14.03.2018
Источник: milknews.ru
Регион: Россия
Конечно же, молочная отрасль пока ещё не может гордиться теми впечатляющими результатами, которые в целом показывает отрасль АПК и вносит свой существенный вклад в экспорт. Тем не менее за последние годы мы имеем положительную динамику развития.
И самое важное, что мы наконец‑то от падения перешли к росту объёмов производства товарного молока. С 2013 года мы увеличили объём производства товарного молока на два миллиона тонн. Это позволило снизить импорт молочной продукции с девяти до семи миллионов тонн.
За три года в молочную отрасль вложено более 62 миллиардов государственной поддержки, в том числе такие важные и необходимые, за что отдельное спасибо, ‒ это компенсация части понесённых затрат для строительства и модернизации молочных комплексов, это льготные кредиты.
За это время почти 200 молочных комплексов построены и модернизированы. Только в 2017 году начато строительство и модернизация 90 молочных комплексов. Реализация этих проектов позволит в будущем увеличить дополнительно ещё на два миллиона тонн производство молока.
Несмотря на положительную динамику, нам есть чем ещё заниматься, есть над чем работать. В первую очередь надо отметить, что уровень потребления молочных продуктов ещё не достиг необходимого уровня. По сравнению с такими странами, как Германия, как Финляндия, к сожалению, мы отстаём. Мы знаем, что молочные продукты ‒ это здоровье наших детей. Как мама шестерых детей могу сказать об этом точно.

Мы понимаем, мы достаточно серьёзный объём молочных продуктов пока ещё импортируем, это составляет почти 30 процентов от объёма производства. Мы понимаем, что нам крайне важно сохранить стимулирование инвестиций в молочную отрасль и продолжить строительство и модернизацию молочных комплексов, где используются современные технологии содержания и кормления.
Сегодня таких комплексов пока 12 процентов от общего количества. Мы понимаем, что на таких комплексах мы имеем самую высокую продуктивность. Ряд предприятий уже достигли той продуктивности, которая сопоставима с лучшими фирмами Америки, Израиля. Мы понимаем, что на этих комплексах мы имеем самое высокое качество продукции. Именно на такие комплексы стремятся попасть на работу наши молодые специалисты.

При этом ключевой задачей для обеспечения устойчивого развития молочной отрасли, безусловно, является честная конкуренция. Мы понимаем, что молочная отрасль способна производить качественный продукт для нашего потребителя. Мы понимаем, что способны быть конкурентоспособными, в том числе и на внешнем рынке, но при условии честной, добросовестной конкуренции.
К сожалению, с чем мы конкурируем сегодня? В первую очередь хотелось бы сказать о «сером» импорте, контрафакте, когда из стран, ввоз из которых запрещён, продолжает поступать молочная продукция.
Мы понимаем, что дешёвое сухое молоко, которое производится из сырого молока стран Прибалтики, где цены существенно упали из‑за наших контрсанкций, а также, к сожалению, сухое молоко из стран Европейского союза из запасов интервенции попадает на наш рынок с помощью «серых» схем.

Отдельный вопрос ‒ сырный продукт украинского происхождения с использованием растительных жиров. По сути, это белково-растительный концентрат. Мы понимаем, что сегодня этот продукт в объёме 150 тысяч тонн попадает на наш рынок, а это почти миллион тонн сырого молока.
Фактически сегодня отсутствует в пунктах пропуска контроль со стороны ветеринарной службы за сыроподобной продукцией, и это позволяет попадать на наш рынок некачественной продукции, а самое главное, наносит значительный экономический ущерб российской молочной отрасли.

Важно отметить, что на Съезде производителей молока в феврале министр Белоруссии сказал о том, что они запретили на своей территории как производство, так и оборот сыроподобного продукта. Эта мера в первую очередь направлена на защиту белорусских производителей.
Также стоит отметить, что с 2013 года из Белоруссии импорт в нашу страну увеличился почти в два раза ‒ с 44 до 80 процентов. И это составляет почти 5,5 миллиона тонн в пересчёте на сырое молоко, а это 25 процентов от объёма производства товарного молока в Российской Федерации.

С чем мы конкурируем ещё? Наверное, с фальсификатом на внутреннем рынке. И конечно, здесь много споров. Нельзя сказать, что Правительство ничего не делает. Делается много, тем не менее мы понимаем, что сырная продукция, в том числе поступающая из Украины, перефасовывается и попадает на полки магазинов как сыр, а не сырная продукция. Сметанный продукт, творожный продукт попадает на полки как сметана и творог, и всё это вводит в заблуждение нашего потребителя. И самое главное, что на сегодняшний день, к сожалению, у нас нет адекватной ответственности, для того чтобы привлечь нарушителей закона и тех, кто производит фальсификат. По этой причине предприниматели не боятся этого делать.

