Нефть в обмен на продовольствие

Источник: ИА DairyNews
С 21 по 24 мая в Турции состоялась V Молочная Олимпиада, организованная ИА DairyNews. В мероприятии принял участие г-н Торстен Хемме (Torsten Hemme), генеральный директор IFCN (Международная фермерская сеть). Корреспонденту ИА DairyNews удалось побеседовать с г-ном Хемме
С 21 по 24 мая в Турции состоялась V Молочная Олимпиада, организованная ИА DairyNews. В мероприятии принял участие г-н Торстен Хемме (Torsten Hemme), генеральный директор IFCN (Международная фермерская сеть). Корреспонденту ИА DairyNews удалось побеседовать с г-ном Хемме;

DN: Г-н Хемме, как Вы считаете, есть ли в принципе будущее у мирового молочного рынка?

В этом вопросе много подвопросов. Есть ли у нас достаточно ресурсов, чтобы прокормить мир? - Да. Следует ли нам искать другие, может быть, более дешевые  источники белка? - Да. Следует ли нам повысить эффективность и производительность молочной отрасли и других отраслей в мире? - Да. 

Понимаете, прокормить планету - это на самом деле не большая проблема. Проблема - накормить планету по такой цене, которую даже самые бедные люди смогли бы заплатить. 

В настоящий момент существует порядка миллиарда голодных людей. И если вы удвоите цены сельхозпродукции, то тогда, вероятно, у нас будет 1,5 миллиарда голодных людей.

Если мы не обеспечим достаточное количество пропитания по доступной цене, то у нас возникнет проблема социальной стабильности. Социальная нестабильность повредит планете гораздо серьезнее, чем климатические изменения. 

DN: Какие перспективы у российской молочной отрасли?

Я должен сказать, что я не был в России. Но я был более чем в 50-ти странах, где изучал молочное животноводство и молочный сектор. И когда бы я ни обратился к России, для меня это страна, которая сыграет ключевую роль, когда мы вплотную подойдем к проблеме накормить население в 10 млрд. людей. Ни у какой больше страны нет таких ресурсов. 

Если Россия сможет достичь этого результата, то цены останутся на прежнем уровне. Если нет - то они вырастут, возможно, еще на 20%. В этом случае производство нужно будет наладить где-то еще на планете, что очень дорого.

DN: Как Вы считаете, в том случае, если мы все-таки разрушим собственную молочную отрасль, придут ли иностранные компании, чтобы заново все запустить и накормить 9,3 млрд. людей?

В области переработки у вас уже есть значительное количество прямых иностранных инвестиций. В области животноводства, если я не ошибаюсь, всего 1-3% от валового производства молока выработано с помощью иностранных финансовых вливаний. 

Иностранным компаниям по всему миру проще заниматься производством товарных культур. Молочное животноводство - это достаточно сложное, рискованное и долгосрочное дело,  требующее большего капитала и много энтузиазма.

Если бы у меня была возможность арендовать 1000 га земли для выращивания растений или тысячу га, чтобы доить две тысячи коров, что бы я выбрал? В этом случае проще обрабатывать 1000 га. 

DN: Вы много путешествуете. Могли бы Вы назвать страну, которая вступила в ВТО на том же этапе развития молочного рынка, что и мы, и опыт которой мы могли бы использовать для создания собственной стратегии отрасли?

Я не знаю страну, похожую на вашу. 

Насколько я знаю, ВТО не позволяет менять таможенные тарифы тогда, когда вздумается. Итак, вы фиксируете тарифы, что дает надежную базу абсолютно всем. Плохо ли это для Росии?

DN: Участники отрасли считают, что таможенные тарифы - необходимый способ заградиться от иностранной конкуренции.

Как только вы начинаете мыслить, то экспорт - это хорошо, а импорт - плохо, - все кончено. То что вам как стране нужно сделать - так это сфокусироваться на том, что вы можете делать лучше всего. 

У вас есть дефицит молока, но есть избыток нефти и газа, так?  Знаете, мы немцы импортируем много газа из России, потому что он дешевле. У нас тоже есть газ и уголь, но мы его не используем, потому что ваш газ более конкурентоспособен. 

Иногда наши молочные продукты более конкурентоспособны, чем ваши. В настоящий момент, мы немцы торгуем молоком за вашу энергию. 

Создать молочную страну не самоцель. Цель - создать процветающую экономику.  

Мы сейчас на Молочной олимпиаде. Олимпиада - это спорт, а спорт - состязание. Я бы резюмировал: позвольте России укрепить свои преимущества, стать конкурентоспособной и завоевать долю рынка. Это спортивное состязание, а ВТО - рефери на игровой площадке. И теперь, когда на вашей игровой площадке есть судья, вы можете начинать состязаться и конкурировать.

DN: Если, как Вы говорите, сильная сторона России в нефти и газе, может быть, мы просто тратим наши усилия развить собственную молочную отрасль впустую?

В долгосрочной перспективе у вас есть конкурентное преимущество в сельском хозяйстве и молочном производстве в частности. У вас есть земли, внутренний спрос и люди в сельских регионах, которые хотят работать. В глобальном контексте существуют явные факторы, которые могут создать базу для конкурентоспособной молочной индустрии.

Так что я бы посоветовал продолжать.  

DN: Какие основные идеи Вы почерпнули из Первого российского молочного Саммита?

Первое. Я встретил очень талантливых и преданных идее людей из молочной отрасли. Участие в этом мероприятии меня очень вдохновило. 

Второе. Модернизировать российскую молочную отрасль, особенно производство молока,  - это гигантская задача. Это требует много усилий, энергии и капитала. Это требует отлаженной совместной работы, так, чтобы все участники тянули веревку в одну сторону. Я считаю, что у российской молочной отрасли нет ресурсов и мощности, чтобы позволять внутренние склоки.  

Третье. Очень трудно построить молочную отрасль там, где почти нет традиции семейного фермерства. 

DN: По итогам Саммита, считаете ли Вы, что мы на правильном пути, чтобы развить нашу молочную отрасль?

С какой-то стороны это политический вопрос (улыбается). 

Для меня есть два ключевых момента. Первый - знания. Второй - здравый смысл при создании политики или стратегии. 

Я счастлив, что мы IFCN теперь работаем вместе с недавно сформированным Национальным кооперативом производителей молока, над тем, чтобы усилить знания и возможности экономики молочной отрасли в России. 

Касательно политической стороны вопроса. Когда возникнет достаточно большая нужда, я бы порекомендовал провести двухдневную рабочую встречу: сторонний модератор и 10 участников, пытающихся свести все идеи воедино. 

DN: По подобию конклава?

Да. Это может позволить организовать внутреннюю + открытую + основанную на фактах дискуссию. Ее задачей будет найти способ создать большой прекрасный пирог. Как только пирог окажется больше, чем сейчас, все получат кусок его больше, чем они получают сейчас.

Хочу еще раз отметить, что в качестве старта вы проделали отличную работу с этим мероприятием в Турции.

Интересно, сколько молока хотела бы производить Россия в 2020?

DN: Согласно прогнозу развития АПК в составе Госпрограммы 2013-2018, к 2020 производство молока должно достичь 38,2 млн. тонн. Эта цифра не коррелируется с объемом производимого в стране молока сейчас.

Вам необходимо укреплять доверие к статистике. Без доверия к статистике у любых стратегических планов возникают серьезные проблемы. 

Чтобы развивать молочную отрасль, доверие также необходимо между фермерами, переработчиками и законодательной властью.  

DN: Вы в IFCN много работали в области создания подобного доверия.  Что бы Вы нам посоветовали для укрепления отношений внутри отрасли?

Для меня доверие начинается с понимания, как другие люди смотрят на ситуацию. Например, фермеры мыслят в рублях или центах на литр молока, а переработчики - в долларах на тонну продукции. Все просто, но во всем мире это понимание еще можно улучшить. 


Беседа с Торстеном Хэмме прошла в рамках V Молочной Олимпиады. Титульным спонсором мероприятия выступила компания ДеЛаваль. 

04.05.2021
Новый год, 23 февраля, 8 марта – праздники никогда не были помехой потреблению молока. Наоборот, в такие дни спрос на молочные продукты обычно увеличивается.
Читать полностью
Календарь