15.10.2020
Источник: The DairyNews
Регион: Россия
Просмотров: 2365
Интервью с Александром Емшановым, директором «УВА-МОЛОКО»

DN: Александр Владимирович, вопрос весьма предсказуемый, как вашему предприятию работается на одном рынке с «КОМОС Групп»? Выдержит ли «Боливар» двоих?

АЕ: Во-первых, «Боливар» довольно большой, поэтому все выдерживают. А во-вторых, у нас разный ассортимент. Мы вполне хорошо и комфортно существуем на одном рынке вместе. Мало того, мы еще в Татарстане вместе работаем. Я бы сказал, спортивная конкуренция.

DN: За молоко вы тоже не конкурируете, закупаете в соседних регионах?

АЕ: Мы закупаем сырье в домашнем регионе – Удмуртской Республике, а также в Пермском крае, в Башкирии, Татарстане и Кировской области. У нас неплохой парк молоковозов, хорошо работает доставка, пользуемся аутсорсингом, привлекаем компании-перевозчики. Конечно, я не скажу, что проблем нет, но в целом справляемся.

DN: Республика Удмуртия – это маленькая Россия, в которой есть один флагман по производству сырого молока.

АЕ: Я говорю иначе, Удмуртия – это маленькая Голландия.

DN: Как я понимаю, есть один крупный игрок в России, на которого все ставят, и есть крупный игрок в Удмуртии, на которого все ставят.

АЕ: Я не могу сказать так. К тому же, мы перерабатываем довольно приличный объем молока. Необходимую от государства помощь мы получаем, поэтому я не ощущаю, что мы чем-то обделены. У нас замечательный министр сельского хозяйства - Ольга Викторовна Абрамова.

DN: Вашего министра все хотят заполучить в свой регион.

АЕ: Вот и говорю – украдут. Мы постоянно собираемся или по телефону обмениваемся мнениями. Я скажу, что мы себя обделенными не чувствуем. Все запросы по субсидиям, по кредитам получили, надо отдать должное. А запросы у нас в принципе скромные.

DN: Сейчас все говорят о снижении потребления, но при этом росте производства. Как вы ощущаете ситуацию на рынке сегодня?

АЕ: Мы с коллегами реализуем продукцию в федеральных сетях. Наш товар присутствует на полках известных ритейлеров - «X5», «Тандер», «Пятерочка», «Окей», «Лента» и «Ашан». Там мы продаем 80% от всего объема. Так что особых проблем мы не ощущаем. Но я слышал, что они появились у наших коллег из других регионов, у которых возникли товарные остатки. Я думаю, что эта проблема будет все более острой с каждым годом.

DN: Хотелось бы услышать Ваш прогноз по развитию сырного рынка. Я сейчас скажу о своей позиции. На мой взгляд, на сырном рынке сейчас происходит драматическая ситуация, так как постепенно меняется стиль потребления сыра. Если раньше сыр был продуктом к чаю, то сегодня он больше становится деликатесом. А человек, у которого немного денег, не покупает сыр вообще. Он находит для себя другие источники жира и белка. Соответственно, те предприятия, которые не перестраиваются, скорее всего, прекратят свою деятельность или перепрофилируются на что-то другое. Для вас сырный рынок – важная тема?

АЕ: Наверное, самая главная проблема в другом. Мы работаем на средний класс и производим базовые сыры – Голландский, Костромской, Пошехонский, Российский, Гауда. Отпускная цена сыра у нас порядка 400 рублей за килограмм, даже в фасованном виде. Поэтому мы так остро проблему не чувствуем, так сложилась наша экономика: себестоимость неплохая, мы жестко этот вопрос отслеживаем, концентрация производства хорошая, на одной площадке мы до 800 тонн молока перерабатываем. Это дает нам возможность конкурировать. Производители, у которых отпускная цена 700-800 рублей за килограмм, сталкиваются с трудностями в реализации.

DN: У меня есть два повода с вами подискутировать. Первый повод, про средний класс. Мне кажется, что 400 рублей – это дешево. И второе, на мой взгляд, если у человека есть деньги, то он будет опираться не на цену, а на вкусовые ощущения. Или нет?