Вчера на пленарной сессии Штефан Дюрр ‒ самый большой производитель молока, который сегодня производит больше 1200 тонн молока [в сутки], мы уже даже не успеваем за той скоростью, с которой развивается Штефан. Кстати, можно сказать, что мы гордимся тем, что такая динамика, и Штефан получил российское гражданство. Так вот он сказал о том, что мы способны конкурировать, но не с растительным жиром, не с пальмовым маслом, и привёл такой яркий пример, когда невозможно сравнить крабовые палочки с крабом.
Сегодня есть тревожные звоночки, когда представители торговых сетей просят отдельных переработчиков поставить продукцию ‒ молоко по цене 26 рублей ‒ на полку, а мы понимаем, что упаковка стоит шесть рублей, переработка стоит ещё столько же. Тогда сколько может стоить сырое молоко? То есть тогда мы понимаем, что это точно не молоко. С этим надо разбираться.

Мы понимаем, что всё это привело к увеличению запасов у наших молокоёмких переработчиков, тех, кто производит сыр, сливочное масло, сухое молоко. Мы понимаем, что результатом этого, к сожалению, явилось то, что в ряде регионов уже в январе серьёзно упали цены с 25 рублей до 20. Нас этот вопрос очень тревожит, потому что мы понимаем, что сезонное увеличение производства молока происходит в весенне-летний период, мы понимаем, что есть дальнейшая угроза и снижения цены.
По сути, фальсификат, «серый» импорт замещают потребность в сыром молоке у наших переработчиков. Самое главное, что мы сводим на нет все усилия, которые вкладывает и государство, и бизнес, и средства, которые мы вместе с вами вкладываем в развитие молочной отрасли.

Какие мы видим решения, какие мы предлагаем решения для обеспечения устойчивого развития молочной отрасли?
Первое, конечно же, нам необходим обязательный ветеринарный контроль на границе за сыроподобной продукцией. Здесь нам необходимо поддержать инициативу белорусской стороны, которая поддержана всеми странами Евразийского союза в части введения контроля за сыроподобной продукцией. Конечно же, наверное, наконец‑то надо разобраться на уровне стран Евразийского союза, в первую очередь на уровне Белоруссии и России, и навести порядок на наших рынках.
Второе, что очень важно, что в июле вступают новые правила маркировки молочных продуктов с использованием растительных жиров, подготовленные Министерством сельского хозяйства. Конечно, мы понимаем: чтобы новые правила заработали в полную силу, нам крайне важно серьёзно ужесточить штрафы за использование, за производство фальсифицированной продукции.

Отдельно хочу остановиться на вопросе электронной ветеринарной сертификации. Мы понимаем важность этого инструмента. Мы понимаем, что это обеспечит прослеживаемость от фермы до полки. Это будет способствовать исключению фальсификата и «серого» импорта. Самое главное, как результат, это обеспечит востребованность нашего молока и честную конкуренцию.
Я понимаю то, что к президенту поступают обращения со стороны отдельных, как правило, небольших переработчиков, которые высказывают опасения. Любой новый инструмент требует усилий и на первом этапе имеет сложность внедрения. Могу Вам сказать, что как сельхозтоваропроизводитель уже в течение 2017 года работаю в системе «Меркурий», и для сельхозтоваропроизводителя данный инструмент упростил и удешевил работу. Но все трудности и сложности, которые мы сегодня имеем, несоизмеримы с теми потерями, которые несёт отрасль в результате наличия «серого» импорта и фальсификата.

В завершение хочу сказать ещё об одном очень важном аспекте, который влияет на развитие отрасли АПК, ‒ это вопрос социального развития села. Мы понимаем, что люди не останутся жить и работать в сельской местности, если мы не создадим достойных условий, не только условий работы, а в первую очередь условий жизни.
Государственная программа, которая реализуется с 2003 года, доказала свою эффективность в первую очередь тем, что на один рубль государственной поддержки привлекается почти полтора рубля внебюджетных средств.
К сожалению, мы видим, что пока социальное развитие не успевает за производственным в сельской местности. Мы понимаем, что в 2018 году выделено 16 миллиардов, а субъекты подали заявки на 48 миллиардов. Это разница в три раза.

Вчера Владимир Николаевич Плотников сделал такое предложение: может быть, дополнить название государственной программы развития сельского хозяйства развитием сельских территорий.
Возвращаясь к молочной отрасли, хотела бы сказать, что молочная отрасль является одной из самых важных отраслей и той отраслью, которая способна задействовать самое большое количество людей в сельской местности. Обеспечив устойчивое развитие молочной отрасли, мы способны обеспечить и сохранить, а самое главное – развить сельские территории.

Поэтому, резюмируя, хотела бы попросить Президента дать соответствующие поручения.
Первое, поддержать предложение о введении обязательного контроля за сыроподобной продукцией и, конечно, оказать содействие по выполнению нашими партнёрами ‒ странами Евразийского союза ‒ тех обязательств в части импорта продовольствия на наш рынок, чтобы обеспечить честную конкуренцию.
Ускорить законопроект по ужесточению штрафных санкций за производство и реализацию фальсификата.
Увеличить по возможности программу развития села в 2018 году и, конечно же, продолжить программу устойчивого развития сельских территорий в рамках государственной программы до 2030 года.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

04.12.2018

Кому ЭВС?

Минсельхоз хочет во втором квартале 2019 года включить готовую молочную продукцию в систему электронной ветеринарной сертификации. Что об этом думают молочники - выясняло The DairyNews.
06.12.2018 21:34:45

про ацидоз про ножи

0 76 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп.