Интервью с Дмитрием Харитоновым, д.т.н., директором ФГБНУ "ВНИМИ"

Интервью с Дмитрием Харитоновым, д.т.н., директором ФГБНУ "ВНИМИ"

DN: Дмитрий Владимирович, расскажите, почему именно Вас назначили руководителем Всероссийского научно-исследовательского института молочной промышленности? В каком году Вы возглавили институт?
Дмитрий Харитонов: Я возглавил институт полтора года назад, в августе 2013 г. Мое назначение произошло в связи с начавшейся реформой науки. Россельхозакадемия реализовывала программу омоложения кадров, поскольку со стороны государства были претензии относительно того, что наукой руководят люди пожилого возраста. Россельхозакадемия в последние месяцы своего существования любыми путями пыталась омолодить директорский корпус. Я был одним из претендентов на место директора ВНИМИ, меня поддержал коллектив и мою кандидатуру утвердили на  последнем  президиуме Россельхозакадемии.

DN: До назначения на пост директора Вы работали в этом же институте?

Дмитрий Харитонов: Да, я был заместителем директора, работал по направлению производства заквасок и бакконцентратов для молочной промышленности.

DN: С какими трудностями Вам пришлось столкнуться на посту директора института?

Дмитрий Харитонов: Главной проблемой стал переход в другое ведомство. Россельхозакадемия через два месяца после моего назначения фактически перестала существовать, и институт вошел во вновь созданное Федеральное агентство научных организаций (ФАНО).  Моя основная задача состояла в том, чтобы перестроить работу института под требования Федерального агентства.

DN: То есть сейчас институт соответствует новым требованиям?

Дмитрий Харитонов: Да, это совсем иное делопроизводство. Объем статистической, бухгалтерской информации вырос в четыре раза по сравнению с тем, что было в Россельхозакадемии.

DN: Как Вы оцениваете произошедшие изменения? Стал ли институт ближе к молочной промышленности?
Дмитрий Харитонов: Главная задача института - это научное обеспечение молочной отрасли. Степень востребованности института определяется теми услугами, которые институт оказывает промышленности: продажа технической документации, хоздоговоры. Внебюджетные средства института в 2014 г. возросли примерно на 8 млн. рублей по сравнению с 2013 г. Это говорит о том, что институт стал ближе к промышленности.

DN: На какие цели идут бюджетные средства института?

Дмитрий Харитонов: За счет бюджета финансируется исключительно фундаментальная наука. Наш институт проводит исследования по девяти темам и отчитывается по ним перед РАН и ФАНО. Прикладные исследования проводятся за счет внебюджетных источников: хоздоговоров, услуг предприятиям.

DN: Расскажите подробнее о девяти направлениях исследований института?

Дмитрий Харитонов: Это направления, связанные с работой отделов института: разработка новых методов контроля качества молочных продуктов,  новых видов моющих средств, новых видов упаковочных материалов и т.д. Эти исследования, выполняемые по заказу государства,  являются заделом на будущее по науке.

DN: Может быть, Вы расскажите о наиболее интересных результатах исследований?
Дмитрий Харитонов: Один из последних проектов института выполнялся в рамках федеральной целевой программы института по созданию серии низкоаллергенных продуктов. Данная технология была реализована на Воронежском молочном комбинате, и сейчас эти продукты выпускаются серийно. Это по-настоящему прорывное направление исследований, в мире мало подобных технологий.  Большое количество людей страдает из-за того, что аллергия не позволяет им потреблять молочные продукты.
Технологии ферментации и гидролиза белков, которые снижают аллергенность молочных продуктов, существуют, проблема состояла в том, чтобы получить такие продукты без снижения органолептических качеств. Как известно,  гидролиз белков в большинстве случает приводит к образованию  горьких пептидов и аминокислот  вкус. Мы разработали технологию, которая не ухудшает органолептические показатели молочных продуктов.

DN: Разработки низкоаллергенных продуктов связаны с лактозой?

Дмитрий Харитонов: В данном случае нет. В данном проекте речь идет о снижение аллергенности  белков  молока.

DN: Какие еще направления исследований в молочной отрасли считаются перспективными?

Дмитрий Харитонов: Прежде всего, стоит назвать исследования, связанные с увеличением сроков годности продуктов,  разработки новых видов упаковки, поскольку это является одним из основных требований рынка. Институт решает насущные проблемы отрасли.

На мой взгляд, прорывные технологии связаны с возвращением к нашим истокам. Прежде всего, нам необходима патентная защита национальных продуктов. Россия - страна с богатой традицией производства молочных продуктов. Такие продукты, как кефир, Мечниковская простокваша, ацидофилин недооценены нашими производителями и потребителями. Возвращением к истокам является актуальным на сегодняшний день. О растущей популярности традиционных российских молочных продуктов свидетельствует хотя бы то, что компания Danone заинтересовалась ими.

DN: Расскажите подробнее о работах, которые институт проводит в рамках хоздоговоров. С какими компаниями заключались подобные договоры?
Дмитрий Харитонов: У института порядка 800 хоздоговоров с юридическими лицами. В основном они касаются продажи технической документации на новые виды продуктов, актуализации документации в соответствии с новыми требованиями Таможенного Союза.

DN: На Ваш взгляд, российская наука соответствует современным реалиям? Например, за рубежом наука отталкивается от нужд бизнеса. Как с этим обстоит дело у нас?

Дмитрий Харитонов: Сейчас главная задача нашей страны - перевести стихийное импортозамещение, возникшее в связи с эмбарго и снижением курса национальной валюты, в полноценную модернизацию. Эта задача не может быть решена без участия науки. Любые западные технологии должны быть адаптированы к российским условиям, что под силу только представителям науки.

DN: Чем конкретно институт может помочь в процессе импортозамещения? Какие предложения для компаний существуют на сегодняшний момент?
Дмитрий Харитонов: Сейчас молочные заводы остались один на один с рынком. Они зачастую не отслеживают изменения законодательной базы. В стране принимаются новые стандарты, и предприятия, не отслеживающие эти новшества, теряют конкурентные преимущества. Институт – это последняя инстанция, которая находится на стороне молочных заводов.

DN: Если сравнить ваш институт с исследовательскими центрами таких компаний, как Danone и Вимм-Билль-Данн, в чем вы выигрываете?
Дмитрий Харитонов: По приборному оснащению центры этих компаний лучше нашего института. Но приборы определяют далеко не все, наша научная составляющая сильнее. Во многом они используют наши идеи. Во ВНИМИ есть специалисты, которые двигают науку и технологию, они востребованы рынком, именно поэтому институт имеет огромное количество хоздоговоров с предприятиями.

DN: Специалисты ВНИМИ – это люди советской закалки или это молодежь?
Дмитрий Харитонов: Процесс омоложения кадров идет, но не так быстро, как хотелось бы. Это связано с несовершенством наших законов, в частности по аспирантуре. Подготовка кадров высшей квалификации – это государственная задача. Нам для нормального воспроизводства научных работников нужно каждый год набирать в аспирантуру от 12 до 18 молодых исследователей. На 2015 г. мы выиграли конкурс на 4 бюджетных места в аспирантуре, возможно, мы возьмем еще несколько соискателей. Пока мы не пришли к ситуации нормального воспроизводства научных кадров. Это не только вопрос денег, но и вопрос будущего. Сейчас проводятся реформы науки, и многие молодые люди, которые хотели бы пойти работать в научную сферу, отказываются от этой возможности в виду нестабильности ситуации. Они опасаются, что реформа науки может привести к закрытию направлений исследования, институтов, и выбирают более спокойные гавани.

DN: Я предполагаю, что зарплата специалистов центров R&D компаний Danone и PepsiCo выше, чем у сотрудников института?
Дмитрий Харитонов:
Примерно в два раза выше.

DN: То есть существует риск, что специалисты, о которых Вы говорите, по финансовым причинам уйдут работать в эти компании?
Дмитрий Харитонов:
Кто-то уйдет, а кто-то - нет.

DN: Что может удержать специалистов в институте?
Дмитрий Харитонов:
Перспективы карьерного роста, приобретения знаний и компетенций, и свобода исследований, которой не обладают сотрудники R&D центров крупных компаний.

Хотелось бы подчеркнуть, что кадровые проблемы научных организаций связаны с российским законодательством. Я уже упоминал о проблемах, связанных с аспирантурой, прежде всего с переходом к новым условиям аккредитации, приема. В связи с этим нам приходится планировать работу на несколько лет вперед. И мы не можем получить то количество бюджетных мест, которое нам необходимо.

DN: По каким критериям определяется количество мест в аспирантуре, выделяемых институтам?
Дмитрий Харитонов:
Точно не могу сказать, потому что сам до конца их не понимаю. Министерство образования и науки выделяет определенное количество бюджетных мест, и далее они распределяются между всеми научными и учебными заведениями по конкурсу. Необходимого количества  бюджетных мест на всех не хватает.  Для простого воспроизводства научных  кадров в аспирантуру нужно принимать в четыре раза больше молодых специалистов чем  сейчас.

DN: Как можно изменить ситуацию, когда R&D центры крупных компаний находятся в более благоприятных условиях, чем, например, ВНИМИ?
Дмитрий Харитонов:
Сейчас происходит реформа науки, к сожалению, самым сложным путем, через реструктуризацию институтов.  Не думаю, что это позволит нам работать лучше  и эффективнее. Дело в том, что такие институты как ВНИМИ работают на всю молочную отрасль, в отличие от R&D центров частных компаний, которые используют свои достижения исключительно в интересах этих корпораций. Мы открыты для всех потенциальных заказчиков, наша технология идет на 100-200 предприятий. Стоимость покупки документации на новую технологию в институте в десятки раз дешевле, чем если бы этим занимался сам завод. За счет того, что мы раскладываем эту стоимость на всех и закладываем свою прибыль, заводу намного выгоднее купить документацию у нас, чем разрабатывать ее самим. Предприятие, таким образом, может экономить свои ресурсы.

Такой центр как ВНИМИ, безусловно, нужен нашей стране, другое дело, что необходимо финансировать  не только фундаментальные, но  прикладные научные исследования. Проблема в том, что государство выделяет деньги исключительно на фундаментальные исследования. Россельхозакадемия  в период своего существования закрывала глаза на то, что прикладные исследования  порой выдавались за фундаментальные, понимая, что прикладные исследования необходимы  для выживания института и российской сельскохозяйственной науки. Сейчас в рамках ФАНО это интерпретируется как нецелевое использование средств. Поэтому теперь фундаментальные работы финансируются из бюджета, а прикладные из внебюджетных средств.

DN: Вы обратили внимание на то, какую роль институт играет в российской молочной отрасли.  Было бы логично, если бы ВНИМИ сотрудничал с отраслевыми союзами. Молочные предприятия могут оказывать институту финансовую поддержку через союзы, в мире существует подобная практика. Что Вы думаете по этому поводу?
Дмитрий Харитонов:
Пока у нас механизм финансирования институтов через отраслевые союзы практически не применяется. За исключением финансирования института по  линии разработки техрегламентов и ГОСТОВ, не напрямую через Молочный союз, а через компанию при нем. У нас хорошие отношения со всеми союзами, мы принимаем участие в мероприятиях проводимых Молочным союзом России

DN: С каким из отраслевых союзов вы поддерживаете  более тесные отношения, с СОЮЗМОЛОКО или РСПМО?
Дмитрий Харитонов:
Я бы не противопоставлял эти союзы. У нас ровные отношения с обоими союзами.

DN: Как Вы относитесь к тому, что РСПМО фактически монополизировал разработку техрегламентов в молочной отрасли, и фактически увел финансирование данной статьи у институтов?
Дмитрий Харитонов:
Дело не в  бюджете, а в целесообразности для отрасли. То, что Технический комитет находится вне института на данный момент не так страшно, главное, чтобы он эффективно работал. Позиция нашего института такова, что выбор площадки для комитета по разработке техрегламентов находится в компетенции органов государственной власти.

DN: Как бы Вы могли оценить результаты работы Технического комитета?
Дмитрий Харитонов: 
Я считаю, что Технический комитет работает. По поводу его эффективности существуют разные точки зрения. Недопустимым является то, что  государство вышло из сферы формирования технической политики.

DN: Через какие структуры государство должно работать в этом направлении?
Дмитрий Харитонов:
На данный момент, тот, кто выделяет деньги, тот  фактически и осуществляет техническую политику. Государство должно разработать механизм, позволяющий избавиться от коррупционной составляющей в данной сфере.

DN: Складывается впечатление, что сейчас на техническую политику влияние оказывают транснациональные компании, PepsiCo и Danone. Каково Ваше мнение по этому поводу?
Дмитрий Харитонов:
Данные транснациональные корпорации имеют юридические адреса в Российской Федерации, следовательно, по закону они обладают теми же правами и обязанностями, что и российские компании, в том числе в плане лоббирования своих интересов. Просто  ТНК лоббируют свои интересы более эффективно, чем российские переработчики.

DN: Так получилось, что Вы сменили на посту директора института Вашего отца. В какой мере Вы продолжили его политику управления институтом?
Дмитрий Харитонов:
Мою кандидатуру поддержал трудовой коллектив ВНИМИ, продемонстрировав, таким образом, свое доверие. Принципиально политика института не изменилась, главной целью ВНИМИ по-прежнему остается научная поддержка молокоперерабатывающей промышленности. Изменились внешние условия работы института, ВНИМИ вошел в ФАНО, как один из тысячи российских институтов. В связи с этим изменились подходы к работе, возросла степень ответственности по срокам  и точности исполнения государственных заданий.

06.04.2015

Возврат к списку

18.02.2021
На прошлой неделе состоялся круглый стол «Проблематика фермерских хозяйств». Организаторами выступили проект ОНФ «Народный фермер» и Минсельхоз РФ. Мероприятие предназначалось для того чтобы аграрное ведомство страны могло услышать фермеров. Получилось ли у организаторов и что сказал Минсельхоз?
Читать полностью
Февраль 2021
  • Пн
  • Вт
  • Ср
  • Чт
  • Пт
  • Сб
  • Вс
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
  • 7
  • 8
  • 9
  • 10
  • 11
  • 12
  • 13
  • 14
  • 15
  • 16
  • 17
  • 18
  • 19
  • 20
  • 21
  • 22
  • 23
  • 24
  • 25
  • 26
  • 27
  • 28
Календарь