04.04.2014
Источник: kp.ru
Регион: Владимирская обл.
Бывший губернатор Пермского края Олег Чиркунов добыл денег в России, а теперь переехал на юг Франции навсегда, «там русских нет», радуется Чиркунов. Не мила ему страна, его обогатившая.

А британский буржуй Джон Кописки еще 20 лет назад сбежал от хваленой европейской цивилизации в «дикую» Россию. Выучил язык, обратился в православие, женился на россиянке и принялся фермерствовать.

Новая родина приняла Кописки холодно: англичанин считай что разорился, местные его недолюбливают, а он, чудак, все равно себя самым счастливым человеком считает. Почему наша страна британцу мила оказалась?

КАБАНА ГЛАДЯТ, ПОКА ОН СЫТ
Рослый старик с бородой Льва Толстого, в телогрейке и заляпанных грязью джинсах шлепает по своим владениям. С ним почтительно здороваются - хозяин!

Мы на окраине деревни Крутово, под Петушками Владимирской области. Здесь и «бросил кости» британец, повидавший весь мир.

Вот элитные кони. На них за деньги катают туристов. Проходим мимо чучел для Масленицы - еще с прошлого года стоят, рука не поднялась сжечь - попадаем в «зоопарк». Кописки выпускает гусей из вольера, и эти развеселые ребята начинают бегать по кругу, галдя, как школьники. А вот этого зверя лучше не выпускать! А он и не выйдет: черный кабан только что поел, Кописки гладит его по загривку, кабан урчит и ворочается, как котик.

Да что это за ферма такая! Сплошной аттракцион. Вот такое сейчас в России сельское хозяйство, разводит англичанин руками: реальное производство - себе в убыток, кормит только агротуризм.

ДЖОН НЕПОТОПЛЯЕМЫЙ
Вообще-то Джон планировал стать нормальным фермером. От тех мечт осталась готическая башня. До Джона тут был развалившийся колхоз, а в башне хранили силос. Англичанин ее перестроил в артефакт из фильма ужасов. Фасад отделал валунами, наверху устроил панорамный кабинет и хотел, сидя за стеклом, обозревать хозяйство и отдавать команды по мегафону дояркам и скотникам. Да только пришлось всю эту романтику побоку.

История Кописки доказывает, что вести нормальное сельское хозяйство в России невозможно. Будь Джон неудачником, который обивает кабинеты районных начальников и скулит, вымогая деньги, шантажируя, как водится, «угрозой социального взрыва», нечего о нем было бы и писать. Но Джон начал бизнес. Сделал. И все же проиграл обстоятельствам. Но даже в такой ситуации извернулся, туризмом занялся. Непотопляемый.

ВЕЛИКИ ПЕТУШКИ, А РАБОТАТЬ НЕКОМУ
Первое, что подрубило уроженца Альбиона, - кадры. Вроде бы рядом крупное поселение - Петушки.
- Там 15 тысяч человек, - объясняет Джон. - Из них треть пенсионеры, 5 тысяч каждый день садятся на электричку и едут на заработки в Москву, остальные - пьянь.

Ерофеевские персонажи обижали коров, валялись в навозе и устраивали демонстрации у офиса Джона:

- Деньги давай!

Именно поэтому молочную ферму, которая все-таки на время ввела Джона в число аграрных магнатов, пришлось строить от Петушков подальше, у села Рождество. И нанимать туда в том числе мигрантов. В 2007 году туда, поглазеть на англичанина, пожаловал министр сельского хозяйства Алексей Гордеев. И я вместе с ним. Гордеев поражался порядку и обещал всяческую помощь. На том любовь чиновников и закончилась.

ГОД БЕЗ СЛАДКОГО
Вторая подножка фермеру - от господдержки отлучили.

Крестьяне получают субсидию на оплату банковских кредитов. Но в этом году впервые субсидий не будет, «обрадовали» Джона, финансовый кран закрутили минимум до начала 2015 года.

Ну а что Джон? Нанял человека по имени Грант Зозулинский, который представился лучшим в стране специалистом по разделке мраморного мяса. Построил ему мини-завод, где из туш получаются стейки. Продают продукт дорогим ресторанам. Грант обнимает тушу, висящую на крюке, как любовник женский стан:

- Вот эта убита со стрессом, и посмотрите, какая разница в цвете мяса, сплошной адреналин!

