27.12.2018
Источник: soyanews.info
Регион: Россия
Быть честным перед самим собой. Интервью с исполнительным директором Национального кормового союза (НКС) Сергеем Михнюком SN: Сергей, вы вступили в должность исполнительного директора НКС в мае 2018 года, сменив на этом посту Владимира Манаенкова. Чем вы занимались до этого и как попали в союз?
С.М.: Свою трудовую деятельность я начинал в 90-е годы в крупной коммерческой структуре – занимался покупкой и продажей сахара в больших количествах. Это была компания "Альфа-Эко" – торговое подразделение Консорциума "Альфа-Групп", который на тот момент имел под общим "зонтиком" среди своих проектов "Альфа-Банк", "Альфа-Капитал", "Альфа-Эстейт" и много других "альф"… Кстати, именно там зародились «Тюменская нефтяная компания», которая эволюционировала в ТНК-BP и впоследствии была продана Роснефти и Торговый дом «Перекресток», который был историческим началом того, что сегодня именуется X5 Retail Group.
После ухода из "Альфы" я так или иначе был связан с агробизнесом. Не непосредственно с ним, а с пищевой промышленностью – был там и мясокомбинат, и молзавод, и комбинат хлебопродуктов… А в НКС я попал по приглашению членов НКС, которые посчитали, что необходимы тектонические сдвиги в части координирования игроков отрасли – среди импортеров и премиксеров.

SN: Чем занимается НКС сегодня?
С.М.: Прежде всего переформатированием своей деятельности, переходом от реактивной позиции к несколько более проактивной. Мы отслеживаем проблемы, актуальные для игроков рынка, и предпринимаем определённые усилия для того, чтобы эти проблемы каким-то образом снять.
В частности, недавно у меня была поездка в Армению на бизнес-форум ЕАЭС, где я побеседовал с нашим министром финансов – Антоном Германовичем Силуановым – и обозначил ему проблему, которая особенно очень сильно волнует игроков рынка в последнее время. Я имею в виду проблему НДС на импортные кормовые добавки 10 или 18%, вокруг чего сейчас ломается очень много копий и рушатся судьбы коммерческих компаний… После поездки мы подготовили коллективное письмо в Министерство финансов РФ.

SN: Расскажите об этой ситуации подробнее… Мы помним, что импортеры кормовых добавок долго боролись за применение льготной ставки НДС в 10%, в то время как ФТС настаивала на 18% (и 20% с 2019 года). На какой стадии сейчас находится этот вопрос?
С.М.: Еще летом мы обозначили свою позицию в письме Титову, которое было приобщено к его обращению в адрес Силуанова и нам пришёл ответ, что "да, мы озадачились этим вопросом, будем реагировать"… Некоторое время назад на сайте Минфина появился проект постановления Правительства РФ о внесении изменений в постановление Правительства Российской Федерации от 31 декабря 2004 г. № 908 «Об утверждении перечней кодов видов продовольственных товаров и товаров для детей, облагаемых налогом на добавленную стоимость по налоговой ставке 10 процентов». Там как раз появилась так ожидаемая фраза о кормовых добавках. Мы очень надеемся, что эта инициатива, запущенная Минфином, будет формализована в обозримые сроки, и хотелось бы, чтобы до момента формализации этой инициативы был "поставлен на паузу" судебный вариант решения этой проблемы.

SN: Суды по-прежнему идут?
С.М.: Да. Представители ФТС заявляют, что для них письма Минфина носят рекомендательный характер и не являются основанием для начисления НДС на импорт в размере 10%. Что имеем – то имеем.

SN: Вы следите за судебными процессами?
С.М.: Мы не отслеживаем каждого игрока рынка, а уж тем более не члена НКС. В этом нет необходимости. У нас есть юридический партнер, который готов очень качественно отработать эту тему. Тем, кто обратится к нам за помощью – независимо от того, член он НКС или нет – мы готовы изучить текущий статус проблемы, подтвержденной документами и содействовать в юридической поддержке нашим партнером. Были встречи, изучены документы, сформировано мнение и предложен вариант решения. Но наши собеседники решили идти самостоятельным путем. Поэтому что-либо комментировать участникам судебных процессов со стороны бизнеса я не готов и не буду. Знаю, что проблема есть. Знаю, что ее надо решать.

