Эффективность форм господдержки и инструментов финансирования инвестиционных проектов в отраслях АПК

Несмотря на принятые беспрецедентные протекционистские меры в сельском хозяйстве России наметилось замедление темпов инновационно-инвестиционного развития.
Владимир Суровцев
Владимир Суровцев
руководитель структурного подразделения, к.э.н. Федеральное государственное бюджетное учреждение науки «Санкт-Петербургский Федеральный исследовательский центр Российской академии наук» (СПб ФИЦ РАН), Институт аграрной экономики и развития сельских территорий (ИАЭРСТ)

При ежегодном росте  объемов производства в хозяйствах всех категорий (107,8% в растениеводстве и 101,5% в животноводстве в 2016 г.), объем инвестиций в сельское хозяйство в 2014-2015 г. ежегодно снижался даже в фактически действовавших ценах. Индекс физического объема инвестиций в основной капитал сельского хозяйства в 2014 г. составил 95,9% к предыдущему году, в 2015 г. – 83,3%. В 2016 г. индекс инвестиций вырос до 114,1%, что, тем не менее, не позволило вернуться к уровню инвестиций в 2013 г. в сопоставимых ценах.

Доля инвестиционных кредитов в общем объеме кредитов, выданных предприятиям и организациям АПК, также снижалась и составила в 2014 г. 28,9%, в 2015 г. – 26,0, в 2016 г. – 24,6%, что свидетельствует о замедлении инвестиционных процессов и росте потребностей предприятий в дополнительном финансировании текущей деятельности.

Замедление инвестиционной деятельности коснулось, в первую очередь, молочного животноводства, где в 2016 г. по отношению к 2013 г. количество новых введенных объектов сократилось на 16%,  реконструированных и модернизированных – на 9%. Число созданных скотомест на новых объектах за 2013-2016 гг. составило 195 тыс. ед. при одновременном сокращении поголовья крупного рогатого скота (КРС) в сельскохозяйственных организациях (СХО) и крестьянских (фермерских) хозяйствах (КФХ) за тот же период  на 181 тыс. гол., что позволяет сделать вывод о выбытии 376 тыс. голов  КРС в применяющих  старые технологии хозяйствах, что почти в 2 раза превышает количество новых скотомест.

Объем долгосрочных кредитов, выданных на развитие молочного и мясного скотоводства главным кредитным институтом отрасли - "Россельхозбанком",  составил в 2016 г. 17,2 млрд. руб., что соответствует 45,5%  планового задания.

Замедление темпов инновационно-инвестиционного развития в отрасли связано не только с ухудшением макроэкономических параметров, но и с несоответствием форм и методов господдержки молочного животноводства отраслевой и региональной специфике. Недостаточная инвестиционная активность в молочном животноводстве приводит к невыполнению задач Доктрины продовольственной безопасности России и Государственной программы развития сельского хозяйства. Так, в рамках подпрограммы «Развитие молочного скотоводства» целевой индикатор по объему производства молока в хозяйствах всех категорий не выполняется с 2009 г. Если в 2013 г. разрыв между фактическим объемом и значением, предусмотренным Госпрограммой, составлял 6,2%, то в 2016 г. – 10,6% .

По данным Счетной палаты в 2016 году в целом не обеспечено исполнение 18 из 47 контрольных событий Госпрограммы развития сельского хозяйства, а из 132 показателей достигнуты значения только 75 или 56,8%.

С 2017 г. формы предоставления господдержки сельскохозяйственным товаропроизводителям были существенно изменены: число субсидий сократилось с 54 до 7, введена «единая субсидия», субсидированные кредиты заменены льготными. С 2015 г. государство начало возмещать прямые капитальные затраты (КАПЕКС).

Однако новые формы господдержки уже подверглись критике, как со стороны сельхозпредприятий, так и государственных органов управления и контроля. Так, в докладе Федеральной антимонопольной службы (ФАС) «О состоянии конкуренции в РФ за 2016 год», подчеркивается необходимость доработки правил распределения субсидий в АПК, так как они «содержат ряд положений, которые могут привести к созданию дискриминационных условий, как для отдельных сельхозпроизводителей, так и для региона в целом».   Кроме того, отмечается, что мероприятия, реализуемые в рамках политики импортозамещения, «оказывают или могут оказывать отрицательное влияние на состояние конкуренции товарного рынка», в частности «предоставление субсидий отдельным отечественным производителям продукции ведет к сокращению доли действующих на товарном рынке других хозяйствующих субъектов, в том числе и российских, но не соответствующих требованиям, установленным для получения права на субсидию. Как следствие, рост цен на продукцию без изменения ее качественных характеристик».

Таким образом, недостижение целевых показателей Госпрограммы и снижение инвестиционной активности в молочном животноводстве требует не столько пересмотра объемов господдержки, сколько корректировки ее форм и направлений.

Выполненный анализ совокупных затрат при различных вариантах финансирования и господдержки инвестиционных проектов позволил сравнить формы поддержки инвестиционного процесса с точки зрения нагрузки на сельхозпредприятия и госбюджет.

Расчет выполнен для условного инвестиционного проекта на 800 коров стоимостью 480 млн. руб. из которых 50%  составляли затраты на оборудование, 50% - на строительно-монтажные работы (далее СМР).

Лизинг, КАПЭКСы и прямые региональные субсидии  поддерживают финансирование отдельных направлений проекта, поэтому расчет для этих форм поддержки проводился с учетом использования дополнительных инструментов  финансирования:

- при приобретении оборудования по льготному лизингу в расчете предполагалась, что СМР будут профинансированы за счет льготного кредита;

- для КАПЕКСов весь объем  инвестиций профинансирован за счет льготного кредита, возмещение 30% капзатрат после ввода комплекса в эксплуатацию будет направлено на погашение основного долга по льготному кредиту;

- для варианта прямых региональных субсидий приобретение техники предполагается по лизингу с внесением в качестве аванса суммы субсидии, СМР профинансированы за счет льготного кредита.

Ключевым параметром эффективности инструмента финансирования инвестпроекта для сельскохозяйственных товаропроизводителей является величина удорожания стоимости проекта.

При выборе варианта финансирования инвестиционных проектов к рискам изменений ключевой ставки, господдержки, негарантированности пролонгации отдельных ее форм, например, льготного кредита, добавляются валютные риски. Так, коммерческий лизинг в евро оказался выгодным для потребителя среди рассмотренных вариантов лизинговых программ, в т.ч. льготных «Росагролизинга», при стабильном курсе рубля к европейской валюте (62 руб. за 1 евро).  При росте курса евро к рублю за первое полугодие 2017 года на 14% до 70 руб. годовой платеж по валютному лизингу становится выше платежа по коммерческому рублевому лизингу.

При оценке вариантов финансирования инвестпроектов сравнение величины финансовой нагрузки должно быть дополнено  оценкой  трансакционных издержек и рисков.

Так, к основным положительным моментам льготного кредитования относится то, что сельскохозяйственным товаропроизводителям не нужно отвлекать собственные оборотные средства на оплату субсидируемой части процентной ставки и ждать их последующего возврата в виде субсидий, заполняя каждый раз при получении субсидий значительное количество сопроводительных документов, как это происходило при системе субсидирования процентной ставки.

Однако существуют и недостатки нового механизма льготного кредитования:

  1. Возрастет спрос на кредиты и конкуренция отраслей (т.к. на льготные кредиты могут претендовать все отрасли АПК, в том числе переработка). Бюджет на 2017 г. предусматривает 21,3  млрд. руб. на поддержку льготного кредитования по ставке не более 5% годовых, в т.ч. по инвестиционным кредитам  10,1 млрд. руб.  Ограниченность средств поддержки с ростом спроса привела к тому, что лимиты госсредств для льготного кредитования крупных и средних заемщиков в молочном животноводстве закончились еще в конце марта 2017 г. (по данным «Союзмолоко»). Предусмотренное в новых правилах в качестве основания  «отсутствие лимитов бюджетных обязательств» при принятии решения об отказе потенциальному заемщику [п. 9,  8], повышает неопределенность для инвесторов, увеличивает период согласования выдачи кредитов, следовательно, и период от принятия сельхозтоваропроизводителем решения об инвестициях до получения кредита, что увеличивает коммерческие риски.

  2. Остается нерешенным вопрос залогового обеспечения кредита для большинства сельскохозяйственных товаропроизводителей.

  3. Существуют риски повышения ставки до коммерческой, в случае сокращения объемов выделяемых средств из федерального бюджета в текущем году по этому направлению в период действия кредитного договора.  Пункт 33 «Правил» дает банкам право в одностороннем порядке повышать ставку кредитования до коммерческой, если по тем или иным причинам кредитор не получит компенсацию недополученных доходов.

  4. Усиливается рыночная власть банков. Расширение полномочий банков по отбору заемщиков, ограниченный лимит средств на поддержку в совокупности с возможностью устанавливать дополнительные требования к заемщику, создадут возможность банкам «работать» только со сверхкрупными заемщиками, прежде всего, с аффилированными с ними различными схемами финансового участия, что еще более усложнит  доступ большинства сельхозпроизводителей к этой форме поддержки.

  5. Увеличивается время и усложнится процедура одобрения заявки: региональный филиал банка – федеральный головной офис – комиссия Минсельхоза. В то время как роль региональных органов управления АПК в отборе участников по данной форме поддержки, несущих ответственность за выполнение Соглашений с МСХ РФ по достижению производственно-экономических результатов, снижается.

Проектное финансирование (КАПЕКСы) при значительном объеме поддержки в расчете на отдельный проект (30% капитальных затрат для молочного животноводства), что призвано стимулировать привлечение частных инвестиций в отрасль, также имеет свои недостатки:

  1. Незначительный охват производителей в масштабе отрасли в целом;

  2. Высокие риски неполучения возмещения затрат от государства (что происходило в 2015-2016 гг.);

  3. Отсрочка получения субсидии до ввода комплекса в эксплуатацию приводит к дополнительной финансовой нагрузке и на сельхозпроизводителя, и на бюджет (в случае привлечения льготного кредита);

  4. Стимулирование реализации в отрасли крупных и сверхкрупных проектов, без учета региональных и отраслевых особенностей.

Формы поддержки, которыми могут воспользоваться лишь немногие субъекты хозяйственной деятельности (КАПЕКСы, льготные кредиты), способствуют тому, что усилия участников отрасли перераспределяются с поиска инновационной ренты, то есть поиска и реализации возможностей инновационных технологий по снижению издержек и повышению качества продукции,   на поиск политической ренты, то есть поиск возможностей получить субсидии «для избранных».

Формы поддержки различаются по народнохозяйственной эффективности, то есть соотношения затрат и результатов для субъектов хозяйственной деятельности, которые могут воспользоваться данными формами поддержки, а также для общества, в лице государства, предоставляющего субсидии.

Для бюджета эффективность тех или иных форм господдержки определяется объемом необходимых субсидий в расчете на проект заданной мощности и объемом привлечения частных инвестиций в расчете на рубль господдержки.

Несмотря на то, что нагрузка на бюджет по основной форме поддержки при системе прямого возмещения капзатрат (КАПЕКС) почти в 2,7 раза ниже, чем при субсидированном кредите, совокупная нагрузка с учетом необходимости получения СХО дополнительных кредитов и субсидирования их государством ниже только на 7%.

С точки зрения теории общественного благосостояния, являющейся ядром современной экономической науки, расчет эффективности форм поддержки должен включать общие затраты на реализацию проекта сельскохозяйственных товаропроизводителей и общества в лице государства.

Расчеты показали, что по прямым субсидиям сельскохозяйственных товаропроизводителей стоимость в расчете на 1 условный проект для государства относительно варианта льготного кредита выше на 24 млн. руб. при экономии для сельхозорганизации 77 млн. руб., т.е. совокупная стоимость условного проекта ниже на 53 млн. руб.

Прямое субсидирование сельскохозяйственных товаропроизхводителей при приобретении техники и оборудования, в отличие от КАПЕКСов, которые компенсируют, прежде всего, стоимость СМР, способствует повышению эффективности проектов за счет мотивации производителей увеличивать долю активной части основных фондов. Поэтому прямую поддержку приобретения техники и оборудования сельхозпроизводителями следует рассматривать как приоритетную форму поддержки, которую следует оказывать и из федерального бюджета.

Систему льготного инвестиционного кредитования вместо принципа субсидирования банков за счет средств поддержки АПК, целесообразно  формировать на «принципах наилучшего обеспечения … добровольно   или по принуждению» (Вальтер Ойкен) методами государственного регулирования банковской сферы.  Например, в Соглашениях с уполномоченными к работе по кредитованию АПК банками, претендующими на получение преференций и льгот со стороны государства, в т.ч. докапитализацию, налоговые льготы, снижение требований к объемам резервов и т.п., целесообразно устанавливать задания (контрольные нормативы, индикаторы) одновременно по объему выдаваемых инвестиционных кредитов для сельхозтоваропроизводителей и количеству получателей в аграрной сфере. В этом случае кредитная ставка для сельхозтоваропроизводителей, устанавливаемая рынком, будет существенно ниже, чем для других сфер экономики, так как между банками усилится конкуренция за клиентов из аграрной сферы и они будут вынуждены снижать ставки до уровня своих предельных издержек в целях выполнения задания по объему и охвату выданных кредитов.

Увеличение количества сельхозтоваропроизводителей, получивших доступ к инвестициям, особенно актуально для молочной отрасли. Предлагаемые корректировки господдержки позволят активизировать инновационно-инвестиционный процесс средними по размеру производителями молока, составляющими основу отрасли.


С полным текстом статьи можно будет ознакомиться в одном из ближайших номеров журнала «Экономика сельского хозяйства России»

Владимир Николаевич Суровцев, к.э.н., зав. отделом

Юлия Николаевна Никулина, к.э.н., н.с.

Елена Николаевна Паюрова, к.э.н., н.с.

ФГБНУ «Северо-Западный НИИ экономики и организации сельского хозяйства»

196608, Санкт-Петербург – Пушкин, шоссе Подбельского, 7

(812) 470 – 43 – 74

vnsurovtsev@gmail.com

julia.nikylina@mail.ru

chasticova_lena@mail.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
18.02.2021
На прошлой неделе состоялся круглый стол «Проблематика фермерских хозяйств». Организаторами выступили проект ОНФ «Народный фермер» и Минсельхоз РФ. Мероприятие предназначалось для того чтобы аграрное ведомство страны могло услышать фермеров. Получилось ли у организаторов и что сказал Минсельхоз?
Читать полностью
Февраль 2021
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
Календарь