Молочный кризис спутал карты

Источник: finam.info
Данные Росстата по инфляции говорят о развитии двух противоположно направленных тенденций: росте продовольственной инфляции и снижении непродовольственной.
Первая тенденция связана с эскалацией молочного кризиса, вторая – со слабым потребительским спросом и медленным ростом зарплат в частном секторе.

Текущий темп инфляции в сентябре 2013 г. поднялся до 0,2 с 0,1% в августе, однако, темп накопленного за 12 месяцев роста цен опустился с 6,5% в августе до 6,1%. Последнее объясняется не столько более умеренной инфляционной динамикой в текущем году, сколько особенностями распределения по времени повышения тарифов на коммунальные услуги в 2012 г. Если бы индексация тарифов в прошлом году пришлась только на июль (как в текущем году), то снижение годовой инфляции в сентябре составило бы не 0,4 п.п., а менее 0,2 п.п.

Из-за сезонного фактора текущая инфляция продолжает оставаться на минимальных уровнях (0,1–0,2%). Впрочем, суммарный вклад товаров и услуг, сильно зависимых от сезонного и административного факторов (небазовых товаров и услуг), не столь велик по своим масштабам: -0,15 и -0,18 п.п. в августе и сентябре соответственно. Базовая инфляция, которая в большей степени зависит от фундаментальных факторов, повысилась сразу на треть – с 0,41% в августе до 0,55%, однако большая часть повышения связана с влиянием сезонного фактора. Устранение сезонности даёт ускорение базовой инфляции с 0,44% в августе до 0,47% в сентябре, т.е. до максимального с осени прошлого года уровня. Такой результат был достигнут за счёт резкого ускорения роста цен на продовольствие и менее резкого замедления роста цен на непродовольственные товары, при неизменной инфляции в услугах.

Сезонно сглаженная базовая продовольственная инфляция подскочила с 0,52% в августе (и близких уровней в предшествующие месяцы) до 0,72% в сентябре. Таким образом, по своему уровню продовольственная инфляция в сентябре превысила уровень прошлого неурожайного года. Во-первых, в полную силу развернулся молочный кризис, вызванный дефицитом на внутреннем рынке (за январь-сентябрь производство молока в России упало на 4%, с сохранением тенденции в последние месяцы) и ростом цен – на мировых рынках. Цены на молоко и молочную продукцию ускорили рост с 1,4% в августе до 2,0% в сентябре, цены на сыр – с 2,3 до 2,8%, цены на сливочное масло продолжают расти темпом свыше 2% в месяц. Во-вторых, продолжил ускоряться рост цен на сахар: с 2,2% в августе до 4,6% в сентябре. В итоге 60% сезонно сглаженной базовой продовольственной инфляции пришлось в сентябре на молоко и сахар.

Словно в противовес росту инфляционного давления на продовольственном рынке резко замедлился рост цен на непродовольственные товары – с 0,33 до 0,23%, минимального уровня за последние три года. Замедление инфляционной динамики, наблюдавшееся по большинству групп товаров, скорее всего, связано с резким ослаблением потребительского спроса (как было написано в материале «Месяц единодушного пессимизма», в сентябре рост розничного товарооборота остановился). Повлиять на ситуацию также мог очередной раунд снижения ввозных пошлин с 1 сентября. При этом мы до сих пор не можем проследить влияние состоявшегося в июле-сентябре 5%-ного ослабления курса рубля относительно доллара (которое, кстати, к середине октября оказалось полностью отыграно) и роста тарифов инфраструктурных монополий для предприятий в июле. Вероятно, потребительский спрос в последние месяцы ослаб настолько, что продавцы товаров вынуждены абсорбировать повышение издержек сами и оказывать давление на производителей. Разумеется, перекладывание издержек так или иначе происходит и будет происходить, но, по-видимому, этот процесс стал протекать ещё более постепенно, и потому – плохо заметен статистически.

Платные услуги продолжают дорожать несколько повышенными темпами (чуть выше 0,55%), что, казалось бы, в некоторой степени идёт вразрез с тезисом о большом влиянии потребительского спроса на динамику цен. Однако стоит учесть тот факт, что стоимость платных услуг в гораздо большей степени определяется расходами на оплату труда, составляющими основную часть издержек. При этом в услугах выше и сам темп роста зарплат: 14–15% против 10–11% в секторе производства товаров (темпы роста год к году за последние 3–6 месяцев). Неудивительно, что открытые для импорта товарные рынки демонстрируют в последние месяцы вдвое более низкие темпы роста цен, чем сектор услуг: примерно 3,5 и 7,0% соответственно (в годовом выражении). Таким образом, инфляция в услугах будет опускаться постепенно, по мере торможения общей инфляции и замедления роста зарплат, в 2012–2013 гг. в огромной степени обусловленного политикой государства (повышением зарплат в госсекторе).

Подводя итоги, ещё раз обратим внимание на то, что продовольственная инфляция превысила уровень прошлого неурожайного года, и у нас пока нет весомых оснований ожидать снижения инфляционного давления в этом сегменте. Однако, с учетом стагнации экономики и возможного торможения роста зарплат уже в ближайшие месяцы, мы ожидаем, что текущие темпы инфляции в октябре-декабре в среднем будут ниже прошлогодних уровней, и потому накопленная за 12 месяцев инфляция продолжит снижение и к концу текущего года может оказаться ниже 6,0%. 

26.02.2021
Число вегетарианцев, флекситорианцев во всем мире стремительно растет, хотя их количество до сих пор не достигло значительных показателей.
Читать полностью
Календарь