Просмотров: 874
Когда мы переживали предыдущий существенный скачок курсов валют в 2014–2016 годах, мы подсчитали, что наше производство молока и сыра содержит от 50 до 70% валютной составляющей. Честно говоря, я и сам тогда был удивлен. Даже находясь внутри отрасли и занимаясь производством продукта, который является лидером «санкционного списка», не всегда осознаешь, насколько глубоко в наши процессы проникает глобализация.

Растениеводство: импортная техника и семена

Поясню, из чего складывается такой высокий процент валютной составляющей.

Почти всю сельскохозяйственную технику для растениеводческих хозяйств мы закупаем за границей. Российские и белорусские производители не могут предложить нам нужные мощность и качество. В зоне рискованного земледелия, где погода устанавливает жесткие рамки по проведению сельхозработ, мы просто не можем себе позволить трактор, который нужно каждый сезон ремонтировать. Если нужна мощная и надежная техника — только импорт.

В 2020 году мы закупили новой техники в США на 1 млрд руб. ($15 млн). Оплачиваем частями — 20% предоплаты, а далее — несколько траншей после поставки. 20% разницы курса принесет нам дополнительные расходы в 200 млн руб., 30% — 300 млн руб.

Из заграницы нам поставляют семена: травы, кукурузу. Пока российская продукция, к сожалению, не может конкурировать с импортной, хотя нам бы очень этого хотелось. Однако семена качественной селекции — это наша валютная составляющая, которая позволяет нам работать с высоким уровнем урожайности.

За валюту мы также приобретаем отдельные компоненты кормов: витамины, рапсовый и соевый шрот. Есть и отечественные производители шрота, но цены на него все равно формируются в евро, поскольку рынок этого продукта сейчас у нас с Европой фактически един. Ровно такая же ситуация — с удобрениями. На российском рынке цена на них привязана к доллару. Уже сейчас поставщики начали говорить о повышении цен. Впереди у нас — сезон весенне-полевых работ, удобрения нужно закупать в любом случае. Думаю, если мы не увидим шагов по поддержке сельского хозяйства от властей, то стоимость удобрений вырастет как минимум на разницу курса.

Молочная отрасль: оборудование, софт, генетический материал

Если говорить о молочном производстве, то здесь импорта также много: оборудование для доения, переработки молока, для комфорта животных, для навозоудаления — все это на крупных молочных предприятиях России сегодня сугубо импортное.

Мы собирались в этом году расширять производство. Вероятно, планы придется существенно скорректировать. И даже если не говорить о покупке нового оборудования, с действующим надо постоянно работать: стоимость обслуживания и расходных материалов также растет в цене вслед за курсом доллара и евро. Кроме того, мы используем зарубежный софт для обеспечения аналитики и мониторинга работы ферм, это тоже наша импортная составляющая.

Существенная статья валютных расходов в нашей финмодели — поддержание поголовья. Для производства сыропригодного молока наследственность коров очень важна. Животных с качественной генетикой, как и генетический материал, мы приобретаем за границей. Наших голштино-фризских коров изначально мы привезли из Австралии, и сейчас скрещивать их с быками с неотслеженной генетикой из России — это значит закапывать в землю те миллионы, что были потрачены на приобретение и содержание поголовья, снижать эффективность молочного производства, которой мы добивались много лет.

В содержании и развитии ферм мы заручаемся поддержкой иностранных консультантов. С ними сейчас отдельная проблема: все ближайшие визиты консультантов из Европы и США к нам попросту отменились, потому что границы закрыты из-за коронавируса. Но мы продолжаем контактировать онлайн.

Все составляющие для сыра — закваски, пакеты, пленки, все дополнительные ингредиенты — это все мы также привозим из Европы. В России большинство компонентов просто не производят. Так что цены, разумеется, тоже привязаны к евро. Все оборудование для варки, созревания и упаковки сыра, программное обеспечение для них — тоже импортные.

Не импорт: земля и рабочая сила

Если подвести итог, то к рублевым составляющим во всем нашем холдинге можно отнести базовые ресурсы типа земли и рабочей силы, а также местные «расходники»: газ, электричество, воду. На них приходится 30–40% в себестоимости конечного продукта, и они также вслед за курсом валют, скорее всего, постепенно вырастут в цене. Просто на это нужно будет немного больше времени — год-два.

В перспективе выход у нас только один: мы будем вынуждены запланировать несколько этапов повышения цен на продукцию, вслед за существенным повышением себестоимости производства. Тем временем зарплаты у людей даже если и скорректируются, то индексация в лучшем случае займет один-два года, и то вряд ли заработки россиян вернутся на докризисный уровень — по крайней мере, пока это прогнозировать сложно. И тут перед нами встает следующая проблема: снижение покупательной способности на фоне роста цен и фактического снижения уровня доходов.

Наш основной продукт — сыр. Увы, в России это не продукт первой необходимости, поэтому мы находимся в группе риска. Кроме резкого роста затрат на производство, в итоге мы еще и недополучим доход. Повышать цены нам в связи с этим очень не хочется. Но у нас просто нет выбора. Вопрос сейчас только в том, каким оно будет. Пока мы этого не знаем, неопределенность по массе параметров слишком высокая.

Доллар уже вряд ли вернется к отметке в 60 руб., на которых мы строили планирование в начале 2020 года. На какой цене остановится рост — вопрос открытый. Зависит это в том числе и от действий властей. Я очень надеюсь, что правительство примет меры по поддержке бизнеса, хотя бы на уровне сдерживания роста ключевой ставки ЦБ. Для сельскохозяйственного сектора было бы хорошей помощью, если бы власти также поработали с производителями удобрений и топлива, чтобы по максимуму сдержать рост цен, хотя бы на время предстоящих весенне-полевых работ. Возможно, тут имеет смысл задействовать административный ресурс, чтобы притормозить цены на такую важную продукцию для сельского хозяйства.

Банки на фоне девальвации, как всегда, начнут повышать ставки, аргументируя это увеличением своих рисков. Это значит, что и наша долговая нагрузка вырастет. Возможно, имеет смысл обсудить заморозку ставок или даже договориться об отсрочке выплат на время активных сельскохозяйственных работ.

Я, как бизнесмен, в периоды кризиса думаю в первую очередь о том, как удержать компанию на плаву, не потерять людей, своевременно платить заработную плату, которая и так фактически девальвируется вместе с рублем. Надеюсь, что власти мыслят так же. На мой взгляд, сегодня не нужно искать революционные решения, важно спокойно переждать кризис, по возможности поддержать бизнес, который может пострадать.

Источник: pro.rbc.ru
Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

29.05.2020

Маркировка должна быть добровольной

Сегодня представители молочной отрасли отошли от эмоций в вопросе внедрения обязательной регистрации в системе “Честный знак" и имеют четкое обоснование тому, почему маркировка молочной продукции невыгодна отрасли, потребителю и сомнительна государству.
Заполярный пищевой комбинат, ООО
Адрес:  Красноярский кр., г. Норильск, ул. Октябрьская, д. 31 стр. 6 
 
Родник, ООО (НарадА, ООО)
Адрес:  Красноярский кр., г. Красноярск, ул. Шахтеров, д. 33А офис СКЛАД 1 
 
Агрохолдинг Емельяновский, ООО
Адрес:  Красноярский кр., Емельяновский район, пгт. Емельяново, ул. 2-Х Борцов, д. 23Ж 
 
Млада, ООО
Адрес:  Красноярский кр., г. Красноярск, ул. Академика Вавилова, д. 1 пом. 7, офис 312