АЕ: Вы правы. По органолептике наш сыр я бы оценил на 4 с плюсом или на 4 по пятибалльной шкале. Мы используем хорошую закваску, лучшее, что есть на рынке, наши упаковочные материалы тоже одни из лучших. По поводу дешево… Понимаете, Михаил Александрович, мы говорим о сыре для среднего класса. Есть продукты для людей доходом выше среднего, для них, конечно, есть швейцарские и другие сыры. Наша отпускная цена в ритейл – до 400 рублей. Я считаю, что это справедливая цена, если выше, то в больших объемах не продать.

DN: Какая цена на ваш сыр в ритейле?

АЕ: До 600 рублей за килограмм, это в фасовке.

DN: Что по-вашему мнению тогда дешевый сыр?

АЕ: Это уже не сыр. Даже у нас рентабельность минимальная. В феврале будущего года планируем в два раза увеличить производство. В Татарстане сейчас плотно работам над площадкой в Апастово, на границе с Ульяновской областью, тратим все силы и средства на развитие этого предприятия. Нам нужен рынок, и мы пытаемся развиваться.

DN: Вы приобрели два завода в Татарстане, чтобы приблизить переработку к сырьевой базе? Или там господдержка лучше?

АЕ: Я не думаю, что там значительно выше госсподдержка, но там на более высоком уровне взаимодействие администрации с властями. У нас в двух районах предприятия, одно в Высокогорском районе, это практически пригород Казани, второе - в Апастовском районе, примерно в 100 км от Казани. Одна площадка работает, производит небольшой ассортимент. Сейчас мы там монтируем оборудование – линию по производству мягких сыров на 10 тонн, примерно на 100 тонн сырья. В Апастово идет чистовая отделка корпусов, завезено оборудование, начат монтаж. Я надеюсь, что в феврале мы эту линию запустим. Будем производить до 40 тонн полутвердых сыров в сутки. При таких объемах производства должен быть идеальный сервис по доставке нашим партнерам из Татарстана в Москву.

imgonline-com-ua-Resize-MCAkOMMUxkFIT.jpg

DN: Правильно я понимаю, что ваш основной покупатель это Москва?

АЕ: В первую очередь, весь Центральный регион, также мы планируем охватить юг страны. Мы должны там присутствовать и предоставлять максимальный сервис для наших покупателей.

DN: Вы сказали, что у вас пять партнеров. Они крупные дистрибьюторы, которые постоянно ищут других поставщиков, имеют определенные виды на снижение ценника. Сложно с ними работать?

АЕ: Они тоже понимают, что дешево не значит хорошо. Мы уделяем большое внимание качеству сервиса, например, в один день продукцию нужно качественно доставить в три разных региона. Для наших партнеров это не менее важно, чем цена. Есть три основных момента во взаимодействии с ритейлерами, которые жизненно важны для нас. Я бы на первое место поставил все-таки сервис. «Пятерочка» и «Тандер» растут на 10% в год по количеству магазинов. Естественно, для них важны партнеры, которые предоставляют комфортный сервис. На втором месте качество товаров, на третьем – цена.

DN: Кто ваши конкуренты?

АЕ: Главные наши конкуренты – Беларусь и Татарстан. Вы знаете, одним быть не интересно. Хорошо иметь лидера. Лучше догонять, чем убегать. Иначе появляется обманчивое чувство, которое не туда заводит. Я считаю, что сильные игроки в Центральном регионе – «Молвест», неплохо по сырам работают и нам есть чему поучиться. «Ровеньки-маслосырзавод» довольно неплохие ребята, «Стародуб» и другие. Вы правы, что много мощностей вводится в эксплуатацию, в ближайшие 2-3 года, конечно, конкуренция усилится.

В Белоруссии закупается большой объем сыров. Я могу ошибаться, но на один килограмм российской продукции приходится килограмм импортной. У нас есть куда расти.

DN: То есть события в Белоруссии вам на руку?

АЕ: Мы один народ.

Я лучше расскажу историю про нас. У нас два сырных цеха. Первый мы запустили в 2008 кризисном году, с большим трудом вывели на стопроцентную загрузку, примерно два года нам потребовалось на это. Еще два года ушло на раскачку, а в 2012 году стали думать, куда развиваться дальше. И решили, что нужно расширять производство сыра. В 2012 году приобрели оборудование мощностью производства 25 тонн сыра в сутки. И представляете, май 2014 года, крымская весна, контрсанкции, а в ноябре мы запускаем новую линию, в марте 2015-го выходим на стопроцентную загрузку.

DN: Очень круто.

