27.07.2016
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
"Крупнейший". Интервью с Маурицио Патарнелло, президентом Nestlé в регионе Россия-Евразия DN: Г-н Патарнелло, спасибо за приглашение. Нам очень хотелось взять у Вас интервью. Что Вы думаете по поводу текущего состояния рынка, на котором работаете, о рынке России?
M.P.: Наш рынок – это не только Россия, но и Евразия, включая страны СНГ (за исключением Украины). Если говорить именно о российском рынке, то, как я уже говорил несколько месяцев назад в предыдущих интервью, 2015 год и первая половина 2016 года были сложными для нашей компании в отношении большинства категорий товаров – многие из них показали спад в объемах продаж. Сейчас мы наблюдаем определенную стабилизацию и надеемся, что во второй половине это года ситуация останется стабильной, а в 2017 объемы продаж снова будут расти.

DN: А если говорить именно о молочной группе товаров?
M.P.: Говоря о молочных продуктах, мы имеем в виду две-три категории: детское питание, мороженое, шоколадный напиток (бренд Nesquik) и продукцию для профессионального бизнеса, но ее доля не очень велика. Если говорить об этих категориях, то детское питание пострадало менее остальных в период кризиса 2015-2016 гг., что связано с постоянной необходимостью кормить детей. Эта категория остается более-менее стабильной во время кризиса в любой стране.

Объемы продаж категории мороженого снизились в 2015 и 2016 годах. Но эта категория зависит и от погоды: люди покупают мороженое в жаркую погоду. Категория шоколадного напитка Nesquik, а наша доля на этом рынке составляет более 70%, тоже показала спад во время кризиса.

Перечисленные категории товаров показали спад во время кризиса, сейчас они стабилизировались, и мы также ожидаем их роста в 2017 году в объемах продаж, но не в стоимостном выражении в виду инфляции.

DN: Какая из всех стран, которые находятся в зоне Вашей ответственности, наиболее стабильна и устойчива?
M.P.: Экономики всех этих стран очень сильно взаимосвязаны. И большинство из них связано с нефтью и газом, и с курсом рубля. Девальвация рубля повлияла на местную валюту этих стран. В каких-то странах это произошло несколько позже – например, в Казахстане, а в Азербайджане и Туркменистане – в то же время, что и в России. Но, так или иначе, экономики региона взаимосвязаны, и то, что происходит в России, влияет на остальные страны региона.

DN: Расскажите, пожалуйста, о фабриках компании в регионе? Как обстоят дела с производством в Узбекистане?
M.P.: В г. Наманган мы производим питьевое молоко. Мы также продаем продукты переработки – масло, сливки. По сути это единственный завод, где мы собираем молоко от фермеров.

Всего у компании в регионе 12 производственных площадок в регионе. В Узбекистане у нас два современных завода по производству бутилированной воду, второй – в Ташкенте. А в России у нас расположены производства самых разных категорий товаров, включая мороженое, детские каши. 90% товаров, которые мы продаем тут, производится в России и Евразии (странах бывшего СССР).

DN: Почему именно завод в Узбекистане собирает молоко? Как был сделан этот выбор?
M.P.: Мы начали работать с этим рынком примерно 20 лет назад. На тот момент перспективы развития рынка были очень хорошими, в том числе в плане сбора молока, особенно в Ферганской долине. Это было бизнес-решение, ведь рынок питьевого молока в Узбекистане очень большой. Было принято решение инвестировать в эту страну, так как ожидали роста рынка. Да, за двадцать лет у этой страны были периоды подъемов и падений, и это определенным образом сказывалось и на нашей работе, но мы продолжаем там присутствовать, у нас есть обязательства перед фермерами, там расположены работающие производства. Бизнес в Узбекистане развивается хорошо.  

DN: В прошлом году делегация фермеров из Узбекистана посещала Россию. Они говорили о хороших перспективах развития молочного животноводства в их стране и о том, что они удовлетворены своим бизнесом.
M.P.: Наш бизнес во многом зависит от страны: если в стране все благополучно, то и у нас тоже. В целом на сегодняшний день наша компания в Узбекистане располагает стабильным, налаженным и растущим бизнесом.

DN: Почему Ваша компания не работает с рынком сырого молока в России?
M.P.: Вы знаете, сырое молоко – это категория, с которой мы не работаем практически нигде. В этом плане у нас сильные позиции в Пакистане, в Латинской Америке. Но мы приняли решение не работать с этой категорией в России, поскольку тут уже были свои игроки, мы не увидели хорошей возможности. Мы не рассматриваем сырое молоко как стратегическую категорию во всех странах, где работает Nestlé.  

DN: А что означает стратегическая категория? В том числе для России?
M.P.: К ним, безусловно, относятся кофе, кондитерские изделия, молочные продукты, включая детское питание, мороженое, а также вода. То есть все рынки, на которых мы присутствуем в мире.

DN: Где компания закупает сырье, ингредиенты для производства детского питания, мороженого?
M.P.: Это зависит от продукта. Детские молочные смеси под двумя брендами – NAN и Nestogen напрямую поставляются из Швейцарии с нашего завода в городе Конольфинген. Что касается мороженого, то молоко для его производства закупается на рынке, мы в том числе осуществляем закупки в России и Белоруссии.

DN: Вы можете назвать компании, у которых закупается молоко?
M.P.: Я не могу назвать эти компании, поскольку не знаю наизусть всех поставщиков, их очень много, тысячи.  

DN: Но большая часть идет из Белоруссии, так?
M.P.: Да, из этой страны поставляются большие объемы, поскольку Белоруссия - традиционно крупный производитель и поставщик молока. Но не только из Белоруссии.

DN: Как бы Вы описали российский рынок молока? Наверняка, Вам приходилось сталкиваться с проблемами при закупке сухой сыворотки, сухого обезжиренного молока и других продуктов? Как Вы думаете, есть ли сейчас у российского рынка возможность развиваться?
M.P.: Думаю, такая возможность, безусловно, есть. Но в России мы не собираем молоко, то есть у нас нет прямого контакта с фермерами. Мы закупаем сырье и производим из него нашу продукцию. Для нас перспективы развития рынка молока в России связаны с развитием многих наших категорий.

DN: Продуктовое эмбарго как-то отразилось на Вашем бизнесе в России?
M.P.: На самом деле нет. Как я уже сказал, в основном все сырье закупается в России.

DN: Так было и прежде?
M.P.: Да. И только некоторые позиции, которые мы не могли закупать в России, мы начали поставлять из других стран – например, из Аргентины или Швейцарии. Скажем так: большая часть сырья, необходимого для производства продуктов молочной категории (кондитерских изделий, мороженого и детского питания), закупается в России и СНГ.

DN: Как Вы оцениваете перспективы развития компании на рынке мороженого? Кто Ваши основные конкуренты?
M.P.: Перспективы развития очень хорошие. Эта категория близка моему сердцу, ведь я итальянец по происхождению, вы понимаете, что для меня значит gelato!

В последние четыре-пять лет наши позиции на этом рынке укрепились, мы существенно нарастили рыночную долю. В основном это было сделано за счет инноваций и поддержки наших ключевых брендов. Сегодня этот сегмент растет очень хорошими темпами. Мы изначально были сосредоточены на двух регионах – Московской и Ленинградской областях и их основных городах с перспективой выхода и в другие регионы страны. Сегодня мы занимаем второе место на этом рынке и продолжаем укреплять позиции.

DN: А номер один – Unilever.
M.P.: Раз вы так говорите (смеется). Да, это «Инмарко», конечно!

DN: Вы как-то конкурируете с российскими компаниями?
M.P.: Рынок представлен двумя сильными международными игроками – Nestlé и Unilever – и множеством местных производителей, которые тоже показывают хорошие результаты. Кроме того, существуют региональные игроки. Рынок очень динамичный.

DN: Как Вы считаете, чего сегодня хочет конечный потребитель? Отдает ли он предпочтение местной, традиционной продукции? Или есть и тот, кто предпочитает продукцию международных брендов? Каково сегодня поведение потребителя, и что Вы предлагаете ему?  
M.P.: Потребитель сегодня очень разный. Кто-то отдает предпочтение международным брендам, которые представлены во многих странах, - будь то рожковое мороженое Extreme или мороженое на палочке Maxibon, Mega. Есть и те, кто предпочитает премиальные продукты – как Mövenpick. И, конечно, многие русские потребители покупают традиционное мороженое - эксимо, рожок, пломбир. Этим потребителям мы предлагаем мороженое «48 Копеек» - это наш очень сильный бренд. На этом рынке у нас сильные позиции в традиционных для потребителей категориях. В этом году, например, мы выпустили на рынок эскимо «48 Копеек» в глазури из клюквенного морса.

Если же говорить о сегменте HoReCa, то я, наверное, не смогу дать его точное описание, он очень обширный. Мы являемся поставщиком торговых аппаратов (по продаже кофе и напитков, в том числе на АЗС), но ведь мы же не поставляем свежее мясо для шашлыка в рестораны. Единственное, что я могу сказать, в 2014-2015 годах рынок HoReCa подвергся сильному влиянию кризиса, потому что люди стали меньше тратить денег и меньше питаться вне дома. Это касается не только России: в период кризиса HoReCa страдает во всех странах.

DN: У Nestlé есть несколько научно-исследовательских центров в мире. Какие продукты можно ожидать в России в ближайшем будущем?  
M.P.: У меня нет волшебного шара (смеется). Большинство новых продуктов, которые разрабатывает компания и запускает в других странах, есть и в России. В этом плане Россия не отстает. Мы внедряем все крупные инновации и в России. Например, все основные продукты Nestlé Health Science – относительно нового направления нашего бизнеса – присутствуют в России.

Мы уделяем большое внимание инновациям, потому что потребители, в том числе российские, ждут новых продуктов даже в кризисный период, они готовы их пробовать. У нас очень сильная инновационная составляющая в каждой категории продукции, которая рассчитана на три года, что позволяет нам быть уверенными, что мы занимаем лидирующие позиции на рынке.

DN: У Вас большой опыт работы со многими рынками. Чем российский потребитель отличается от потребителя других стран?
M.P.: Мы не верим в понятие международного потребителя, а верим в местного. Все они разные, и русский потребитель отличается от украинского, белорусского, казахстанского и тем более от французского, немецкого, американского, австралийского, индийского или китайского потребителя. Мы верим в местного потребителя, и прежде чем запустить новый продукт на том или ином рынке проверяем, как его воспримут. Продукт адаптируется к предпочтениям конкретного потребителя, и это касается даже тех продуктов, которые были выведены с успехом на какой-то другой рынок.

Разумеется, можно обозначить некие типовые потребительские тренды, которые отчасти помогают ориентироваться при разработке и запуске продукта. Но это лишь схематично, а тренды все равно будут разными в зависимости от страны. Поэтому каждый раз необходимо адаптировать продукт, бренд, стратегию под определенный рынок.

DN: И все же, Вы можете сказать, чем отличается, например, российский потребитель от итальянского?
M.P.: Например, если говорить о кофе, Италия – рынок обжаренного молотого кофе, Россия – крупнейший или один из крупнейших рынков растворимого кофе в мире. Доля обжаренного молотого кофе здесь очень невелика.

DN: Цена на сухое молоко сейчас очень низкая, самая низкая за последние годы. Кооперативы испытывают большие проблемы, затрагивающие их членов и поставщиков. В то же время частные компании получили хорошую возможность для развития благодаря низкой цене. Вероятно, этот вопрос больше касается мирового рынка, а не только российского. Вы можете как-то прокомментировать ситуацию с ценами на молоко?
M.P.: Вы правы, я вряд ли смогу прокомментировать ситуацию на мировом рынке, но попробую сказать о России. Эта страна не является крупным производителем молока. Цены на все биржевые товары в мире, как правило, меняются в соответствии с определенными циклами, на которые влияют разные факторы. Наша компания не является производителем сырого молока. Мы следим за развитием рынка, мы закупаем молоко, но никак не влияем на цены.

DN: Как Вы представляете работу компании Nestlé в России в ближайшем будущем?
M.P.:Эта компания продолжит процветать, у нее есть для этого потенциал. Наша миссия – делать наших потребителей счастливыми, а если они счастливы, мы имеем возможность расти и развиваться. Мы видим хорошие перспективы роста на российском рынке.

Посмотреть видео интервью здесь- http://dairynews.ru/video/intervyu-s-generalnym-direktorom-nestle-predstavitelstva-rossii-mauritsio-...



20.05.2019

Один год Патрушева

Год назад 18 мая Дмитрий Патрушев был назначен на должность главы Минсельхоза России. The DairyNews предлагает читателям вспомнить, что обещал министр и как изменилась отрасль за период руководства федерального аграрного ведомства экс-директором Россельхозбанка.
Тверьплемсервис, ООО
Адрес:  Тверская обл, Калининский район, д. Аввакумово, д. 15 стр. 1 офис 23 
 
Ильинская творожная компания (ИТК), ООО
Адрес:  Пермский кр., г. Пермь, ул. Куйбышева, д. 50А офис 408 
 
Клевер МК, ООО
Адрес:  Тюменская обл, г. Тюмень, проезд Солнечный, д. 22 кв. 372 
 
Собина Н.И. КХ
Адрес:  Удмуртская респ, Шарканский район, д. Собино, ул. Тамбырь, д. 5Б