27.10.2014
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Интервью с Игорем Лупиносом, независимым директором ОАО «Учебно-опытный молочный завод» ВГМХА им. Н.В.Верещагина»
Читать другие интервью темы "Вологодские кружева":
  

DN: Почему сложилась такая ситуация на УОМЗ им. Верещагина? В чем состоит суть претензий к нынешнему руководству данного предприятия? 
 - Отвечая на Ваши вопросы, я буду исходить из двух позиций, члена Совета директоров УОМЗ имени Верещагина и независимого директора, которого государство уполномочило работать по направлению представления интересов государства на этом предприятии. При этом у меня нет никаких материальных интересов  в данном проекте. Это некое желание использовать во благо  государству свои знания и опыт. И я не говорю от лица Совета директоров, но именно с позиции независимого директора, которого государство наняло выполнять определенную работу. 

DN: Независимые директора ответственны перед Росимуществом или они просто нанимаются как эксперты?
- Государство осуществляет свои интересы либо через независимых директоров, либо через профессиональных поверенных, которые обязаны выполнять директивы государства. Последние в Совете директоров обязаны голосовать так, как предписывает государство, независимые директора могут голосовать, так как считают правильным.

Вторая позиция заключается в том, что  чем  больше прозрачности  будет в этом вопросе, тем лучше будет всем участникам этого процесса. Участником процесса является, прежде всего, собственник – государство, во-вторых люди, которые выполняют функции, порученные им государством, например, члены Совета директоров, генеральный директор, регион и другие заинтересованные  участники. 

Привлечение независимых директоров к управлению государственными активами инициировано государством. Задача независимого директора состоит в том, чтобы защищать интересы всех заинтересованных сторон: банков, которые выдают кредиты, поставщиков, покупателей и т.д. Задача независимого директора состоит в том, чтобы интересы сторон были сбалансированы, чтобы предприятие успешно развивалось. Чем больше независимый директор устранен от узких интересов тех или иных участников бизнес процессов, тем он профессиональнее. 

С точки зрения прозрачности  данной ситуации хотел бы заметить, что моя история члена Совета директоров данного предприятия развивается достаточно любопытно. Чуть более года назад я был избран независимым членом Совета директоров на 2013-2014 гг. на первом заседании Совета директоров я предложил исходя из текущей ситуации на предприятии, разработать стратегическую программу развития предприятия на три года, которая будет содержать положения о внутреннем контроле и аудите, о кадрах и вознаграждении, что, по  сути, является основой  корпоративных процедур и регламентов управления  солидным предприятием. Через месяц мне сообщили о том, что в Росимущество поступило письмо от первого заместителя министра сельского хозяйства Игоря Манылова с просьбой вывести меня из состава Совета директоров по причине того, что, будучи председателем Совета директоров ГК «ПроЛив» (коим я на данный момент не являюсь) я являюсь аффилированным лицом. Из-за того, что предприятия которое я представляю, потенциально могут возить молоко для этого предприятия, и это может породить конфликт интересов. Хотя нужно отметить, что таких контрактов не было и нет. 

Вызывает вопросы оперативность появления такого письма и непрофессионализм людей, которые нашли такое объяснение. Однако данное письмо имело обратный эффект для тех людей, которые его инициировали. Росимущество заинтересовалось ситуацией на заводе, в результате Совет директоров был заменен. Из членов прежнего Совета директоров остался лишь я и ректор Молочно-хозяйственной академии Николай Малков. В Совет директоров и в ревизионную комиссию пришли люди из сообщества «Директориум», профессиональные директора, задача которых определена Росимуществом, как эффективное управление проблемными ситуациями. «Директориум» был создан по инициативе Росимущества и Агентства стратегических инициатив.

Первым, что было предпринято новым составом Совета директоров  и ревизионной комиссии для того, чтобы разобраться с ситуацией, стала ревизия данного предприятия. При этом подчеркиваю, что задачей ревизионной комиссии была проверка, обвинять комиссию в том, что она выполняет свою функцию, было бы  странно.

К моменту смены Совета директоров, обращаясь к предыдущему председателю, Малкову, я поднимал вопрос о том, когда будет разработана стратегическая программа. На что Малков отвечал, что пока на это нет времени. 
Ревизионная комиссия по результатам проверки подготовила отчет, выявивший такие проблемные места, как большие убытки предприятия, чрезмерная зависимость данного предприятия от потребителя продукции, ТД «Молочное», через которое реализуется 65 % товаров, и ряд других моментов. Насколько мне известно, других ревизий данного предприятия не проводилось, была одна комиссия, которая дала подобные результаты.

Для меня, как  представителя  молочной отрасли, который руководил рядом молочных предприятий, самым важным моментом является 65% поставок одному потребителю, та зависимость, которая существует у данного предприятия перед ТД «Молочный» показывает статус данного предприятия, если рассматривать организацию его снабжения и продаж. Когда говорится о том, что данное предприятие представлено в стольких сетях, нужно понимать, что само предприятие к этому никакого отношения не имеет. Отношение к этому вопросу имеет ГК «ПИР», которая выполняет профессиональную работу по продвижению вологодского масла, которая имеет соответствующие контракты на поставки в продукта в сети.Можно было бы радоваться такому разделению труда, однако мы понимаем, что подобное разделение труда свойственно для тех групп, которые находятся в одной структуре собственности. Когда собственники считают правильным разделить производство и сбыт, с точки зрения оптимизации издержек такие случаи нередки. Но когда государственное предприятие производит продукцию, а частная структура занимается реализацией 65 % продукции этого предприятия, это говорит о том, предприятие зависимо от этой структуры. Если торговый дом перестанет реализовывать продукцию, предприятие будет в глубоком минусе. Эта проблема должна быть решена. Речь не идет о том, что нужно отказываться от сотрудничества с ТД «ПИР», напротив, нужно продолжать сотрудничать, поскольку он хорошо выполняет работу, но должны и другие потребители данной продукции, предприятие должно иметь программу развития.

Что касается смены директора данного предприятия, нужно отметить, что  него истек контракт. Сейчас стоит вопрос, продлевать этот контракт или нет. Росимуществодолжно решать этот вопрос, принять решение о том, кто будет назначен на пост директора. Росимуществос целью обеспечения состязательности обратилось с просьбой предложить несколько кандидатур. Было предложено несколько кандидатур, которые могли бы выполнить эту функцию. В статье делается акцент на  господине Дикареве, но надо понимать, что его особенность заключается  лишь в том,  что господин Рындин озвучил его кандидатуру первой в Минсельхозе. Возможно, поэтому все внимание было сфокусировано на нем, как на человеке, которого хотят «протолкнуть» на эту должность. Хотелось бы отметить, что те кандидатуры на пост директора предприятия, которые мне известны, равнозначны, возможно, у них разные бэкграунды, но все они могут выполнять эту задачу. Вопрос о назначении  директора решит собственник  исходя из своего видения.

В этой статье также упоминался господин Даниленко. Я могу сказать,  на несколько человек были запрошены рекомендации, и рекомендация была дана в частности Дикареву от СОЮЗМОЛОКО как организации, являющейся профильной в молочной индустрии  и владеющей информацией о широком спектре ее персоналий. СОЮЗМОЛОКО рекомендовал Дикарева как специалиста соответствующего уровня.

Также если рассматривать ситуацию с точки зрения, что я работал когда-то с Дикаревым в Вимм-Билль-Данн, если на сегодняшний день в европейской части России посмотреть всех директоров молочных заводов от 100 тонн переработки и более, я думаю, мы увидим среди них много специалистов из Вимм-Билль-Данн. Эта компания  была, и я надеюсь, остается  хорошей школой управления крупными молочными бизнесами. Я признателен за то, что  я когда-то прошел школу компании Вимм-Билль-Данн. В этом смысле Дикарев не хуже и не лучше других.

DN: Можете назвать другие кандидатуры?
 - Это вопрос не ко мне. Вопрос конкретной кандидатуры непринципиален. Это, то, что касается вопроса о кандидатурах. С моей точки зрения, для данного предприятия сейчас актуально наконец-то  разработать стратегическую программу развития, когда будут внедрены современные корпоративные процедуры.  Я надеюсь, господину Рындину, как председателю Совета директоров,  удастся довести это дело логического завершения. 
Хотелось бы  также пояснить, что те, люди, которые поднимают вопрос об актуальности независимых директоров в управлении государственными активами, о необходимости присутствия в Совете директоров представителей государства, забывают  о том, что Росимущество еще не так давно имело 100 %  государственных чиновников в составе Советах директоров государственных активов, но руководством государства было решение заменить государственных чиновников в данных Советах директоров на представителей бизнеса и независимых директоров, и предоставить бизнесу развиваться в рыночных условиях. На сегодняшний день Центробанком и другими государственными ведомствами, бизнес ассоциациями  была предпринята колоссальная работа по разработке и внедрению Кодекса корпоративного управления, который максимально приближен к стандартам ОЭСР (Организация экономического сотрудничества и развития) и включает  в себя весь перечень корпоративных регламентов  и процедур обеспечения максимальной прозрачности управления предприятиями и их результатами.
С этой точки зрения ситуация выглядит достаточно просто, есть собственник  - государство, которое внедрило определенные стандарты управления своей собственностью. Государство решает, как и кто должен управлять собственностью. Если меня привлекают как независимого эксперта, я высказываю независимую точку зрения. Если кого-то нанимают генеральным директором, ему ставят задачу, что и как делать. Для того, чтобы все было прозрачно необходима программа развития, которая показывает, какой статус предприятие имеет на сегодняшний день, и прописывает цели  и задачи развития. Для того, чтобы контролировать предприятие нужна система внутреннего контроля и аудита, которая будет проверять не только хозяйственные, но и операционные показатели. Для любого крупного предприятия это абсолютно стандартная процедура. 

Возможно у людей, прочитавших статью, размещенную на портале «Росбалт», о данном предприятии, может сложиться впечатление, что идет борьба за поглощение этого предприятия. Сразу  хочу отметить, что  с моей точки зрения, это  абсолютно нереально. При существующих стандартах реализации государственного имущества это невозможно.  Это сложная, многоступенчатая система тендеров. Когда-нибудь, через 3-5 лет, мне это неведомо, возможно это предприятие  и будет выставлено на торги, но уверен, что это будет процесс, проходящий под контролем многочисленных ведомств.

Главный вопрос на данный момент состоит в том, будет ли это предприятие управляться абсолютно прозрачно, либо как оно управляется сейчас. Если  все корпоративные процедуры и регламенты, рекомендованные государством  и Кодексом корпоративного  управления,  будут соблюдены, можно будет говорить о том, что интересы государства будут защищены.

По поводу совещания по данному предприятию, которое прошло в Минсельхозе, в рамках которого  выступал Владимир Лабинов(директор Департамента животноводства Министерства сербского хозяйства - прим. ред.), стоит отметить, что отраслевое министерство, имеет полное право и обязанность высказывать свою позицию по данному предприятию. Но Лабинов представляет департамент животноводства, а не пищевой промышленности, возникает вопрос, почему результаты ревизионной комиссии и возможная смена директора данного предприятия так интересуют его, что он вторгается  в сферу совсем не его ответственности. Это как если бы Министерство экономического развития собрало совещание по этому вопросу. 

DN: Скажите, в какой период сложилась  ситуация, когда 65 % продукции стало реализовываться одной компанией, ГК «ПИР»?
 - Говоря о 65% продаж через одно предприятие, я бы не хотел красить эту компанию черной краской. Я говорю  о том, что такой перекос в одну сторону неверен, его нужно  менять, но, не уменьшая продаж ТД «Молочное», но привлекая других покупателей. Тогда мы сможем говорить о лучшей экономике предприятия, о развитии. Говорить о том, когда это сложилось, я не могу, мне известно лишь то, что компания «ПИР» начала продвигать вологодское масло с  очень маленьких объемов в магазинах Москвы. Именно они раскрутили этот продукт, как коммерсантам им можно выразить респект. Но как независимый директор, представляющий интересы государства, я говорю, что это неправильно. 

Моя задача  как члена Совета директоров состояла не в том, чтобы проводить ревизию предприятия, моя задача состояла  и состоит в том, чтобы обозначить проблемы и предложить решения. Стратегическая программа - это совокупность стратегий: стратегии развития поставок сырья, развития сбыта, маркетинга, финансовая, техническая политика. С моей точки зрения такую программу нужно разрабатывать на три года, учитывая конкретную ситуацию на данном предприятии, ему нужно обеспечить скачок к увеличению переработки в два раза.

Моя задача состоит не в том, чтобы с кем-то бороться, а в том, чтобы высказывать независимую профессиональную точку зрения.  С этой точки зрения я не могу быть противником или сторонником ГК «ПИР», я просто оцениваю зависимость от одного покупателя как нездоровую. Кроме того важно, помнить, что УОМЗ им. Верещагина – это не маслодельный, а молочный завод, поэтому необходимо развивать производство не только масла, но и других молочных продуктов.

Также стоит указать, что, с моей точки зрения,  существует нездоровый акцент на особой важности руководства и трудового коллектива предприятия. Безусловно, нужно снимать шляпу перед трудом любого работника предприятия, грузчика, уборщика, директора,  но не нужно забывать, что собственником данного предприятия является государство, по сути, все граждане России, а не конкретный трудовой коллектив. Вот на Вологодском молочном комбинате, который является народным кооперативом, все вопросы может решать коллектив. На УОМЗ им. Верещагина же другая ситуация.

DN: Получается, что пример данного предприятия показывает, что государственная собственность не является рентабельной, поскольку  государство не всегда может эффективно осуществлять контроль?
 - Нужно понимать, что на данный момент государство владеет огромной собственностью, которой нужно эффективно управлять. В условиях рыночной экономики эффективность предприятия будет зависеть от эффективных рыночных решений,   поэтому государство и меняет чиновников  в Совете директоров на представителей бизнеса, которые должны обеспечивать рыночный эффективный взгляд на развитие предприятия. Предприятия эффективны в условиях частной собственности, поскольку  собственнику не  нужна дополнительная мотивация. В условиях государственной собственности важно помнить не только о прибыли, но и различных социальных аспектах. Например, кодекс корпоративного управления Великобритании предполагает на сегодняшний день, что в Совете директоров крупных предприятий должно быть не менее 51% независимых директоров. И мы идем к этому. Для этого есть объективные предпосылки, все больше представителей бизнеса, хотят  уйти от прежней формы управления, и им нужны инструменты, которые  позволят им получить объективную информацию о бизнесе. Зависимость собственника от менеджеров может быть колоссальной, Совет директоров является в данном случае инструментом контроля за менеджментом и исполнительным директоратом. Это классическая позиция, которая зафиксирована в стандартах, кодексах корпоративного управления, который, безусловно, носит корпоративный характер, но российские суды используют его при вынесении своих решений. 

DN: Российской молочной отрасли не хватает прозрачности, и этот инструмент  должен  помочь обеспечить ее?
 - Я бы не стал говорить о молочной отрасли в целом, речь идет о конкретном предприятии, которое использует корпоративную процедуру. Если говорить о молочной отрасли, стоит отметить, что она крайне разнообразна. Лидерами российской молочной отрасли на сегодняшний день являются такие крупные компании как Danone и PepsiCo, и небольшой перечень крупных российских предприятий. Есть неплохие примеры крупного молочного бизнеса в Кировской  области, Удмуртии, в Краснодарском крае, на Алтае, в Воронежской области, но для всей России это немного. Средние и небольшие заводы , коих большинство, с трудом выживают, они получают прибыль недостаточную для серьезного реинвестирования. Сейчас конъюнктура для развития молочного бизнеса очень хорошая, но для того, чтобы развиваться, нужны значительно большие деньги. Поэтому говорить о  современном корпоративном управлении во всей молочной отрасли сложно. Для транснационалов, таких как Danone и PepsiCo, и крупных российских предприятий  - это норма, для средних и мелких предприятий  - нет.

С моей точки зрения вопрос заключается не в том, кто конкретно будет директором. Если государство решит, что Молотов  как директор предприятия не нужен или наоборот необходим, значит, таково будет решение собственника.  Но важно, что если государство выберет директора, передаст ему в руки управление,  и посчитает, что этого достаточно , это будет ошибкой.  Директор должен быть встроен в систему управления этим предприятием. Несмотря на то, что директор является единоличным органом управления, он должен быть встроен в соответствующую корпоративную систему управления предприятием как один из инструментов, обеспечивающим его эффективность.

Ситуация с УОМЗ им. Верещагина, которая наблюдается сегодня, не закончится, если директором останется Молотов или появится новый человек, предприятие должно развиваться, разрабатывать стратегическую программу. Если это не будет сделано, предприятие грозит уйти в глубокий минус, стать банкротом. 

DN: С чем связаны основные проблемы российских перерабатывающих предприятий молочной промышленности? Чего не хватает российским переработчикам: денег, стратегического видения?
 - Российским заводам не хватает многого. У большинства предприятий изношенные основные мощности. Для модернизации, установки процессингового оборудования нужны очень серьезные средства. Перед тем, как приобретать оборудование, необходимо, понять какой продукт нужно выпускать, для этого нужно проводить маркетинговые исследования. То есть предприятию нужны средства на маркетинг, на приобретение оборудования, на развитие сырьевой  базы. Нужно понимать, что при сегодняшнем дефиците сырого молока для того, чтобы создать свою сырьевую базу нужно устойчиво кредитовать сельхозпроизводителя. Также нужно, безусловно,  осуществлять работы по повышению уровня качества молока. Мега-ферм, обеспечивающих высокое качество молока, к сожалению, не так много, как хотелось бы. Большая часть молока, произведенного в общественном секторе, на постсоветских фермах, которые не имеют достаточных ресурсов для производства, к сожалению, не является молока высшего сорта.

Но даже при наличии денег нужно уметь грамотно ими воспользоваться, нужно обеспечить грамотный менеджмент. На привлечение грамотных  высокооплачиваемых специалистов тоже нужны деньги. Таких средств у государства нет, для того, чтобы их изыскать нужно желание, которого тоже пока нет.

DN: Что же делать в такой ситуации?
 - Надо жить, проблемы возникли не при нас, и не при нас они закончатся. С моей точки зрения Россия удивительная страна, которая переживала, переживает и будет переживать разные этапы развития, кризисы, и все их осилит.

На мой взгляд, молочная отрасль брошена с точки зрения управления. Ту программу, которую пытается продвигать СОЮЗМОЛОКО нужно проработать, принять с максимальной заинтересованностью и участием субъектов федерации, максимально возможным  количеством участников молочного рынка. После того как программа будет принята, она должна реализовываться вне зависимости от того, кто будет руководить отраслевым министерством. И нужно уйти от субъективной борьбы СОЮЗМОЛОКО и РСПМО, нужна солидарная, не конъюнктурная проработка  всех проблем молочной индустрии России с соответствующими акцентами на состоянии молочной отрасли в различных регионах России. К сожалению, на данный момент РСПМО apriori против того, что предлагает СОЮЗМОЛОКО, и наоборот. В такой ситуации не может быть никакого серьезного развития отрасли.

Также для развития отрасли нужно, чтобы государство проявило настоящую заинтересованность в производстве молока, привлечении перспективных профессиональных людей. Программа должна иметь минимальную коррупционную составляющую. К примеру,  Республика Беларусь развивает  и наращивает поставки продовольствия в Россию, потому что там есть государственная программа по переработке, по развитию животноводства. Можно критиковать Белоруссию за административно-командную систему управления, но  нельзя отрицать рост производства  продукции.

Нужно понимать, что инициатором этого процесса должны быть государственные деятели. Бизнес-сообщество может выдвигать инициативу, но решение принимает государство. Должно быть принято волевое решение о создании программы, которая будет создана, подчеркиваю, не в интересах  каких-то групп  и отдельных компаний, но для развития российской молочной отрасли в целом.

DN: Получается, остается надеяться, что появятся такие государственные деятели, которые будут заинтересованы в развитии молочной отрасли? 
 - Да, остается надеяться, что придет такой человек, который захочет воплотить эту идею, будет максимально объективным в ее осуществлении, не связанным личными интересами. Нужно также понимать, что эта программа должна осуществляться при поддержке президента или, по крайней мере, человека, который может обеспечить преемственность ее исполнения. Нужен такой человек как Гордеев, который долго будет пребывать на посту министра и сможет обеспечить реализацию программы, достичь результата, провести корректировку при необходимости.

Проблемой отрасли  также является то, что лидерами рынка являются  крупные американская и французская компании. Это не является благом для молочной индустрии  России,  у российской молочной  отрасли  есть и должны быть свои национальные интересы. У вышеуказанных компаний есть достаточно большие деньги, которые помогают им реализовывать свои узконаправленные цели, заручаться поддержкой для принятия нужных им решений. Хочу обратить внимание, что я говорю не о том, что  нужно бороться с Danone  и PepsiCo,  а о том, что  нужно развивать свой национальный молочный бизнес.

DN: На что нам стоит надеяться на данный момент в плане перспектив дальнейшего развития  молочной отрасли? 
  - На мой взгляд, если эмбарго продлиться хотя три года, проявится его влияние на российский рынок, станет возможно появление своего Геракла на молочном рынке. Эмбарго для России – это лишний импульс, но только импульс, но не условие развития.

Завод им. Верещагина является лишь одной из своеобразных капель, в которой можно увидеть отражение многих проблем российской молочной  отрасли. За каждым прорывом всегда стоит некая установка, программа, люди, ее реализующие. Для развития отрасли нужна программа, лидер, возможности для ее реализации.
13.12.2018

Цена молоку

Цена на сырое молоко в РФ практически отыграла падение начала 2018 года, аграрный сектор надеется на дальнейший рост, но не ожидает значительных скачков вверх. Подробнее - в материале The DairyNews.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Клинмолоко (Содружество, ООО)
Адрес:  Московская обл, Клинский район, г. Клин, ул. Дурыманова, д. 16 
 
Хозяйство Варшавка (КФХ)
Адрес:  Оренбургская область, Новосергиевский район, Варшавка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково