Владимир Суровцев
Владимир Суровцев
Кандидат экономических наук, врио директора ФГБНУ СЗНИЭСХ
Просмотров: 3631

Пороговое значения Доктрины продовольственной безопасности, утвержденной в 2010 году, по одному из важнейших видов продовольствия -  молоку остаются невыполненными. Удельный вес молока и молокопродуктов в общем объеме ресурсов внутреннего рынка России, согласно Доктрины, установлен в 90%. Достигнутый показатель увеличился за 2013-2018 г. на 8,1 п.п. и достиг 84,2%, однако в основном по причине снижения объемов потребления молока и молочной продукции в расчете на душу населения. Так, рост производства молока за аналогичный период составил 0,7 млн. тонн или 2%, снижение потребления по официальным данным – 2,1 млн. тонн или 6% (с 245 кг/чел. до 225 кг/чел. в год). 

Несмотря на реализацию госпрограмм развития сельского хозяйства с 2009 по 2016 год валовые объемы производства молока продолжали снижаться, и только с 2017 года наметился определенный рост, прежде всего за счет увеличения объемов производства молока в КФХ и сельхозорганизациях.

Одновременно со снижением валового объема производства снижались и целевые показатели Госпрограмм по молоку, что свидетельствует о понимании федеральными органами управления АПК проблем и объективных ограничений развития отрасли (рис.).

Рис. Достижение целевых показателей Госпрограмм развития сельского хозяйства по производству молока, млн. т 

По оценкам министра сельского хозяйства России, сделанным в 2018 г., отрасль выйдет на целевой показатель самообеспеченности молоком в течение ближайших шести-восьми лет и в дальнейшем будет динамично наращивать экспорт. 

Минэкономразвития РФ не прогнозирует сроки достижения показателей Доктрины продовольственной безопасности, ограничиваясь прогнозом валового объема производства молока. В «Прогнозе социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2024 года» (публикация в 2019 г.)  ведомство к 2024 г. ожидает рост объемов производства молока на 9,7% (прогноз среднегодовые темпы роста от 1,4 до 1,7%), т.е. до 33,6 млн. тонн. При этом прогнозные темпы роста были повышены по сравнению с предыдущим аналогичным прогнозом, но до 2036 г. (публикация в 2018 г.), в котором планировался рост в 12,6% за 2018-2036 гг. или в среднем на 0,6%-0,7% в год. 

По оценкам экспертов IFCN (International Farm Comparison Network, международная аналитическая организация, специализирующаяся на анализе мирового молочного рынка) Россия достигнет показателя 90% самообеспеченности молоком в 2028 году. 

Эксперты  GIRA (консалтинговая компания, специализирующаяся на агропродовольственных рынках Европы и мира в целом) более оптимистично оценивают динамику роста объемов производства молока в России – плюс 2,9 млн. тонн к 2023 г. относительно 2018 г. или в среднем прирост по 580 тыс. тонн ежегодно. 

Самые пессимистичные оценки динамики производства молока в России сформулированы экспертами ВШЭ в подготовленном в 2017 г. «Прогнозе научно-технологического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года». Рост производства молока в РФ до 2030 года не только не прогнозируется, но предполагается незначительное среднегодовое снижение с 2020 по 2030 годы – на 0,3%. Эти показатели одинаковы по двум сценариям научно-технологического развития   отрасли: «локальный рост» и «глобальный прорыв». 

Для прогнозирования объемов производства молока необходимо учитывать различия в динамике и темпах роста по категориям хозяйств. Так, в среднем в 2013-2018 гг. ежегодно хозяйства населения снижали объемы производства на 3,3% , в то время как К(Ф)Х и сельскохозяйственные организации наращивали на 7,0% и  на 3,0% соответственно. 

Высокие темпы роста производства молока в сельхозорганизациях в 2017-2019 гг. были связанны с вводом крупных молочных комплексов, построенных в т.ч. с господдержкой в форме КАПЕКСов. Однако такие формы господдержки инвестиционного процесса, как КАПЕКСы и льготные кредиты, мало доступны для средних по объемам производства молока сельхозпредприятий и К(Ф)Х, составляющих основу отрасли. 

