Министр по торговле ЕЭК А.Слепнев: «Новый Евразийский экономический союз не будет простой суммой сегодняшней нормативной базы и достигнутых договоренностей»

Источник: finmarket.ru
Подходит к концу первый год работы нового интеграционного объединения Таможенного союза России, Белоруссии и Казахстана - Единого экономического пространства.
Активно функционирует наднациональный орган регулирования - Евразийская экономическая комиссия (ЕЭК), которой передаются все новые функции от национальных ведомств и которой предстоит в ближайшие два года подвести базу для будущего Евразийского экономического союза. За неполный год комиссия, в частности, оформила новую редакцию единого таможенного тарифа в соответствии с обязательствами России перед ВТО, провела специальное защитное расследование в отношении ввоза зерноуборочных комбайнов и подготовила рекомендации таможенным службам, связанные с возросшим импортом потребительских товаров из Китая. О первых итогах работы, о позитивных моментах и неудачах, а также о планах на будущее "Интерфаксу" рассказал министр по торговле ЕЭК Андрей Слепнев.

- Прошло заседание Высшего Евразийского экономического совета. Как оценили главы государств-членов Таможенного союза (ТС) первый год работы Единого экономического пространства (ЕЭП) России, Белоруссии и Казахстана и ее наднационального регулирующего органа - Евразийской экономической комиссии (ЕЭК)? Какие были расставлены приоритеты?

- Самый главный итог состоит в том, что лидеры подтвердили свое желание активно двигаться вперед по пути интеграции. При этом было подчеркнуто, что важно не забегать вперед и что нужно реализовать все те планы, которые были определены при образовании ЕЭП, в полном объеме. Сейчас опасно перескакивать через определенные этапы или не до конца реализовывать те задачи, которые были поставлены, и хвататься за новые. Как показывает опыт ЕС, спешка может потом обернуться большими проблемами.
Вместе с тем, и это очень важно, президенты подчеркнули, что новый Евразийский экономический союз, который должен сложиться к 1 января 2015года, не будет простой суммой того, что уже имеется сегодня в плане нормативной базы и достигнутых договоренностей. Поэтому они дали поручение к 1 мая 2013 года сформировать план наших дальнейших интеграционных шагов. Эти шаги должны стать изложением того, чем Евразийский экономический союз будет по существу отличаться от того состояния интеграционного проекта, что мы имеем сегодня.

При этом общее направление развития понятно - это, прежде всего, дальнейшее строительство единого рынка товаров, услуг, рабочей силы и капитала.

В плане формирования единого рынка товаров мы уже многого достигли, хотя все равно остаются сегменты, где свободного движения товаров по-прежнему нет. В области торговли услугами и на рынке капитала еще предстоит большая работа, сегодня мы находимся в самом начале выстраивания единых правил. На рынке труда определенная часть работы сделана, но она далека от завершения.
Работа в этих направлениях формирования единых рынков - это первая задача. Вторая задача - это выработка плана того, как будут согласовываться и развиваться аграрная, промышленная и инфраструктурная политики.

- В последнее время очень много говорится, например, о выравнивании акцизов на алкоголь и табак, о построении общего рынка услуг. Упоминался вопрос согласования правил деятельности на фондовом рынке и так далее. В каком состоянии эти вопросы находятся сейчас?

- Это разнокалиберные вещи. Что касается движения подакцизной продукции, - это тема важная, но достаточно узкая. Здесь работа идет, и определенные договоренности по унификации акцизов достигнуты. Сейчас самое главное - выработать общие правила оборота такой продукции, которые бы позволяли контролировать производство, перемещение и реализацию, чтобы исключить злоупотребления при трансграничных операциях. Проект соглашения имеется, он обсуждается, надеемся, что вопрос будет решен в скором времени.

Что касается рынка услуг, то это уже задача абсолютно другого масштаба. Эта задача охватывает широчайший спектр, больше сотни крупных секторов, где предполагается сближение и гармонизация, а где-то и унификация регулирования.

Самое главное зафиксировано в международных обязательствах в рамках Соглашения о торговле и услугах: раз в полгода мы обязаны проводить переговоры по дальнейшей унификации регулирования в сфере услуг. Это прямое обязательство по договору. Более того, там четко написано, по финансовым услугам мы должны к 2020 году прийти к взаимному признанию лицензий. То есть компания, получившая лицензию на территории одного государства, имеет право свободно работать на территории всех трех стран. Это результат, который мы обязаны достичь.