Без стресса - это когда корове в мозжечок стреляют особым железным патроном. Адреналин не прыскает в кровь и не портит вкус, который так ценят гурманы, поклонники гуманной, экологической еды.

Без субсидии Джон, конечно, ни Зозулинского с его специальными, прецизионными ножами для разделки, ни мини-завода не окупит, но не сидеть же сложа руки.

ПРОЛЕТАЯ НАД ФИНАНСОВОЙ ЯМОЙ
Ну и последний «нож» - ВТО.  Как  Россия  летом 2012 года вошла в эту организацию, так дела покатились вниз, рассказывает Джон.
К тому же цены прут вверх - на горючее, электричество, воду... Правда, недавно выросли и оптовые цены на молоко, но чему тут радоваться? Аграриев прессуют, они коров порезали, стало мало молока, вот оно и подорожало. Однако, ребята, границы-то открыты, Вэ-Тэ-О! Так что хорошие цены на нашу продукцию ненадолго. Будете бразильское молоко пить, из порошка, да нахваливать. Пока что импорт сдерживается слабым рублем, объясняет Джон, дорого ввозить в страну сухое молоко. Но рынок привыкнет к этому курсу за несколько месяцев.

Джон все порывается продать молочную ферму в селе Рождество, только туризм себе оставить. Да не покупает никто.

ДВОРЯНСКОЕ ГНЕЗДО
Но в Англию он не вернется. И вообще порвана с Европой последняя связь, вилла в Испании продана. А из старой колхозной гостиницы Джон соорудил себе «дворянскую усадьбу». Пузатые колонны по вкусу XVIII века еще покрасить не успели, но внутри уже паркетные полы, антикварная мебель, замысловатые светильники в стиле арт-деко да картины мастеров соцреализма.
- Джон, что за чудачество? Зачем вам вилла в стиле «гос­под Головлевых»?

Англичанин сидит за массивным столом, напоминая одновременно Льва Толстого, академика Павлова и русского помещика позапрошлого века. Чтобы ответить на мой вопрос, Джон снимает круглые очки. Протирает. Он сейчас расскажет мне, что деньги вообще-то не главное и шла бы подальше Испания с ее солнцем и морем. Но я этого еще не знаю и готовлюсь выслушать очередной бизнес-план.
- Только Господь ведает, сколько мне осталось, - начинает он неспешно и говорит о детях, их у него пятеро.

Старшего уже к земле не приучить, «потерянное поколение», а тот, что помоложе, с радостью займет место отца. И вот ему - наследство, вот - поместье. «Поместье» - не только личный дом, еще и гостиница, за 3 тыс. руб. поселят и накормят. Правда, чтобы окупить стройку, нужно бы брать по 25 тыс. за ночь. Трудно, однако же, найти туриста на такой ценник! Так что «барская усадьба» не окупится никогда. Но Джон не видит катастрофы:

- Лишь бы постоянно шли живые деньги. Тогда выстоим.

СОЮЗ СТАЛИНИСТКИ И СОЦИАЛИСТА
Когда гулял по хозяйству, заметил плакат - речь тов. Сталина «О русском народе». Как-то стесняюсь спросить: мол, вы сталинист?
А на ужине все выяснилось. Классический английский ужин, подали рябчиков (знать бы еще, как их есть), и лишь речка Клязьма за окном возвращает в Россию.

- Да, я сталинистка, - просто сказала жена Джона Нина, перекрестив предварительно свою тарелку. - А чем вам не нравится речь Сталина у нас на плакате?

Я дипломатично произнес, что именно вот эта речь, пожалуй, что ничем. Тому, что крест и Сталин слились, как-то даже не удивился. Дальше за столом в воспоминания ударились, Нина все нахваливала советское прошлое. «Да, нам нужен Госплан», - поддакивал Джон, а потом подвел черту:

- СССР был великой страной.

ЭХ, НЕ ШВЕЙЦАРИЯ МЫ
Джон крестился в православие еще в 90-е. Еду свою он не крестит, а храмы строит: из окна поместья видна деревянная церковь. К ней дорога ведет по влажной пойме, весной грязь, но Джон туда провел мост, крытый, как в Швейцарии. Да вот незадача: Россия не Швейцария, местные упорно воровали провод, который шел по крыше моста, чтобы горели лампочки. Так и стоит мост темным. Воров ловили, стыдили, но деревенские сами не едины в оценке Кописки, так что пристыдить воришек полноценно не вышло.