SN: Сколько членов состоит на данный момент в НКС? Какой процент рынка вами охвачен? Каковы условия вступления в союз?
С.М.: Сегодня в НКС состоит порядка 22 членов. По поводу процента… понимаете, нет объективно проверенных цифр по этому поводу. Данные ФТС несколько условны… Общими мазками: члены НКС контролируют до 70% рынка премиксов и до 80% импортируемых витаминов на сегодняшний день.
Базовое условие вступления в НКС – корректное ведение своей деятельности в течение как минимум последних трех лет. Это первое условие, которое я ставлю желающим вступить в наши ряды, чтобы не получилось так, что одна "креативная овца", ведущая внешнеэкономическую деятельность по своему сценарию, войдя в состав НКС (а в первую очередь в РЗС, потому что мы являемся частью РЗС), будет бросать тень на репутацию остальных игроков рынка.

SN: А как вы это проверяете?
С.М.: Мы никак не проверяем. Мы изначально «на берегу» предлагаем компаниям подойти к зеркалу и честно посмотреть туда и самим себе же ответить на вопрос, так ли у них все было хорошо, чтобы они в настоящий момент готовы были вступить в НКС.

SN: Это буквально так и происходит? И что, были те, кто уходил?
С.М.: Из пяти компаний, с которыми я беседовал, две встали в "режим ожидания" – назовем это так. Тут же нельзя поймать кого-то за руку или начать где-то что-то копать: "ах, вот вы там..." Люди должны быть честны в первую очередь перед самими собой. Не надо лукавить – потом все равно все всплывет так или иначе. Так давайте будем взрослеть и становиться серьезными игроками, которые готовы гарантировать цивилизованную модель поведения, деловую этику, и не пытаться душить друг друга, демпингуя по ценам в целом по рынку. Потому что никому это ни радости, ни коммерческого успеха не прибавляет.

SN: Члены НКС могут состоять в других союзах?
С.М.: У нас не прописано жесткое требование по уникальности членства. Специфика и род деятельности может предполагать заточенность на определенных потребителей: кто-то больше работает с птичниками, кто-то – со свиноводами, кто-то – с КРС. Это их право в профильные Ассоциации конечных потребителей – мы не имеем никаких прав связывать руки своим членам и диктовать какие-то условия. В этом отношении мы абсолютно friendly (дружественны – прим.ред.).

SN: Когда вы вступили в новую должность и ознакомились с ситуацией на рынке, что вас больше всего удивило или порадовало?
С.М.: Удивило то, что на рынке нет упорядоченности – хотя бы если посмотреть на вопрос через призму статистической информации. Нет возможности каким-то образом планировать потенциальную емкость рынка – сейчас это очень условные цифры, которые не имеют отношения к фактическому положению дел. Это моя субъективная точка зрения. Возможно, она со временем изменится.
Порадовало то, что витамины все-таки завозятся… хотя и расстроило то, что цена на них не прогнозируема в долгосрочной перспективе, и у нас они не производятся. По большому счету, если мы говорим о продовольственной безопасности страны, об импортозамещении, то, конечно, необходимо задуматься о том, чтобы начать производство витаминов на территории РФ хотя бы для собственных нужд. Потому что гарантированная емкость рынка у нас есть, а производства как такового – нет.

SN: Осенью Минсельхоз анонсировал подписание ряда соглашений с отраслевыми объединениями, в рамках которых планировалось "осуществление взаимодействия по вопросам формирования и реализации государственной аграрной политики". Вы вошли в число этих объединений?
С.М.: Мы ожидаем, что с нами будет подписано упомянутое соглашение… Хотя я пока не имел возможности ознакомиться с проектом документа и не готов комментировать его содержание и потенциальную ценность, лежащую в его основе. Очень надеюсь, что новая команда, которая пришла с Дмитрием Николаевичем (Патрушевым – прим.ред.), хочет перезапустить определенные процессы обмена информацией. Абсолютно необходимая инициатива. И абсолютно востребованная бизнес-сообществом. Вопрос в том, кто из тех Союзов и Ассоциаций, которые сегодня задекларированы на сайте Минсельхоза, на самом деле что-то делает, а кто просто "обозначен"…

SN: Как сейчас происходит ваше взаимодействие с министерством, с какими его департаментами вы сотрудничаете?
С.М.: Все действуют в правовом поле. Работали, работают и будут работать. Я говорю о всех добросовестных участниках НКС. То же самое могу сказать о сотрудниках Минсельхоза и Россельхознадзора. В настоящий момент у нас нет существенных вопросов или замечаний к их работе. Если и возникают какие-то нестандартные моменты, недопонимание на местах, мы вступаем в диалог и разрешаем эти проблемы.
Мы работаем с Департаментами информации, Департаментом пищевой промышленности, Департаментом, занимающимся вопросами импорта и экспорта… То есть это те департаменты, которые так или иначе связаны с деятельностью членов НКС по технологической или логистической цепочке.

