11.12.2018
Источник: The DairyNews
Регион: Республика Адыгея


DN: Владимир Павлович, какие изменения грядут на рынке мягких сыров в связи с защитой товарного наименования адыгейского сыра по месту производства? 

ВС: С того момента, когда бренд зарегистрирован и прописано обязательное условие, производитель должен находиться исключительно на территории республики, производство адыгейского сыра за пределами Адыгеи становится невозможным. Раньше такая мера не носила обязательный характер. 

DN: Что отличает сыроделов из Адыгеи?

ВС: Производители, зарегистрированные в республике, дорожат своей репутацией, технологией и брендом. Адыгейский сыр производится с соблюдением старинных рецептов и с большой долей ручного труда. К сожалению, не все переработчики за пределами нашего региона, выпускающие продукцию под брендом «Сыр Адыгейский», производят его в соответствии с техническими и пищевыми регламентами, тем самым ухудшая качество

DN: Тем не менее – зачем понадобилось отстаивать привязку к территории?

ВС: Чтобы защитить наш бренд «Сыр Адыгейский» и зафиксировать территориальную принадлежность его производства была проведена большая работа. Ничего не мешает производителям из других регионов изготавливать продукт под другими наименованиями. Если вы побываете хотя бы на одном нашем заводе, то сможете увидеть, насколько бережно производители относятся к изготовлению сыра. На данный момент нам удалось отстоять бренд. Для развития одного из главных брендов республики, который известен на всю страну, создан союз производителей адыгейского сыра, в который входят все наши сырзаводы.Руководители и технологи - сегодня именно они являются экспертами по производству адыгейского сыра, который отвечает высоким стандартам качества.

DN: Как вы оцениваете динамику спроса? Не секрет, что адыгейский сыр любим потребителями, производится по несложной технологии по сравнению с другими продуктами той же категории и относится к скоропортящемся продуктам, то есть довезти его из Адыгеи станет на порядок сложнее.

ВС: Надо разделить понятия «срок», «качество» и «реализация». Да, это мягкий сыр, но при правильной упаковке и соблюдении правил хранения, а также транспортировки, сыр может храниться до 90 суток. Этого достаточно, чтобы реализовать продукт. Важно отметить, что твёрдые сыры, производимые под брендом «Адыгейский сыр», хранятся до 12 месяцев. В результате потребители получают широкую линейку продуктов, которая позволяет приобретать то, что им нравится. 

DN: Если адыгейский сыр будет производиться только в Адыгее, сможет ли Республика в масштабах страны обеспечить спрос на него?

ВС: Да, вполне.

DN: Как? Адыгея ведь – не самый молочный регион в стране.

ВС: На сегодня производство молока в Республике составляет порядка 110 тысяч тонн ежегодно, а наши переработчики, в свою очередь, перерабатывают около 500 тысяч тонн. У нас нет проблем с закупкой молока.

Нахождение двух субъектов, Адыгеи и Краснодарского края, в одной географической зоне и удобная транспортная логистика – все это позволяет нашим переработчикам докупать необходимый объем молока. Более того, мы пошли дальше, приобретаем молоко на сертифицированных фермах, тем самым обеспечивая высокое качество нашего сыра. 

Главой Республики Адыгея Муратом Кумпиловым на ближайшие пять лет поставлена задача максимально сосредоточить внимание на приоритетных проектах в сфере АПК, связанных с развитием молочного животноводства для увеличения объемов молока собственного производства.

DN: Есть ли шанс, что адыгейский сыр отправится на экспорт?

ВС: Сегодня производитель сыров побеждает в конкурентной борьбе только за счет качества и умения придать продукту товарный вид. Это современная упаковка, которая позволяет не только привлечь покупателя, но и увеличить сроки хранения. Сыр может быть представлен в нескольких вариантах: головка целиком или более мелкая фасовка. У нашего сыра много различных производных – сыр в виде косичек, соломки и сыр копчёный.Производителям удается достаточно успешно представлять этот продукт на российском рынке в большом ассортименте. Кроме того, в рамках федерального проекта, реализуемого Министерством сельского хозяйства Российской Федерации, мы готовы наращивать объемы экспорта адыгейского сыра. Уже сегодня ведём работу по выходу на рынки Германии и Чехии.

DN: Сейчас много говорят о том, что надо отслеживать процесс от поля до прилавка. Правительство выдвинуло ряд решений, среди которых есть решение об унификации: объединить «Меркурий», маркировку, все ключевые информационные системы Россельхознадзора, Роспотребнадзора, Минпромторга. Как вы думаете, что произойдет с рынком в таком случае?

ВС: Речь идёт о предложении Алексея Васильевича Гордеева. Он отметил, что нужно объединять платформу, и я полностью согласен с этим. Система «Меркурий» наконец-то дала возможность отследить весь процесс от производителя до покупателя на всех этапах производства продукта. Если говорить о сыре, то на сегодняшний день вся цепочка от производителя сырья до переработчика стала прозрачной. Но совершенству нет предела. Объединение в единую площадку должно сопровождаться созданием соответствующей программы, унификацией процессов, переходом с бумажных носителей на цифровые. То, что сегодня совершён переход на систему «Меркурий» – это серьезный прорыв именно в соблюдении контроля качества от «поля до прилавка».

DN: Владимир Павлович, как взаимодействуют в Адыгее разные формы хозяйства? 

ВС: Республика Адыгея давно выстроила баланс между крупными сельхозтоваропроизводителями и малыми формами хозяйствования с учетом малоконтурного земледелия. Поэтому мы можем говорить о большом количестве фермерских хозяйств: индивидуальных предпринимателей, которые занимаются растениеводством, садоводством, птицеводством, мясным и молочным животноводством. 

DN: Какую роль при этом играет господдержка?

ВС: Господдержка, безусловно, всегда играет важную роль. Программа поддержки фермеров активно функционирует с 2012 года. Эффективно работает механизм льготного кредитования, выделяются гранты на приобретение поголовья и материально-техническое обеспечение проектов. В число грантополучателей входят и начинающие фермеры и семейные животноводческие фермы, а также сельскохозяйственные кооперативы.

DN: Расскажите, пожалуйста, как конкретно реализуются механизмы господдержки в Адыгее?

ВС: В этом году в республике уже выделено 48 грантов для начинающих фермеров и 3 гранта для семейных животноводческих ферм. Спрос на грантовую поддержку очень высокий, в среднем по России составляет 1 грант на 4 желающих. Благодаря Министерству сельского хозяйства Российской Федерации эта поддержка будет продолжена. Помимо того, что данный вид поддержки малых форм хозяйствования работает в рамках «единой субсидии», финансирование дополнительно будет продолжено в федеральном проекте, который разработан Минсельхозом России. Сегодня эти правила направлены на согласование в регионы для предложений и рекомендаций. С 2019 по 2024 год в рамках нацпроекта мы уже будем получать дополнительные меры поддержки на малые формы хозяйствования: гранты и субсидии на кооперативы. Новые виды поддержки дадут дополнительный импульс для развития предпринимательства на селе.

DN: Почему так важно делать акцент на кооперативах?

ВС: Для малых форм хозяйствования вырастить продукцию различной направленности непросто, но еще сложнее реализовать ее в розничной сети. Для того, чтобы снизить издержки и создать конкурентоспособный продукт, его надо подготовить: калибровать, сортировать и упаковать. Ни один фермер, за исключением крупных, имеющих хорошую кредитную историю, оборудование, не сможет создать и выполнить эти условия, подписать соглашение с розничными сетями, тем более, с крупными ритейлерами. Только через кооператив мы сможем сформировать материально-техническую базу и объединить фермеров, чтобы в дальнейшем создать конкурентоспособный продукт, соответствующий требованиям, предъявляемым рынком. 

DN: Что при этом происходит с добавленной стоимостью?

ВС: К сожалению, добавленная стоимость формируется в переработке и сетях, но не у производителя (от 60 до 80%). Что остается производителю? Максимум 30 - 35%. Любой покупатель хочет видеть не просто продукт «с поля», а разнообразную фасовку, современную упаковку готового товара. Среди производителей существует большая конкуренция. Чтобы выжить в этой конкурентной среде, малым формам хозяйствования может помочь объединение в кооперативы. Таких примеров в России много: Липецкая и Тюменская области, Татарстан, в этих регионах успешно функционируют сельхозкооперативы.

DN: С чего все началось?

ВС: Первый «пилотный» кооператив мы создали в 2017 году. По существующим правилам, чтобы получать грантовую поддержку, кооперативы должны проработать не менее 12 месяцев. На комиссии мы рассматриваем их финансово-экономическую деятельность и комиссионно принимаем решение о выделении грантовой поддержки. Гранты сегодня играют роль драйвера в развитии малых форм хозяйствования. 

DN: В чем разница между субсидией и грантом?

ВС: Субсидия – это возмещение понесенных затрат, а грант – это финансовые средства, выделяемые на реализацию бизнес-плана фермера. Грант выдается на условиях софинансирования. Это серьёзная поддержка, предполагающая обязательное выполнение целевых индикаторов, сохранение рабочих мест на протяжении 5 лет. Рабочие места – это возможность трудоустроиться жителям села, отчисления в доходы бюджетов местных уровней: поселенческий, районный. Гранты просто так не раздаем, они в комплексе должны работать на развитие сельских территорий.

DN: Ранее Вы отвечали за это направление в Министерстве сельского хозяйства Российской Федерации. Почему приняли решение продолжать в Адыгее?

ВС: С 2016 по 2018 годы я работал директором Департамента Минсельхоза России, где курировал поддержку малых форм хозяйствования и устойчивое развитие сельских территорий. Неоднократно встречался с активом АПК республики и обсуждал насущные проблемы. После каждой поездки в регионы проводилась масштабная работа по совершенствованию правил выдачи грантовой поддержки, учитывая предложения, озвученные на местах. В этом направлении большая работа велась и с общественными объединениями, союзами и экспертным сообществом.
Теперь, в должности Министра сельского хозяйства Республики Адыгея, я постараюсь применить весь свой опыт и знания для решения практических задач по развитию АПК региона.

Ведь наша главная задача – поддержка сельхозпроизводителей и эффективное развитие сельского хозяйства!

DN: Спасибо за беседу!


Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

14.01.2019

Тендер на экспорт

В 2018 году Владимир Путин поставил перед аграрной отраслью амбициозную задачу – увеличить экспорт продукции более чем в 2 раза до $45 млрд к 2024 г. Для реализации цели Минсельхоз потратил около 100 млн. рублей на разработку концепций развития экспорта различных категорий продукции.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Прогресс, КФХ
Адрес:  Оренбургская обл, Александровский район, с. Ждановка, ул. Ленина, д. 5 
 
Исток, СПК
Адрес:  Коми респ, Корткеросский район, с. Большелуг, ул. Макарсиктская, д. 90 
 
Роса, ООО
Адрес:  Смоленская обл, г. Смоленск