08.08.2019
Источник: chel.kp.ru
Регион: Россия
Просмотров: 568

За прошедшие пять лет Россия увеличила выпуск сельскохозяйственной продукции (см. таблицу). Соответственно меньше еды стали импортировать из-за рубежа - по данным Минсельхоза, на 31,2%. По некоторым позициям - например, зерну, мясу, сахару, картофелю - российские производители практически полностью закрывают внутренний рынок (более 90%). Напомним, пять лет назад Россия ввела ограничения на ввоз из стран Евросоюза, США, Канады, Австралии и Норвегии мясной продукции, сыров (например, знаменитого пармезана) и молочки, овощей, фруктов и орехов, рыбопродуктов.

А на днях эксперты Международного валютного фонда взялись выяснить, какой эффект западные санкции (в ответ на которые мы и ввели продуктовое эмбарго) оказали на нашу страну.

Оказалось, что не так страшен черт - всего 0,2% от ВВП России. Правда, это не разовый эффект, а ежегодный.

- Нужно понимать, что эффект от введенных санкций был наиболее сильным в 2014 и 2015 годах, тогда, я бы сказал, речь шла о 0,4 - 0,5% от ВВП, - прокомментировал «Комсомольской правде» экономист Олег Вьюгин. - Но потом он стал ослабевать. То есть сейчас влияние санкций на экономику России минимальное. Мы к ним приспособились, хоть и с потерями.

Для сравнения, падение цен на нефть дает в разы больший эффект - 0,65% каждый год.

По данным МВФ, столько же, сколько санкции, от ВВП страны откусывает ее собственная денежно-кредитная политика. Правда, и тут видны уши Запада.

- Часто в ожидании новых санкций правительство стало проводить очень консервативную политику. Сверхдоходы от нефти не используются на развитие экономики, а откладываются, - объясняет Олег Вьюгин. - Здесь мы можем говорить о косвенном влиянии санкций. И отказаться от такой консервативной политики нельзя, потому что мы не знаем, что будет в будущем.

По данным Росстата, ВВП страны в 2018-м составил 103,6 триллиона рублей. Получается, что годовые потери от санкций - порядка 200 миллиардов рублей. Впрочем, есть и другие оценки. Минэкономразвития утверждало, что российские экспортеры потеряли из-за санкций шесть миллиардов долларов, то есть около 390 миллиардов рублей.

Вопрос дня:

А вы что лично для себя импортозаместили за эти годы?

Ольга Беклемищева, сопредседатель «Движения за права курильщиков»:

- Все табачные изделия уже производятся у нас. Ну нет лицензии на «Мальборо», и что? С сыром было напряженно - сейчас вижу достойные белорусские сыры. По бытовой технике Китай и Вьетнам все делает нормально. Лично я увлекаюсь кулинарией и ничего импортного давно не покупала. Хамон - скучная штука, и чего народ так страдает, соленая и невнятная.

Максим Черниговский, «Клуб профессионалов алкогольного рынка»:

- За последние пять лет бурное развитие винодельческой отрасли произошло. Коктебель, Массандра и тот же Инкерман. Они потеснили вина Франции и Италии. Производители Грузии за 5 лет совершили качественный скачок.

Валерий Катышев, мэр города Буй, Костромская область:

- Мы брали за пример пармезан и грюйер. Поскольку у нас спрос на сыр превышает предложение, то мы его недодерживаем. Пармезану полгода - пускаем его в продажу. Сети, которые у нас его покупают, все понимают - цена-то в три раза ниже оригинала. Я прежде покупал козьи сыры французские. Но мне уже попадались сыры, которые у наших лучше.

Леонид Холод, бывший замминистра сельского хозяйства:

- У меня на участке яблоки, огурцы с помидорами в теплице - сколько своих съел, столько импортных не купил. Европейскую колбасу, как и мясопродукты, с начала 1990-х не покупал.

Полина Кирова, глава аналитического агентства «Рыбсеть»:

- Я заместила слабосоленую красную рыбу. Раньше покупала норвежскую. Из деликатесов - устрицы, но не могу сказать, что ем их часто. Есть крымские и анапские. У нас начали в больших объемах выращивать мидии. Раньше по поставкам морепродуктов Норвегия была второй, сейчас - Чили. Сибас и дораду мы не ловили, а всегда покупали, но раньше у разных стран, а сейчас - у Турции. Краба особо не импортировали - остался мурманский и камчатский. И с минтаем та же история.

Максим Сурайкин, председатель партии «Коммунисты России»:

- У нас происходит продуктовая революция. Появляются крупные продуктовые комплексы - от производства зерна до свинокомплексов, автоматизированные фермы. В Калужской области полная автоматизация на ряде ферм, где по 500 - 700 коров обслуживает один оператор. С этими санкциями госдепа американцы сами не поняли, как укрепили нашу экономику и развили нашу сельхозотрасль.

02.11.2019

Майские грезы

Цель, заявленная в майском указе президента РФ Владимира Путина - увеличить экспорт продукции АПК к 2024 году до $45 млрд. разделила экспертов на два лагеря. Одни считают, что этот план, хоть и амбициозен, но вполне достижим, другие вовсе не верят в его выполнимость. Что точно можно сказать - у инициативы есть очень много "если", и большинство этих условностей может решить само государство - через поддержку экспорта АПК. Что думают участники рынка по поводу роста аграрных поставок за пределы страны - в материале корреспондента The DairyNews.
Шмель, СПСК
Адрес:  Ульяновская обл., Инзенский район, г. Инза, ул. Сойгина, д. 5 
 
Инзамолпром, СССПК
Адрес:  Ульяновская обл., Инзенский район, г. Инза, ул. Фрунзе, д. 2Ф 
 
Пахарь, ТОО КХ
Адрес:  Павлодарская обл., Железинский р-н, с.Алаколь, ул.Ленина, д.б\н 
 
Заря, АО племзавод
Адрес:  Вологодская обл., Грязовецкий район, с/п Перцевское, д. Слобода