SN: Чувствует ли НКС конкуренцию со стороны других отраслевых объединений? Сотрудничаете ли вы как-то с ними?
С.М.: А кого именно вы имеете в виду?

SN: Например, Союз комбикормщиков.
С.М.: У них своя ниша, у нас с Валерием Андреевичем (Валерий Афанасьев – президент Союза комбикормщиков – прим.ред.) очень хорошие отношения.

SN: Опишите, пожалуйста, нишу НКС и Союза комбикормщиков.
С.М.: Мы находимся на разных этапах логистической и технологической цепочки. Мы (члены НКС) только завозим витамины и/или делаем премиксы. Члены НКС не занимаются производством комбикормов, то есть мы в технологической цепочке останавливаемся на премиксах. Все, что происходит дальше – доработка премиксов в комбикорма – это и есть одна из сфер компаний-членов Союза комбикормщиков.

SN: То есть, условно, НКС – премиксный союз, Союз комбикормщиков – комбикормовый.
С.М.: В кавычках да, так и есть. У нас мирное сосуществование, налажено оперативное и, я считаю, эффективное взаимодействие – и с Валерием Андреевичем, и с Татьяной Николаевной (Стёпиной – исполнительный директор Союза комбикормщиков - прим.ред.). И я даже вижу потенциал для реализации совместных проектов, о котором мы готовы будем поделиться в ближайшее время.


SN: Ведет ли НКС какую-то работу с международными организациями (FEFANA, FEFAC)? В чем она заключается?
С.М.: Я не так давно занимаю свой пост, чтобы НКС под моим руководством достиг статуса, который позволил бы ему быть полноценным, для начала, собеседником FEFANA и FEFAC, не говоря уже о каком-то формате взаимодействия. Да, они являются для нас некими ориентирами, на которые мы нацелены в части стратегического партнерства и изучения лучших практик. Пока мы до этого не доросли.

SN: До вас этим никто не занимался?
С.М.: У меня нет информации, которая позволила бы мне ответить, что кто-то занимался этим до меня.

SN: Согласно информации на сайте НКС в марте 2018 года РЗС (в состав которого входит НКС) и Ассоциация производителей кормов для домашних животных Евразийского экономического сообщества (АПК ЕВРАЗЭС) создали Ассоциацию производителей кормов Евразийского экономического союза (АПК ЕАЭС). Расскажите о новой ассоциации. НКС имеет к ней отношение?
С.М.: Отвечу следующим образом: желающие получить ответ на этот вопрос могут обратиться к сайту nalog.ru, вбить ОГРН данной ассоциации в поисковую строку с "субъектом регистрации" "Москва", и тот документ, который выгрузится, будет являться ответом на любые вопросы по этой теме. Все остальное оставим на совести людей, которые это все интерпретировали в информационном поле подобным образом.

SN: Так имеет ли НКС какое-то отношение к новой ассоциации?
С.М.: Во-первых, она не новая… Нет, не имеет.

SN: Вопрос, без которого не обходится ни одно интервью с представителями кормового рынка за последние несколько лет: расскажите о судьбе Технического регламента ЕАЭС "О безопасности кормов и кормовых добавок". Что с ним происходит сейчас? Вы лично принимаете участие в его разработке/утверждении?
С.М.: Это "never ending story" (бесконечная история – прим.ред.). В настоящий момент, как я вижу, она приостановлена. Со слов членов комиссии ЕЭК, вовлеченных в процесс обсуждения данной повестки, в начале года они отправили свои запросы в Минсельхоз РФ, касающиеся последующих шагов в части разработки техрегламента, на которые они не получили ответа. Потом в Минсельхоз пришла новая команда. Остались ли на своих местах те адресаты и исполнители, на чье имя писались эти письма, я не могу знать. Это то, что мне известно на сегодняшний момент… То, что этим вопросом нужно заниматься, это понятно. Учитывая то, что и в ЕЭКе были кадровые изменения – Сидорского сменил новый руководитель - и, соответственно, будет меняться команда, мы ожидаем определенный перезапуск рабочих процессов... Мы планируем вернуться к этой теме в январе 2019 года. Мы видим, что никто эту тему не инициирует, не проявляет какой-то инициативы для ее поступательного развития…

SN: Почему так, такой сложный документ? Почему так долго? Это кому-то выгодно?
С.М.: Выгода всегда есть для кого-то. Пока мы можем лишь констатировать факт, что в настоящий момент этого документа не существует в каком-то взаимоприемлемом варианте, который позволил бы использовать его хотя бы "на трех колесах" эту четырехколесную конструкцию, по ходу внося в него правки и корректировки. Будем заниматься. Это не просто и не быстро. Люди, которые изначально инициировали этот документ (насколько меня проинформировали, это сотрудники Минсельхоза Республики Казахстан), уже уволились со своего места работы. С кем теперь это обсуждать? С кого начинать? За столом переговоров как минимум пять групп "собеседников" – по количеству членов ЕАЭС, а внутри групп - представители тех или иных профильных органов власти, и мнение каждого должно учитываться…

SN: НКС планировал разработать "Кодекс этики члена НКС", который будет обязателен для подписания текущим и будущим членам союза…
С.М.: Это творческая тема. Документ сейчас в процессе разработки. Главные идеи – жесткое соблюдение договоренностей при выполнении своих обязательств, соблюдение экологических норм.

SN: Как это будет выглядеть на практике? Так же, к зеркалу?
С.М.: Нет, не к зеркалу. Это будет конкретный документ, обязательный к подписанию каждому члену союза – будь то старожил или вновь прибывший. Как присягу принимают в армии, так и здесь.

SN: Вы хотите таким образом обособиться от рынка?
С.М.: Нет, не хотим. Мы просто хотим, чтобы бизнес-сообщество и госорганы знали позицию союза, чтобы те, кто «плывет» с нами в нашей лодке, разделяли наши ценности не просто на словах, но и на деле… Хотя мы понимаем, что установить тотальный контроль за каждым подписантом невозможно.

SN: Как чувствует себя сегодня кормовой рынок России? Назовите самые животрепещущие темы, волнующие его участников.
С.М.: Одна из самых животрепещущих тема – проблема с "импортным" НДС. Важнее и болезненней этой проблемы у нас сейчас нет. Даже к изменениям курса валюты можно приспособиться. Потому как желание таможенных органов пересчитать, а налоговых органов - «донакрутить» за последние три года "недостающие" 8% плюс пени и штрафы – это очень большие цифры, которые могут умертвить ряд участников рынка.

SN: Какие-то конкретные цифры есть, сколько взыскано лишнего?
С.М.: Этих цифр нет, и взяться им неоткуда. Каждый решал и решает свою проблему самостоятельно, каждый как-то пытается оспорить свое судебное решение, принятое не в его пользу. Считать можно только фактически свершившиеся действия на основе вступивших в законную силу судебных решений, которые повлекли за собой определенные денежные транзакции… Но открыто об этом никто говорить не будет.

SN: Но бывают же случаи, когда компаниям удается добиться 10%?
С.М.: Бывают, но это скорее исключение из правила, потому что... в чем особенность 908-го постановления? Оно же вступило в силу не вчера… До какого-то момента кормовые добавки завозили под 10%, и всех все устраивало: и участников ВЭДа, и таможенные органы. И вдруг, как по команде, примерно год назад со стороны таможенных органов начинает предъявляться череда этих требований, в которых предлагается пересчитать и доплатить за последние три года. Как мне кажется, три года очень хорошо сопоставляются со сроком исковой давности, на который можно распространить свое желание по доначислению НДС. В этом видна определенная закономерность.

SN: В последние годы участники рынка много говорят об импортозависимости отрасли...
С.М.: Да, мы на сегодняшний день сильно зависим от импорта. В частности, от импорта витаминов в Россию – потому что собственное производство либо не было развито до промышленных норм, либо просто умерло на каком-то этапе рыночных реформ. Примеры с пожаром на заводе BASF хорошо показали, насколько уязвим российский рынок, а учитывая то, что товар валютный, и который даже в валюте жестко не фиксирован, плюс возможные колебания курсов, мы получили очень сильное изменение цены, которое крайне негативно повлияло на финансовое планирование и коммерческий успех российских потребителей, а также послужило хорошим поводом задуматься. И это только один из примеров того, где у нас узкое место, которое нужно расшивать каким-то образом и снимать риски.

SN: Идеальный рынок – это какой? При котором все производства есть на территории страны, и мы ничего не завозим?
С.М.: Ну, это была бы идиллия.

SN: Такое в принципе возможно?
С.М.: Опять же… химическая отрасль у нас есть. Наверно, это тоже возможно. Но надо понимать, что это не происходит в одночасье. Чтобы запустить здесь производство собственных витаминов, уйдет лет пять в идеале. Дальше возникает вопрос: каким образом и в какие сроки будет отрегулировано качество выпускаемой продукции, чтобы рынок, в том числе экспортный, мог знать, что произведенное в России будет стабильно – это еще года два. То есть минимум семь лет. Дальше встанет вопрос: куда девать излишки, ведь технологические мощности рынок не "съест", или "съест" не сразу. На какой рынок ориентироваться и какими инструментами руководствоваться при сбыте этого излишка? И насколько мы можем конкурировать с теми же китайцами по соотношению цена-качество? Здесь большое поле для дискуссий и обсуждений с Российским экспортным центром.

SN: То есть вы считаете, что потенциальные инвесторы, которые готовы были бы вложиться в подобные производства, есть в России?
С.М.: Я не считаю, что они есть или их нет, я считаю, что есть проблема в локализации производства витаминов. Кто этим будет заниматься – вопрос открытый, но я могу сказать, что построить подобный завод стоит очень больших денег. Без поддержки со стороны государства здесь не обойтись. Какие будут условия, кто будет оператором-партнером – только время покажет.

SN: Кормовой рынок России достаточно прозрачен или все-таки нет?
С.М.: Имеете в виду статистику? Если данные цифры декларируются, то предполагается, что они подтверждаются какими-то документами, а не просто берутся «с потолка». Понимаете, статистика – это некая математическая формула. Если у нее один из множителей относительно некорректен, то итоговое произведение будет некорректным.

SN: На что же ориентируется рынок? Есть какие-то "внутренние" цифры?
С.М.: Мне кажется, рынок живет интуицией и фактическими потребностями. Я думаю, не исключен риск того, что в какой-то момент всех подведет интуиция, и случится кризис перепроизводства. И тогда может начаться демпинговое противоборство между премиксерами. И игроки, ранее договорившиеся о каких-то общих правилах игры, начнут эти правила нарушать. Я не исключаю и такого сценария.

SN: Вы допускаете в принципе существование абсолютно прозрачного рынка, когда данные официальной статистики не спорят с действительным положением дел?
С.М.: Если это было бы возможно, это имело бы свои плюсы. Как минимум, это очень позитивно повлияло бы на прогнозирование участниками рынка своей деятельности.

SN: За счет чего сейчас возможна конкуренция между участниками кормового рынка? Всегда ли выигрывает тот, кто предлагает минимальную цену, или есть какие-то еще критерии вроде качества, постпродажного обслуживания, консультаций и так далее?
С.М.: Насколько мне стало известно, постпродажное сопровождение и консультации есть практически у всех премиксеров или импортеров витаминов. Не может быть такого, чтобы продавец продал и забыл своего клиента: Все заинтересованы в стабильных и долгосрочных отношениях. И не всегда цена в абсолютном выражении за единицу продукции является мерилом совместного успеха и основанием для принятия решения. Это может быть и качество продукции, и своевременность поставки, и что-то ещё…
Бывают случаи, когда подписывается большая партия, разбитая на равномерные поставки, растянутые во времени, и если первоначальная партия премиксов, пришедшая покупателю, на 100% отвечает всем требованиям, прописанным в договоре (допустим, по содержанию витамина С), то в дальнейшем качество премикса может начать меняться по какой-то причине. Мне рассказывали о случае, когда из Словакии приехали премиксы, в которых показатель того самого витамина С был на уровне 30% от прописанных в договоре. Представляете? И когда пригласили технологов с той стороны в Россию и показали на нашем оборудовании выявленные расхождения между фактом и тем, что прописано в документах, они признали правоту и даже не стали вступать в дальнейшие дискуссии.

SN: Отличительной чертой российского рынка является интеграция комбикормовых заводов в агрохолдинги. Нужны ли нам независимые заводы, или каждый уже производит комбикорма сам для себя, и нужны только всевозможные добавки?
С.М.: А где комбикормовые заводы при агрохолдингах берут ингредиенты для своих комбикормов?

SN: У членов НКС, наверное, в том числе.
С.М.: И у не членов НКС в том числе. На сегодняшний день мы охватываем, пожалуй, всех импортеров, но не всех премиксеров. Плюс опять же, мы говорим об импортерах технических жиров, витаминов, аминокислот… Откройте журнал «Ценовик» - нам есть, куда расти, и кого зазывать в свои ряды.

