23.09.2020
Источник: The DairyNews
Регион: Удмуртская Республика
Просмотров: 5004

DN: Расскажите, пожалуйста, как вы стали директором хозяйства, специализирующегося на органическом производстве?

- Если идти от истока, то все началось еще с момента моей первой стажировки в Европе. Поработав на ферме, увидев, как европейцы относятся к сельскому хозяйству, как любят животных, как они на этом зарабатывают, я заново влюбился в эту отрасль. Несмотря на то, что учился по аграрному направлению, - я инженер по животноводческому оборудованию, - настоящая любовь к делу пришла в тот момент, когда я осознал – что все может быть по-другому, сельское хозяйство может быть прибыльным, а животные могут быть счастливы на ферме.

А в 2014 году один из партнеров привлек меня к работе над проектом в Удмуртской Республике, тогда я уже работал в компании «Эконива». Мы реализовали проект с современными технологическими решениями. Позднее, когда я перешел на работу в компанию «ГЕА», на одном из совместных совещаний я очень активно отстаивал свою точку зрения в вопросе комфорта животных. После этого меня пригласили на экоферму «Добровское».

Удмуртия - хороший с инвестиционной точки зрения регион, проекты поддерживаются сильным Минсельхозом, районы предоставляют землю, здесь в разрезе молочного животноводства – постоянная положительная динамика.

DN: Что дал вам опыт работы в «Экониве»?

- Это целый пласт потрясающе огромного опыта. Я начал работу в структуре группы «Эконива. Техника» менеджером по продажам. Первые полтора месяца я проходил стажировку в Маслянинском районе Новосибирской области на комплексе «Пеньково». На тот момент там работал европейский консультант Рамон Шенк. Он отвечал за технологии и комфорт животных. Он познакомил меня с тем, к чему стремится «Эконива»: к промышленному производству молока американского типа, правильность выполнения рутины, протоколов, получению индустриального молока. Все-таки, в Европе фермерство сегодня существует в большинстве своем как способ сохранить духовные ценности, тогда как в США это в первую очередь – способ зарабатывать деньги и максимально выжимать прибыль. Тогда «Эконива» пыталась объединить европейский и американский подходы. Я считаю, что сегодня им это удалось: хороший подход к персоналу, животным и их комфорту, а также подход к получению эффективного производства с хорошей прибылью. 

Суммарно я проработал в «Экониве» около 5 лет, отвечал за оборудование, которое поступало на все комплексы группы. Кроме того, работали на внешний рынок.

Я не удивляюсь тому, как «Эконива» дошла до нынешних масштабов. Это ожидаемый результат планового стратегического развития. 

DN: Тяжело было там работать?

- Да, потому что на тот момент у меня не было опыта работы в крупных компаниях, тем более в компаниях с европейской организацией труда. Когда у тебя два начальника – один операционный директор в компании, а второй – далеко, который говорит, как продавать и что нужно соблюдать, иногда было сложно согласовать действия. Однако, это многому научило.

DN: Видели ваш ролик с приглашением на работу в хозяйство. В Удмуртии плохо с кадрами или есть спрос на определенную категорию специалистов?

- Кого бы вы не спросили сейчас из АПК – все скажут, что с кадрами плохо. В Удмуртии ситуация мало отличается от других регионов. Но это зависит от конкретного района. В одном районе много деревень и трудолюбивые местные жители, которые в очередь выстраиваются, чтобы устроиться на работу.

А есть район, где уже работает крупное предприятие и все местные жители заняты на нем. 

Если говорить об управленцах – с ними еще сложнее. Я говорю о главных ветеринарах, управляющих комплексами, руководителях по животноводству. И мы ориентируемся в этом на лучших в отрасли. К примеру, как Станислав Горянский, Рамон Шенк.

DN: Станислава Горянского звали?

- Мы вели переговоры, у него есть определенные обязательства на нынешней работе.

DN: Кто собственник «Дубровского»?