АЕ: Все говорили мне, мол, ты предвидел это.

Меры, которые ввела Россия, продовольственное эмбарго, для нас это была мощнейшая поддержка. Если первый цех мощностью в 25 тонн мы выводили на полную загрузку в течение 2,5 лет, то второй цех запустили практически за три месяца. Вот такие события из моего личного опыта. Я хорошо помню слова нашего президента, который на встрече с аграриями сказал: «Ребята, вы не думайте, что этот вечно. У вас есть время, чтобы подготовиться к тому времени, когда придут европейские игроки на наш рынок».

Я считаю, что для нас сейчас созданы довольно комфортные условия: льготные кредиты, ставка рефинансирования практически европейская, есть возможности реализации и производства качественной продукции. Вот мы и пытаемся это делать. Поэтому развиваемся, пришли в Татарстан. Мы хотим увеличить наши мощности, увеличить наше присутствие на рынке.

DN: Вы планировали построить еще один завод в Ижевске мощностью 1200 тонн переработки в сутки. Планы сохраняются?

АЕ: Мы немного планы изменили. Площадка наша, мы ее приобрели, она у нас в собственности, работы на 50% уже сделаны.

Мы планировали переработку молока, привезенного из Татарстана. Полтора года строили, закупили все оборудование. Но в определенный момент поступило интересное предложение из Татарстана. Мы сделали расчеты, и получилось нелогично перевозить молоко на переработку в Удмуртию из Татарстана, а затем вести продукцию условно в Татарстан или Москву. Проще в Татарстане его переработать и отгружать в центральный регион. Так что пока ижевский проект приостановлен. Мы к нему вернемся. До весны будущего года мы плотно занимаемся Татарстаном. Запустим площадку и перейдем в «Сырную долину», подмосковный кластер, резидентами которого мы стали и отвечаем за сыворотку. После этого займемся предприятием в Ижевске.

imgonline-com-ua-Resize-DZP0KICWDkyNDfLd.jpg

DN: Я бы хотел вернуться к контрсанкциям. Вы рассказываете, что в 2014 году для вас случилось чудо. А на что вы надеетесь сейчас, увеличивая мощности, ведь все строят сырные предприятия. Все надеются на чудо?

АЕ: Я шуткой отвечу, можно? Людей, знающих ноты, очень много, а композиторов - единицы. Мы научились работать с ритейлом, поверьте, это было непросто. По аудитам мы получили на прошлой неделе максимальные баллы, оценки замечательные. И продукция качественная, и по рекламе практически вопросов нет. Это говорит о том, что продукт – сыр мы научились варить хороший. Соотношение цена и качества, я считаю у нас оптимальное.

DN: Вопрос про композиторов. Я правильно понимаю, что у вас грандиозные планы? Вы можете рассказать о вашем видении компании через 5-10 лет?

АЕ: У нас амбициозные, но реальные планы. Мы должны выйти на полмиллиона тонн переработки сырья на трех наших площадках в Татарстане и Удмуртии. Это не фантазии, это подтверждено мощностями. Мы научились производить, научились продавать качественную продукцию, причем не только сыр. Сливочное масло я считаю нашей гордостью. Мы его научились очень хорошо делать и наши продажи это подтверждают. Удмуртская площадка загружена на 100% к сегодняшнему дню.

imgonline-com-ua-Resize-Q4KeEpbfCBMASg.jpg

DN: Вы однозначно видите себя в тройке. Максимум пятерке крупнейших игроков?

АЕ: Было бы наивно думать, что я развиваюсь, а остальные коллеги спят. Скажем так, активная часть нашего сообщества развивается. Думаю, что в ближайшее время произойдут изменения на рынке: покупки, слияния поглощения. Может вообще придут другие игроки из других секторов экономики, как допустим было с Русагро. Вы помните эту историю?

DN: Ну, они, кстати, сказали, что «посмотрели на ваш сырный рынок и подумали, может он нам вообще и не нужен».

АЕ: Я, наверное, не самый удачный пример привел, есть и удачные. И все будет меняться. Посмотрите, где-то половина сыра импортируется, значит, есть место отечественным производителям. Также и по сухому молоку. Посмотрите, сколько мы завозим из Республики Беларусь.

DN: Хочу спросить подробнее про сырный кластер Подмосковья. Почему вы решили принять участие? Условия предоставили хорошие?

АЕ: Условия в принципе стандартные. По «капексам» ничего сверхъестественного не было.

Вы же понимаете, что основные РЦ находятся в Московской области. Во-вторых, просто очень интересно поработать в другом регионе. Я считаю, что перспективы у сырного кластера будут неплохие. По поводу молока тоже предложения появятся адекватные.

DN: Как я понимаю, вы не планируете покупать там молоко, вы планируете перерабатывать сыворотку?

АЕ: Мы планируем закупать молоко, кроме того, планируем сырное производство. Но это будет не в следующем году. В будущем году перед нами стоит задача запустить сушку подсырной сыворотки, о чем мы договорились с правительством Московской области.

DN: В какой стадии все находится? Потому что разговоров много, но логика сырного кластера, если честно, мне еще до конца не понятна. Об этом говорят несколько лет, но реального производства пока нет.

АЕ: Насколько мы знаем, проходят согласования. Одна из французских компаний имеет четкие планы, уже осязаемые.

DN: Одна из французско-башкирских компаний…

АЕ: Да. Я не уверен, что все, кто заявил о своих планах, их реализует. Но несколько игроков будет точно. А потом кто-то уйдет, кто-то придет, начнется движение. Рынок то ведь очень интересный.

DN: По вашим оценкам, когда начнется производство?

АЕ: Через пару лет. Я скажу, какие задачи мы для себя ставим. Планируем решить вопрос по сыворотке, сушку мы уже купили. Из-за пандемии сроки поставки немного сдвинулись. В конце года начнем оборудование завозить.

DN: А что сейчас вы с сывороткой делаете?

АЕ: Мы ее сушим. У нас довольно приличные объемы, установлены два комплекса по сушке. Один работает на обезжиренном сухом молоке, другой полностью на сыворотке. Сушим 1200-1300 тонн в месяц, примерно пополам.

DN: Складывается такое ощущение, что по сыворотке у нас в России насыщенность и есть готовность ее экспортировать.

АЕ: Пока мы работаем на внутренний рынок. Помните, на форуме в Красногорске выступал один из членов правительства, который рассказывал, что есть возможности для экспорта. Есть два хаба, которые позволяют в короткий срок продукцию перевозить. Я не знаю, как это работает, но информацию я для себя отложил. Это одна из причин, почему мы планируем работать в Подмосковье. Естественно, мы планируем начать сотрудничество с Китаем, но через определенное время.

DN: Какой у нас рынок сбыта по сыворотке, куда вы ее поставляете?

АЕ: По всей стране. Кондитерские предприятия закупают, мороженщики. Дефицит существует, сыворотки мы продаем на месяц вперед. С продажами проблем нет, мы планомерно улучшаем качество. Поставили дополнительное оборудование – парогенераторы, которые позволили увеличить производительность сушки примерно на 10-15%.

DN: Как вы оцениваете рынок сыворотки в России, насколько он заполнен? Мы же понимаем, что далеко не все предприятия, особенно среднего уровня, имеют оборудование для сушки сыворотки.

АЕ: Это огромная экологическая проблема, я согласен.

DN: Мне кажется, что на сырный рынок мы смотрим неправильно. По сути, это моя гипотеза, гораздо правильнее сначала производить сыворотку, а сыр уже как побочный продукт. Понимание экономики производства, ценообразования сразу меняется. Если основным продуктом является сыворотка, значит, задача правильно ее переработать, произвести качественный продукт, который пойдет потом для изготовления кондитерских изделий, детского питания, на экспорт. В принципе, сыр, который вы производите во всем мире идет на дальнейшую переработку, на дальнейшее использование в пищевой промышленности, а не для конечного потребителя. Глобально для конечного потребителя идут какие-то другие сыры.

DN: Это не совсем верно, что сыворотка базовый продукт, а сыр побочный. Идея, конечно, очень оригинальная, но я не представляю, как она может быть реализована. Но в целом, если говорить о деминерализации не выше 50%, то это дополнительные инвестиции. Я этот рынок, к сожалению, не очень хорошо знаю. Мы сушим сыворотку, деминерализуем, но у нас не высокий процент, выше 20. В основном у нас идет не деминерализованная сыворотка, а на нее цена, к сожалению, чуть выше себестоимости. Я думаю, что над этим вопросом нам надо будет работать. К концу года мы введем пять сушильных комплексов – два в Татарстане и один в Московской области. Оборудование уже приобретено.

DN: Сколько суммарно вы сможете сушить?

АЕ: Думаю, что больше 100 тонн в сутки: и сыворотки, и обрата, все в сумме. Сейчас примерно под 50 тонн производим.

DN: Насколько я знаю, у вас есть собственное маленькое производство сырого молока. Вы планируете расширить сырьевую базу или нет необходимости?

АЕ: Интересный вопрос. Мы спасли одно хозяйство буквально пару месяцев назад. Там 800 голов дойного поголовья. Так сложилось, что мы были поручителями по кредиту, хозяйство выплатить его не смогло.

Мы пока смотрим, что с ним делать, у нас очень интересные планы. В нулевых у нас был не удачный опыт в производстве. Если у нас получится в этот раз, то пойдем дальше. Я смотрел, как в «Молвесте» беспилотник фермы красивые облетает. Конечно, такая идея душу греет, но пока для нас это предмет для размышления. Я бы так сказал.

DN: Сырое молоко – это зона риска для вас?

АЕ: Нет, это просто не наш бизнес. Этот рынок для нас не знаком. Производство сыра, сухого молока, сыворотки более-менее уже понятно. А сырое молоко – очень деликатный вопрос. К сожалению, я только присматриваюсь. Но планы есть, с учетом тех мощностей, о которых я уже говорил. У нас будет потребность в собственном молоке, я в этом не сомневаюсь. В ближайшие пять лет, думаю, мы этим вопросом плотно начнем заниматься.

DN: Расскажите о вашем видении экспорта. Об этом много говорят, и в Удмуртии тоже.

АЕ: Давайте я вам тоже вопрос задам. Наша страна является крупнейшим импортером молочной продукции. Как же она может стать одновременно экспортером?

DN: Обсуждаем рынок сыра, говорим о том, что сыроделов становится все больше и больше. Запускаются новые мощности. В целых регионах возникают проблемы, например, в Алтайском крае, где продукции производится очень много, а население маленькое. Какой выход в этой ситуации? Здесь переизбыток, а рядом дефицитный Казахстан

АЕ: Все верно. Для экспорта я бы рассматривал бывшие республики СССР - Казахстан, Узбекистан, Азербайджан. Думаю, у нас там есть шансы.

Буквально на днях мы вступили в Молочный союз России. Мы такое направление выбрали, потому что у нас есть ряд проблем для прохождения аудита на недальний экспорт. В будущем году мы хотим пройти все согласования и со временем начать сотрудничество с Узбекистаном, Азербайджаном и Казахстаном.

Мы в экспорте пока не заинтересованы, потому что внутренний рынок еще не освоили до конца. Но с учетом ввода новых мощностей нам понадобится экспорт. И для его освоения будет необходима помощь Молочного союза.

DN: Вы планируете поставлять на экспорт сыры, сухое молоко или сыворотку?

АЕ: Мы планируем все поставлять, всю линейку - спреды, масло, сухие продукты.

DN: Опишите ваше видение молочного продукта будущего. Возьмем 30-й или 40-й год. Что будет искать потребитель и, что отрасль сможет ему предложить?

АЕ: Посмотрите, как меняется жизнь. Мне кажется, что ужин с семьей при свечах будет большой редкостью. Очевидно, что жизнь станет более интенсивной, на бегу. Поэтому будут востребованы функциональные продукты с просчитанными заранее калориями.

DN: Спасибо за интересную беседу!


The DairyNews поздравляет Александра Владимировича Емшанова с юбилеем и желает успехов предприятию «Ува-Молоко»!


23.10.2020

Цена на молоко прогуляется вверх

Цены на сырое молоко продолжили рост на уходящей неделе. The DairyNews рассказывает, что повлияло на ситуацию и как долго она продлится.
Фирма "Хаммер", ООО
Адрес:  Карачаево-Черкесская респ., г. Черкесск, ул. Шоссейная, д. 185 
 
Восток, АО (Курганская обл.)
Адрес:  Курганская обл., Частоозерский район, с. Восточное, ул. Комсомольская, д. 25 
 
Колхоз Победа, СПК (Оренбургская обл.)
Адрес:  Оренбургская обл., Акбулакский район, пос. Кайракты, ул. Центральная, д. 20 
 
Кирова, ООО (Оренбургская обл.)
Адрес:  Оренбургская обл., Акбулакский район, с. Карасай, ул. Советская, д. 29