SN: Возвращаясь к вопросу...
С.М.: Знаете, жизнь не стоит на месте, она эволюционирует. Раньше, при плановой экономике, был более приемлем один сценарий развития событий, сейчас с учетом текущих реалий – другой. Никто не знает, что будет через 5-10 лет. Не факт, что те же комбикормовые заводы при агрохолдингах не начнут самостоятельно продавать сторонним покупателям излишки производства. Или что владелец того или иного агрохолдинга не примет решение о сбрасывании непрофильных активов, и, допустим, комбикормовый завод будет расценен как непрофильный актив и уйдет в полное самостоятельное плаванье. Разные сценарии возможны. Поэтому говорить, что сегодняшняя ситуация – это некая истина, которая будет стабильна на века, я бы не стал. Вот когда-то было ГАИ, потом это переименовали в ГИБДД, а сейчас снова переименовывают в ГАИ… так и здесь.

SN: А что лучше?
С.М.: Лучше, чтобы было гарантированное качество по комфортной цене и с четкой поставкой в оговоренные сроки. А какой это завод – зависимый или независимый – не имеет значения.

SN: Каковы, по вашему мнению, перспективы России в международной торговле сельхозпродукцией?
С.М.: Мы верим в эти перспективы. В среднесрочной перспективе мы как союз надеемся внести свой посильный вклад в реализацию посланий президента РФ Владимира Путина, в частности об увеличении экспортного потенциала до $45 млрд к 2024 году. Мы планируем внести свою лепту в первую очередь за счет продажи продукции премиксеров на территории СНГ.

SN: То есть производство премиксов в стране будет расти?
С.М.: Я надеюсь, что потенциал для роста не исчерпан.


SN: А если говорить о более глобальном рынке?
С.М.: Если этот рынок обозначит потребность именно в наших премиксах, значит, будем к этому стремиться. На сегодняшний день есть более опытные премиксеры, которые уже освоили этот алгоритм работы, понимают, как это работает, и накопили определенный опыт внешнеэкономической деятельности. Мы же только выходим на этот рынок и делаем первые шаги, и говорить о том, что мы через пять или семь лет будем готовы полноценно конкурировать с какими-то премиксерами, условно, в Индонезии, пока рано. Основной рынок сбыта так или иначе будет направлен в сторону юго-востока. Не учитывать присутствия наших китайских коллег мы не можем: Они тоже не сидят на месте и идут по своим дорожным картам к поставленной цели.

SN: Но в то, что российские компании потенциально смогут с ними конкурировать, вы верите?
С.М.: В то, что смогут, да. Вопрос: чем закончится данная конкуренция. Я не знаю.

SN: Какие планы у НКС на 2019 год?
С.М.: Хотелось бы из упомянутого ранее реактивного формата, в котором пребывал союз, перейти к статусу проактивного участника рынка. Тезис об институционализации кормовой отрасли на рынке для меня по-прежнему актуален. Из чего он будет складываться, пока окончательно не определено. Это как выехать на машине из пункта А в пункт Б, до конца не зная, как ты доедешь до пункта Б. Но желание и потребность добраться до этой точки есть. Так что будем двигаться – преодолевать светофоры, объезжать ямки, пережидать пробки… но двигаться к пункту Б однозначно! Читать другие интервью

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

12.08.2019

Обязательная маркировка готовой молочной продукции начнется 1 марта

У отрасли есть время чтобы подготовиться к маркировке готовой молочной продукции, уверены в ЦРПТ. Алексей Сидоров, руководитель товарной группы «Молоко», ЦРПТ в комментарии The DairyNews подчеркнул, что интеграция систем «Меркурий» и «Честный знак», и работа через «одно окно» исключит дополнительную нагрузку на представителей отрасли.
Морозовский, ООО
Адрес:  Оренбургская обл, Октябрьский район, хутор Морозовский, ул. Полевая, д. 1 
 
МилКо, ООО
Адрес:  г. Санкт-Петербург, ул. Школьная, д. 2 литера А пом. 1-Н 
 
Монастырский СППК
Адрес:  Томская обл, Шегарский район, с. Монастырка, ул. Советская, д. 51 стр. А 
 
Егоров Юрий Степанович КФХ
Адрес:  Республика Крым, Черноморский мун. р-н, Новоивановское, с Новоивановка