Компании призывают предотвратить цепную реакцию неплатежей в экономике

Источник: kommersant.ru
Опубликованное в четверг исследование ЦСР продемонстрировало рост опасений бизнес-среды по поводу будущей несостоятельности компаний и их контрагентов.

Предприниматели говорят о том, что неплатежеспособность бизнесов, связанных с ними цепочками поставок, угрожает вызвать эффект домино, в результате которого с рынка уйдет более половины всех малых и средних компаний, и призывают власти учесть это при реформе банкротного законодательства, сфокусировав ее на реабилитации пошатнувшихся предприятий. В противном случае может потребоваться продление моратория на банкротства: до окончания действующего перестроить цепочки поставок компании не успеют.

По данным исследования ЦСР, основанного на систематических опросах 2,3 тыс. компаний в разных секторах экономики, доля предприятий, подверженных риску банкротства, увеличилась с 28% в период с 30 марта по 5 апреля до 32% с 20 по 26 апреля. Выше всего риск банкротства оценивается в торговле и сфере услуг — 40% опрошенных, в легкой и пищевой промышленности, секторе высоких технологий, здравоохранении и фармацевтике — 33%. «Если сравнивать с кризисом 2014 года, то риск банкротства выше более чем вдвое»,— отмечает директор Центра социально-экономических исследований ЦСР Лора Накорякова. Основные причины — падение спроса, невозможность обслуживать кредит и вынужденная приостановка деятельности.

В ЦСР провели и глубинное исследование 250 компаний из разных отраслей, которые уже считают себя банкротами (61%) либо ожидают несостоятельности в течение полугода. Больше всего таких предприятий в торговле и услугах, легкой и пищевой промышленности. Из них 78% говорят не только о своей неплатежеспособности, но и о неплатежеспособности контрагентов (чаще всего это компании малого бизнеса) — это подтверждает предположения экономистов о том, что основным негативным экономическим эффектом пандемии будет не сиюминутный спад, а разрывы цепочек поставок, которые будут оказывать давление на экономику в течение продолжительного времени.

Так, представители компаний, где ожидают банкротства на горизонте полугода, называют задержки выплат контрагентами одной из основных причин своей возможной несостоятельности.

«Это может привести к эффекту домино, когда по цепочке банкротятся экономически связанные компании,— отмечает вице-президент ЦСР Екатерина Папченкова.— Это то, о чем говорил вице-премьер Андрей Белоусов, когда назвал проблему неплатежей главной угрозой для производственных цепочек. Сейчас основной риск срыва производственных цепочек лежит на стороне поставщиков и подрядчиков, через полгода он окажется на стороне покупателей, заказчиков». Юрий Халимовский, директор Deloitte Legal, комментируя выводы центра, подтвердил, что «клиенты ужесточают требования к раскрытию информации поставщиков. Доверие в цепочке поставок очень напряженное. Идет процесс разобщения кредиторов».

Выводы ЦСР совпали с оценками, сделанными ранее аналитиками лаборатории проблем предпринимательства РАНХиГС,— доля наиболее пострадавших отраслей составляет около 11% субъектов МСП (на которых приходится 2,6% оборота сектора), но с учетом отраслей, которые затронет закрытие этих компаний, речь идет уже об угрозе для 64,2% МСП (около 3,4 млн компаний), что косвенно подтверждается и падением оборота компаний МСП на 54% за апрель (см. “Ъ” от 12 апреля).

Принимаемые государством меры предотвращения банкротств как эксперты ЦСР, так и юристы, принимавшие участие в обсуждении исследования, называют неудовлетворительными.

По оценкам ЦСР, волна банкротств развернется в экономике как раз к окончанию введенного правительством полугодового моратория — и к этому моменту многие пока защищенные компании окажутся под риском: 22% опрошенных кредиторов планируют инициировать процедуру банкротства, 78% обсуждают такую возможность.

Более того, 58% компаний с высокой вероятностью банкротства под мораторий не попадают, так как не относятся к наиболее пострадавшим отраслям и не являются системообразующими. Впрочем, 39% их представителей не считают мораторий на банкротство эффективной мерой, а 10% отмечают ее деструктивность. «Компании — потенциальные банкроты менее удовлетворены мораторием, чем их кредиторы, которые как раз отмечают полезность этой меры. Вероятно, кредиторам мораторий позволяет сдерживать банкротство контрагентов и не допустить срыва торгового цикла, выиграть время, сменить поставщиков, перенастроить бизнес-процессы»,— полагают в ЦСР.

Партнер АБ «Бартоулиус» Юлий Тай заметил, что под мораторий на банкротства попали компании, проблемы которых стали очевидны до эпидемии. Ольга Савинова, руководитель практики реструктуризации и банкротства компании Art De Lex, подтверждает — уже возникают проблемы с банкротством компаний, неплатежеспособность которых тянется с 2018 года. В свою очередь, соучредитель ассоциации «Банкротный клуб» Рустем Мифтахутдинов отмечает, что даже Минэкономики не рассматривает, например, в готовящемся законопроекте о реструктуризации долгов компаний банкротство как механизм реабилитации, а только как инструмент ликвидации фирм. Участники обсуждения сошлись на том, что кредиторы чаще всего не выигрывают от банкротства, правовыми мерами экономических проблем не решить и нужно «снизить уровень эгоизма и перестать вгрызаться контрагентам в кости». Юристы надеются, что COVID-19 может стать шансом для модернизации банкротного права в России.

В новых обстоятельствах можно предложить cram down — утверждение судом плана реструктуризации без согласия кредиторов или при условии согласия определенного класса кредиторов»,— заключают участники обсуждений.

Меру поддерживают 64% компаний, подверженных риску банкротства и имеющих контрагентов-банкротов, чаще всего — банки и финансовый сектор. В качестве дополнительных мер востребованы запрет на оспаривание сделок по привлечению нового финансирования и отмена субординации займов, предоставленных акционерами в период моратория, по отношению к внешним кредиторам. Все эти меры направлены на стимулирование собственников спасать свой бизнес и рабочие места через вливания дополнительной ликвидности в бизнес. Как следует из опроса, каждый второй собственник уже сейчас планирует предоставить компании финансирование для решения проблем, вызванных пандемией. При этом 85% компаний отмечают, что для их собственников «непринципиально», что их займы будут погашаться после требований внешних кредиторов.

12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь