30.01.2018

Комментарий эксперта

Лидия Михеева, Эксперт, ветеран молочной промышленности Казахстана; Ольга Ельцова, эксперт, ктн
Лидия Михеева, Эксперт, ветеран молочной промышленности Казахстана; Ольга Ельцова, эксперт, ктн:

Рассматривая на протяжении нескольких лет все версии  проектов изменений  к ТР ТС 033/2013  опытные специалисты и эксперты молочной отрасли Казахстана, а также ведущие сотрудники в области технического регулирования  давали  свои предложения по наиболее актуальным проблемам технического регулирования молочной отрасли. В начале 2018 года приняты изменения в указанный регламент, однако многие  наши предложения не были учтены, при этом разработчиками не представлялись достаточно убедительные, корректные обоснования.

В изменениях фактически к действовавшему ранее термину «молокосодержащий  продукт» добавлены слова «с заменителем молочного жира», но его определение оставлено  без изменений  и введен еще один термин «молокосодержащий  продукт»   с новым определением и никакими конкретными особенностями при его  маркировке.

СМИ широко информируют о принятии изменений в ТР ТС 033/2013, при этом заостряется внимание на ужесточении требований к маркировке молокосодержащих продуктов с заменителем молочного жира. Мы это также поддерживаем и одобряем.

Однако в публикациях никак не освещается введение в эти же изменения второго вида молокосодержащих продуктов.

При заявлении разработчиков вносимых изменений о гармонизации технического регламента с важнейшим международным документом в области технического регулирования  Общий Стандарт  206/2009 Codex Alimentarius МОЛОКО И МОЛОЧНЫЕ ПРОДУКТЫ, фактически эта цель не достигнута, а несоответствие еще больше усугубилось. Внесены дополнительно чрезвычайно существенные элементы барьеров в торговле, недобросовестной конкуренции, фальсификации, введения в заблуждение и обмана потребителей. Игнорируется международная практика, а предпринимателям молочного бизнеса трудно разобраться  в хитросплетениях  предлагаемых определений, создаются трудности  в организации производства, ведущие к дополнительным затратам.

Так, в замысловатом определении второго вновь введенного термина значится, что в числе немолочных компонентов не допускаются:

  • жиры немолочного происхождения, вводимые в состав как самостоятельный ингредиент;

  • немолочные белки, используемые для замены молочного белка.

Это практически на предприятиях и не делалось.

По нашему мнению, если исходить из принципа, «что не запрещено, то разрешено», следует, что в завуалированной форме допускаются в качестве замещения молочного жира любые жиры и растительного и другого происхождения, без какого-либо ограничения их количества, а так же немолочные любые белки как самостоятельный ингредиент.

Требование же содержания    массовой доли сухих веществ молока только не менее 1/5 части (20%) в готовом продукте (это и жир, и белки, и углеводы) никак не может характеризовать такой продукт, как имеющий что-то общее с молочным. При том, если в определении молокосодержащего продукта с ЗМЖ дается ссылка на общую с молочными продуктами технологию, а продукты имеют аналогичные с молочными органолептические и физико-химические показатели, то в определении вводимого нового молокосодержащего продукта этого нет, так какое отношение они имеют к молочной продукции? Даже не известно, какого происхождения будут остальные 80% сухих веществ, вообще какая природа этих продуктов.

Отметим, что в разъяснении к международному Общему Стандарту  206/2009 подчеркивается, что «он разработан для уточнения и руководства по правильному использованию терминов, которые повсеместно идентифицируются с молочными продуктами с тем, чтобы потребители во всем мире имели четкое представление о том, какой вид продукта они покупают и потребляют».

Известно, что в составе продукции многих отраслей используются молочные составляющие и с большей долей сухих веществ, но не относятся же они к молочным!

Фактически, под видом молочной продукции, вводя в заблуждение и обманывая потребителей, предоставляется возможность получать неизвестно какой продукт, и то, что называлось фальсификатом, будет легализовано, но для потребителя это все равно останется фальсификатом.

Получается, что, с одной стороны, достигается цель накормить население «молочной продукцией»,  не напрягаясь развитием животноводства, без увеличения поголовья коров и полученного от них молока, а, с другой стороны,  лоббировать интересы  поставщиков немолочного сырья, в первую очередь пальмового масла. При том, если требования к молокосодержащим продуктам  с заменителем молочного жира  ужесточены, то не известно, как будет информирован покупатель просто молокосодержащего продукта с указанным ранее  широким арсеналом подмены.

Важно и то, что методы исследования наличия немолочных компонентов длительные, дорогостоящие, масштабная проверка достоверности маркировки продуктов практически не доступна, при том проверять необходимо не только готовую продукцию, но и используемое сырье – сухое молоко, молочные жиры и даже молоко от сельхозпроизводителей. При сложившейся ситуации конкурировать настоящим молочным продуктам с их замещающими из дешевого немолочного сырья трудно по уровню цен и на рынке они будут вытесняться (создается барьер в их торговле) тем более, что маркировка плохо читаемая при ее объеме на малой площади, а торговая сеть в своей информации-ценниках указывает наименование молочного продукта и цены практически выравниваются, несмотря на значительно меньшие затраты на сырье.

Население РК, да и РФ,  уже потеряло веру в возможность приобретения молочной продукции, выработанной из натурального молока, при любой маркировке.  И это может вызвать социальную напряженность.

И, конечно, заявление разработчиков о гармонизации ТР с Кодекс Алиментариусом совершенно не корректно.

Практически теряется смысл существования и молочных продуктов и молочной отрасли.

При этом достаточно обоснованных, глубоких исследований, апробаций о пользе всех этих замещений, особенно для детского организма, по крайней мере широкого информирования населения по этому поводу, нет, а это должно было бы быть опережающим процессом до введения таких продуктов в молочный ТР.

Вот почему мы изначально были против введения в ТР «молокосодержащего продукта» с новым определением и предлагали оставить только тот,  который имеет что-то общее с молочными продуктами, хотя и это не согласуется с Кодекс Алиментариус.

Подчеркиваем, что при отмеченном выше упорном продвижении молокосодержащих продуктов,  непонятно запрещение использования молочного продукта-молока восстановленного из сухого для производства  питьевого молока при преобладании свежего молока-сырья и частичном использовании восстановленного.   

Обоснованных причин такой дискриминации  от разработчиков не получено.

При том до сих пор нет методики определения наличия восстановленного молока в продукте и  невозможно провести идентификацию аналитическим методом.   

Например, потребовалось 5 лет, чтобы доказать фактически не требующее доказательств, что молоко, восстановленное из сухого,  является молочным продуктом, хотя это четко прописано в  Общем Стандарте  206/2009, подтверждается мировой практикой. В странах с дефицитом молока-сырья используется восстановленное,  в том числе при производстве питьевого.  В частности, в  Казахстане такой дефицит  имеет место, особенно в межсезонный период,  коэффициент сезонности достигает 3,5.  Вынужденно при производстве используется   в составе сырья в  смеси с сырым молоком и восстановленное,  в том числе для нормализации.   Возникает естественный вопрос, почему же  требуется называть молоком восстановленным  молочный продукт, произведенный преимущественно из сырого молока, но с добавлением некоторого количества восстановленного.  При том молоко питьевое относится к наиболее значимым социальным продуктам, поэтому преследовать какие-то коммерческие цели на манипуляциях с этим продуктом некорректно.


Эксперт, ветеран молочной промышленности Казахстана Михеева Л.И.

Эксперт,  ктн Ельцова О.П.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

17.07.2019

Ветеринарная вертикаль: кому это нужно?

15 июля аграрный комитет Госдумы по аграрным вопросам провел совещание на тему «О проекте федерального закона«О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам совершенствования осуществления федерального государственного ветеринарного надзора».
Родина, ООО (Московская обл)
Адрес:  Московская обл., Воскресенский район, с. Косяково, д. 73А 
 
Кипун, ООО
Адрес:  Удмуртская респ., Шарканский район, д. Собино 
 
Просто Молоко Агро, ООО
Адрес:  Татарстан респ, Лаишевский район, с. Малая Елга, ул. Новая, здание 26 
 
Сельское, ООО
Адрес:  Приморский кр, Ольгинский район, с. Милоградово, ул. Арсеньева, д. 30 кв. 1