Риски снижения объемов производства молока у средних по размерам производства сельхозорганизаций, не сумевших воспользоваться действующими формами государственной поддержки инвестиционного развития отрасли выросли. У части крупных производителей, сумевших воспользоваться государственной поддержкой, нарастают проблемы, связанные со снижением эффекта масштаба, ростом проблем в управлении, нарастанием финансовых рисков, связанных с высокой волатильностью цен на мировом рынке молока и молочных продуктов, с наметившимся трендом в последние пять лет на снижение средних цен на молоко на глобальном рынке. 

Так, например, глава компании Штефан Дюрр, подводя итоги 2019 года  отмечал: «В 2018 году группа запустила восемь молочных комплексов, в 2019-м — шесть, еще 11 строятся. Мы достроим их в течение 2019 года, а с новыми возьмем паузу на год. Слишком быстро расти тоже не всегда хорошо». Среди причин приостановки инвестиций в производство сырья Штефан Дюрр назвал необходимость «серьезной работы команды» в рамках текущих проектов, повышения эффективности ферм в отдаленных регионах, намерение направлять оборотные средства в первую очередь на развитие переработки для снижения рисков при падении рынка. По словам Штефана Дюрра: «Сейчас мы уверенно чувствуем себя в плане задолженности, мы с запасом обеспечены активами, но оборотные средства постоянно нужны большие, а банки тоже смотрят на уровень закредитованности». [DairyNews.ru https://www.dairynews.ru/news/nigde-v-mire-ne-bylo-takogo-rosta.html?sphrase_id=6497898].

Велика вероятность, что через 2-3 года импульс роста объемов производства молока за счет ввода мега-ферм и другими крупнейшими инвесторами будет сходить на нет. При этом из отрасли начнут выходить средние производители, не получившие возможности осуществить комплексную техмодернизацию и выйти на конкурентоспособный уровень по ресурсоемкости производства, производительности труда и качеству продукции. По нашим прогнозам с 2022 г. темпы роста производства молока в категории сельхозорганизаций снизятся до 2% в год. 

Вторая составляющая при определении показателя «удельный вес молока и молокопродуктов в общем объеме ресурсов внутреннего рынка России» - это потребление. 

По нашему прогнозу пороговые значения, заданные Доктриной продовольственной безопасности, по молоку  будут достигнуты: в случае стагнации потребления – в 2027 г., в случае восстановления потребления до уровня 2013 года – в 2033 г.

В целом на динамику объемов производства молока, как на ключевую составляющую достижения целевого показателя Доктрины продовольственной безопасности, одновременно и разнонаправленно влияют отдельные аспекты основных групп факторов – рынок продукции, сырья, технологий и господдержка (табл. 1).

Таблица. Факторы, поддерживающие и ограничивающие рост объемов производства молока в России

Группы факторов

Факторы поддерживающие

Факторы ограничивающие

Рынок продукции

Урбанизация, рост населения и потребления в мире.

Потенциально в России – рост доходов и потребления.

Рост глобальной конкуренции и доли молока, перерабатываемого в биржевые продукты. Рост потребления товаров-субститутов из растительного сырья. Фальсификат.

Рынок сырья

Низкие, относительно основных мировых конкурентов, цены на топливо, энергию, минеральные удобрения, оплату труда

Рост конкуренции: за концентрированные корма с птицеводством и свиноводством; за сельхозугодья – с товарными культурами растениеводства. На фоне экспортной ориентации рост стоимости зерна и белковых компонентов кормов.

Рынок технологий

Ресурсо- и трудосберегающие технологии производства и управления, роботизация и цифровизация отрасли, повышение производительности до уровня передовых индустриальных отраслей и ведущих мировых конкурентов

Зависимость от импорта по ключевому технологическому оборудованию, рост затрат после девальвации рубля. Отставание системы подготовки кадров от внедряемых на практике технологий.