Но это не значит, что единый рынок должен формироваться только для финансовых услуг, конечно же, полноценный рынок услуг должен охватывать максимально большое число секторов. Очевидно, что это недостижимо одним решением, понадобится некоторый переходный период, возможно с изъятиями. И тем не менее, единый рынок услуг - это ключевая задача, эта сфера охватывает половину экономики.

ЕЭК совместно со Сторонами должна доложить свой план президентам к 1 мая следующего года.

Еще хотел бы отметить, что по результатам саммита президенты договорились встречаться три раза в год и лично проходить по всем интеграционным развилкам, потому что интеграция, как показывает опыт наших соседей из ЕС, требует постоянного внимания и политических решений лидеров. Бюрократии во многом склонны отстаивать свои интересы и притормаживать интеграцию, поэтому здесь нужна политическая воля для того, чтобы процесс шел нужными темпами.

- Вы несколько раз упомянули о том, что слишком сильно торопиться не стоит, сначала нужно завершить все начатое, это какая-то общая установка, или за этим стоят конкретные неудачи?

- Действительно, по целому ряду вопросов сроки исполнения были перенесены на следующее полугодие - во многом потому, что не удалось согласовать со сторонами соответствующие международные соглашения. Удачи это или неудачи? Скорее, неудачи. Не сказать, что это неудачи комиссии, наверно, это неудачи наши общие, потому что не просто прийти к устраивающему всех решению, когда речь идет о межправительственных договоренностях и внутри каждого правительства имеется свой набор органов, у каждого из которых тоже свое мнение.

Когда стороны договаривались относительно создания ЕЭП, многие спорные вещи откладывались на следующий этап, фиксировались только самые принципиальные договоренности. Сейчас пришло время разбираться в деталях, и тут приходится искать конкретные решения. И может быть, то, что лидеры приняли решение встречаться трижды в год, это как раз ответ на эту реальность. Это не уникальная ситуация, посмотрите, как работает ЕС: лидеры встречаются чуть ли не ежемесячно.

- Можете назвать какие-то конкретные вещи, которые вызвали в этом году наибольшие споры?

- Что касается нашего торгового блока, мы здесь не имеем никаких проблем, во многом потому, что большинство вопросов были уже урегулированы, и мы имели хорошую базу Таможенного союза. Что касается задач, которые решают мои коллеги-министры ЕЭК по другим направлениям сотрудничества, то, наверное, будет некорректно обсуждать их работу. По антимонопольной политике, например, были очень большие споры, но все же удалось принять решение по критериям трансграничного рынка. Это важнейшая интеграционная тема, и ее удалось разрулить благодаря настойчивости моего коллеги и поддержке Совета.

- Как оцениваете итоги года в целом?

- Посмотрите, как заработала комиссия! Никто и представить не мог, что орган, созданный 1 февраля к концу года примет уже более 300 существенных решений. Мы приняли новый Единый Таможенный Тариф под вступление России в ВТО и помимо него еще несколько десятков решений, связанных с имплементацией правил и требований Всемирной торговой организации. Это и санитарные меры, и техническое регулирование, и таможенное регулирование - чего там только нет. Орган, которому несколько месяцев, всю эту работу смог организовать, сделать и обеспечить своевременное принятие так, что никто не заметил никаких проблем.
Следующая тема нашей работы - развитие международных контактов. На сегодняшний момент у нас уже установлен системный диалог с правительством Украины, в начале декабря мы подписали и формализовали диалог с правительством КНР - тоже учрежден регулярный торговый диалог и подписан меморандум по обмену информацией о мерах защиты рынка. Сейчас активно обсуждается вопрос, как мы будем взаимодействовать с Европейским союзом. Представители ЕЭК приняли участие в целом ряде мероприятий АТЭС и на площадке ВТО, и так далее. Как видите, в плане международного позиционирования мы продвинулись достаточно далеко. 
Хочу отметить, что в сфере антимонопольного регулирования было принято решение, которым Коллегия, по сути, отменила решение правительства РФ по ограничению конкуренции при поставках на госзаказ камвольных тканей. 

В целом, я позитивно оцениваю, как сегодня идет процесс.

- В середине года на уровень комиссии была передана работа по ведению антидемпинговых и защитных расследований. В частности, вы рассматривали заявление, связанное с импортом комбайнов. Отрасль сельхозмашиностроения, как неоднократно заявлялось на разных уровнях, может наряду с сельским хозяйством в целом особенно сильно пострадать от вступления России в ВТО. На каком этапе находится расследование?

- Расследование показывает, что основания для применения защитной меры имеются. Сегодня (25 декабря - ИФ) Комиссия приняла решение по этому важному вопросу, мы вводим предварительную специальную защитную пошлину в размере 27,5%. Предварительная мера будет действовать до 5 июля 2013 года. 

- А что касается защиты других отраслей. В частности, повышения тарифной защиты. Есть какие-либо планы?

- Это вопрос тонкий и в каждом конкретном случае должен решаться индивидуально. Повышение тарифов - это не всегда благо, ни для потребителей, что очевидно, поскольку могут возрасти цены, ни зачастую для самих производителей. Обязательства по ВТО предполагают постепенное снижение тарифной защиты. Соответственно, если пошлины сегодня повысить, а потом через год резко снизить, возникает вопрос: чего государство хочет добиться, какие сигналы оно хочет послать бизнесу?

Повышая тарифную защиту, мы, так или иначе, снижаем конкурентоспособность предприятий. Конечно, есть ситуации, когда они нуждаются в такой повышенной тарифной защите, когда влияют погодные условия, когда имеются злоупотребления субсидиями у конкурентов, когда реализуются инвестиционные проекты, а кредиты дорогие. Но если отрасль развивается более-менее нормально, то увеличивать ей тарифную защиту, а потом снижать тарифную защиту - это просто вносить сумятицу в экономические стимулы работы отрасли. С этим надо быть очень аккуратным, особенно в процессе вступления в ВТО.

Вступление в ВТО предполагает, что все должны озаботиться своей конкурентоспособностью, все должны понимать, что конкуренция будет нарастать. Надо сокращать издержки, надо повышать эффективность своего бизнеса, надо внедрять новые технологии, надо быть более собранными, надо искать новые партнерства, новые рынки.

И все же поскольку у нас 11 с лишним тысяч тарифных позиций в Едином Таможенном Тарифе, и это живой организм, постоянно требуются какие-то уточнения.

- Кто обращается наиболее часто?

- Российская сторона, потому что у нее самая диверсифицированная промышленность, больше всего интересов. Хотя белорусская сторона тоже дает предложения, в частности по сельхозгруппе, и Казахстан дает свои предложения. В этом плане у нас ситуация достаточно сбалансированная.

Например, есть комплексное предложение белорусской стороны по молочным продуктам, оно сейчас на рассмотрении у национальных органов. Надеюсь, что в январе будет какое-то резюме сторон по этому поводу.

- Недавно представители российской Федеральной таможенной службы заявили, что почти во всех регионах страны подача статформ, на основании которых ведется статистика взаимной торговли внутри Таможенного союза, не превышает 50%участников ВЭД. Но одновременно говорится о том, что взаимная торговля растет примерно в два раза быстрее, чем торговля с третьими странами. Насколько это корректные данные?

- По нашей статистике, действительно, взаимная торговля растет быстрее внешней, несмотря на то, что в ее структуре топливно-энергетических ресурсов гораздо меньше, и это хорошо. Если посмотреть по конкретным сегментам, очевидный совершенно лидер - это машиностроение, товары народного потребления, химическая продукция. Видно, что это не просто конъюнктурные цифры, и совершенно понятно, за счет чего взаимная торговля идет в рост.

В общем, все идет естественным образом, потому что Таможенный союз-реальность, отсутствие границ - реальность, единое регулирование - реальность. Нет необходимости заполнять декларации, нет необходимости ничего сертифицировать, установлены единые требования, единый доступ к госзакупкам, и так далее. Совершенно очевидно, что бизнес начинает это закладывать себе в базу и соответствующим образом действовать. Собственно, ради этого все и строилось.

Есть ли потенциал для дальнейшего роста? Я считаю, что есть, потому что сейчас и в Казахстане, и в Белоруссии реализуются инвестиционные проекты, которые ориентируются на единый рынок и Россию, в частности. Очевидно, что должно пройти некоторое время, чтобы продукция начала выпускаться и весь процесс был раскручен, но думаю, что эта тенденция долгосрочная. Точно так же поставки российской продукции на рынки Белоруссии и Казахстана тоже будут расти, потому что компании постепенно разворачивают свои сети, и этот эффект будет проявляться достаточно уверенно. Особенно если мы еще будем двигаться по пути выстраивания общего рынка услуг. А уж если инфраструктуру и программы промышленного и агропромышленного развития согласуем, тогда потенциал Таможенного союза сможет раскрыться еще в большей степени.

Что касается проблемы статистики взаимной торговли. Да, проблема есть, и проблема непростая. Она заключается в том, что, с одной стороны, мы отказались от границ и декларируем свободное перемещение. А с другой, любая форма статистики - это в том или ином виде контроль перемещения. Придумать такую форму, которая бы не связывала бизнес неким новым декларированием и не осложняла торговлю - не так просто. Подход к этому процессу, который был у нас на первоначальном этапе, вызвал возражения со стороны Казахстана и Белоруссии. Тогда мы сделали тот механизм, который работает сейчас. Он, как и ожидалось, оказался не слишком эффективным. Надо искать какой-то компромисс, чтобы иметь достоверную информацию о перемещаемых торговых потоках и понимать происходящее.

Но самое главное - вопрос взаимодействия таможенных служб трех стран. Вопрос информационного взаимодействия, вопрос присутствия специалистов сторон на границах, вопрос применения единых систем управления рисками и единых мер по борьбе с контрабандой. Ведь понятна мотивация бизнеса, если он видит возможность завезти товар по более выгодной схеме через границу одной из сторон и потом реализовывать его на общем рынке - бизнес будет этим пользоваться. И до тех пор, пока таможни между собой не выстроят взаимодействие - такое будет происходить.

Мы сколько угодно можем сваливать на ВТО рост импорта, вклад снижения тарифов может оказаться в разы меньше, чем неэффективное функционирование и неэффективное взаимодействие таможенных служб. Мы можем выстраивать тарифную политику, меры защиты рынка, но если они будут обесцениваться практикой правоприменения, то какой в них смысл?

- Вы вели анализ возможного "серого импорта" продукции через Казахстан? Чем этот анализ закончился?

- Мы видим определенные проблемы. Статистика позывает, что рост импорта из Китая коррелирует с ростом поставок на единую таможенную территорию, и понятно, что есть расхождения в практике таможенного оформления ряда видов продукции (в частности, обуви - ИФ) российской таможенной службой и казахстанской. Мы сейчас готовим обращение относительно практики такой работы, просим предоставить дополнительную информацию, но мне кажется, что есть основания для того, чтобы таможенные службы более пристально проработали вопрос, как классифицировать продукцию. Потому что в зависимости от классификации применяется та или иная (большая или меньшая - ИФ) таможенная пошлина. По вопросу классификации продукции могут быть расхождения в практике, по всем нашим данным это подтверждается.

- Вы сказали, что сейчас открываются новые производства, ориентированные на рынки Таможенного союза. В каких отраслях?

- Здесь уже сложилась довольно широкая практика. В Казахстане производят товары народного потребления, продовольственные товары, бытовая техника. В Белоруссии тоже активно идет развитие, и не только по этим направлениям. Анонсировались проекты по автомобильному производству в Казахстане с участием российских инвесторов, сейчас обсуждается совместный проект по региональной авиации с Казахстаном. Наверное, будут участвовать и белорусские предприятия. Недавно Назарбаев открывал завод по подвижному составу для железных дорог также с ориентацией на общий рынок. Это только начало, основной эффект будет в течение 5-7 лет. Пока инвестор примет решение, построит, реализует, начнет выпуск - все это требует времени.

- Что-нибудь на территории России открывается?

- Российские производители скорее корректируют свои планы с учетом того, что рынок стал больше. Здесь вряд ли можно говорить о специальных проектах, наблюдается рост объемов производства. Предстоят большие проекты в рамках реализации согласованной промышленной, агропромышленной и инфраструктурной политики. Например, автомобильный маршрут "Западный Китай - Западная Европа" - актуальная тема. Мало дорогу построить, нужна инфраструктура, которая будет ее обслуживать.

- Недавно ЕЭК поручили подготовить и представить до 1 апреля предложения по маркировке товаров, произведенных на территории государств-членов с целью их позиционирования на внешних рынках. Расскажите о целях, и когда маркировка может появиться?

- Речь идет о бренде "Сделано в Евразии". Не стоит воспринимать это как страну происхождения, этот вопрос регулируется международным правом. Мы пока не готовы заменять страну происхождения на Таможенный союз, потому что такой шаг может последовать только после того, как правовой статус товаров Таможенного союза будет общепризнанным в мире. 

Но с точки зрения позиционирования товара как произведенного в Таможенном союзе - эта тема маркетинговая, имиджевая, и она требует большой проработки. Давайте посмотрим по результатам этой проработки, что будет получаться, и насколько - это самое главное - бизнес будет заинтересован в том, чтобы поддерживать такой бренд.

18.02.2021
На прошлой неделе состоялся круглый стол «Проблематика фермерских хозяйств». Организаторами выступили проект ОНФ «Народный фермер» и Минсельхоз РФ. Мероприятие предназначалось для того чтобы аграрное ведомство страны могло услышать фермеров. Получилось ли у организаторов и что сказал Минсельхоз?
Читать полностью
Февраль 2021
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
Календарь