Казахстан: Скудеют молочные реки

Источник: ИА DairyNews
Паутиной проблем опутана молочная промышленность республики, от  чего фермы, особенно  малые и средние, и предприятия не могут реализовать свой потенциал.
Производители молока - руководители ферм недовольны низкими закупочными ценами на свой продукт. Но, с другой стороны, переработчики тоже  в сложном положении - если они закупочные цены повысят, то с учетом затрат на обязательную модернизацию технологических линий, растущих расходов на коммунальные платежи возрастет соответственно и стоимость выпускаемой продукции. Она в этом случае станет неконкурентоспособной, и без того растут  в республику поставки молочной продукции из России и Кыргызстана.

Свою главную проблему - нехватку сырья - молочные заводы решают очень просто - все больше переходят на использование сухого молока, которое по своим питательным качествам и близко не стоит к натуральному молоку, порой доля сухого молока в общем объеме используемого сырья доходит до 80-90 процентов. Тем самым заводы дистанцируются от молочных ферм, как бы говоря: вы можете хоть все позакрываться, а мы из Китая порошок привезем, и кефир, масло, сметану все равно выпустим. Постоянное наличие сухого молока гарантирует молзаводам пусть не богатое, но вполне  сносное существование.

Иное положение у производителей молока. Если крупные фермы, которых в республике не более двух десятков, работают с прибылью, которая, правда, невелика из- за вынужденно  низких цен на свою продукцию и столь же низких размеров государственных субсидий, то мелкие и средние большей частью балансируют на грани банкротства, пишет собкор издания «КазахЗерно.kz». Государством взят курс на поддержку именно крупных молочно-товарных комплексов, они получают субсидии в значительно большем размере, чем фермы с числом дойных коров, не превышающем 300. Курс довольно спорный, не зря ведь в Европе и  Америке подобной гигантомании нет и в помине. Ладно - пусть укрупнение, но как его производить?

Молочные фермы, как правило, находятся в десятках километров одна от другой, для покупки фермером  дополнительного  поголовья у него нет кредитных ресурсов. Настоящая загадка, и как ее разгадывать, похоже, не знает никто.  Показательны два примера в Алматинской области, где большинство молочных ферм - свыше 90 процентов - относятся к  малым и средним.

Крестьянское хозяйство «Анджела» имеет 100 дойных коров. Со сбытом проблем нет - есть свой небольшой молочный цех, поставляет продукцию в бюджетные учреждения Алматы. По словам главы хозяйства Нелли Салихановой,  надои доходят до 4 тысяч килограммов молока в год на одну фуражную корову, что выше среднереспубликанского уровня. Но получаемые доходы позволяют лишь кое-как сводить концы с концами.

- А если бы сдавали молоко на завод, то получали бы за него еще меньше, - говорит Н.Салиханова, - при том, что субсидии от государства  покрывают только самую малую часть  наших затрат. Не пойму, от чего разная величина субсидий - для крупных, средних и малых ферм. Крупные получают больше всех, хотя там затраты на производство молока меньше, чем на мелких и средних. Надо считаться с реальностью: в Казахстане сегодня 85 процентов молока производится на мелких и средних фермах. Их и надо в первую очередь поддерживать, для чего необходимо принять государственную программу развития молочного животноводства. Поддержка в значительно больших, чем  сегодня, размерах малых и средних ферм должна быть в этой программе  обязательно. Прежде всего, это касается выплаты субсидий. Надо их увеличить до того размера, который установлен для крупных ферм, но, конечно, суммы субсидий должны быть еще большими с учетом постоянного роста затрат на производство молока. Важнейший элемент данной программы - выделение средств на повсеместную организацию культурных пастбищ.

Взять,  к примеру, мой Ашибулакский сельский округ в Илийском районе. Здесь все пастбища давно вытоптаны и в сельских районах республики такое положение почти везде. Надо выделять государственные  средства на мелиоративные работы и бурение скважин рядом с сельскими населенными пунктами. Предусматривать меры по улучшению породности скота в мелких крестьянских хозяйствах. Сейчас в моем округе число дойных коров в несколько раз меньше, чем было 10-15  лет назад. При восстановлении поголовья в результате реализации государственной программы я могу открыть у себя на ферме  пункт приема молока от населения. Такие же пункты могли бы открывать в селах и молочные предприятия - все вместе взятое станет решать сегодняшнюю проблему дефицита натурального сырья у молзаводов. По заказам молочных хозяйств другие хозяйства могут выращивать для них кормовые культуры с полной гарантией выгодного сбыта, тогда как сейчас таких гарантий для их выращенной сельхозпродукции никто не дает. За всем этим - повышение трудовой занятости на селе, что тоже немаловажно.