- Предприятие на 100% принадлежит Хорошавцеву Виктору Геннадьевичу. Это известный инвестор в Удмуртии, специализирующийся в строительстве и не только.

DN: Как зародилась идея специализации на органическом сельском хозяйстве?

- Эта идея полностью принадлежала Виктору Геннадьевичу. Он часто путешествует в Европе и его вдохновляло органическое производство продуктов питания. В Европе, и в России потихонечку – люди все больше начинают интересоваться тем, что за продукты они едят, как они произведены.

У него возник интерес к российскому рынку органических продуктов и когда стало понятно, что его фактически нет – принял решение реализовать собственный проект в этом секторе. Изначально планировался небольшой проект, но после детальной проработки мы осознали, что это может быть очень хороший бизнес и расширили масштабы.

DN: Молоко для своего завода?

- Да. Мы активно поддерживаем производственную цепочку замкнутого цикла. Все элементы цепочки будут сертифицироваться по органик-стандарту ЕС. В 2014 году мы поставили на конверсию земли, которые купили для хозяйства – происходило это под контролем голландского сертифицирующего органа KIWA ABS. На сегодняшний день порядка 5 000 га земли у нас имеют сертификат EuroLeaf на данный момент. Корма и зерно в этом году у нас будут сертифицированы также по европейскому стандарту и излишки будут направлены на экспорт.

Основная задача – произвести органические корма для двух ферм. Одна ферма с коровами на 1200 фуражного поголовья, где также будет осуществляться откорм бычков. 

Порода скота – красная датская, первая партия животных приехала 12 августа. 

DN: Почему именно эта порода?

- Мы пытались найти максимальный компромисс в вопросах сыропригодности молока и здоровьем животных, их сопротивляемости к болезням.

Мы будем производить сыры итальянской группы и нам важны качества молока. Учитывая органическую направленность фермы, мы не можем использовать антибиотики и большинство лекарственных препаратов. Поэтому мы искали породу животных с высоким уровнем здоровья и подходящую для нашего климата. Мы выбирали между финской айрширской, джерси, красной датской и швицкой. Изначально мы хотели айрширов, но по информации от поставщиков скота, Финляндия в этом году закрыла поставки айрширского скота на экспорт чтобы восполнить собственное поголовье. То есть мы просто не набрали бы 1200 голов. Показатели молока красной датской нас устроили – мы приняли решение завозить их – животных здоровых и с хорошими показателями воспроизводства. 

DN: Вторая ферма с КРС?

- Вторая ферма – козья на 1000 голов. Козы – зааненской породы. Проектная мощность – 22 тонны молока коровьего в сутки и  до 3 000 литров козьего молока. 

DN: Какая переработка по мощностям?

- Планируем на первом этапе перерабатывать порядка 25 тонн молока в сутки. Завод предназначен для производства в первую очередь итальянских сыров. Проектирование завода осуществляла компания «Сфоджатек», возглавляемая Джанни Сфоджа, который показал собственнику лучшие итальянские сыроварни и предложил сделать это именно в Удмуртии.

Особенности производственного процесса на нашем заводе – частично ручной труд, который гарантирует точное производство сыров итальянской группы. Некоторые вещи в этом вопросе просто нельзя автоматизировать – это должен делать человек.

DN: Как будет реализация осуществляться?

- Через собственные брендированные торговые точки – анализируем рынки и готовим рынки сбыта. Ориентируемся на Москву.

DN: Сейчас молоко вы не производите?

- Мы сейчас на первой ступеньке к производству. Сентябрь – первое молоко, думаю, что в ноябре мы будем доить порядка 3 тонн молока и начинать выработку сыров.

DN: Когда приходит последняя партия скота?

- В апреле 2021 года. К следующей осени, думаем выйти на проектную мощность по производству.

DN: Козы уже завезены?

- 990 коз приедут к нам в ноябре.  

DN: Скот не пытались искать по России? 

- Мы искали в России и коров, и коз. Но был важный момент – мы получали кредитные средства на поставку скота и строительство ферм. Требование банка – необходимость одного поставщика коз и КРС. У нас были очень жесткие сроки, в которые нужно было поставить весь объем скота. Никто в России не смог нам подтвердить 1200 айрширов в течение 6 месяцев. Не более 500 могли поставить.

Тоже самое было с козами. У нас было требование – племенные животные. Такого количества подходящего поголовья для разовой поставки не смог предоставить никто в России.

DN: Оборудование какое на фермах будет?

- Если помните, я работал в компании GEA. 😊 И оборудование я поставлял на экоферму. На молочно-товарной ферме КРС у нас карусель GEA на 40 мест. Маленький зал – «елочка» 2x8. Это концепт с «ЭкоНивы», с тех времен, когда комплексы агрохолдинга были поменьше, подразумевающий разделение молока от маститных коров, животных молозивного периода. 

У нас такой же принцип – не товарное молоко уходит на малый доильный зал.

На козоводческой ферме доильная «параллель» 2x36 мест. Мы пристраивали доильно-молочный блок в процессе модернизации старого комплекса.

DN: Как в России с органической сертификацией? Работаете с отечественными компаниями по сертификации или планируете?

- В России в этом году вышел федеральный закон, который описывает стандарты органического производства, что в растениеводстве, что в животноводстве. Этот стандарт очень близок к европейскому и во многом основан на нем. Много взято хорошего и что-то добавлено свое. Вот это добавленное очень непонятно – почему оно добавлено и с какой целью.

По некоторым пунктам мы писали обращения в Минсельхоз и будем продолжать. Ограничения которых нет в Европе, почему-то появились в России.

DN: Какие, например?

- Самое непонятное – это ограничение поголовья. В европейских стандартах этого нет. Может быть хоть 50, хоть 3000 голов. Главное, чтобы были выдержаны все необходимые принципы содержания и кормления. В российском стандарте органическое производство молока решили ограничить 500 головами. Растениеводство при этом никак не ограничено.

На самом деле важнее всего тот факт, что начата реальная работа в становлении органического законодательства и большая часть пунктов нового закона – понятны и мотивированы. 

DN: С чего нужно начинать органическое производство?

- Прежде чем начинать, надо изменить собственное представление о сельском хозяйстве и животноводстве. Многие говорят, что невозможно производить продукцию без пестицидов, химических удобрений. Но мы видели и знаем – можно, видели даже в России. Знаем на своем примере: да, на этих полях мы неопытным взглядом увидим одних вредителей, а тот, кто знаком с органическим производством – видит гусениц, которые поедают вредителей. К примеру, личинка божьей коровки – огромная польза для наших полей.

DN: Вы сейчас работаете с Органическим союзом? С двумя?

- Мы недавно начали работать с Союзом органического земледелия. Я натолкнулся на него случайно, в интернете и связался. Это союз на практике помогающий увидеть, как работать в стандарте органик.

Конечно, будем работать и с другими союзами, я – за открытое общение со всеми участниками рынка. 

DN: Кстати, «Эконива» сейчас тоже активно развивает органическое направление. И не только эта компания. Будете конкурентами? Кто вообще ваши конкуренты?

- В органике очень сложно быть локомотивом и тянуть на себе рынок. Поэтому я рад любому выходу в сегмент нового игрока. Маленькие компании не могут вкладывать много средств в продвижение понятия органики, рассказывать потребителю, почему «органик» может стоить дороже. 

Для кого-то «органик» на упаковке – лишь маркетинговая приписка, для нас – это усилия. И когда мы видим, что на рынке нас становится больше – нам же легче! Больше компаний будет доносить до потребителя ценность органических продуктов питания.

У «Эконивы», «Агриволги» своя история. Рынок действительно очень узкий и у каждого игрока свои планы. «Эконива» активно развивает органические земли, получает сертификаты.

К примеру, как я уже говорил, наша цель – экспортировать органические сыры. 

DN: Куда? В ЕС?

- Нет. В США. Это более привлекательный рынок. Правда он очень волатильный, в том числе из-за коронавируса, но у нас стратегия пластичная, будем развиваться.

DN: А что с навозоудалением у вас будет?

- Для нас навоз – это золото. Это одно из немногих возможных для нас удобрений. Мы не можем использовать минеральные удобрения или навоз с неорганических ферм. 

У нас навоз удалять будем при помощи бочки, которая отвозит его в предлагуну, потом сепарируем. У нас – 4 лагуны, чтобы провести правильную карантинизацию навоза (6 месяцев) и внести его в поля тогда, когда требуется агрономам.

Не все так просто – есть конечно расчеты, что от одной коровы в сутки выходит определенное количество навоза, но в навоз идет также вода, которая используется для очистки поилок, смыва накопителя и пр. Это значительные объемы. Ведь промывать мы должны очень тщательно – так чтобы можно было зачерпнуть кружкой из поилки и тебя вкус воды устроил. Если он тебя устроит, то и корову тоже устроит. Так меня научили. 

Также в планах использование сепарированного навоза.

DN:  Коронавирус внес существенные изменения в планы компаний. Как у вас с ними на ближайшие пару лет?

- Через два года в обработке у нас должно быть не менее 9,5 тыс. гектар земли. Всего порядка 12  тысяч гектар. Параллельно мы хотим получить сертификат «евролист» на все земли. Он требует использование органических семян для семенного завода. Сейчас есть определенное послабление для ряда стран, в том числе России, согласно которому при отсутствии органических семян мы можем использовать обычные, но не протравленные. С 2022 года это послабление будет снято.

В молочном животноводстве мы намерены постепенно увеличить поголовье и производство молока. 

DN: До каких объемов наращивать объемы производства молока КРС?

-До 45 тонн, плюс развивать производство органической говядины. 

DN: В переработке молока?

- Проектная мощность – до 50 тонн. Завод современный, будем рассматривать возможности переработки сыворотки. Основная задача для нас в переработке – развивать вопросы реализации.

DN: А какие условия для специалистов предлагаете?

- Есть как региональные, так и федеральные программы строительства жилья. Мы подаем заявку на строительство домов по федеральной программе – 80% компенсирует государство, 20% средств вкладывает инвестор. Построим 40 домов. Одно из условий программы – отработка в течение 10 лет на предприятии – по результатам жилье отдается ему за 1% от стоимости. Для региона – это развитие производства, для работодателя – уверенность в сотрудниках.

Сейчас мы строим таунхаусы – пять блоков по три квартиры. Общежитие готовится к сдаче чтобы специалисты могли заселяться, а впоследствии переезжать в свои дома.

Для жизни мы благоустраиваем дорогу в селе, используя европейский подход, строим дома из натуральных материалов, строим спортивные объекты и для отдыха.

Наша цель – создать условия, чтобы специалисты, приехав в хозяйство – захотели остаться.

DN: Себя где видите через два года?

- На конференции в США в поисках партнера по поставкам продукции Экофермы «Дубровское»

DN: Спасибо большое за интересную беседу! 

Информация о предприятиях, упомянутых в статье:

загрузка карты...

23.10.2020

Цена на молоко прогуляется вверх

Цены на сырое молоко продолжили рост на уходящей неделе. The DairyNews рассказывает, что повлияло на ситуацию и как долго она продлится.
Фирма "Хаммер", ООО
Адрес:  Карачаево-Черкесская респ., г. Черкесск, ул. Шоссейная, д. 185 
 
Восток, АО (Курганская обл.)
Адрес:  Курганская обл., Частоозерский район, с. Восточное, ул. Комсомольская, д. 25 
 
Колхоз Победа, СПК (Оренбургская обл.)
Адрес:  Оренбургская обл., Акбулакский район, пос. Кайракты, ул. Центральная, д. 20 
 
Кирова, ООО (Оренбургская обл.)
Адрес:  Оренбургская обл., Акбулакский район, с. Карасай, ул. Советская, д. 29