Господдержка

Приоритет господдержки, важный фактор социального развития села.

Несовершенство форм поддержки инвестиционного процесса, игнорирование региональных отраслевых особенностей.



Увеличение объемов производства молока в России поддерживают:

1. Мировой растущий рынок молока. Объективные предпосылки роста рынка молока в мире: урбанизация, рост населения в целом, рост доли населения, увеличивающего  долю животных продуктов в рационе. В России – дополнительно: реализация мер по очистке рынка от фальсификата (ЭВС, цифровая маркировка), потенциал постепенного восстановления реальных доходов, рост численности детей – одних из основных целевых потребителей.  Численность детей в возрасте от 0 до 14 лет в 2013-2018 гг. увеличилась на 3,1 млн. чел. или 12%. 

Реакция основных мировых производителей молока выражается в общем росте объемов производства. В странах,  вышедших на высокий уровень продуктивности наметилась тенденция к росту поголовья.  

2. Рынок технологий для молочного животноводства динамично развивается, внедряются ресурсо- и трудосберегающие технологии: автоматизированные и роботизированные технологии доения, кормления, удаления навоза, освоение информационно-аналитических систем, цифровизация процесса управления стадом и хозяйством. Не отстают и технологии «воспроизводства»: продолжается динамичный рост генетического продуктивного потенциала стада, осваиваются геномные методы в племенной работе, расширяется применение сексированного семени и технологий эмбрионального размножения. 

Мировая отрасль выходит на этап развития по сценарию отраслей с убывающими издержками, когда рост объемов способствует снижению издержек, что отражается на уровне цен. Так с 2018 года установилась новая средняя мировая цена на молоко на уровне 35 долларов за 100 кг (средняя в 2006-2016 гг. - 40 долларов за 100 кг).

Есть потенциальная возможность и у российского молочного животноводства, активно осваивая инновационные технологии в кормопроизводстве и молочном животноводстве, обеспечить снижение трудо- и ресурсоемкости  более высокими темпами, чем рост стоимости ресурсов.

3. Приоритетная господдержка отрасли, а именно выделенная отдельной строкой в бюджете господдержка по направлению «субсидия на повышение продуктивности в молочном животноводстве», отдельная графа при распределении лимитов субсидий по льготным кредитам, сохранение молочного скотоводства в списке получателей компенсаций части прямых понесенных затрат на создание и (или) модернизацию объектов АПК. Кроме того, отрасли принадлежит ведущая роль в социальном развитии села, поэтому во многих регионах молочное животноводство рассматривается органами управления как структурообразующая отрасль. Регионы провозглашают амбициозные планы достижения уровня производства 1 млн. тонн молока (Республика Удмуртия, Московская, Кировская области и ряд других), планируя  в течение 5-7 лет увеличить производство молока на 30-40%, отдельные – например, Татарстан, достичь уровня 2 млн. тонн.

В тоже время отдельные аспекты в тех же группах факторов сдерживают рост объемов производства молока в России.

А. Рынок молока и молочных продуктов:

I) Усиление глобальной конкуренции, рост доли молока, перерабатываемого в биржевые виды продукции – масло сливочное, сухое цельное и обезжиренное молоко, сыры. Как следствие – давление на цену сырого молока, приближение российской цены к мировой, что скажется на инвестиционном потенциале отрасли в России. Так,  в среднем за 3 кв. 2019 г. российские цены на молоко были выше мировой на 10%. 

II) Конкуренция с товарами субститутами по двум направлениям.

Первое – агрессивное продвижение растительных заменителей животных продуктов (овсяное, соевое, рисовое  молоко и т.п.) для потребителей с высоким уровнем дохода, потребляющих объем молочных продуктов на душу населения значительно выше среднего значения.

Второе – осознанное увеличение потребления населением с низкими доходами более дешевой продукции: постепенный переход со сливочного масла на маргарин и растительное масло, замена в потреблении молочного белка на почти в  два раза более дешевый белок мяса птицы, увеличение объемов потребления молокосодержащих продуктов с большой долей наполнителей растительного происхождения.  

III) Наличие на российском рынке, несмотря на принимаемые меры, значительной доли фальсифицированной продукции, широкое использование недобросовестными производителями  заменителей молочного жира и белка, как продуктами растительного происхождения (пальмовое масло, соевый белок и т.п.), так в последнее время и дешевыми жирами животного происхождения (внутренний жир), трудно определяемый лабораторными методами.

В. Рынок ресурсов. 

I) Усиление конкуренции за корма с другими отраслями животноводства, прежде всего, с бройлерным и яичным птицеводством, свиноводством, что способствует росту стоимости концентрированных кормов на рынке более высокими темпами, чем уровень инфляции и темпы роста стоимости продукции животноводства. 

II) Усиление экспортной направленности сельского хозяйства приводит к росту стоимости зерна и белковых компонентов комбикормов (шрота и жмыха) на внутреннем рынке. Кроме того, усиление конкуренции за сельскохозяйственные угодья  между отраслями растениеводства, в т.ч. между кормопроизводством и производством товарных культур, прежде всего с видами культур, значительная часть которых экспортируется, ведет к росту реальных издержек при производстве объемистых кормов.

С. Технологии:  

I) Большинство видов  техники и оборудования для кормопроизводства и молочного животноводства импортные, что  в результате ослабления курса рубля по отношению к мировым валютам в 2014 году существенно увеличило издержки хозяйств на закупку высокопроизводительной техники и оборудования с высокой инновационной составляющей. Выросли риски поставок импортных запчастей и расходуемых материалов, увеличилась  стоимость техобслуживания и т.п. Эти же факторы влияют на рынок племенного материала. 

II) Ограниченные возможности  системы подготовки и переподготовки аграрных кадров обучать специалистов  на базе современных технологий «завтрашнего дня» приводят к дефициту специалистов уровня, необходимого для эффективного освоения инновационных технологий, создают дополнительные риски для расширенного воспроизводства стада при повышении  уровня интенсивности производства молока, риски сокращения поголовья, увеличения потребности в закупке племенного скота за рубежом.  

D. Несовершенство форм господдержки молочного животноводства, их несоответствие региональным отраслевым особенностям.

Льготные кредиты и КАПЭКСы в большей степени доступны для крупных производителей индустриальных отраслей сельскохозяйственного производства – птицеводство, свиноводство, овощеводство закрытого грунта, а также крупнейших «избранных» проектов в молочном животноводстве, со значительным поголовьем от 1500-5000 тыс. коров. 

В 2018 г. было введено 164 новых объекта в молочном скотоводстве, объем производства молока, полученный за счет ввода новых объектов, составил  290 тыс. тонн (0,9% к валовому производству молока). Используя эту пропорцию, можно предположить, что на 61 проекте, отобранном к финансированию в 2018 г. по КАПЭКСам, было произведено  106 тыс. тонн или 0,3% к объему производства молока в 2018 г. Эти темпы недостаточны для компенсации снижения производства молока в хозяйствах населения (-220,5 тыс. т).

Молочное скотоводство конкурирует за средства поддержки с другими более индустриальными отраслями АПК. В структуре субсидий по льготным инвестиционным кредитам доля молочного скотоводства в 2018 г. составила 21% (в 2017 г – 17%, в 2019 г. – 18%, в плане на 2020 г. – 10%). Из них на строительство, реконструкцию и модернизацию молочных ферм приходится только 40%, т.е. всего 8% от общей суммы на льготное инвестиционное кредитование. 

Поэтому, несмотря на значительные объемы финансирования по льготным кредитам и КАПЕКСам, ограниченное количество реализуемых проектов в молочном животноводстве не способно в короткие сроки значительно увеличить объемы производства, восполнить объем производства «выходящих» из отрасли предприятий-аутсайдеров и обеспечить рост отраслевого предложения. 

Действующие формы федеральной поддержки, в отличие от региональной, носят преимущественно непрямой характер для сельхозпроизводителей, т.е. компенсируют недополученные доходы финансовых институтов (лизинговых компаний, отобранных банков) и производителей техники. 

Во многих регионах новые инструменты поддержки инвестиций в АПК (КАПЕКСы, льготные кредиты) оказались малодоступны для сельхозпроизводителей. Так, например, в Ленинградской области, являющейся одним из лидеров по уровню интенсивности сельскохозяйственного производства, в 2018 г. было одобрено к финансированию только 3 льготных инвестиционных кредита и 6 льготных кредитов на приобретение техники.  На 15 ноября 2019 г. в регионе картина аналогичная: 3 инвестиционных кредита и 8 – на технику. По КАПЕКСам одобрено 2 проекта в молочном скотоводстве и 2 в овощеводстве. 

В тоже время региональные субсидии на приобретение техники, обеспечивают реализацию выбранной модели частичной модернизации производства и поэтапного ввода новых мощностей широким кругом сельскохозяйственных производителей. На примере производителей молока в Ленинградской области, данной формой поддержки смогли воспользоваться 88% участников  отрасли, при этом 29 из 85 хозяйств молочного направления, т.е. 34%, получили субсидии на технику и не получали в течение последних 10 лет субсидии по кредитам. Однократно или двукратно воспользовались этой формой поддержки 22% предприятий, что свидетельствует о низких административных и финансовых «барьерах входа» и широких возможностях воспользоваться данным видом поддержки. В то время как, из 60 получателей субсидий по инвестиционным кредитам в молочном животноводстве в 2014 - 2016 г. всего только 5 заключили новые инвестиционные кредиты.


Суровцев В.Н., Никулина Ю.Н., Паюрова Е.Н.

С  полным текстом статьи  Суровцев В. , Никулина Ю., Паюрова Е. «Достижение пороговых показателей Доктрины продовольственной безопасности по молоку: прогноз, факторы и риски» можно ознакомиться в журнале «АПК: экономика, управление», №12, 2019 г.  с. 38-50


Владимир Николаевич Суровцев, к.э.н., ВРИО директора 

ФГБНУ «Северо-Западный НИИ экономики и организации сельского хозяйства»

196608, Санкт-Петербург – Пушкин, шоссе Подбельского, 7

(812) 470 – 43 – 74 

vnsurovtsev@gmail.com


Юлия Николаевна Никулина, к.э.н., н.с.

Институт аграрных исследований НИУ «Высшая школа экономики»

101000, г. Москва, ул. Мясницкая, д.20 

(495) 772 95 90

ynikulina@hse.ru


Елена Николаевна Паюрова, к.э.н., н.с.

ФГБНУ «Северо-Западный НИИ экономики и организации сельского хозяйства»

196608, Санкт-Петербург – Пушкин, шоссе Подбельского, 7

(812) 470 – 43 – 74 

chasticova_lena@mail.ru

Мнение редакции может не совпадать с мнением автора

23.09.2020

О чем молчит маркировка?

По данным оператора ЦРПТ - 6088 компаний зарегистрировалось в пилотном эксперименте по внедрению системы маркировки “Честный знак" в молочной отрасли. Подавляющее число участников - предприятия торговли. Пилот продлится до конца 2020 года, а уже 20 января 2021 года маркировку предполагается сделать обязательной для ряда категорий. The DairyNews поговорило с участниками эксперимента и теми, кто только задумывается в него войти и выяснило текущую ситуацию.
Бакчарский фермер, СППК
Адрес:  Томская обл., Бакчарский район, д. Вавиловка, ул. Пролетарская, д. 7 
 
Ремесленная сыродельня "СырогонЪ"
Адрес:  Владимирская область, Петушинский район, г. Петушки 
 
Маташков В.А. ИП
Адрес:  Кемеровская область, г. Кемерово, ул. Сибиряков-Гвардейцев, 308 
 
Колхоз им. Куйбышева (Башкирия)
Адрес:  Башкортостан респ., Илишевский район, с. Нижнечерекулево, ул. Советская, д. 28