28.12.2018

Комментарий эксперта

Максим Фастеев, ведущий аналитик «ИНФАГРО»
Максим Фастеев, ведущий аналитик «ИНФАГРО»:

Пришло время подводить итоги года. Я бы хотел сделать это с традиционным для бюллетеня Инфагро разделением на рынки: мир, Россия и Беларусь, Украина. Итоги будут в чём-то разные, но в чём-то и похожие. Ведь, как известно, и, как принято говорить: «Мировой молочный рынок – это единый, соединяющийся сосуд, и если в одном месте прикрутили, то польётся в других…».

Итак, 2018 год я бы назвал годом неопределённости. На молочном рынке, как, впрочем, и во всём сельском хозяйстве, есть два фактора, предугадать которые практически невозможно: политика и погода. В уходящем году эти факторы наслоились друг на друга, из-за чего перспективы отрасли оказались туманными, а операторы то и дело терялись в бюджетных/инвестиционных расчётах.

Давайте вспомним и перечислим эти факторы и начнём, конечно, с глобальных.

Мир
Политикаю Торговые войны Трампа с главными партнёрами, в том числе молочными – Канадой, Мексикой, Китаем. Брексит. Влияние регуляторных политических решений: интервенционные запасы сухого молока в ЕС, субсидирование экспорта молочных излишков в Индии, ограничение Россией ввоза белорусских молочных товаров и т.д.

Погода. Погода оказывала как негативное влияние – колебание температур в ЕС и Новой Зеландии в начале года, серьёзные засухи в США, Австралии и той же Европе в середине года, так и позитивное – благоприятные условия в целом по году в Южной Америке и во второй половине 2018 года в Новой Зеландии способствовали значительному приросту молока в этих регионах.

Также не забываем о других макрофакторах, таких как колебание курсов валют, биржевые котирови и стоимость нефти. Все это прямо или косвенно влияет как на молочный рынок в целом, так и на цены сырого молока или молочной полки в конкретно взятой стране. Но неопределённость не может длиться вечно. Поэтому предлагаю мировому сообществу смотреть на 2019 год с оптимизмом. Какие причины для этого вижу?

Удалось частично решить проблемы 2018 года: США подписали соглашение с Канадой и Мексикой (USMCA), Еврокомиссия начала успешно избавляться от интервенционных запасов сухого молока. Да и в целом топ-7 экспортёров в сумме замедлили прирост производства сырого молока (в первую очередь благодаря ЕС, США и Австралии), что сбалансировало спрос и предложение. Это не прошло незамеченным. В конце года мировые цены на СОМ начали подниматься, есть большая вероятность, что в начале 2019 года ценовой тренд товара выйдет из диапазона USD1600-1800, в котором он застрял в последние 4 года.

Несмотря на то, что котировки на масло последние полгода снижались, сегодняшний ценовой уровень остаётся на относительно высоком уровне USD4000-5000 (в зависимости от региона). Конечно, это не USD6000, но всё равно значительно выше средней стоимости товара в 2016 году и раньше.

Усреднённые цены на биржевые молочные товары в ЕС. В конце 2018 года тренды по маслу и сухому обезжиренному молоку демонстрируют сближение.

Как прогнозируют аналитики, дальнейшее снижение предложения сырья в мире в первом квартале 2019 года, а также уменьшение запасов, будут позитивно влиять на динамику мировых молочных цен на радость производителям и экспортёрам. А вот покупателям/импортёрам нужно закладывать этот прогноз в риски.

Россия
Для российских молочников 2018 год также стал неопределённым. Неплохие показатели платежеспособности населения и спроса в первой половине года омрачались высокими запасами на складах и, соответственно, низкими ценами на сырьё и биржевые молочные товары. Во второй половине года, наоборот, предложение было ограничено из-за сезонного уменьшения производства молока и запасов продукции, ограничения поставок из Беларуси и снижения импорта из третьих стран. Однако темпы потребительского спроса заметно сократились, на 2019 российский бизнес вообще смотрит пессимистически…

Но критичнее всего для операторов рынка были не рыночные проблемы, а регуляторная политика государства: перманентное «ручное» открытие-закрытие Беларуси, вводы-переносы ЭВС “Меркурий”, неспособность (нежелание?) бороться с “серыми” схемами ввоза в страну “запрещёнки” и фальсификата не говоря уже о показательном уничтожении продуктов питания. Но при этом в уходящем году бизнес продемонстрировал отличные результаты. Несмотря на проблемы с ценой, предложение российского сырья для промпереработки продолжило увеличиваться. Всего за последние 5 лет рост составил +15%. Такие цифры созвучны с количеством новых проектов по производству и переработке молока, как уже завершенных, так и незавершенных. В этом случае стоит говорить о господдержке через субсидирование отрасли в положительном ключе. Правда, государственная помощь в основном почему-то направлялась в крупный бизнес.

Несмотря на негативные ожидания российским молочникам не стоит опускать руки. Конечно, про массовые экспортные отгрузки говорить рано, хотя в 2018 году можно было спокойно пробовать грузить сыворотку в Китай – ценовая конъюнктура этому способствовала. Запасы товаров в стране сегодня на невысоком уровне, варианты импорта из дальнего зарубежья подорожают, белорусы, хоть и не масштабно, но сократят предложение, перенаправляя продукцию на другие рынки. Поэтому и сырьё, и молочные продукты made in Russia будут востребованы (это я про российский рынок). Главное не забывать, что Россия пока остаётся импортозависимым молочным государством даже несмотря на условные границы с Беларусью.

Беларусь
Сказать, что белорусская молочная отрасль была в состоянии неопределённости – ничего не сказать. Россельхознадзор в 2018 году закрывал-открывал РБ «вдоль и поперёк», причём на протяжении всего календарного года. Но, возможно, это только со стороны кажется неопределённостью. Белорусы, похоже, определённо придерживались старой, но проверенной стратегии: “подождём до зимы”.

Пожалуй, они и не прогадали: в конце года рекордные запасы сухого молока и сыворотки куда-то делись, цена на сырьё выросла, а предоплаты опять идут потоком. Даже российские официальные лица заявляют, что никаких ограничений практически нет, хотя на самом деле это не так. Не иначе как волшебство какое-то перед праздниками.

Но, на самом деле, такая стратегия очень рискованная. Летом отрасль была на пороге коллапса: зазор между стоимостью сырья в РБ и РФ практически пропал (в предыдущие годы достигал и 200%), себестоимость производства и переработки выросла из-за удорожания энергоносителей, а российские ограничения предполагали продажу товаров на третьи рынки, причём по ценам, ниже российских. Такие тенденции генерировали огромные стоки молочной продукции и, соответственно, замораживали денежные потоки. С одной стороны, то, что отрасль интегрирована в государство, помогает белорусским молочникам, с другой стороны, на государство (т.е. бюджет) в 2018 году из-за этого упала дополнительная нагрузка.

Сомневаюсь, что у белорусов есть какие-то другие планы на следующий год, кроме как максимально загружать РФ (российские молочники от этого совсем не в восторге) и выполнять планы по Китаю. Хотя, если мировые цены вырастут до уровня российского рынка и выше, то белорусская молочка может активней политься в третьи страны. Какой-никакой, но в 2018 году был сделан максимальный, по сравнению с предыдущими периодами, задел для этого. Здесь спасибо нужно сказать команде ВЭД Минсельхоза. Правда, с учётом текущей модели экономики, данные наработки могут пропасть, как только РФ “поманит” предоплатой и возможностью неограниченных поставок.

Украина
Украинский молочный сектор работал в 2018 году более-менее спокойно, однако неопределённости также были. После невнятного начала года весна вселила определённые надежды: внутренний спрос демонстрировал прирост, что было уже хорошим знаком для последних лет, экспортные цены на масло увеличивались, активно росло предложение сырья на переработку (+4% за первые пять месяцев). Операторы рынка даже начали массово подумывать об инвестициях в бизнес, чего не наблюдалось последние лет пять. Некоторые компании таки запустили новые проекты.

Но летний период «отрезвил» отрасль: внутренний спрос сезонно упал, а вместе с увеличением производства сырого молока, актуализировалась проблема излишков белка, который из-за ценовой конъюнктуры мирового рынка экспортировать было невыгодно. Да и температурные колебания в Европе не обошли Украину – половина страны попала под засуху, другая – под обильные дожди и атмосферное давление. Коровы также «страдали», поэтому, после весеннего прироста, летом продемонстрировали падение надоев -5% к летнему периоду предыдущего года. Вдобавок, в связи с решением о запрете переработки молока второго сорта в продукты питания (с 2020 года), объёмы производства населенческого сырья ускорили падение.

После таких колебаний, осень для отрасли выдалась достаточно спокойной. Несмотря на улучшение производственных и потребительских трендов, вялый экспорт балансировал рынок. Закупочные цены молока сравнялись с уровнем прошлого года, хотя производители надеялись на дальнейший рост. Инвестиции, в основном, были поставлены на паузу из-за политических рисков – на весну намечены выборы Президента.

Но, опять же, мировые тренды должны радовать украинских операторов молочного рынка. Страна остаётся экспорториентированной, каждый четвёртый переработанный килограмм молока предназначен для внешней продажи. Поэтому рост стоимости биржевых молочных товаров в мире – это позитивный сигнал, который однозначно вселяет в украинских экспортёров уверенность. А значит и производители сырого молока могут смотреть на 2019 год с оптимизмом.

Источник.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

15.10.2019

16 дней до ЭВС

16 дней осталось до введения обязательной электронной ветсертификации (ЭВС) на всю готовую молочную продукцию. The DairyNews узнало мнения участников рынка о системах “прослеживаемости", которые согласно постановлению властей, будут контролировать отрасль от производства сырого молока до его переработки и реализации.
Зарайский сыр
Адрес:  МО, Зарайск 
 
Булле, сыроварня
Адрес:  Тульская обл. Заокский поселок 
 
Сыроварня Братьев Васильевых
Адрес:  Марий Эл. село Кузнецово 
 
Деревенское подворье
Адрес:  Тверская обл. г.Ржев, д.Поволжье