Александр Фурманюк: От дистрибуции стройматериалов – к молочному животноводству

Источник: The DairyNews
Заместитель генерального директора ООО «Приокское мясо» дал интервью корреспонденту The DairyNews в ходе Силосного тура, организованного компанией Лимагрен в Казани. Представитель предприятия рассказал, как было принято решение заниматься молочный бизнесом, с какими трудностями пришлось столкнуться на начальном этапе, а также поделился успехами и планами по развитию.

Александр, Вы рассказывали, что совсем недавно начали заниматься молочным бизнесом?

— Как и сельским хозяйством вообще.

Расскажите, как Вы пришли в сельское хозяйство, чем занимались до этого? И насколько сложным было это начинание?

— Любое начинание – это непросто. Мы Николаем Морозовым (генеральным директором ООО «Приокское мясо») занимались торговлей. Это была дистрибьюторская компания, крупнейшая в России, по напольным покрытиям и другим строительным материалам, 18 филиалов. Но бизнес дистрибьютора недолог, компании вертикально интегрируются и независимых дистрибьюторов остается все меньше и меньше. Поэтому рано или поздно нужно было из этого бизнеса уходить – мы ушли достаточно успешно.

После этого инвесторы предложили обратить внимание на совершенно другую сферу – сельское хозяйство. Была земля в Рязанской области, мы смотрели, что с этим можно сделать. Три года мы уже в сельском хозяйстве, нарабатываем компетенции, набиваем шишки. С другой стороны, нам уже есть чем похвастаться, есть некоторые победы: мы научились делать хорошие корма, завезли животных, обеспечили их сохранность, здоровье, сейчас постепенно увеличиваем надои.



Вы занимаетесь больше мясным направлением или молочным?

— Молочным. Мы называемся «Приокское мясо», но это — цепь случайностей, вообще ориентируемся на молочное направление.

А какое поголовье на данный момент?

— Завезли в октябре прошлого года 760 нетелей из Германии, в этом году увеличиваем поголовье немного, докупаем скот. Думаю, 820-840 фуражных животных у нас будет в следующем году – это максимум, сколько вмещает наш корпус. Ну и дальше уже вместе со стройкой будет расти стадо.

Какой объем производства молока на данный момент?

— Продаем ежедневно 20-22 тонны молока высокого качества компании «Вимм-Билль-Данн».

В PepsiCo? У них наверняка довольно строгие требования к качеству сырья, почему решили работать именно с ними, насколько это сложно? Или качество молока такое, что проблем не возникало?

— Мы относимся к этому как к бизнесу, у нас нет никаких «влюбленностей». Просто был тендер по нашему предложению молока в прошлом году, когда мы выходили на первый коммерческий объем. Общались с разными игроками рынка, у нас было уникальное предложение. У нас 100% стада составляли первотелки, и мы ожидали, что получим молоко с хорошим показателем жирности, — что, в общем-то, и подтвердилось. «Вимм-Билль-Данн» на тот момент это было интереснее всего, они предложили самый интересный калькулятор и мы, с успехом для обеих сторон сотрудничаем эти два года. Сейчас стадо уже пойдет на вторую лактацию, думаю, будем уже эти договоренности пересматривать.

А показатели по молоку (жирность, белок) какие у вас на данный момент?

— На сегодняшний день 3,4 и 4,8%.

Поговорим об успехах и «шишках». Понимаю, что успех заключается, в том числе, в том, что вы не собираетесь останавливаться на достигнутом и планируете повышать поголовье, какие еще хорошие показатели вы бы отметили?

— Мы работаем над кредитованием со многими банками. Есть определенные кредитные модели, куда вносятся разные допущения и показатели. В том числе, к примеру, показатели сохранности стада. При закупе импортных животных банки допускают до 20% потерь во время первого отела. Но мы прошли год, и по прошествии этого времени (мы прошли первый отел, первые дойки, обживали корпус) смогли удержаться на уровне 5% потерь. Если говорить о молодняке, то на уровне 0,5% потерь. Это, в общем-то, была для нас первоочередная задача, так как мы понимали, что на старте нет никакого смысла гнаться за молоком, для нас был фокус на том, чтобы научиться правильно и грамотно содержать животных. Я думаю, мы сами себе 4 с большим плюсом можем поставить.

На какой породе КРС решили остановиться?

— Решили, все же, остановиться на голштинах, в силу их производительности. Закупка была организована по тендеру, мы рассматривали предложения разных компаний, даже разных филиалов в рамках одной и той же компании, так как предложения в зависимости от регионов различались. Решили остановиться на Германии, — у этого выбора, как мы сейчас понимаем, есть плюсы и минусы, но тем не менее мы живем с этим стадом и видим, что у него большие перспективы в будущем.

Если говорить о сложностях, которые возникали на начальном этапе, были ли трудности, которые хотелось бы выделить особо?

— Персонал! Конечно, это будет персонал. Непросто найти кого-то квалифицированного, особенно там, где не было животноводство, скажем так, исторически развито, — исторически не было и кадров. Любой профессионал – это целая проблема. Где его взять? За какие деньги? Где его поселить? И так далее.

Если говорить о производстве молока, в этом году многие хозяйства отмечают, что очень сильно падает рентабельность производства. В том числе из-за того, что дорожают корма, стройматериалы, удобрения и все остальное. Насколько ощутимо это отразилось на вашем предприятии?

— И при этом дорожает и молоко. Рынок так устроен, что сначала растет себестоимость и только потом растет цена. Но так или иначе, эта тенденция очевидна. Все дорожает, но дорожает и молоко. Рентабельность падает, но будем надеяться, что это кратковременный тренд, что рост себестоимости приостановится и цена на молоко в итоге этот рост компенсирует.

Что касается земли, какой земельный банк предприятия?

— У нас сейчас около 5000 га. Но нужно понимать, что все эти 5000 требуют поднятия. Ни одно поле не досталось нам в таком состоянии, чтобы мы вышли и сразу на него начали сеять. Мы начинали с корчевки, с самого начала. Поэтому на данный момент из 5000 мы ввели в оборот порядка 2500 га. Но мы постоянно ведем разработку новых участков.

По заготовке кормов: какие культуры сеете, насколько обеспечиваете себя кормовой базой?

— Мы себя обеспечиваем на 300%. Потому что изначально понимали: первое, что нужно будет животным, когда они приедут, — это корма. Поэтому первые годы мы концентрировались на создании кормового банка. Стройка затягивалась, переносились сроки завоза животных. Соответственно, корма лежали, так что и этот, и прошлый год мы активно корма продаем. Особенно учитывая особенности этого года, когда корма в дефиците, нам удается удачно продавать силос и сенаж. Думаю, мы научились грамотно их заготавливать.

Не выходит ли, что выгоднее продавать корма, чем заниматься молоком?

— Нет, из-за того, что мы вводим земли и поля требуют очень больших вложений, все это ложится на ближайшую себестоимость кормов, особенно первые два года. И корма у нас в себестоимости получаются довольно дорогими. Покупатели отмечают, что они высокого качества. Но цену, которую мы запрашиваем, они, в большинстве своем, заплатить не готовы. Поэтому на сегодня это не бизнес, для нас это больше оборот кормов, возможность реализовать запасы и освободить место под новые.

Говоря о реалиях этого года, во многих регионах был введен режим ЧС, так как погодные условия были очень непростыми. Что было в этом году у вас и как это повлияло на заготовку кормов?

— Все как у всех, у нас сложности были с урожайностью: все вызрело, вызрело лучшего качества, чем мы ожидали, но недостаток влаги на урожайности отразился. Мы собрали первый раз пшеницу — первого сорта, чего мы не ожидали, — собрали и сдали хлебопекарную рожь с числом падения выше 300. Но при этом собрали недостаток силоса. Для нас большой плюс, что, как я говорил ранее, у нас был банк заложенных кормов, но план пришлось пересмотреть. То, что планировали собрать на силос, собрали на зерно, а силос решили не заготавливать вообще, потому что есть старый, а значит, мы можем позволить себе несколько диверсифицироваться.

К вопросу о кормах и питании: какой рацион вы выбрали для своего предприятия?

— Скажем так: с увеличением надоев корове можно скормить много разных штук, которые могут влиять на продуктивность животного. Мы видим, что у коллег есть рационы и на 500 рублей, и выше 500 рублей в день на голову, но мы тут пока скромничаем. Я думаю, здесь для всех большой болью является рост цен на жмыхи и шрота, который был в этом году.

Говоря о кормовой базе, насколько изменилась цена?

Я думаю, тут у всех динамика схожа, потому что производителей не так много и цены очень скачут. Например, сделав аналитику по росту рапсового шрота в этом году мы увидели, что он наиболее волатилен, его цена менялась на 100%, если взять изначальную цену и смотреть, как она изменяется помесячно. Не скажу, что он и к сезону подошел с этим ростом, он упал, но такие вот флуктуации были.

Если говорить об оснащении молочной фермы, как доите, чем доите, какие используете мозги?

У нас контракт с компанией DeLaval, сейчас в нашем корпусе установлен малый доильный блок, этим пока ограничивается то число животных, которых мы доим. Ждем нового строительного сезона, чтобы установить, наконец, «карусель».

Как происходит контроль стада? Какие программы используете?

Все базовые, в основе контроля лежит система для управления фермой DairyComp.

Благодарим за то, что рассказали о предприятии, желаем новых достижений!



01.12.2021
1 декабря стартовал третий этап обязательной маркировки молочной продукции — на этот раз DataMatrix-коды должны будут наноситься на продукцию сроком годности до 40 дней. Ранее участники отрасли сообщали о проблемах с внедрением «Честного знака» на предприятиях: перебоях и отсрочках в поставке оборудования для маркировки, необходимости переделывать дизайн упаковок для нанесения кодов, нанимать дополнительный персонал и менять производственные процессы, а значит — нести дополнительные затраты. О том, легко ли отрасли дается третий этап — в горячей теме на The DairyNews.
Читать полностью
Календарь