26.12.2019
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Просмотров: 10318
Интервью с Артемом Беловым, генеральным директором СОЮЗМОЛОКО DN:Артем Сергеевич, в феврале после Съезда Союзмолоко произошли значительные изменения в руководстве союза и его структуре. Как это отразилось на работе Союзмолоко?
АБ: Прежде всего Союзмолоко изменился с организационной точки зрения. На базе союза сформировано пять комитетов, каждый из которых занимается определенным блоком вопросов: по господдержке и экономике, по административным барьерам, по техническому регулированию, по продвижению молочной продукции и борьбе с фальсификатом, организационный комитет.

Комитеты возглавляют члены Правления, их встречи проходят 4-5 раз в год, предваряет каждую встречу заседание Правления. С точки зрения охвата и уровня проработки проблематики многих вопросов, в Союзмолоко произошли серьезные качественные изменения.

Кроме того, число участников Правления серьезно расширилось. В настоящее время в Правление входят 22 человека, половина из которых представляет сектор производства молока, половина - переработку молока.

Мы усилили работу с региональными отраслевыми союзами и приняли решение максимально развивать подразделения в субъектах РФ.

DN: Какие вопросы стояли в повестке союза на 2019 год?
АБ: Одной из самых главных задач было сохранение объемов господдержки молочной отрасли. Господдержка осталась на том же уровне, более того, на 2020 год она будет увеличена на 10% до 36 млрд. рублей.

Большой блок вопросов связан с административными барьерами в отрасли - речь прежде всего идет об ужесточении экологических требований, отнесении предприятий к высокому классу опасности, вопросах утилизации упаковки.

Отдельное направление связано с фальсификатом. В этом году, по оценке Союзмолоко, доля такой некорректно маркированной продукции упала до рекордно низкого уровня - 1,8%. Мы проводим самостоятельные проверки молочной продукции, по результатам которых работаем с контролирующими органами и Ассоциацией компаний розничной торговли (АКОРТ).

Много внимания уделялось вопросам технического регулирования. Наиболее важный вопрос в этом направлении - изменение технического регламента 033/2013 с точки зрения исключения продуктов с заменителями молочных жиров. Помимо этого работа велась по проблемам лейкоза и контроля остатков лекарственных препаратов в готовой продукции и при обнаружении остатков препаратов, МДУ для которых не установлены в Техническом регламенте Таможенного Союза ТР ТС 021/2011 “О безопасности пищевой продукции”.

Мы придерживаемся жесткой позиции: недопустимо, когда антибиотики, которые должны контролироваться на уровне ферм, почему-то ищут в готовой молочной продукции. Тем более когда продукция произведена из сырья, на которую выдан действительный ветеринарный сертификат, гарантирующий его качество и безопасность.


DN: Как ведется работа по дублированию систем “Меркурий" и “Честный знак"?
АБ: Работе в этом направлении уделяется много сил и времени. Мы считаем, что система маркировки “Честный знак" является для молочной отрасли бессмысленной, дублирующей и не несущей никакой ценности.

Система обязательной маркировки предназначена только для противодействия обороту контрафактной продукции (произведенной с нарушением прав на интеллектуальную собственность, в том числе торговую марку). Ее доля на молочном рынке составляет 0,01%.

Мы уже не раз говорили о том, что с 1 ноября 2019 года для готовой молочной продукции внедрена прослеживаемость оборота на базе системы электронной ветеринарной сертификации под контролем Россельхознадзора. Участники оборота при осуществлении операций с продукцией (производство, перемещение, переход права собственности) обязаны оформлять ветеринарные сопроводительные документы, то есть регистрировать все операции в системе. Поскольку система действует и для сырья, она позволит обеспечить полную прослеживаемость движения продукции от производителя сырья до розничной точки. Внедрение дополнительной системы прослеживаемости потребует новых затрат производителей молочной продукции в размере: капитальные затраты – 25 млрд. рублей (оборудование для нанесения маркировки), ежегодные затраты – 20 млрд. рублей (стоимость кодов маркировки для всей молочной продукции). Общие затраты в первый год – 45 млрд. рублей. При этом чистая прибыль производителей в 2018 году составила 35 млрд. рублей.

DN: На Ваш взгляд, какой вызов для молочной отрасли России был самым важным в уходящем году?
АБ: Вызов у нас один на протяжении последних нескольких лет, и он становится все более важным. Это проблема снижающегося спроса на молочную продукцию.

Вначале мы говорили о падении доходов населения 24 месяца подряд, затем 36 месяцев подряд, и сегодня мы уже шестой год видим отсутствие роста доходов населения. Это серьезно влияет на ситуацию со спросом. В какой-то момент этот негативный тренд нивелировался девальвационным фактором, затем частично внедрением системы “Меркурий".

Тем не менее снижение потребления по-прежнему остается негативным трендом, тормозящим инвестиционный процесс в отрасли и ее главным вызовом.

DN: Тем не менее, такой вызов и своего рода испытание для отрасли?
АБ: Безусловно, этот вызов ставит вполне конкретные задачи для властей страны и бизнеса: укрепление рынка, повышение уровня работы с экономикой предприятий, чтобы обеспечить доходность бизнеса; развитие экспорта - несмотря на то, что российский рынок стагнирует, мировые рынки растут.

Осознавая проблему и понимая ресурсный потенциал бизнеса, можно выстраивать достаточно внятные стратегии.

DN: Как Вы видите развитие российского молочного рынка с учетом бешеного роста“ЭкоНивы"?
АБ: “ЭкоНива" - публичная компания и глядя на ее показатели, которые открыты и доступны, нельзя сказать, что происходит что-то удивительное.

С учетом инвестиционной емкости молочного животноводства, соотношение долга холдинга к EBITDA не вызывает вопросов.

Компания развивается устойчиво и является одной из самых эффективных с точки зрения создания новых молочных ферм. За последние годы они научились управлять развитой сетью молочных комплексов и делают это хорошо. “ЭкоНива" имеет очень хорошую команду.

Да, конечно, планы холдинга амбициозны - так еще никто не рос, при этом у компании есть очень четкая стратегия развития.

На такие процессы всегда имеются разные точки зрения. Однако, на мой взгляд, компания успешная и надеюсь, будет таковой не только в России, но и на мировом рынке.

К слову, отечественным пищевым и сырьевым компаниям порой не хватает подобной здравой амбициозности. Объемы у таких игроков не сравнимы с мировыми, и им есть куда расти. Развитие “ЭкоНивы" достаточно хорошо для российского аграрного бизнеса - холдинг задает планку.

Конечно, холдинг объективно влияет на отрасль, в том числе на сложившийся этим летом уровень цен сырого молока. Ведь компания производит огромные объемы сырья.

DN: Будет ли расти на российском рынке тренд вертикальной интеграции?
АБ: На мировом рынке всегда было развито несколько моделей молочных компаний: первая - кооперативы. Есть разные примеры - успешные Valio, Friesland Campina, или не очень, как американская Dean Foods, которая обанкротилась этим летом. Вертикальная интеграция кооперативов, как мы видим, может быть как эффективной, так и неэффективной.

Вторая модель в мире подразумевает четкое разделение поставок сырья и собственно переработки. На мой личный взгляд (и в молочной отрасли это очень заметно), производство и переработка - это два разных бизнеса.Чтобы быть успешном в том или другом - нужны прежде всего люди, сильная команда. Если есть сильная команда на оба направления - может быть, все и получится.

DN: Вопрос по глобальной теме, раз мы ее коснулись: насколько мировой рынок будет влиять на отечественную молочную отрасль в 2020 году?
АБ: Хороший вопрос. Если брать пример уходящего года, то можно твердо сказать, что мировой рынок на нас хоть и влиял, но гораздо больший эффект на рынок оказывали наши взаимоотношения с Белоруссией. К примеру, рост поставок молочной продукции предприятий РБ в Китай значительно сократил запасы в этой стране, что в свою очередь, отразилось на общем рынке ТС.

Мы видим, что основные тенденции, в том числе ценовые, формируются на территории стран бывшего СССР. В этом году сливочное масло на мировом рынке стоило в полтора раза меньше чем на территории стран постсоветского пространства. Этот фактор несомненно оказал влияние на рынок РФ.

DN: Россия и Беларусь как Союзное государство сохраняют балансы взаимных поставок продукции. Нужны ли они рынку?
АБ: Балансы - это индикатив. Как вы понимаете, это не работающий инструмент как квоты. Хотя для бизнеса, возможно, это важно, с точки зрения общего понимания происходящего на рынке.

Тем не менее, в этом году мы прогнозируем, что белорусские компании поставили в РФ на 40 тыс. тонн сыров больше чем годом ранее и больше, чем установлено балансами.

DN: Как будет развиваться рынок сыров РФ с учетом роста импорта и внутреннего производства?
АБ:Ситуация на российском рынке сыров интересная. “Обеление” рынка (переход ряда производителей из сегмента молокосодержащих аналогов ), запуск новых мощностей, способствовали росту спроса на сырье и определенному насыщению рынка. Думаю, что в следующем году темпы роста производства сыров замедлятся.

Однако, долгосрочно рынок сыров будет очень активно развиваться, потому что в России сохраняется крайне низкий показатель потребления - в 4-4,5 кг на душу населения, и я уверен, он будет расти. Более того, нас ждет реструктуризация рынка, укрупнение производств, уход неэффективных игроков. Будет реализован целый ряд крупных инвестиционных проектов по крупнотоннажному производству сыров: в том числе выдержанные сыры, мягкие сыры и специалитеты.

Сырный рынок один из самых интересных, и именно на нем в ближайшие 3-4 года мы увидим больше всего новостей и запусков продуктов.

DN: Перспективен ли российский сыр для экспортных поставок?
АБ: В паре сыр-сыворотка - да. Сыворотка более перспективна. Этот продукт пользуется огромным спросом, что эффективно используют наши ближайшие соседи из Украины и Белоруссии.

Белорусские предприятия, к слову, фантастически выросли в поставках сыворотки за рубеж в этом году.

Спрос на сыворотку на мировом рынке растет и этот продукт может быть очень хорошей экспортной позицией с высокой доходностью.

DN: Какова позиция союза в части растительных альтернатив: требует ли этот сегмент отдельного регулирования?
АБ: Регулировать нужно, и для этого есть две модели. Первая позволяет производителям растительных альтернатив использовать молочные наименования. Так делают в Китае и Северной Америке. Хотя, в США фермеры уже задают вопросы о корректности происходящего. Вторая модель запрещает молочные названия - к примеру, в Европе.

Союзмолоко будет настаивать на том, что растительные альтернативы запрещено называть молочными терминами. Мы работаем над соответствующими поправками и постараемся вынести на общественное обсуждение наше видение того, как эти продукты должны называться.

С нашей точки зрения, эти продукты не имеют никакого отношения к молочной категории, поэтому никаких ассоциаций с ней быть не должно.

DN: Инициатива обсуждалась на уровне Минсельхоза?
АБ: Мы проговорили ее на уровне Минсельхоза и ЕЭК. Я думаю, что в 2020 году это будет одна из главных тем, поднимаемых нами на базе ЕЭК, наряду с исключением молокосодержащих продуктов с заменителем молочного жира из Техрегламента 033/2013.

DN: В 2019 году Россия вернулась в IDF в лице Союзмолоко. Почему было принято решение об этом?
АБ: Есть определенные площадки, которые позволяют нам понимать процессы, происходящие на мировом рынке, в том числе в части технического регулирования. Это необходимо чтобы не изобретать велосипед, использовать практику, существующую в мире, синхронизировать требования с международными.

Поэтому было принято решение о возврате в IDF, и это вопрос не только техрегулирования, на базе IDF есть комитеты по маркетингу, по ветеринарии, по диетологии и нутрициологии. Мы постепенно включаемся в работу с этой площадкой и надеемся более плотно сотрудничать в будущем году.

DN: Как Вы уже говорили, в Союзмолоко работает комитет по техрегулированию. Каковы самые заметные инициативы комитета в этом году?
АБ: Есть три очень важных вопроса. Первый касается антибиотиков в молочной продукции. Это имплементация 28 решения ЕЭК и контроля остатков лекарственных препаратов в готовой продукции и при обнаружении остатков препаратов, МДУ для которых не установлены в Техническом регламенте Таможенного Союза ТР ТС 021/2011 “О безопасности пищевой продукции”. Сегодня регулируются только 4 группы антибиотиков, по ним есть установленные нормы остаточных следов, но есть еще как минимум более 50 групп новых препаратов, по которым остаточные следы, по мнению Россельхознадзора, должны быть нулевыми. Это создает очень серьезную нагрузку на бизнес. Сегодня Минсельхоз предлагает поправками в техрегламент решить вопрос, но мы уверены, что здесь не нужно накладывать ответственность на переработчика и усиливать ответственность ветврача, выписывающего сертификат.

Вторая проблема, которая беспокоит производителей молока - лейкоз.

Да, с этой болезнью нужно бороться, несмотря на существующие мнения в мире о том, что для человека вирус безопасен. Необходима отдельная долгосрочная программа по выводу лейкозного поголовья на 7-10 лет. Однако у отрасли уже сейчас существует конкретная проблема - запрет использования в переработку сырого молока от лейкозных коров. На переходный период мы просим разрешить переработку такого сырья, работаем над этим уже третий год и надеемся, что до конца 2019 года вопрос будет решен - он находится в финальной стадии, на документе не хватает подписи одной страны - Казахстана.

Третий вопрос - то же исключение продуктов с заменой молочного жира из технического регламента “О безопасности молока и молочной продукции", о котором мы говорили выше.

Ведется работа и по формулировкам, по требованиям, по методам выявления различных веществ. Очень глубоко в это погружен ТК470, который возглавляет Аркадий Николаевич Пономарев. Он же является руководителем комитета Союзмолоко по техническому регулированию молочной отрасли. Есть определенная синергия, и мы продуктивно работаем.

DN: Может ли молочная отрасль существовать без господдержки?
АБ: Вопрос заключается прежде всего не в том, может ли отрасль существовать без господдержки или не может, а в привлекательности для инвесторов и уровне доходности.

Когда в 2014 году разрабатывалась программа развития молочной отрасли, появилось направление субсидирования “капексов". Почему именно они? Без “капексов" на тот момент времени проекты в молочной отрасли не окупались в сроки, приемлемые для инвесторов: это 6-8 лет.

Господдержка позволяет догонять доходность и создавать благоприятные условия для прихода новых инвесторов. Да, мы все говорим об “ЭкоНиве", но есть и другие проекты. К примеру, Агрофирма “Дороничи", которая в этом году на 25% увеличит объем производства молока.

Вопрос господдержки для молочной отрасли очень важен. И не только в России - для всех стран, где развитие отрасли находится на инвестиционном уровне. Мы сейчас в той стадии, которую европейцы и американцы прошли в 60-70-е гг прошлого века, когда был скачок с точки зрения технологической оснащенности ферм и роста продуктивности.

Россия в молочном производстве проходит период трансформации: наверное, как минимум на этот период господдержка молочной отрасли должна быть. Исходя из опыта других отраслей мы уверены, что должны оставаться как минимум “капексы".


DN: Маркировка молочной продукции называется одной из ключевых проблем отрасли в будущем году. На Ваш взгляд, готово ли государство услышать рынок, понять, что данный вид регулирования отрасли не нужен?
АБ: Я бы сказал, что государство уже слышит. Некоторое время назад Минпромторг заключил контракт на разработку оценки методики целесообразности внедрения маркировки в отдельные отрасли.

Процесс запущен только сейчас, при том, что маркировка фактически уже внедрена для лекарств, шуб и т.д. Требование о целесообразности было с самого начала - оно существует во всех нормативных правовых актах. Я считают тот факт, что мы вернулись к методике целесообразности - наша заслуга. Когда 15 июля объявили о запуске пилотного эксперимента по маркировке готовой молочной продукции, еще четыре месяца разрабатывались методические рекомендации по пилоту и были приняты только 15 ноября. По сути это означает, что пилотный эксперимент стартовал лишь в ноябре.

Большая проблема - подписанное 8 ноября распоряжение Правительства о внедрении обязательной маркировки готовой молочной продукции. Это немного некорректно и не соответствует тем нормативным правовым актам, которые регулируют в целом вопрос внедрения маркировки.

Мы очень надеемся, что в конце февраля, когда закончится пилот, будет проведена оценка целесообразности маркировки готовой молочной продукции и только после этого будет принято решение.

В марте мы вернемся к вопросу и свежим взглядом вместе с властями оценим необходимость распространения системы “Честный знак" на молочную отрасль. Я думаю, что еще не все потеряно. Ведь есть не только чиновничья бюрократическая логика, есть здравая бизнес-логика, которую нужно услышать. Учитывая тот факт, что экономика достаточно турбулентна, а пищевая отрасль и сельское хозяйство растут, нет смысла внедрять маркировку, которая может привести к снижению доходности развивающегося производства.

Пока мы не видим целесообразности, потому что при затратах в десятки миллиардов рублей, эффект от внедрения маркировки в лучшем случае составит несколько сотен миллионов рублей. В ситуации с тем же “Меркурием" эффект был достаточно очевидным - в приросте производства молока, которое понадобилось отрасли.

DN: Усиление давления на бизнес очень серьезное.
АБ: Это совершенно верно. Все мы помним “Платон", который был введен несмотря на резко негативное мнение бизнеса, хоть и с определенными послаблениями для рынка. Сейчас мы видим такое же внедрение маркировки во многих отраслях. Усиливаются требования экологического законодательства, жестче становятся нормы технических регламентов.

Большинство из этих требований необходимы. Например, никто не будет спорить с тем, что нужно утилизировать упаковку, или с тем, что необходим контроль влияния производства на окружающую среду. Но во всех ситуациях также нужен здравый смысл и погруженность в отрасль и ее специфику.

Такие инициативы часто внедряются фронтально и без учета специфики пищевой отрасли, что приводит к негативным последствиям. По предварительным расчетам в ближайшие годы от молочной отрасли потребуется порядка 50 млрд. рублей для исполнения регуляторных требований государства - среди них маркировка - самый яркий и дорогой пример.

DN: Артем Сергеевич, хотелось бы услышать Ваши пожелания молочной отрасли в Новом году.
АБ: Последние годы для многих были достаточно комфортными и стабильными. Ни в коем случае нельзя успокаиваться. Очень важно всегда оборачиваться и стараться смотреть на себя со стороны, не почивать на лаврах. Рынок будет все более конкурентным, потребитель будет все более требовательным. Производители и переработчики должны все больше внимания уделять вопросам эффективности, именно они будут приоритетными.

Нашим молочникам я желаю быть успешными, прибыльными, заниматься экономикой и собственной эффективностью. У нашего молочного рынка огромный потенциал, я надеюсь, что в ближайшие годы он будет реализован!

27.07.2020

Погодный фактор: куда пойдет цена на молоко

2020 год не перестаёт приносить сюрпризы. Падение рубля, цен на нефть, затяжная пандемия коронавируса сменяется наступлением аномальных погодных условий в ряде крупнейших молочных регионов страны.
Сытные Сады, Экоферма
Адрес:  Рязанская область, Пронский район, с.Кисьва  
 
РусМилк, ООО
Адрес:  Московская обл., г. Луховицы, с. Ловцы, ул. Октябрьской Революции, д. 17 
 
Юность, АПК ООО
Адрес:  Орловская обл., Урицкий район, пгт. Нарышкино, ул. Ревкова, д. 28 литера А пом. 5 
 
Северная Нива Самара, ООО
Адрес:  Самарская обл., Клявлинский район, ст. Клявлино, ул. Октябрьская, д. 58 корп. Б