- Завистников хоть отбавляй, - говорит селянка, сторонница Джона, орудуя ключами от храма, тугой замок не сразу поддается. - Многие говорят, чего он приехал? Пусть уматывает.

С АНГЛИЕЙ НЕ СРАВНИТЬ
А в деревне Крутово тем временем такие дела. Местная власть построила Дом культуры, да такой смешной - как замок мексиканского наркобарона. Внутри пусто и бестолково. Джон же прикупил здание школы начала ХХ века. И устроил там хостел для школьников. Верховая езда, рыбалка, археология, православное просвещение и уроки английского от самого Джона. Летом хостел уже принял ребят. Затея пока убыточная. Зачем?

- Проблема России вот в чем, - говорит Джон. - Все уверены, что будет плохо. Никто не верит в будущее. Но с таким негативом в голове не вырулишь. Ну а как сделать, чтобы поверили? Вот так, как я делаю, детей приглашаю. Им тут весело. Они видят не грязь мегаполиса, а красивых животных.

Джон показывает мне школьную коллекцию минералов, химпрепараты:
- Какой высокий был уровень образования в СССР! Сравнить ли с Англией!

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Джон КОПИСКИ родился в Лондоне, в 23 года покинул страну. Работал представителем компании Coutinho Caro&Co (торговля сталью) в Пакистане, Бангладеш, ЮАР. Затем - директор угольной компании Balli Trading London. В 1992 году перебирается в Россию, открывает компанию «Мичуринск­уголь», торгует на бирже, женится, принимает православие. В 1999 году уходит в аграрный бизнес. Его молочная ферма «Рождество» девять лет была лидером во Владимирской области.

ОФИЦИАЛЬНО
Директор департамента животноводства Минсельхоза Владимир ЛАБИНОВ:
Деньги для села есть.

Мы спросили в Минсельхозе, куда делись субсидии в этом году и почему Джон не может получить помощь, выращивая своих бычков. Вот что нам ответили:

- Я не могу подтвердить, что субсидий не будет до первого квартала 2015 года. К этому сроку Минсельхоз должен погасить все свои обязательства по поддержке инвестиционных кредитов. Возможно, успеем раньше. Деньги и на 2014-й, и на 2015 годы есть. Но мы их пока не выделяем. Причина - неудовлетворительное администрирование при отборе инвестиционных проектов во время работы предыдущей команды Минсельхоза. Отбор проектов шел без учета возможностей федерального бюджета. Сейчас Минсельхоз провел ревизию проектов. И будем решать проблему.

Что касается субсидий на производство бычков на молочной ферме, то действительно поддержку по госпрограмме можно получить, только если речь идет о мясных породах скота. А для молочной фермы мясо - продукт побочный. В структуре выручки на долю молока приходится более 80%. Корова на ферме с вероятностью 50% принесет в приплоде бычка. Чтобы получить это «побочное мясо», не нужно прикладывать специальных усилий, поэтому субсидий и не дают.

КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА
«Для Джона деревня - лишь бизнес, ничего личного»

- Долг у молочного предприятия перед банками - вещь обычная, - комментирует председатель правления ассоциации «Союзмолоко» Андрей Даниленко. - В России все молочные предприятия закредитованы. У всех очень тяжелая экономика: расходы большие, а цена на молоко низкая (она поднялась лишь в последние полгода, и непонятно, надолго ли). Из-за этого многие предприятия закрываются. В результате в прошлом году производство молока упало на 10%. Более-менее выживают лишь те, у кого, помимо молока, есть производство свинины, птицы. Джон решил, что агротуризм, изготовление премиального сыра и мяса дадут ему больше, чем молоко. 

Джон - не представитель старой фермерской династии, для него работа на земле - это просто бизнес, ничего личного. На днях он написал заявление с просьбой вывести его из правления «Союзмолока» - в связи с возрастом и большой занятостью.

13.12.2018

Цена молоку

Цена на сырое молоко в РФ практически отыграла падение начала 2018 года, аграрный сектор надеется на дальнейший рост, но не ожидает значительных скачков вверх. Подробнее - в материале The DairyNews.
06.12.2018 21:34:45

про ацидоз про ножи

0 88 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп.