Дети и Роботы

Источник: The DairyNews
В последнее время на The DairyNews часто поднимается тема женщины в сельском хозяйстве.
Недавно мы говорили о женских проблемах молочной отрасли и даже о том, каково это быть женщиной-сыроваром. А на прошлых выходных познакомились с замечательным бизнесменом, альтруистом, любителем животных, мамой двоих детей и человеком года Калуги-2021 – Алисой Шавиной.

Мы вместе отправились на роботизированную «Ферму Рябцево» в Калужской области, чтобы посмотреть, как уживаются дети, коровы и роботы.

Познакомиться с агротуризмом развитого региона; понять, что в Калуге есть не только «ЭкоНива»; побывать наедине с коровами и роботами; понять зачем менять Москву на Калугу, узнать каково быть женщиной и при этом успевать все на свете – это и многое другое в репортаже о совместном путешествии Алисы Шавиной и The DairyNews.

О чем мы говорили в дороге

АШ: Мой муж Андрей Лапкин работает с роботами «Lely» на «Фермах Ясногорья». Он поставил первый робот «Lely» на ферму к Александру Саяпину в Тулу еще в 2006 году. И все это время я наблюдаю за деятельностью компании «Фермы Ясногорья», мне очень интересно, что и как они делают. Это действительно круто!

И мои дети выросли на фермах «Lely»: дочка в 4 месяца первый раз побывала, а сын – в 9. В общем к оборудованию «Lely» у меня прям особая любовь.

DN: Семейная.

АШ: Да. Ну и собственно сегодня мы едем на ферму «Lely», на которую мы тоже ездим с детками, потому что роботизация в сельском хозяйстве меня восхищает. Многие хоть и говорят: «Рабочие места, все дела». А если роботов не будет, то рабочие места – это что? Грести лопатой за низкую зарплату? Это тоже в принципе никому не нужно. Кто туда пойдет? Это такой замкнутый круг: нет людей, и поэтому можно прийти к роботизированному оборудованию и уже позвать специалиста на более привлекательную зарплату.

DN: Специалисты обычно приезжают из Москвы?

АШ: Нет. Фермы «Lely» есть по всей России. В каждом регионе есть свой специалист по определенной области, который действительно знает, как на этом оборудовании достичь своих амбициозных целей (смеется).

О роботах и людях

DN: А какое именно оборудование? Я видела, у вас есть маленький робот, который подталкивает корм к коровам.

АШ: Да, это Juno. У меня есть видео, как мои дети играют с ним (смеется). Это тот робот, который подталкивает корм к коровам, обеспечивая лучшую поедаемость кормов. И уже тоже можно не привлекать человека на эту работу, а задействовать его на какую-то более интеллектуальную деятельность.

DN: А еще какие роботы у вас есть?

АШ: На «Ферме Рябцево» – еще 4 доильных робота. А в Тульской области – кормораздатчик Vector.

DN: А как ужиться с роботом на ферме? Как его воспринимают животные?

АШ: Отлично. Они уже воспринимают его как должное. Достаточно быстро привыкают, понимают, что он их кормит.

DN: Ну они же не относятся к нему, как к человеку.

АШ: Персонал же на ферме тоже разный бывает. Как правило, тот персонал, который работает с животными, очень «мягкий». То есть управляющий всегда смотрит за тем, чтобы люди хорошо относились к коровам: любили их, не кричали на них.

Это тоже важно, чтобы у коровы не было какого-то негатива к человеку. И когда ты приходишь на ферму, всегда видно, как персонал относится к коровам. Потому что, если корова не шарахается от людей, больших групп, значит, там благоприятный климат в плане взаимодействия человек-животное.

DN: А как люди реагируют на роботов? У вас же все равно остался персонал. Вот как они взаимодействуют с роботами?

АШ: Этому тоже быстро и легко научиться.

DN: А дети?

АШ: Конечно, дети с любопытством реагируют на робота. Им интересно, как там все устроено. Для моих детей и детей других сотрудников развлечение – мыть из шланга комнату, в которой стоит робот. Есть такая традиция (смеется).

DN: А что на ферме делает человек?

АШ: Например, есть трактористы, операторы машинного доения, если это не роботизированная ферма, управляющий фермы, ветеринар - и каждый выполняет свои задачи.

То есть люди безусловно есть. Даже с роботом должен работать человек, просто не так много.

Человек взаимодействует с животными. Например, ветеринар. Он, конечно, не моет коров, но обрабатывает им копыта. Даже в прошлый раз, когда мы приезжали с детьми на ферму, он этим как раз занимался и не только показал, как это делать, но и все рассказал.

То есть главная задача человека на ферме – следить за тем, чтобы все правильно работало.

Об агротуризме в Калужской области

АШ: Сейчас занимаюсь агротуризмом. Проект называется «Агродети», потому что направлен на то, чтобы показать подрастающему поколению современное сельское хозяйство. За то время, что я живу в Калужской области, я увидела, как сильно развит этот регион.

Здесь много разных сельхозтоваропроизводителей, но, к сожалению, местные жители не знают, что на полках в магазине есть продукты, которые произведены в нашем регионе, и что они хорошего качества. И все это можно донести через детей. Потому что, когда мы проводим экскурсии, то в конце мы дарим продукцию того производителя, к которому мы приехали в гости.

Сейчас едем на «Ферму Рябцево», у них еще нет своей переработки, но они планируют ее запустить. Эта ферма недавно торжественно открылась. Поэтому они только задумываются о своей переработке и пока отдают свое молоко на другие предприятия региона.

DN: То есть вы ездите по разным фермам и организуете экскурсии?

АШ: Да, я их и организую, и провожу. Причем я одинаково хорошо могу провести экскурсию как для детей, так и для фермеров. Потому что, во-первых, у меня зооинженерное образование, мне все это понятно. Во-вторых, я просто фанат современных фермеров, я хочу показать то, что они делают и каких результатов добиваются.

Потому что современное фермерство – это классное оборудование, это трактора, которые похожи на космические корабли - в них удобно. Вы сидели когда-нибудь в тракторе?

DN: Если только в детстве, и то в старом.

АШ: Нет, в старом не то. Если сесть в современный трактор, например, в «John Deere», то это просто реально космический корабль.

Опять же роботизированное доение - робот, который все делает сам, только управляй им правильно. Это система, которая позволяет оперативно отслеживать все данные. Вот, например, у Станислава Кузнецова – гендиректора «Фермы Рябцево», данные с транспондера коровы поступают в компьютер каждый час. Это все видно в режиме онлайн. Поэтому работники могут оперативно отреагировать на какую-нибудь неполадку.

DN: А какая информация туда поступает?

АШ: Из тех параметров, которые выводятся в систему, можно сразу сделать вывод о том, здорово животное или нет. Например, одни из важных показателей – это жвачка и двигательная активность коровы. То есть это классный инструмент, который позволяет оперативно следить за здоровьем и продуктивностью своего стада.

DN: А как давно вы начали заниматься агротуризмом?

АШ: Именно агротуризмом – с августа. Я пришла к туроператору «Меркурий», который уже 2 года назад увидел, что Калужская область богата объектами, которые было бы здорово показывать и нашим жителям, и жителям других регионов. И первым таким объектом стала «Экоферма Джерси».

Из-за того, что случилась пандемия, и надо было как-то привлекать туриста, многие туроператоры только сейчас опомнились, что можно и у нас куда-то людей возить. А Вячеслав Аксенов – гендиректор туроператора «Меркурий», увидел это уже давно и захотел, чтобы наши жители видели, как здорово у нас, что можно, в принципе, и здесь интересно провести выходные. Приехать на ферму, посмотреть ее устройство, попробовать продукцию, посмотреть, как ее производят. И это отличный вид отдыха для семей с детьми.

Вот на новый год у нас была очень интересная тенденция, когда день, наверно, на седьмой уже всем надоело сидеть за столом и есть салаты, ходить по музеям, и народ стал активно приезжать к нам на ферму. Вплоть до того, что сразу 3 поколения собираются и приезжают: дети, родители, бабушки и дедушки. И даже погода, хотя и было холодно, не испортила впечатление.

DN: А на каких фермах вы проводите экскурсии.

АШ: Сейчас мы работаем со «Швейцарским молоком» в Дзержинском районе, там управляющие швейцарцы, они 20 лет уже в России. Молоко с их фермы отправляется на сыроварню к Олегу Сироте, потому что отвечает необходимому качеству.

Мы также работаем с «Фермой Рябцево» и планируем расширять этот список, потому что у нас в Калужской области есть, где развернуться (смеется).

DN: А сколько здесь ферм и предприятий?

АШ: Роботизированных ферм – уже 37, переработчиков – 45.

В плане экскурсий - мы за то, чтобы придумывать что-то свое. До этого на «Швейцарское молоко» никто не ездил. После того, как туда поехали мы, примерно через две недели туда позвонил еще один туроператор, потому что захотел делать также. Совсем недавно был еще один случай попытки вторжения (смеется). Забавно то, что люде не пытаются придумать что-то свое, а идут по протоптанной дорожке (смеется).

Вот опять же. В Калужской области есть замечательная сыроварня «Иван да Марья» под Козельском. Они сами проводят экскурсии. Я к ним с удовольствием приезжаю и с удовольствием отправляю туда всех своих знакомых, но не вижу смысла туда влезать (смеется), потому что у них у самих хорошо получается принимать туристов.

Ну а свои экскурсии мы обычно проводим на фермах полного цикла, кроме «Фермы Рябцево». Это отличная возможность показать путь получения продукции от корма до молока.

Все начинается именно с него. Я показываю все виды кормов, которые дают животным на ферме. Например, я набираю мелкий рассыпчатый корм в специальные горшочки, и дети могут потрогать его, понюхать, потыкать пальчиками.

Также мы показываем, где коровы отдыхают, где они чешут спинки. У многих, на самом деле, интерес к щеткам-чесалкам (смеется). Все спрашивают: «Зачем они нужны?» Я подвожу к ним и показываю, сколько там шерсти, чтобы люди понимали, насколько это необходимая вещь в коровнике.

Потом мы идем смотреть доильный зал и цех по упаковке, если он есть. Показываем еще телятник и родильный зал. На «Швейцарском молоке», например, каждый день рождается новый теленок, и на одной экскурсии мы даже видели новорожденную двойню.

DN: На тех фермах, на которые вы ездите, коровы не выходят на улицу?

АШ: На «Швейцарском молоке» коровы гуляют. Они ходят и на поля, и на дойку. Мы не возим на фермы с привязным содержанием. Если мы говорим об «Экоферме Джерси», то там обязателен пастбищный выгул, поскольку это сертифицированная ферма на «Зеленый лист».

DN: Фермам надо как-то подготавливаться к экскурсиям?

АШ: Конечно, надо покупать спецодежду, составлять маршруты, в плоть до того, сколько мы стоим на одной точке и куда смотрим в этот момент.

DN: А на экскурсии для детей надо рассказывать как-то по-другому, не так как для взрослых? Чтобы их заинтересовать.

АШ: Да. Там для каждого возраста нужно адаптировать экскурсию, потому что у них разное восприятие.

Дети, например, задают очень интересные вопросы. На «Швейцарском молоке» меня спрашивали о том, кто моет коров, потому что они там очень чистые. Но коров там никто не моет (смеется). Также спрашивают, сколько стоит теленок, иногда приходится рассказывать, как размножаются коровы, если нет быка.

DN: Какие возрастные группы к вам в основном приходят?

АШ: На самом деле рекомендуемый возраст – от трех лет. Но летом был случай, когда приехала семья с ребеночком, которому было полгодика. И ребенок отлично провел все 2 часа на ферме.

Но здесь опять же вопрос восприятия. Если это приехала семья с детьми разного возраста – то это отличный способ провести выходные. А если набрать группу из полугодовалых детей – то в этом вообще нет никакого смысла (смеется).

А так в основном школьники. Сейчас начинаются каникулы. Скоро мы поедем на экскурсию на «Швейцарское молоко» с классом из Калуги.

DN: А что детям больше всего нравится на экскурсиях?

АШ: Прежде всего, это контакт с животным. На самом деле, это нравится не только детям. Когда веду экскурсию, я наблюдаю за группой, пока рассказываю: на что они обращают внимание, как они себя ведут. Очень радует, что в большинстве своем дети адекватные, они совершенно здраво воспринимают информацию, которую до них доносят, хорошо ведут себя на ферме. Задают правильные и интересные вопросы.

Особый интерес у них также вызывают роботизированные фермы, потому что дети видят, что есть компьютер, на котором можно посмотреть информацию о каждой корове. Что стоит робот, который сам ее кормит, доит. Можно открыть дверку и посмотреть, как молоко заполняет молочную колбу.

DN: А дети не боятся коров?

АШ: Вообще нет. Просто надо провести инструктаж. Перед тем, как зайти на ферму, мы его естественно проводим: как себя можно вести, чего лучше не делать. И я обязательно рассказываю, что нужно сделать для того, чтобы корова подошла. Потому что все же хотят прикоснуться к влажному носу (смеется).

Но если подойти и резко махать руками, визжать, кричать, то, конечно, корова испугается и убежит. Я рассказываю, как правильно можно потрогать корову: движения должны быть плавными, аккуратными, нерезкими.

DN: Вы обычно сами выбираете фермы для того, чтобы приехать или к вам поступает запрос?

АШ: Ну сейчас уже стали поступать запросы от людей, которые говорят, что хотят принять участие в нашем проекте, потому что они видят в нем перспективу, потому что им это интересно, потому что они тоже понимают, что доносить какую-либо информацию через детей – это здорово.

А так в принципе сами выбираем объекты. И пока мы работаем только в нашем регионе.

DN: Как вы планируете развивать свою деятельность? Может быть собираетесь двигаться в другие регионы?

АШ: В принципе да. У меня есть еще несколько любимых ферм в других регионах, на которые, я думаю, в скором времени тоже попадем. Пока поработаем в Калужской области.

О проекте «Агродети»

АШ: «Агродети» - уникальный туристическо-образовательный проект на территории Калужской области для детей и их родителей. На примере лучших сельскохозяйственных предприятий региона мы показываем детям, как работает молочная ферма, коневодческие, рыбоводческие и козоводческие хозяйства, а также как делают сыры на семейных сыроварнях и больших молочных заводах. Проект стартовал в августе 2020 года.

DN: А как люди узнают о вас? У вас есть реклама?

АШ: В основном из соцсетей, и сарафанное радио тоже хорошо работает. Я считаю, что в Калуге, например, это основной канал продвижения, потому что какую бы рекламу люди не видели, они больше доверяют, когда им рассказали о своих впечатлениях после поездки и дали рекомендации.

DN: Экскурсии платные?

АШ: Сейчас у нас платные экскурсии – от 500 рублей. Я считаю, что любой человек может себе позволить потратить такую сумму. А так мы планируем выигрывать гранты и проводить экскурсии бесплатно.

DN: Вы же еще устраиваете экскурсии для детей из детских домов.

АШ: Да. У туроператора «Меркурий» еще есть направление благотворительности. Мы на регулярной основе проводим экскурсии для волонтеров и детей из детских домов.

DN: Дети тоже из Калужской области?

АШ: Да, конечно. Пока мы работаем со своим регионом.

Об богатстве Калужской области

DN: Почему в Калужской области так много предприятий? Чем богата эта земля?

АШ: В Калужской области очень сильная поддержка правительства. Здесь есть субсидии на роботизированное доение, и также есть особые экономические зоны, которые позволяют платить налог ниже, чем в других регионах. Поэтому для инвесторов это привлекательное место.

Здесь есть много иностранных предприятий. Опять же, как пример, «Швейцарское молоко».

DN: Ну да, здесь еще кроме фермерских предприятий много других заводов. Например, «Samsung» и автомобильное предприятие тоже есть.

АШ: Да, да.

DN: Вот, кстати, вы говорили про рабочие места. Все заводы в области дают их местным жителям. А если заменить человека роботом на ферме, на сколько сокращается количество рабочих мест? И что делать местным жителям?

АШ: Сокращаются сильно. Но если мы рассматриваем ручной труд с лопатой на ферме, то это невысокооплачиваемая работа. Поэтому говорить: «Вот, мы поставили робота, и это плохо, потому что стало меньше работников на ферме,» - наверно, неправильно, потому что рабочие места в качестве доярки, либо человека, который с лопатой ходит и двигает корм – невысокооплачиваемые, и на них не будет спроса.

О том, как променять Москву на Калугу, и не пожалеть

АШ: Многие, наверно, считают меня в каком-то смысле сумасшедшей, потому что думают, что это странно переехать из Москвы в Калугу, для того, чтобы развиваться. Но, на самом деле, уже есть определенные успехи и результаты, которых я достигла. Я действительно самореализовываюсь здесь.

И я думаю, что проблема не в месте, а в людях. Всегда удобнее списать на какие-то обстоятельства, чем признать, что ты просто не сделал достаточно для того, чтобы улучшить свою жизнь.

DN: Как вы решили переехать в Калугу?

АШ: У мужа здесь была та же самая работа, что и в Москве. Я воспринимала Калугу и Калужскую область, как перспективно развивающийся регион, и знала, что здесь найду работу. Поэтому для меня не составило труда взять двоих детей и отправиться в незнакомый мне город (смеется).

DN: Планируете вернуться?

АШ: Нет. Мне иногда приходится по работе ездить в Москву, и я не испытываю от этого особого удовольствия.

Калуга комфортный маленький город. Да здесь не очень высокие зарплаты, но уровень жизни здесь вполне нормально можно себе обеспечить. Зачем получать большие деньги, если у тебя нет времени их тратить?

Здесь небольшие расстояния, поэтому за день можно успеть многое. В Москве нельзя спрогнозировать свои передвижения, если ты не пользуешься метро. Я, например, вынуждена ездить на машине, потому что нужно возить детей. А тут я всегда знаю, что выйду и в назначенное время буду на месте.

Кстати, я была первой ученицей в Школе Олеси Шевчук, к которой вы недавно ездили. И первая моя работа в Калужской области была сыродел, и я ездила из города в область. Дорога занимала 40 минут. Естественно для многих калужан это была какая-то адская цифра (смеется). А для меня это не было долго и далеко. Более того, я знала, что в любое время года и время суток я через 40 минут буду на своей работе.

DN: Вы переехали 5 лет назад?

АШ: Да.

DN: Вы в Москве уже работали по специальности?

АШ: У меня специальность зооинженер-кинолог, я работала по ней. Мое образование кстати очень мне здесь помогает. Я окончила Тимирязевскую сельскохозяйственную академию. У меня папа учился там же. Там достаточно сильная база для того, чтобы потом работать в сельском хозяйстве. То есть мне, например, нужно буквально пару часов подготовки, для того, чтобы провести экскурсию на незнакомой мне ферме.

С мужем мы кстати учились вместе.

DN: Как вы думаете, ваши дети будут заниматься сельским хозяйством?

АШ: У меня старший увлекается робототехникой. Сейчас, конечно, трудно сказать, что он будет делать дальше, потому что ему всего 9 лет. Поэтому не знаю. Но могу сказать за свою семью. У меня две старших сестры и младший брат, в сельхозотрасль окунулась только я.

О подрастающем поколении и сельском хозяйстве Калужской области

DN: Мы уже говорили о том, что вы через молодое поколение хотите привить любовь к сельскому хозяйству и правильной продукции.

АШ: Да, я не могу, наверно, перевоспитать взрослых, но я могу воспитать подрастающее поколение, показывая ему, как должно быть, как правильно. Мы возим не на все фермы. Они разные: есть такие, на которые лучше не заходить. А есть фермы, на которые я могу прийти в белых кроссовках и также в белых кроссовках уйти оттуда.

DN: Например?

АШ: То же «Швейцарское молоко», «Экоферма Джерси». У меня есть фотография оттуда, где я в белых кроссовках стою (смеется). В Рябцево вы сами увидите, что там все очень здорово.

DN: Здесь есть агроклассы?

АШ: У «ЭкоНивы» есть целый класс для студентов при Тимирязевской академии. Но отдельно для детей нет.

Летом мы сотрудничали с торгово-промышленной палатой, потому что у них был тур для детей из старших классов и студентов. Им показывали не только сельхозпредприятия, но и вообще предприятия Калужской области.

Опять же, это не только демонстрация продукции и современного хозяйства – это еще воспитание уважения к фермерству, к сельхозтоваропроизводителям и повышение интереса к данной профессии.

DN: А как у молодого поколения воспитать любовь к земле?

АШ: Надо развивать любовь к своему региону, патриотизм.

У меня вообще огромная любовь к Калужской области, и я хочу делиться ею с остальными (смеется). С детьми получается, со взрослыми – наверно, тоже.

DN: Как думаете, какова вероятность того, что молодое поколение из Москвы последует вашему примеру и отправится в другие регионы?

АШ: Я знаю такие примеры. Собственно, и мои родители в свое время тоже уехали из Москвы.

О женщине в бизнесе

DN: Каково живется женщине-бизнесмену в регионе?

АШ: Ну бизнесмен, конечно, громко сказано. Хорошо живется в области. У нас есть Агентство развития бизнеса, в котором я тоже работала. И это та структура, которая позволяет развивать в том числе аграрный бизнес в регионе, помогает с оформлением субсидий, с подведением инфраструктуры и многим другим.

Эта организация также проводит бесплатные мероприятия по обучению. Проводит конкурсы, например, «Мама-предприниматель», в котором я принимала участие, и мой проект вошел в ТОП-3 лучших бизнес-идей.

DN: Мужское давление не чувствуется в регионе? Мне кажется, сельское хозяйство – это в основном мужчины.

АШ: У меня есть ряд знакомых женщин, которые являются управляющими ферм. Они прекрасно справляются с этой работой. Тем более, если мы говорим о роботизированном доении, то у женщины есть прекрасный помощник для того, чтобы справляться со многими вопросами на ферме.

DN: Как оставаться профессионалом и при этом быть женщиной?

АШ: В моей жизни всегда были женщины, которые могли и то, и другое. Я всегда говорю, что не нужно смотреть на женщин с обложек глянцевых журналов. Нужно смотреть на тех, кто стоит рядом с тобой, потому что это такой же человек, как и ты. Ты можешь просто смотреть на него и брать лучшее. Видеть, что он может, значит, и ты можешь. Вот я сейчас активно веду соцсети, но не с целью показать, как я могу, а с целью показать: «Смотрите, вы можете также!»

Все возможно, но это, определенно, не просто. Нужно держать все в балансе: семья, работа и еще какие-то развлечения. Естественно важна поддержка супруга, самостоятельность детей.

DN: А сколько женщин уже последовало вашему примеру?

АШ: Даже не знаю. Статистику не веду.  Я считаю, что человек может успеть гораздо больше, если он прилагает к этому усилия.

Вот, например, вчера у нас был конкурс «Миссис Калуга» - конкурс красоты в Калужской области, на котором выбирают победительницу, она представит регион на «Миссис Россия». Легла спать в 4 утра, а сегодня проснулась в 8, поделала какие-то дела, и вот мы с вами едем на ферму.

Для меня сон не так важен. Как я говорю: «Я успею все, пока у меня есть ночь перед мероприятием» (смеется).

DN: А какая она, женщина в сельском хозяйстве?

АШ: Женщина в сельском хозяйстве – это тот человек, который понимает, чего хочет, ставит перед собой цели, хорошо владеет тайм-менеджментом.

DN: В принципе, как и в любом другом бизнесе.

АШ: Да. В любом случае, мне кажется, человек должен любить то, что он делает, и понимать в своем деле все процессы.

DN: А, может быть, есть что-то такое женское, что помогает в бизнесе?

