Чтобы прибрать к рукам саратовский совхоз, новый директор выпустил поддельные акции?

Источник: kp.ru
Убитые дороги, спортзал, зияющий пустыми глазницами разбитых окон, и заросшая чертополохом пашня - так теперь выглядит некогда процветавший совхоз «Новый».
От нескольких сотен работников остался всего десяток - те, кто считают месяцы до пенсии. Остальные каждое утро отправляются на соседнюю оптовую базу. Женщины - продавцами, мужчины - водителями и грузчиками. Те, кто помоложе, сбегают еще дальше - за полтора десятка километров, в Энгельс.

Контрольный пакет

- Это все новый директор ЗАО Виктор Дробязкин виноват! - негодует бывшая бухгалтер «Нового» Наталья Жумангазиева. - Раньше мы были совхозом, потом, когда провели акционирование, стали закрытым акционерным обществом. Я лично это проводила, поэтому знаю все тонкости. У нас изначально было 28 тысяч 800 акций на всех. А потом новый директор без нашего ведома напечатал еще 83 тысячи. Провел фиктивное собрание акционеров, подделал подписи и новые акции распределил между своими друзьями. Большинство людей остались не у дел.

По словам местных жителей, с этого момента и начались их беды. Дробязкин начал активно распродавать имущество ЗАО. Сначала орошаемые поля лишились самого главного - орошения. Ушли в металлолом поливальные машины и трубы, по которым подавалась вода.

Потом руководство убрало «за ненадобностью» отапливаемые газом теплицы.

- В единственном на всю округу спортзале Дробязкин хранил капусту. От этого полы сгнили напрочь! Раньше у нас тут соревнования проходили, а теперь подростки по лавочкам, как грачи, сидят, - чуть не плачет еще одна местная жительница Зинаида Лохматова. - А спортзал, вот он, рассыпается на глазах. Половину окон выбили, вторую забили фанерой.

Еще одним «лишним» грузом вдруг оказалась поселковая амбулатория. Здание в 370 квадратных метров продали неизвестному частнику всего за 100 тысяч рублей.

- Он вот только-только отопление включил. До этого врачи и пациенты замерзали в кабинетах, - вздыхает Жумангазиева. - А вдруг у частника планы поменяются и он медиков выселит? Тогда хоть ложись посреди улицы и помирай!

Лишился «Новый» и двух лагерей - «Спутник» и «Ровесник». Домики и административные здания просто рассыпались от старости, никому не нужные. На доме колхозника - амбарные замки и молодая поросль.

- Смотрите, какой добротный, еще держится. Раньше здесь все было - и бани, и сауны, и комнаты отдыха. Доярки попарятся, было, а потом сидят довольные, чаевничают, - вспоминают старожилы, - и танцы, танцы были...

Последним ушел с молотка животноводческий комплекс. Ощетинились бетонными ребрами развалившиеся и заросшие бурьяном телятники. Теперь Зорьки и Буренки не местные, а частные. А сено таскают приезжие таджики.

- Мы уже который год бьемся с новым руководством. Он делает, что хочет. Так как контрольный пакет акций теперь у небольшой кучки людей, то там, за одним столом все и решается. Мы решать ничего не можем, по своим акциям от этой распродажи никаких дивидендов не получаем, - негодуют сельчане. - Писали в прокуратуру, а те лишь разводят руками. Мол, вы общество-то закрытое, а значит, сторонние органы вмешиваться в вашу работу не имеют права.

«Решал и буду решать! Я – директор!»

Что ж за монстр такой поселился в кресле директора «Нового»? Неужели один человек может намеренно разваливать процветающую организацию? В поисках ответов на эти вопросы застываем под дверью начальственного кабинета. Дверь закрыта и на стук никто не реагирует. Лишь в соседнем кабинете кого-то раскатисто отчитывают. Через пару минут на пороге появляется внушительных габаритов мужчина.

- Вам кого? Директора? Нет его, обедать ушел! Пресса? А зачем он вам? - засыпает он вопросами.

- Статью готовим. А вы, простите, кто?

Ну ладно, я Дробязкин, - раскрывает карты директор и наконец все-таки соглашается пообщаться. - Да, акции действительно были. Я увеличил их количество с одной-единственной целью - упростить работу ЗАО. Так ведь, чтобы что-то решить, нужно всех акционеров собирать. А у нас даже подходящего помещения нет. Да и пока всех соберешь, поседеешь. А тут акции купили те люди, которым этим действительно интересно заниматься. Это небольшой круг людей, теперь все решения принимаются просто и быстро.

Объяснил Дробязкин и причину тотальной распродажи. Мол, не такой уж и прибыльный был совхоз. Поливальные машины продал из экономии - с насосной станции кто-то срезал кабель, а значит, и качать воду для полива не получится. Больницу с молотка? Так сейчас даже государство избавляется от имущества - отдает его в частные руки. Зачем продали животноводческий комплекс? Делаем ставку на овощеводство, а коровы с телятами - лишний балласт.

- Мне тут в укор ставят, что я это все один решаю. Так решал и буду решать! Вот мой трудовой договор, я как директор ЗАО имею на это право, - выуживает огромными пальцами из стопки папок одинокий листок Виктор Петрович. - У нас все хорошо. А протесты эти единичные. Просто меня бывшая сотрудница невзлюбила за то, что я ее уволил. Овощеводство процветает. Вот благодарственные письма, а вот про меня в книге «Трудовая слава России» написали. Выращиваем капусту, свеклу, морковь. Видели стенд внизу? Вот это все про нас.

На стенде на первом этаже действительно все хорошо. Новый трактор, стройные ряды капустного поля, а во главе всего это - несколько акционеров и директор.

- Эх, вот раньше у нас такая капуста росла. А сейчас - непонятно что, - глядя на красивую картинку, вздыхает старичок с палочкой, зашедший за квитком на квартплату. - И работать некому.

На доске объявлений висит красноречивое свидетельство его слов: «Срочно ищем работников на уборку свеклы. Зарплата - ежедневно».

КОММЕНТАРИЙ АДМИНИСТРАЦИИ

Дмитрий ЛОБАНОВ, глава Энгельсского муниципального района:

- Мы рассмотрели коллективное обращение. По существу вопросов могу разъяснить следующее. "Новое" является закрытым акционерным обществом. Это коммерческая организация, деятельность которой регламентируется Федеральным законом "Об акционерных обществах". В нем четко обозначен порядок работы, вопросы избрания директоров и распределения акций. Следовательно, органы местного самоуправления, то есть мы, не вправе вмешиваться в деятельность закрытых акционерных обществ.

КОМПЕТЕНТНО

Максим КАШЕН-БАЖЕНОВ, заместитель прокурора Энгельса

- Мы рассмотрели обращение о неправомерных действиях Дробязкина и провели по данному факту проверку. Все факты продажи абсолютно законны. Здание амбулатории продано за 100 тысяч ООО «Септа». Сумма сделки определена по соглашению сторон и была выше балансовой стоимости здания. Данная сделка не является крупной, поскольку ее стоимость составляла менее 25% от размера чистых активов общества на момент ее совершения. На тот момент он составлял 32 миллиона 42 тысячи рублей.
Здание спортзала тоже находится в собственности ЗАО «Новый». Следовательно, Дробязкин, в соответствии со своими полномочиями и Уставом общества, имел право совершать сделки и распоряжаться имуществом.

Вопрос законности дополнительных акций рассматривал Арбитражный суд, который отказал акционерам в удовлетворении требований.
04.05.2021
Новый год, 23 февраля, 8 марта – праздники никогда не были помехой потреблению молока. Наоборот, в такие дни спрос на молочные продукты обычно увеличивается.
Читать полностью
Календарь