировки оценивают в 50 млн рублей. «Но это только приблизительные подсчеты, поскольку мы до сих пор до конца не знаем, что нам необходимо сделать, чтобы система заработала. Так, с 1 июня этого года обязательной маркировке подлежат сыры, мороженое. Что касается нашей компании, то 80 процентов отгружаемой нами продукции — весовые сыры. Сейчас начало марта, а у нас до сих пор нет регламента реализации весового продукта. А ведь, чтобы заказать QR-коды в типографиях (которые, кстати, тоже не совсем готовы к маркировке), нам нужно сработать старую этикетку, разработать новую, согласовать все это с сетями, на что осталось два с половиной месяца. А на практике такой процесс занимает до 6 месяцев», — говорит Фатыхов.

Заместитель вице-президента «Комос групп» — управляющий производственной площадкой «Ижмолоко» ОАО «Милком» Александр Габдрахимов (бывший гендиректор Казанского молочного комбината) констатирует, что «теперь надо думать о том, как минимизировать последствия». «Основные инвестиции — это, конечно, в оборудование (конвейеры, сканеры, принтеры и так далее). Потом будут эксплуатационные затраты на закуп QR-кодов, дополнительный персонал, на контроль системы и расходные материалы. Также есть большое опасение, что произойдет увеличение стоимости упаковки, так как мы планируем, что в основном будем покупать упаковку с кодами, а не пытаться их нанести самим на каждую единицу. Сейчас ведем очень много переговоров на этот счет», — говорит Габдрахимов. По его словам, на внедрение и работу системы на один комбинат потребуются «десятки миллионов рублей», в компании надеются на компенсацию со стороны государства.

Директор Нижнекамского молочного комбината Скобей оценил затраты компании на оснащение производственных линий в «несколько миллионов рублей». «Скорее всего, надо будет принять на работу дополнительный персонал, однако пока не готовы сказать, о каком количестве идет речь. Все станет ясно после полного запуска процесса маркировки на предприятии. Но уже понятно, что придется менять дизайн упаковки, освобождая на ней место под код Data Matrix, это, конечно, дополнительные расходы. Еще такой момент — есть риски несчитывания кода маркировки на финише, то есть на кассе или при выбытии товара из оборота даже при удачном сканировании кода на предыдущих звеньях логистической цепочки. Или же у участников товарооборота молочной продукции может просто стоять оборудование разных классов. Решение таких проблем — тоже затраты», — говорит Скобей.

Вопрос третий: как сильно подорожают молочные товары?

Как уже говорилось выше, каждая единица молочной продукции подорожает на 50 копеек только за счет стоимости марки. Но это еще не все — добавьте сюда цену оборудования, наем дополнительных специалистов и другие расходы. По предварительным оценкам Союзмолока, увеличение стоимости продукции в результате введения маркировки составит порядка 4%. В ЦРПТ же считают, что конечная цена молочной продукции на прилавке не вырастет, поскольку производители возьмут на себя эти расходы, а в будущем — после ликвидации всего контрафакта — цены могут даже снизиться. Производители таким прогнозам не верят.

«На первый взгляд, прибавка на 50 копеек за единицу товара для продукции, которая стоит от 200 рублей, кажется незначительной, а если речь идет о „мелкой фасовке“, то люди задумаются. Надо понимать, что внедрение кодирования — это не только стоимость кода, а полноценный бизнес-процесс, включающий и новые рабочие места, и дорогостоящее оборудование, и постоянные расходники для обеспечения полного цикла работы. Прогноз подорожания — до 10 процентов за единицу мелкофасованной продукции», — заключает Мингазов. 

В компании «Агросила» нам сообщили, что, «исходя из анализа данных, среднее удорожание может составить 2 рубля на единицу товара». В «Азбуке сыра» конкретных прогнозов пока не делают. «Удорожание продукции, конечно, произойдет. На каждую единицу товара добавится, говорят, по 50 копеек. На деле больше, конечно. Но посчитать сложно», — говорит Фатыхов.

Молочные продукты, согласно информации Росстата, в 2020 году подорожали, и то ли еще будет. В январе 2021-го цены на молоко и молочную продукцию в России выросли на 3,6% по сравнению с январем 2020-го, а сливочное масло подорожало на 4%. По данным Татарстанстата, в республике молоко и молочная продукция за 2020 год поднялись в цене на 2,5%, сыр — на 7,1%, масло сливочное — на 2,7%. Госалкогольинспекция РТ также ведет мониторинг цен на продукты питания: по данным ведомства на 26 февраля 2020 года, средняя цена на молоко составила 50,7 рубля. Самая низкая цена (39,35 рубля) зафиксирована в Тетюшском районе, самая высокая (67,64 рубля) — в Аксубаевском, в Казани молоко стоило в среднем 50,57 рубля за литр продукции жирностью 2,5–4%. Стоимость килограмма сливочного масла (72,5%) варьируется от 441,24 рубля в Агрызском районе до 603,6 рубля в Нижнекамском, в столице республики масло стоит 543,59 рубля.

Вопрос четвертый: будут ли технические накладки, «потянет» ли интернет?

Помимо сугубо денежных вопросов представителей молочной отрасли волнует то, будет ли система маркировки работать исправно, не зависая (как «Меркурий»), и потянет ли новую программу интернет в условиях сельской местности?

«Безусловно, мы должны обеспечить места отгрузки продукции высокоскоростным интернетом, что не всегда просто в условиях отдаленных районов. Мы все, и поставщики и контрагенты, являемся звеньями одной цепи. Думаю, что проблемы возникнут, как это бывает при запуске любой новой системы. Проблемы технического характера в „Меркурии“ сохраняются и сегодня, и в „Честном знаке“ их не миновать. Какими они окажутся и как будут решаться, покажет время», — заключает Мингазов.

Заместитель генерального директора по качеству АО «Зеленодольский молочноперерабатывающий комбинат» Роза Гарипова отмечает, что хоть правительство и рассматривает возможность субсидий для приобретения оборудования, но это не решает проблему интеграции маркираторов для непрерывного производства, так как процедура повлечет остановку линий. «Даже заводам, которые регулярно проходят модернизацию, будет крайне тяжело технически интегрировать маркираторы, к тому же придется дополнительно нанимать и обучать сотрудников. Нам кажется, что столь сжатые сроки не позволят обеспечить готовность части производителей, поставщиков оборудования и упаковки, а также ретейлеров и импортеров», — утверждает Гарипова. 

Вопрос пятый: начнутся ли срывы сроков поставок «молочки»?

Из-за проблем с интернетом или других технических сложностей могут существенно увеличиться сроки отгрузки продукции, опасаются производители. В свою очередь, это может привести к рискам срыва сроков поставки товара торговым сетям. Но в системе «Честный знак» не согласны с тем, что работа в системе учета затормозит деятельность компаний. На сайте приводятся результаты участников эксперимента, которые показывают, что после вхождения в систему маркировки производительность предприятий молочной промышленности либо не снижается вовсе, либо падает, но незначительно, зато при этом уменьшается количество брака. Что касается возможных сбоев в работе, здесь позиция ЦРПТ такова: ответственность оператора, производителей и других участников должна быть прописана в договоре, а конфликты — решаться в гражданско-правовом порядке.

В компании «Агросила» не исключают, что с запуском обязательной маркировки возможно увеличение срока поставки продукции. «Чтобы отгрузить товар и поставить на полки свежую продукцию, специалисты ООО „Агросила-Молоко“ работают в ночную смену. Когда к указанному графику прибавляется маркировка, сотрудникам необходимо дополнительно считать и активизировать код, а также интегрировать данные в системы 1С и „Меркурий“», — говорят в компании. Вместе с тем здесь отмечают, что на сегодняшний день «не проработан механизм приема товара сетью и гашения кода на кассе».

Есть четкая схема работы с крупными сетями, которая обусловлена строгим временным графиком окон выгрузки товара. Если происходит сбой во внутренних процессах, который приведет к изменению времени доставки, то по договору штрафные санкции могут составить до 30% от стоимости груза, говорит Мингазов. В случае перевозки груза без маркировки компании, напомним, также полагаются серьезные административные штрафы.

«Основной риск, безусловно, в том, что внедрение маркировки затронет не только производителей, но и всю цепочку: оптовики, торговые сети, частные магазины, и тут очень сложно проконтролировать, чтобы они тоже смогли оперативно реализовать данные нововведения, чтобы мы не потеряли в объемах продаж или не пошли возвраты. Конечно, крупные федеральные сети это сделают, а по более мелким покупателям есть опасение», — говорит Габдрахимов.

В ЦРПТ утверждают, что в договорах с участниками рынка прописывается и их ответственность за подобные проблемы. Так что за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств по договору ответственность предусматривается и для оператора, и для производителя. «ЦРПТ всегда действует в соответствии с законодательством и готов к исполнению любых требований, которые прописаны в нормативно-правовых актах», — утверждает «Честный знак».

Вопрос шестой: доедет ли скоропортящаяся продукция до прилавков?

«Свежее молоко до прилавка теперь не дойдет», — делают неутешительные выводы наши собеседники. Они считают, что производители все чаще станут «уходить» в продукты с бо́льшими сроками хранения, а также искать разрешенные методы увеличить срок хранения продукции. Но для скоропортящихся товаров в системе маркировки уже введены существенные послабления — продукты со сроком годности 40 и менее дней выведены из-под поштучного учета, они будут прослеживаться за счет объемно-артикульного.

Вопрос седьмой: не будут ли портиться и стираться коды?

Если код плохо пропечатался, стерся, — в общем, не читается системой, товар возвращают производителю, его надо перемаркировать, что тянет за собой дополнительные затраты, которые невозможно просчитать заранее. В ЦРПТ предлагают ответственность между компаниями за некачественно нанесенный или испорченный код прописывать в договоре — по аналогии с тем, как сегодня регулируется ответственность за порчу товара.

«Вопрос еще, как это (заменить код — прим. ред.) сделать? Надо снять упаковку, заново упаковать и нанести код, но это же нарушит микробиологию. Наклеить этикетку сверху на другую — возникнут резонные вопросы у потребителя, не испорчен ли товар?» — рассуждают наши собеседники из молочной отрасли. 

«Каким будет качество печати, могут ответить только производители оборудования. Мы в этих вопросах сейчас не сильно компетентны, собираем информацию, изучаем», — сообщил владелец компании ГК «Вамин Татарстан».

«У производителей мороженого свои сложности: QR-код может не наклеиться на этикетку, потому что продукт хранится при температуре ниже минус 18 градусов. Опять проблема у производителя. В итоге все основные издержки, помимо непосредственно внедрения системы маркировки, лягут на производителя. Это может обернуться серьезными проблемами для субъектов МСП, которым не хватит опыта, денег, специалистов пережить такие изменения», — отмечает Фатыхов.

Наше издание запросило мнение производителей мороженого — компаний «Челны Холод» и «Славица», но на момент подготовки материала ответа получено не было.

Вопрос восьмой: не приведет ли маркировка к вымиранию малого и среднего бизнеса?

Крупные и средние предприятия найдут деньги на внедрение программы «Честный знак», но какой будет при этом рентабельность компании с учетом расходов на обслуживание системы — большой вопрос. Срок маркировки для крестьянских (фермерских) хозяйств, которые самостоятельно продают молочную продукцию, специально отодвинут до 1 декабря 2022 года. Но ведь и этот день настанет. В ЦРПТ отмечают, что для небольших хозяйств само оборудование при условии, если у предпринимателя нет вообще ничего, даже принтера, будет стоить недорого — порядка 23 тыс. рублей. Но производители отмечают совокупность факторов — нужно и покупать сами коды, и поддерживать систему в рабочем состоянии.

«Мы, как крупное предприятие, по идее должны хлопать в ладоши: все уйдут, ниша освободится. Но никогда еще искусственное снижение конкуренции не играло никому на руку. Мы все должны работать в единых условиях. Сейчас же получится ситуация, когда „белый“ производитель с небольшой маржой вкладывается во введение маркировки, а „серый“ сидит и потирает ручки, потому что его продукции становится еще больше. Как ни крути, если мы, производя честный продукт, не получаем прибыль, возникает ситуация, когда ряд производителей может уйти на серый рынок, потому что им нужно платить зарплаты, налоги и просто зарабатывать прибыль», — заключает Фатыхов.

Предложения производителей

Представители молочных компаний высказали свои предложения и пожелания к разработчикам системы маркировки. Так, в компании «Вамин Татарстан» считают, что необходимо максимально снизить стоимость кодов — чтобы не подорожал конечный продукт (по статистике, жители России не обеспечены на 100% молочными продуктами). Также здесь считают необходимым продумать систему компенсации затрат на приобретение оборудования, чтобы в том числе и небольшие компании, и фермеры остались на плаву и сохранили свои рабочие места. МСХ РФ, конечно, предоставляет льготный 2-процентный субсидированный кредит, но значимой поддержки предпринимателям он не окажет.

«Очень многое зависит от оборудования, которое установят в торговых точках, и есть риски, что код не будет считываться на кассе. Учитывая изложенное, необходимо распределение затрат по внедрению указанной системы на всех участников цепочки реализации товара конечному потребителю в целях избежания негативных последствий для производителя», — уверены в «Агросиле».

Поскольку любая система контроля должна быть эффективной и работать на конечный результат, то «необходима детальная проработка распределения затрат от внедрения системы контроля и механизма работы системы контроля».

«Пострадают производители и конечный потребитель, — считает Белоглазова. — Маркировку молочной продукции следует отменить, так как это продукт первой необходимости и увеличивать стоимость данной категории в сложившейся экономической ситуации опасно».

Директор нижнекамского молкомбината Скобей считает, что отрасли необходимы меры поддержки на внедрение маркировки. «Это не только программы льготного кредитования на оборудование и оплату кодов маркировки. Очень помогло бы освобождение от НДС на оборудование для маркировки на линиях, программа, идентичная для типографий и поставщиков упаковки молочной продукции», — отмечает он.

P.SПосле выхода публикации в свет в редакцию «БИЗНЕС Online» обратились представители центра развития перспективных технологий (ЦРПТ) с требованием опубликовать опровержение. Большинство пунктов, которые, по мнению компании, требуют опровержения, — это цитаты публичных персон, ранее опубликованные в других СМИ и сопровожденные прямыми ссылками на эти публикации, а также размышления представителей молочной отрасли Татарстана и автора данной публикации о вероятных последствиях введения маркировки с 1 июня 2021 года, что, на наш взгляд, не является нарушением каких-то законов или этических норм и правил. Собирать комментарии, делать прогнозы, изучать варианты развития той или иной политической или экономической ситуации — это и есть составная часть нашей повседневной журналистской работы. И тем не менее мы публикуем данное письмо, предоставляя таким образом компании право на ответ, гарантированное законом «О СМИ». Оставляем его на суд читателей.

Опровержение

17 марта в «БИЗНЕС Online» вышла статья о маркировке молочной продукции.

Бо́льшая часть статьи — это допущения авторов о будущих гипотетических событиях, а не фактическая информация. Комментарии оператора системы маркировки, направленные редакции, фактически не включены в статью, они открываются по отдельному клику, из-за чего освещение темы однобокое. Комментариев регуляторов не представлено вовсе. Такая подача материала с передергиванием фактов не соответствует принципам объективной журналистики и направлена на дезинформацию предпринимателей, создание негативного образа системы маркировки. Это приводит к тому, что компании начинают готовиться в последний момент, совершают ошибки.

Напомним, что оператор системы маркировки назначен правительством РФ и исполняет решения правительства РФ и требования нормативно-правовых актов. Правила маркировки молочной продукции утверждены постановлением правительства №2099 от 15.12.2020.

Со своей стороны «Оператор-ЦРПТ» всегда находится в диалоге с бизнесом, вырабатываются оптимальные решения. Эксперимент по маркировке молочной продукции начался еще 15 июля 2019 года, в него приглашались все желающие. Например, разработан бесплатный сервис «ЭДО Лайт», оказывается методическая поддержка, найдено решение по печати кодов в типографиях.

Ниже приведены некоторые передергивания авторов материала.


Помимо роста расходов на закупку и обслуживание оборудования, увеличения штатов и оплаты стоимости кодов, у предприятий возникают дополнительные непредвиденные расходы из-за возможного замедления производства, административных штрафов за ошибки в маркировке, штрафов от торговых сетей за не вовремя поставленный товар, возврата товара с нечитаемыми кодами.

Опровержение. При правильной интеграции никакого замедления производства нет, поставки не задерживаются. Нечитаемых кодов не может быть — они верифицируются на производстве. Мало того, читаются коды с повреждением до 30% поля.


Считается (но это в идеале), что две разные системы маркировки — «Меркурий» и «Честный знак» — будут не дублировать, а только дополнять друг друга, контролируя качество молочной продукции и защищая рынок от подделок.

Опровержение. Системы не дублируют друг друга. Их интеграция настроена, что нацелено на защиту рынка от всех видов нелегального оборота.


Генеральный директор Союзмолока Артем Белов подсчитал, что затраты всех перерабатывающих молоко предприятий страны в первый год составят не менее 61,3 млрд рублей, а ежегодные затраты — не менее 35,2 млрд рублей. Также он полагает, что эта маркировка будет дублировать уже введенную систему прослеживания молочной продукции «Меркурий».

Опровержение. Принятые впоследствии решения (об этапности, исключениях, типографиях) позволили сократить затраты. Ссылка: milknews.ru.


Бывший сенатор Сергей Лисовский подсчитал, что после введения молочной маркировки «у покупателя будет изыматься около 300 миллиардов рублей в год» (цитата по DairyNews.ru). Причем больше половины этой суммы будет уходить лицам, не связанным с сельским хозяйством, — учредителям центра развития перспективных технологий, отмечал политический деятель, очевидно, намекая на то, что выгоду от маркировки получит подконтрольная олигарху Алишеру Усманову компания ЦРПТ.

Опровержение. Цифры, озвученные в июле 2019 года, устарели. По подсчетам, затраты отрасли будут до 6 млрд рублей. На что намекает сенатор — безосновательный вывод.

Сергей Лисовский на опыте посещения предприятий в последнее время говорил: «Хотя вот эти цены, которые указывают, как выяснилось, они в общем достаточно завышенные. На самом деле стоимость оборудования гораздо ниже» (govoritmoskva.ru).

«По нашему анализу, наценка на молочную продукцию в торговых сетях составляет от 50 до 150 процентов. Я уверен, что правительство найдет возможности, если входная цена увеличится за счет введения маркировки со стороны производителей [сделать так], чтобы эту компенсацию платил не потребитель, а торговые сети снизили свою торговую наценку. Это вполне реально», — считает Лисовский (tass.ru).


Известна своим неприятием сначала «Меркурия», а теперь и «Честного знака» компания Danone. Ее российский вице-президент по коммуникациям Марина Балабанова ранее заявляла, что маркировка — это избыточная мера: «В отрасли не существует контрафактной продукции, с которой борется маркировка. Есть проблема фальсификата, с которой маркировка не помогает». Правда, на просьбу «БИЗНЕС Online» прокомментировать ситуацию с маркировкой в компании Danone ответили отказом.

Опровержение. Danone был в эксперименте, зарегистрирован в «Честном знаке» (честныйзнак.рф).


Другие представители молочного бизнеса также не раз просили отменить или хотя бы отсрочить введение «молочного налога». 

Опровержение. Маркировка не «налог». Просьбы бизнеса были услышаны, именно поэтому внедрение маркировки вводится этапами, из нее исключен ряд продукции.


Представители отрасли высказывались о том, что ожидают «большой пул проблем по информационному обмену между системами», а также предложили сделать тарифы в период 2021–2022 годов бесплатными, а далее ввести символический тариф в 1 копейку за код.

Опровержение. Данное предложение выдвигалось одним представителем отрасли, что доказывает гиперссылка в тексте (dairynews.ru).


Речи о тотальной фальсификации на рынке не идет, и фактически в республике проблема с молочным фальсификатом уже решена.

Опровержение. В статье делается упор на фальсификат. При этом маркировка — это противодействие всем формам нелегального оборота. Приведенные данные о проверках одного ведомства в рамках своей компетенции не свидетельствуют об объеме нелегального оборота. При этом далее в тексте указано, что ГК «Вамин Татарстан» довольно регулярно сталкивается с фальсификатами своей продукции.


Отметим, что у системы не предполагается какой-то контрольной структуры, которая станет проверять, соответствует ли информация на кодах тому, что в пакетиках и бутылках.

Опровержение. ЦРПТ направлял комментарий автору статьи по этому вопросу. Контрольный орган — Россельхознадзор. В рамках интеграции двух систем инспекторы получают доступ в личный кабинет и обладают всеми данными для выявления нарушений.


Помимо сугубо денежных вопросов, представителей молочной отрасли волнует то, будет ли система маркировки работать исправно, не зависая (как «Меркурий»), и потянет ли новую программу интернет в условиях сельской местности?

Опровержение. Канал для работы с маркировкой нужен небольшой. Сейчас производители уже работают с ВетИС.


Из-за проблем с интернетом или других технических сложностей могут существенно увеличиться сроки отгрузки продукции, опасаются производители. В свою очередь, это может привести к рискам срыва сроков поставки товара торговым сетям. «Свежее молоко до прилавка теперь не дойдет», — делают неутешительные выводы наши собеседники.

Опровержение. Прослеживаемость по партиям и по штукам (это не касается продукции сроком годности менее 40 дней) будет вводиться с 1 сентября 2022 года и 1 декабря 2023-го. Время на отработку процессов есть. Ретейл активно участвует в маркировке и уже работает с многими видами товаров, для многих процессы приемки знакомы.


Если код плохо пропечатался, стерся, в общем, не читается системой, товар возвращают производителю, его надо перемаркировать, что тянет за собой дополнительные затраты, которые невозможно просчитать заранее.

Опровержение. Код не может плохо пропечататься — его верифицируют на производстве. Читаемость кода есть даже при повреждении до 30% поля. Кроме того, продукцию не грузят так «жестко», чтобы коды (как и другие изображения) истирались. Если говорить о типографском нанесении, то там код по качеству такой же, как и остальные изображения, в том числе защищен от истирания».

12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь