05.04.2018

Комментарий эксперта

Людмила Маницкая, исполнительный директор РСПМО
Людмила Маницкая, исполнительный директор РСПМО:

Уважаемые коллеги, участники отрасли!

В связи с изложенным и услышанным, а также, если вы ознакомились с предыдущей статьей, хочется в первую очередь отметить, что Молочный союз России полностью поддерживает необходимость установления стабильных, прозрачных правил игры, вопрос только какими мерами это будет достигнуто.

Молочный рынок нуждается в регулировании, как и любая другая отрасль экономики, потому что без регулирования у нас будет царить хаос, что, собственно, сейчас и происходит.

И в условиях рыночной экономики, это, в первую очередь, законодательное, нормативное регулирование.

Что нам нужно?

Нам нужно законодательное регулирование ввоза некоторых кодов ТН ВЭД, под которыми санкционная продукция, контрабандная и фальсифицированная абсолютно легально ввозится в страну.

Нам нужно решить вопрос с торговыми сетями. Полка никогда не падает в цене, она всегда имеет устойчивый рост, в то время, как люди теряют доходы, а цена закупки сетями продукции у заводов остается лишь на усмотрение самих сетей. Нужно решить вопрос с торговыми наценками. О каких долгосрочных контрактах мы можем говорить, если никто не гарантирует нам «понимание» со стороны сетей?

Остается открытыми и не решенными вопросы идентификации скота, лейкоза. Более того, последний защитный барьер от лейкоза просто удаляется из Госпрограммы (исключена ссылка на соответствующий технический регламент, которая запрещала субсидирование лейкозного молока). А это, между прочим, вопросы здоровья стада, качества молока, это вопросы безопасности и здоровья страны, в конце концов. Мы хотим работать в этом направлении, мы должны это делать.

Все это, в первую очередь, законодательное регулирование, имеет четкие экономические последствия – возвращение миллиардов рублей в отрасль.

Нам надо поднимать потребление, создавать спрос, причем не только на готовую молочную продукцию, но и на сырое молоко. Есть разные форматы, как это сделать, но никто этим не занимается, слушать не хочет.

Зато слушаем мы, и вот что:

  • создать «золотое окно» из Белоруссии (за право ввезти продукцию из Белоруссии надо еще будет побороться);
  • запугать всех трейдеров, изжить большинство с рынка (речь идет об уничтожении целого пласта экономики, который этой экономикой и был порожден; заводы, вне зависимости от своего размера и возможностей, будут собирать молоко сами, как хотят);
  • личная аттестация Минсельхозом России каждого завода в Москве, личное одобрение ведомством его финансово-хозяйственной деятельности (без полноценной заявки от каждого завода с приложенным «резюме» в Минсельхоз России, можно будет забыть о бизнесе);
  • личные квоты (хотите ввозить продукцию, «бегом в Москву», на поклон, с описанием всех своих бизнес-процессов за последние пять лет, а также именами контрагентов и объемами закупок и производства);
  • будет цена закупки сырья (установленная «сверху», но не цена реализации, которую будут регулировать сети);
  • зафиксировать цену закупок и реализации сырья и биржевых молочных продуктов между всеми контрагентами на площадке Минсельхоза России (при этом все договоры и контракты должны быть зафиксированы в министерстве, копии предоставлены);
  • Союзам настоятельно рекомендовано вмешиваться в деятельность своих участников, финансовую, хозяйственную (и ничего страшного, что в соответствие с Уставом, мы не имеем на это право, у нас другие задачи);
  • весь разговор в режиме угроз и запугиваний.

Кого мы запугиваем? Кому угрожаем? Отрасли?

Давайте по-честному, неужели никто не понимает, что, несмотря на всю рыночную ситуацию и первопричины кризиса, которые я описала в предыдущей статье, мы пришли к таким разговорам после жесткого падения цен на сырое молоко? Главное место падения – Приволжский федеральный округ, там оно действительно сильное.

Но у меня один вопрос. Неужели Минсельхоз России, неужели региональные ведомства ПФО, ФАС, территориальные контрольные управления в ПФО не в курсе, почему обрушилась цена? Именно в Приволжском федеральном округе?

Неужели они не знают, кто это сделал? Одна из тех компаний, которая против прозрачности рынка? Одна из тех, чьи лоббисты и привели отрасль к тому, что сейчас произошло, чьи интересы Минсельхоз России отстаивает в первую очередь: я еще раз напомню 2009-2010 годы, тогда тоже существовала система «квот» из Белоруссии, но только не так официально. И, да, в ней участвовали все те же люди.

Что в сухом остатке? Виноваты мы, и с нами разговаривают через язык угроз. Это же мы «отняли у русского агрария 4 рубля за килограмм».

Вероятно, такое общение, это новая норма.

Как и норма, что все перечисленные действия являются прямым нарушением не только антимонопольного законодательства, закона о конкуренции, это нарушения действия всех правил рыночной экономики, это, уму непостижимо, ручное вмешательство государственных служащих в частный бизнес.

Если мы переходим к плановой экономике, и это решение руководства страны, может в этом и есть смысл, но пока такое происходит только в молочной отрасли.

«Одно окно», распределяемые квоты, навязывание цены. В интересах кого это работает, следующий вопрос, кто и как будет получать преимущество? Речь уже не о частной конкуренции, речь о распределении внутри министерства.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

22.01.2019

НДС-20%: что думают молочники?

Большинство крупных производителей отказалось обсуждать увеличение НДС до 20% с января 2019 года, однако ряд участников рынка высказал свою точку зрения о влиянии фактора НДС на отрасль. Подробнее - в материале The DairyNews.
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Юргинский аграрий, ООО
Адрес:  Кемеровская обл, Юргинский район, с. Проскоково, ул. Совхозная, д. 2 
 
Ферма Рябцево, ООО
Адрес:  Калужская обл, Малоярославецкий район, д. Песочня 
 
Агрофирма «Жуковская», ООО
Адрес:  Калужская обл, Жуковский район, с. Высокиничи, ул. Ленина, д. 1