Фермеры из «Сингапура»

Источник: tumen.mk.ru
В Нефтеюганском районе Югры выращивают тюменских бурёнок
Дорога до поселка Сингапай Нефтеюганского района (местные жители иронично именуют его «Сингапур») оказалась недолгой. Вот и поворот к ферме семьи Пустоваловых. Работник хозяйства Мухантин Джалалов, которого здесь называют русским именем Миша, открывает ворота, и мы въезжаем на территорию. 

 
Справа высятся валки сена. Это остатки запасов. В начале зимы сена было в три раза больше. Хозяева рассказывают, что возят его из-под Тобольска, где закупают по цене в 2050 рублей за тюк. На нужды хозяйства уходит по два валка в день.

Нашу машину встречают сразу четыре собаки. Впрочем, настроены они дружелюбно. Не меньшее дружелюбие проявляют и лошади, которые с удовольствием облизывают корпус автомобиля. Видимо, почуяли вкус соли, хотя хозяева уверяют, что соль им дают. Впрочем, проба автомашины на вкус — это еще безобидная проделка. Елена Григорьевна уверяет, что лошадки научились щеколду на воротах зубами открывать.

На ферме бьет в нос знакомый с детства запах навоза, по деревянному настилу бегают сразу несколько разномастных кошек. Этих пушистых хищников иногда подбрасывают в местную ветлечебницу, а Пустоваловы забирают их на ферму для защиты от крыс. Кошки в этих целях предпочтительнее, чем яд.

Человеку, не знакомому с животноводством, это покажется странным, но в коровнике нет отопления. Коровы как печка, объясняют фермеры, не только сами не мерзнут, но и обогревают своим теплом обитающих здесь же кур.

— А вы разве не заметили, что у нас окна открыты? — удивляется Елена Григорьевна.

Заметил. Но значения этому не придал.

— Сколько у вас голов скота? — интересуюсь я.

— Сейчас уточню, сегодня еще одна отелилась, — отвечает Пустовалова.

Через несколько минут она сообщает, что в ее хозяйстве на сегодняшний день 115 голов. И на этой же ферме содержится поголовье их дочери, Анастасии, в котором 21 корова. Кроме того, хозяева собираются выписать еще 20 племенных голов из селекционного хозяйства «Приозерное», расположенного в Тюмени, для своего хозяйства и 10 голов для хозяйства дочери. Другие фермеры пробовали брать свердловских коров, но в нашем климате они не приживаются.

— Свиней разводите? — задаю вопрос.

— Нет, корма уж больно дорогие, здесь же ничего из зерновых не растет, — поясняет Геннадий Дмитриевич. — Свинью нужно, как минимум, восемь месяцев кормить, а корова доится каждый день. Так что порода у нас, в основном, молочная. Но корова — это не молочный агрегат. Она требует ухода днем и ночью.

— Мы просто втянулись в это дело, — добавляет Елена Григорьевна.

Глядя на хозяйство Пустоваловых, трудно поверить, что фермерством они занялись… от безысходности. Глава семьи, Геннадий Дмитриевич, в свое время трудился на БАМе. Потом поехал строить атомную электростанцию в Одессе, отработал там несколько лет. Затем, говорит, снова на Север потянуло, и в 1994 году супруги Пустоваловы с тремя детьми приехали в Югру. Поначалу не было ни прописки, ни жилья. Геннадий с горем пополам устроился в частную фирму, где вдобавок не платили зарплату.

В том же 1994 году Пустоваловы взяли первую телку. Поначалу держали скот в деревянных сараях в частном секторе, было больше 70 голов. Благо соседи попались терпеливые, претензий не предъявляли.

Фермерское хозяйство появилось позже. Официально они его зарегистрировали 26 марта 2003 года. Начинали на пустом месте. Ферму стали строить три года назад. Сейчас это помещение на сто с лишним голов, и оно уже требует дальнейшего расширения. Рядом стоит недостроенная баня и балок, где живут работники.

Работников здесь двое — братья Джалаловы из Узбекистана. Носят сено, убирают навоз, занимаются другой работой. Срок регистрации у них подходит к концу, скоро съездят на Родину, а потом вернутся обратно. Разговариваю с Мухантином, который более-менее понимает по-русски.

— Мы уже год на ферме. Хозяева — хорошие, добрые люди, — говорит узбек.

— Нет желания найти другую работу?

— Нет. Хочу работать здесь.

Пустоваловы работниками тоже довольны. Они не против наших соотечественников, но те работать на ферме не рвутся, хотя предприниматели не раз давали заявку в центр занятости.

— Нам предлагают: бери из России, Казахстана, Белоруссии, — объясняют Пустоваловы. — Однако желающих нет, хотя у нас и жилье на территории хозяйства, и отопление, и питание. Работа на ферме тяжелая: с утра и до позднего вечера. Без каникул, праздников и выходных. Бывает, что коровы телятся ночью, приходится ветеринаров вызывать. Наши-то работать не хотят, а узбеки приезжают и трудятся отлично. Сейчас работников двое, троих заказали на будущий год. Но на них нужно еще дождаться разрешения, оно ж через Москву идет.

Бюрократическая волокита — это, пожалуй, вторая после доровизны кормов проблема в жизни фермерских хозяйств. Елена Григорьевна вспоминает, что документы на землю пришлось оформлять четыре года. Сначала земельный участок был в аренде на 25 лет, потом построили ферму, оформили ее в собственность, сейчас оформляют собственность на землю. Чтобы узаконить хозяйственные постройки, на проектную документацию потратили почти миллион рублей. Именно это обстоятельство удерживает многих фермеров от «выхода из тени».

— И мы так жили, — подтверждают Пустоваловы. — Но если у тебя сарай в собственность не оформлен, то могут выгнать только так!

Впрочем, если бы не поддержка окружных влас­тей, сельхозпроизводители вообще не имели бы возможности развиваться. Фермеры получают дотации на сельхозпродукцию, технику, стройку. В хозяйстве Пустоваловых три трактора и магазинчик на колесах «Купава», за которые им вернули из бюджета половину стоимости.

Специфика производства молока такова, что летом, когда коровы переходят с комбикорма и сена на зелень, надой растет. Но именно в это время начинается сезон отпусков. И тогда Пустоваловы торгуют на своем передвижном магазинчике по дачным поселкам.

В том, что их продукция пользуется спросом, сомневаться не приходиться. Отхлебнув из бутылки, я ощущаю давно забытый вкус настоящего цельного молока. А фермерские сливки настолько густые, что их нужно накладывать ложкой.

Еще фермеры выращивают картошку — на ферме, дома и на даче. Вопрос только в том, куда ее деть. Картофеля на рынке — море. Разве что скотине его скармливать?

Ощущают ли Пустоваловы завистливые взгляды? Конечно, ощущают. Есть такие люди, которым чужой успех спокойно спать не дает. Хотя эти люди прекрасно знают, с чего фермерское хозяйство начиналось.

— Кулаками вас еще не называют? — интересуюсь у фермеров.

— Ишшо нет, — смеются те. — В лицо, по крайней мере.

Зато есть взаимопонимание и взаимовыручка с коллегами-фермерами. Ведь поначалу как было? Еще не ориентируясь на сельскохозяйственном рынке, Пустоваловы втридорога приобретали корма у перекупщиков. Потом вышли на производителей, и теперь, когда возникает потребность в сене или комбикорме, коллеги им охотно присылают машину-другую, даже не требуя предоплаты (для примера: машина сена стоит 90 тысяч рублей).

Двое старших сыновей Пустоваловых продолжателями фермерского дела не стали. Выросли, обзавелись семьями, работают в ОАО «Сургутнефтегаз». Хотя родители предлагали отделить им часть хозяйства. На это согласилась только младшая дочь Анастасия и получила от родительского стада 5 дойных коров, 5 нетелей и 5 телят. Впрочем, увидеть девушку оказалось не так-то просто. Днем она учится в Сургутском университете, домой возвращается под вечер. Мы встретились с ней в перерыве между парами в вузе. Прогулять ради встречи с журналистом занятия Насте и в голову не пришло.

Девушка рассказывает, что в девять лет захотела заработать на поход в цирк и взялась помочь родителям в развозке молока по адресам. С тех пор трудилась на ферме в меру сил. Но профессию выбрала далекую от сельского хозяйства: психолог. Хотя по окончании университета не прочь получить второй диплом по более близкой к фермерству специальности — экономике или ветеринарии.

Да, совмещать учебу и работу по хозяйству нелегко. Для работы на ферме остаются каникулы, выходные дни и вечера. Всем документооборотом занимается отец, на имя которого оформлена генеральная доверенность. Впрочем, девушка уже имела возможность оставаться на хозяйстве одна, когда родители летом уезжали в отпуск.

За хозяйство Настя взялась серьезно и разработала бизнес-план, выдержавший конкуренцию сразу с несколькими претендентами. После одобрения проекта департаментом природных ресурсов и несырьевого сектора экономики Югры Анастасии Пустоваловой был выделен грант в размере полутора миллионов рублей. Этих денег хватит на закупку десяти коров и возведение птичника. Еще Пустоваловы планируют пристроить новое крыло к коровнику, но уже на свои средства. Сейчас занимаются поиском строительной фирмы и к июню думают все закончить.

— Нет ли у вас желания жить более современной жизнью? Такой же, как у других молодых людей? — задаю вопрос девушке.

— Да, у меня не было такого детства, как у сверст­ников, — отвечает она. — Но я привыкла к такому образу жизни и без дискотек особенно не страдала. Я знала, что к шести часам мне нужно вернуться домой и помочь родителям. Сегодня при желании я могу поехать развлечься на Каменный Мыс или еще куда-нибудь. У меня есть молодой человек, Динар, который живет в Сингапае, и во всем мне помогает.

В будущем Настя видит себя фермером, продолжателем дела родителей. Работу в соответствии с полученным дипломом она не исключает, но приоритет все-таки отдает фермерскому хозяйству. Хозяйству семьи Пустоваловых. 
26.02.2021
Число вегетарианцев, флекситорианцев во всем мире стремительно растет, хотя их количество до сих пор не достигло значительных показателей.
Читать полностью
Февраль 2021
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
Календарь