АШ: Да, конечно. Это терпение, целеустремленность и, мне кажется, стрессоустойчивость (смеется).

Также важно отметить особый подход к животным и детям. Вот я сама мама двоих детей, то есть я могу найти подход к любому ребенку. И интересно, что почти на каждой экскурсии, обязательно находится ребенок, который будет ходить со мной все время за руку.

О чем мы говорили на ферме (рассказывают Алиса Шавина и Максим Семенов, главный ветеринарный врач «Фермы Рябцево»):

Заходим в коровник, хлопаем дверью...

А6.jpeg 

АШ: «Ферма Рябцево» занимается производством молока. Тут 4 доильных робота фирмы «Lely». Ферма пошла на сотрудничество с проектом «Агродети», потому что ее руководителю понравилась идея и цель проекта.

МС: Сюда завезли скот из Дании. Это голштинская порода. Всего 370 голов. У каждой коровы есть свое место, и лежат они именно на своих местах.

Здесь всего 14 человек сотрудников. Это изначально роботизированная ферма. Раньше здесь было даже меньше работников.

АШ: Убирается здесь скрепер – специальное оборудование, которое соскребает всю грязь. Человек с лопатой все равно ходит. Он иногда скидывает в него навоз.

В коровнике мы видим стойла, чесалки, поилки, специальное освещение для коров. В робот коровы ходят доиться.

Они целый день в коровнике, то есть не выходят на улицу, но они здесь передвигаются свободно. У них много места. Но, к сожалению, до сих пор существуют фермы, на которых используется привязное содержание.

Бычков на ферме нет. Есть только маленькие, которых чем скорее, тем лучше отдают на другие фермы. Потому что на молочном производстве не выгодно их держать. Семя закупают. А вот – главный осеменитель (показывает на Максима и смеется).

А8.jpeg

Идем к доильному аппарату. Открываем его дверцу, и там действительно молоко в колбу течет.

А12.jpeg

Переходим в тихое помещение с двумя танками.

МС: Молоко в доильном аппарате поступает в колбу, а затем по специальным трубам отправляется в молочные танки. У нас их два. Их объем предназначен для 16 тыс. тонн. Сегодня мы доим 6 тыс. тонн, но мы планируем увеличивать производство.

Они называются танками, потому что мощные (смеется).

Сейчас свое молоко мы отправляем в Danone, но в скором времени собираемся создавать собственную продукцию. Мы также строим новый коровник. В наших планах – объединить два здания и телятник.

Переходим в обычный офисный кабинет с одним компьютером.

А15.jpeg

МС: А это сердце нашего производства. Здесь можно узнать все: и количество коров, и объем сегодняшнего надоя – все, что угодно.

DN: Приходилось ли обучать персонал специально под роботов?

МС: В принципе нет. Это изначально роботизированная ферма, поэтому персонал нанимали подготовленный. Какие-то моменты усваиваем уже по ходу работы.

DN: А как долго коровы к роботам привыкают?

МС: По-разному. Некоторые сразу: один раз подоили – уже привыкла. А некоторые – две недели. Вообще в среднем – неделю.

Дальше идем в телятник. Там намного громче, чем в коровнике. Видимо, телята не рады нас видеть. А может и рады?

А16.JPG

Думала, на ферме будет больше людей…

P.S. или о чем мы говорили на обратном пути

АШ: Моя цель показать колорит Калужской области, а также повысить престиж фермерства, показать, что это цифровизованная, интересная и уважаемая профессия!

DN: Да, было действительно интересно!
12.04.2021
Молокосодержащие продукты. Часть игроков рынка до сих пор считает, что данную категорию необходимо исключить из технического регламента «О безопасности молока и молочной продукции», чтобы не вводить потребителя в заблуждение и сделать «натуральные» молочные продукты конкурентоспособнее. Вопрос усилился с введением «сложносочиненных» терминов, именующих продукты с заменой молочного жира (вроде продукт молокосодержащий с заменителем молочного жира, произведенный по технологии сметана/сыра/молока).
Читать полностью
Календарь