О кадрах замолвите слово

Источник: The DairyNews
Если честно, то далеко не все жалуются на высокие процентные ставки или на падение потребления. Не все просят от государства миллиарды рублей, потому что без них не выжить. Скажу больше, есть такие инвесторы, которые честно говорят: занимаюсь молочным животноводством и у меня высокая рентабельность. Или те, кто при всех прочих даже мысли о фальсификате не допускает. И при этом нет задержек по зарплате или по налогам. Но я еще ни разу не встречала руководителя молочного завода или комплекса, который не пожаловался бы на нехватку кадров.
Людмила Маницкая
Людмила Маницкая
Председатель Совета – директор Молочного союза России
У нас даже в рамках Международного форума «Молочная и мясная промышленность — 2016» прошла всероссийская студенческая конференция, сразу после — круглый стол, посвященный развитию бизнеса в молочной отрасли, треть времени которого была отведена кадрам, а точнее, их отсутствию. Бизнес жалуется, что после аграрных ВУЗов все равно необходимо «переучивать» специалистов. Что знания или технологии, которым обучают, зачастую устаревают к моменту выпуска специалистов. Поэтому я искренне удивляюсь, что сейчас в нашей стране предпринимаются попытки уничтожить учебно-практическую базу для студентов аграрных ВУЗов.

По долгу работы я общаюсь с чиновниками самого разного уровня. И для себя сделала вывод: чем выше должность, тем сложнее разобраться в мелочах. Даже не так, скорее тем меньше времени, чтобы в них разбираться. Одно дело быть ответственным за район, другое – за страну. Когда принимался прогнозный план приватизации  государственного имущества, и там фигурировали такие компании, как «Башнефть», «Роснефть», «Алроса», согласитесь, кто обратит внимание среди сотен страниц на небольшой учхоз с двумя тысячами голов скота?  

А ведь учхозы, де-факто, если «правильно приватизировать» — очень лакомые кусочки для инвесторов. Правильно — это по самой низкой цене. Из истории сельскохозяйственного обучения в России практическая, научная и социальная инфраструктура учхозов обеспечивала студентов и преподавательский состав необходимой научно-исследовательской и производственной базой. Многие передовые агротехнологии разрабатываются и внедряются непосредственно на учхозах по всему миру. Поэтому сложилась ситуация, когда на балансах учхозах находятся тысячи гектар земли в городской черте. Если приватизировать такое предприятие, то земля уйдет под жилищную застройку с молотка – по самой высокой цене. А оставшиеся объекты инфраструктуры, учебной, научной, социальной, можно либо реализовать ВУЗам, если у тех не будет денег – в свободный рынок, покупатели найдутся.

В конечном итоге мы получим аграрные университеты и академии, с упавшим рейтингом, без возможности предоставить студентам практическую базу. Представьте, что тогда будет, если уже сейчас бизнес говорит, что специалистов в большинстве своем, мало чему учат? Конечно, всегда можно сказать, что будет предоставлена другая земля, в другом месте, но не могут студенты учиться в городе, а потом мгновенно сорваться на другой конец региона на несколько часов для прохождения практики. Практика должна быть без отрыва от обучения. Во-вторых, часто слышу, что смена собственника позволит оптимизировать расходы и увеличить прибыльность учхоза.

Но подождите, разве частный инвестор, который пришел в бизнес зарабатывать деньги, желая оптимизировать расходы, не реализует ненужные объекты на балансе? Разве будет оплачивать из своего кармана обучение тысячи студентов, научные и исследовательские работы? Это уже не бизнес, а меценатство. Я таких бизнесменов не видела, они либо крайне не успешны, либо олигархи.

Вспомните ситуацию с вологодским молочным заводом. Но он не один, у нас в стране еще есть действующие учхозы. Их приватизация – это точка невозврата.  В первую очередь для государства. Как «специалисты», которые подносили руководству на подпись прогнозный план приватизации таких учхозов не понимали, что восстановление в России учебно-опытной базы для студентов обойдется в разы дороже, чем сиюминутная прибыль от приватизации. И ладно бы, если платили достойную цену, так цены наоборот, занижаются. Говорят, мол, деятельность предприятий убыточна.

Другой вопрос, а кто это решает? Почему когда принимается такое решение, не берется во внимание тот факт, что учхозы содержат не только себя, но и обеспечивают оплату обучения, практическую, научную, исследовательскую работу. Содержат учебную, социальную инфраструктуру. И при этом обязаны платить государству немалые дивиденды, в обмен на отсутствие поддержки для развития.

Я уверена, что учхозы являются серьезным подспорьем для повышения качества и эффективности образовательной и научной базы в сельском хозяйстве. Раньше, государственная поддержка учхозов была стратегической задачей государства. При должном подходе, учхозы могут стать площадкой для трансляции передового опыта в сельском хозяйстве России. Они должны стать стратегическими предприятиями, а не очередным активом в инвестиционном портфеле застройщиков.

О какой подготовке кадров, о каких специалистах мы можем говорить, если сами отказываемся от такой учебной базы? Обращаюсь к руководителям федеральных ведомств, потому что мы прекрасно понимаем, когда перед вами ставятся крупные задачи федерального уровня, у вас просто может не быть времени разобраться в таких мелочах.

Но здесь речь уже не о паре «каких-то» учхозов. Они либо станут стратегическими предприятиями для страны, либо ее невосполнимой потерей. Вот теперь это вопрос федерального масштаба.

 Людмила Маницкая
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
15.06.2021
Середина июня – пора подводить предварительные итоги первых 6 месяцев постковидного кризисного года. И пока Минсельхозы собирают статистику по объемам производства, роста цен, прибыли и потерям, редакция The DairyNews решила узнать у участников отрасли, что происходит на молочном рынке?
Читать полностью
Календарь