Столь же незавидное экономическое положение и у руководителя молочной фермы «Мамед» Ахмета Гасанова. Его ферма одна из лучших в республике. Это не красные слова: годовой надой на одну фуражную корову составляет около 6 тысяч килограммов, цифра говорит сама за себя. Показатели эти примечательны по трем основным причинам. Существует хозяйство немногим более 10 лет, что совсем немного для организации на достойном уровне селекционно-племенной работы, а такой уровень, если судить по надоям, здесь очевидно есть.

Вторая особенность - использование в основном покупных кормов, что обусловлено нехваткой у хозяйства земель для выращивания зерновых и кормовых культур. И третье: коровы здешней алатауской породы не привыкли  круглый  год быть на стойловом содержании, но приходится держать их только на ферме, так как пастбища у хозяйства тоже отсутствуют. В таких весьма сложных условиях ведет свое дело Ахмет Гасанов. Ставит задачу довести в ближайшие годы среднегодовые надои до 7-8 тысяч килограммов, резервы у алатауской породы еще велики. Надои высоки, а прибыли почти нет, как нет и возможности произвести на ферме модернизацию, закупить дополнительно племенное  поголовье,  даже поднять зарплату  своим работникам.

Причин этому две. Первая в том, что закупочные цены на молоко на предприятиях не меняются на протяжении нескольких последних лет.

- В 2002-2003 годах цены на наше сырье в сравнении с затратами на производство молока  были  вполне приемлемыми, - говорит Ахмет.- Но затем, после того  как заводы стали все больше переходить на использование сухого молока, там перестали идти навстречу фермерам. У нас ведь и выбора нет - у молзаводов, похоже, сговор: на всех закупочные цены одни и те же. Сдавать молоко еще  можно в бюджетные учреждения - больницы, школы, детсады, но  не факт, что победишь в тендере, выигрывают почему-то перекупщики, да и объемы поставок невелики. Нас спасает,  как это ни странно звучит, стихийная торговля молоком в Алматы. Мы же рядом с городом находимся, продаем свою продукцию местным жителям по приемлемой  цене. А те везут его во флягах в город - у кого постоянные клиенты, кто просто на улицах, во дворах торгует, это их дело. Если бы мы все молоко сдавали на молзавод, давно разорились бы и распродали свое поголовье. Посудите сами: закупочные цены на молоко  те же, разница плюс 5 тенге несущественна, а тонна сена в прошлом году стоила на рынке 20 тысяч тенге, сейчас стоит уже 40-50 тысяч. Ячмень стоил 25 тенге за килограмм, сейчас его цена 50 тенге, отруби подорожали с 20 тенге за килограмм до 40 тенге.   В то же время  переход на развитие мясного поголовья для нас невозможен из-за  отсутствия своей кормовой базы.  

Вторая причина в несовершенной системе  субсидирования.

-Я понимаю, что у молочных предприятий свои проблемы, но где тогда государственное регулирование? - недоумевает Ахмет. - Почему, если расходы на производство молока  растут  каждый год, величина субсидий не меняется. И градацию по величине поголовья на фермах при начислении субсидий давно пора отменить. Говорят, что таким образом стимулируется создание  крупных ферм.  Но надо же считаться с реальностью: например, поблизости от меня в  радиусе 50 километров вообще нет ни одной молочной фермы, и с кем же я буду объединяться? Лучше мне создайте такую возможность, и я через несколько лет доведу поголовье дойных коров на своей ферме до 600 или даже 800.И другие сегодня небольшие фермы смогут также быстро расти. А почему не соблюдаются сроки выплаты субсидий? Нам деньги нужны летом, когда можно покупать   более дешевые корма, а получаем их поздней осенью, когда сено и зерно значительно вырастают в цене.

Можно и дальше приводить мнения фермеров. У каждого свои особенности, свои  условия работы, сдачи продукции. Но есть и  много общих проблем, решение которых они видят также в одинаковой плоскости. Это разработка государственной программы развития молочного животноводства, ключевыми элементами которой  должны стать пересмотр сегодняшней явно несовершенной системы субсидирования, государственная поддержка  в развитии сельской кормовой базы и племенного дела. Понятно, что мнения фермеров при разработке такой программы должны учитываться обязательно.
12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь