18.05.2010
Источник: agroobzor.ru
Регион: Россия
Владимир Лабинов, исполнительный директор Российского союза предприятий молочной отрасли: «Даю 250%, что этим летом цена в 11 рублей выдержана не будет» - Владимир Витальевич! Мне интересен ваш взгляд на сегодняшнее состояние молочного дела в России, в том числе на актуальную проблему справедливой цены на молоко. Но прежде позвольте задать ознакомительный вопрос: кого представляет Российский союз предприятий молочной отрасли «Молочный союз России»? По моему представлению, если исходить из названия, то он должен представлять всю молочную цепочку – от сельхозпредприятий до перерабатывающих заводов. Но то же самое о себе говорит недавно созданный Национальный союз производителей молока «Союзмолоко». Это что, параллельные структуры?

- А ещё есть Союз животноводов России, который тоже пытался и пытается заниматься лоббированием интересов собственно животноводов.

Что касается нашей организации, что она была зарегистрирована в 2000 году. В тот момент было важно получить право использовать в названии слово «российский». По собственному хотению назвать себя «российским» нельзя, этот статус присваивается правительственной комиссией. Для этого надлежит выполнить несколько требований: компании, являющиеся членами союза, должны контролировать определённую долю общероссийского рынка, иметь широкое географическое представительство и так далее. Поскольку мало кто может выполнить эти требования, все вновь создаваемые некоммерческие организации называют себя по-разному, но никак не «российскими». А без этого организации, претендующие на роль представителей производителей молока, объективно не могут сопоставляться с Российским союзом предприятий молочной отрасли.

Точно так же совсем недавно создали Национальный союз производителей зерна, при том что есть Зерновой союз России… Это всё приходит и уходит, а большие корабли остаются. При этом я не исключаю возможность, когда какой-либо из вновь организованных союзов сможет в будущем своей практической деятельностью доказать состоятельность своих претензий на российский статус.

С самого начала работы Молочного союза России главной нашей задачей мы декларировали участие в создании нормативно-правовых документов, которые будут определять правила существования отрасли. Не важно, касаются ли эти документы молочного животноводства, или молочного рынка, или перерабатывающей промышленности. Технический регламент на молочную продукцию, за исключением некоторых корявых правок, сделанных на финише властью, - результат нашей работы. Регламент устанавливает требования как к производителям молока, так и к его переработке, так и к торговле им. То есть по содержанию этот документ имеет объективный межведомственный характер. Так что мы занимаемся всеми вопросами производства молока.

На протяжении всех лет нашей деятельности вновь создаваемым организациям мы предлагали официально, в том числе и письменно, соединить свои усилия вплоть до объединений исполнительных дирекций, чтобы работать в унисон, во имя дела. Но за все 10 лет моей работы в нынешней должности ни разу ни одна организация, декларируя в своей деятельности возможность согласования позиций, выработки совместных действий, на объединительные действия никогда не шла. Никогда!

Конечно, можно бросить в наш огород камень за то, что мы не представляем производителей сырого молока. Но мы всегда всем производителям молока говорили: приходите к нам.

- В ваш Союз действительно не входит ни один производитель молока?

- Нет, на прямую - не входит. Но, с другой стороны, очень многие молочные заводы по принципу агрохолдингов имеют в собственности молочное животноводство. И молочные заводы, являясь участниками нашего Союза, опосредованно представляют интересы и молочного животноводства.

Давайте зададим вопрос: кто сегодня в России самый крупный производитель сырого молока? Принято считать, что это – группа «Красный Восток» (совладельцем ОАО «Агрохолдинг «Красный Восток» является депутат Госдумы Айрат Хайруллин, президент Национального союза производителей молока. – Ред.). Но если посмотреть повнимательнее, то можно увидеть, что есть менее публичная в теме молочного животноводства персона, как Давид Михайлович Якобашвили, который является председателем совета директоров компании «Вимм-Билль-Данн» и председателем совета нашего Союза, то есть моим непосредственным начальником. Так вот, у Давида Михайловича Якобашвили в собственности порядка 30 тысяч коров – в Московской, Ленинградской, Волгоградской области, в Краснодарском крае. И Давид Михайлович по сути является самым крупным в России производителем молока. Так что в этом смысле мы в большей степени представляем интересы производителей сырого молока, чем кто бы то ни было другой в России.

Что касается Национального союза производителей молока, то ещё до его создания я вёл переговоры с господином Даниленко, когда он руководил компанией «Русские фермы» и у него был бизнес в Белгороде, о том, что было бы правильно, если бы он вошёл в наш Союз и возглавил соответствующее направление. Но Андрей Львович не захотел идти по этому пути. После создания Национального союза производителей молока мы провели очень много переговоров на предмет необходимости выработки согласованных действий. И у нас это до недавнего времени как-то получалось. Сейчас мы разошлись в вопросе видения системы ценообразования.

При всём том мы занимаем такую позицию, что чем больше будет голосов в поддержку развития молочного рынка, тем лучше. У нас нет претензий на монополию и желания действовать только в одиночку. Пусть будет и десять, и пятнадцать молочных организаций. Если все они будут говорить об одном и том же и если это будет способствовать принятию властью более оперативных решений в пользу молочного животноводства и молочного рынка, будет замечательно. Проблема в том, что между самими защитниками молочного дела в России возникают разногласия по базовым моментам, которые объясняются либо неосведомлённостью, либо некомпетентностью, но гораздо хуже – если в основе лежат осознанные популистские амбиции. И с этим мы мириться не можем. Если власть будет получать массу различных предложений по одним и тем же вопросам, эффективности решений власти это способствовать не будет. Очень наглядно подобная ситуация проявилась в теме сухого молока и термина «молочный напиток». Почему-то животноводы считают, что сухое молоко – это тот продукт, который мешает им благополучно развиваться.


- И они одолели вас, их точка зрения восторжествовала.

- Восторжествовала, но временно. Это некомпетентное, неграмотное решение. Мир смеётся над этим решением. Просто получилось так, что в решении этого вопроса были задействованы почти все первые лица страны. Осознание ошибочности наступило, но исправить ошибку тяжело. Пройдёт время, пять-шесть лет, и всё встанет на свои места. Потому что есть мировая практика, есть мировые стандарты, в соответствии с которыми молоко, изготовленное из сухого молока, называется восстановленным молоком. «Молочный напиток» - это исключительно российский нонсенс, российское «ноу-хау». Россия часто испытывает особенные пути развития, но, к сожалению, эти особенные пути ярких результатов не демонстрируют.

К чему привело введение термина «молочный напиток», на чём настаивал минсельхоз РФ ещё с 2002 года? Если не поленитесь, можете найти в интернете нашу полемику с минсельхозом на эту тему. Мы говорили о том, что принятие такого решения повлечёт за собой резкое сокращение производства сухого молока, отсюда – высвобождение лишних ресурсов сырого молока, что будет дополнительно способствовать летнему обвалу цен. Что и произошло летом прошлого года. Нужно было семь лет рассуждать о «молочном напитке», чтобы убедиться в результате.

Единственное, что могу отметить. Мне совершенно не свойственен пиетет перед властью, холуйством я никогда не отличался, но руководство минсельхоза РФ в сегодняшнем составе – это принципиально новая управленческая команда и сегодняшние подходы министерства к молочным вопросам – более конструктивные. Набор протекционистских мер по отношению к молочному рынку, принятый в прошлом году, был беспрецедентным как по количеству этих мер, так и по сумме средств, направленных в обеспечение этих мер.


- Вы ругаете или одобряете эти меры?
- Я одобряю. Я вижу, что пришло понимание ситуации. Более того, в октябре 2009 года на заседании консультативного совета минсельхоза РФ министр Е. Скрынник, уже осознав тему сухого молока и «молочного напитка», протокольно приняла решение о необходимости реабилитации термина «восстановленное молоко». Правда, до конца этот вопрос ещё не доведен. Но, проработав министром всего полгода, она в этом вопросе по крайней мере разобралась. Предыдущие шесть лет всё было наоборот. Поэтому я надеюсь, что разум, как всегда, рано или поздно победит.

Для нас очевидно, что сухое молоко – это результат сушки сырого молока в период его лишнего производства. Лишнее производство возникает не у переработчиков, а у животноводов летом. Они недовольны тем, что летом цена на молоко низкая. Но если молока много летом, то какая ещё может быть цена? Значит, надо производить больше молока не летом, а зимой, технологически это абсолютно не трудно. Но грамотных руководителей сельскохозяйственных предприятий меньше, чем неграмотных. Поэтому хор неграмотных звучит громче.

Давайте задумаемся: государство не занимается проблемой обеспечения населения страны овощами и фруктами. Этой головной боли у власти нет, овощи и фрукты есть на рынке везде и всегда, круглый год. Но если вся страна начнёт выращивать редиску в июне, когда она сама растёт, жаловаться, что редиска нерентабельна, бессмысленно. Почему-то все производители овощей и фруктов научились обеспечивать производство, хранение и поставку товара таким образом, чтобы продукт был на рынке тогда, когда на него есть спрос. И при этом никого не удивляет разница в цене на огурцы в январе и августе. Было бы смешно услышать, что торговцы огурцами вышли на улицу с плакатами, на которых написаны требования сохранить январскую цену в августе.

- Возможно, проблема цен на огурцы не так болезненна для нашей экономики, как на молоко…
- Я привёл пример для наглядности. С точки зрения постулатов экономики огурцы и молоко как «товар -продукт труда, предназначенный для продажи» - одно и то же. Тем более что и то и другое – не Богом данная вещь, производство молока, как и огурцов, вполне управляемые процессы. А значит, всё в руках технологов, всё можно наладить, исправить.
Самое поразительное, что убедить в механизме ценообразования на сырое молоко журналиста, даже совершенно непосвященного в тонкости сельского хозяйства, можно в течение получаса, если показать кривую производства молока (диаграммы 1 и 2), спроса и так далее. А вот до чиновников и политиков эта информация доходит тяжело.


- Как вы думаете, почему эта информация не доходит и до производителей молока? Почему вроде серьёзные животноводческие предприятия допускают летом всплеск производства молока?
- К сожалению, среди управленцев АПК довольно широко распространена некомпетентность в технологических вопросах молочного животноводства. Пусть они не обижаются, но это так. Если в таких регионах, как, например, Ленинградская область, ещё с 70-х годов нет такого явления, как сезонность производства молока, а Ленинградская область – не самая благоприятная с точки зрения климатических условий для развития молочного животноводства, то почему опыт ленинградцев не стал примером для подражания во всей стране (таблицы 1 и 2)?

Сегодня можно порадоваться за птицеводов, свиноводов, потому что они ушли от кустарного производства в промышленные технологии. Сегодня на любом свинокомплексе, на любой яичной или бройлерной фабрике технологии отработаны до такой степени, что ни чем не отличаются от таких же предприятий Европы и Америки. Это позволяет нашим свиноводам и птицеводам стабильно выпускать конкурентоспособный продукт заданного качества. А вот в молочном животноводстве пренебрежение технологическими правилами распространено до непозволительного уровня. И осознания, что корень всех проблем молочного животноводства лежит именно в технологии, пока не наступило. Хотя молочное животноводство – объективно самовоспроизводимая рентабельная отрасль и имеет все условия для устойчивого развития практически на всей территории России. Говорю это как человек, 13 лет своей жизни посвятивший непосредственно молочному животноводству.

- Где вы работали?
- ГНУ ППЗ «Смена» Сергиево-Посадского района Московской области.

- Так это же одно из крупнейших птицеводческих предприятий России. Они и молоком занимаются?
- Да. Более того, ещё с советских времён, с 70-80-х годов наиболее высокая молочная продуктивность была в хозяйствах свиноводческих, коневодческих, птицеводческих. Отчасти это происходило благодаря лучшему обеспечению комбикормами, это правда. Но главным образом потому, что и свиноводы, и птицеводы, и коневоды (а главный зоотехник был один на всё хозяйство), понимая важность соблюдения технологии в профильном деле, транслировали технологическую культуру и в молочное животноводство предприятия. Одним из самых передовых молочных хозяйств в 70-е годы был Пермский конный завод с удоем 6600. В Московской области это были Московский конный завод, Глебовскя птицефабрика, та же птицефабрика «Смена» и так далее.


В Советском Союзе цена на молоко была фиксированной, она была одинаковой в течение года. Но при этом рядом находились два хозяйства – один «Путь Ленина», другой «Заветы Ленина», у одного рентабельность была плюс 40, у другого – минус 40. Если вы сейчас внимательно проанализируете экономику нескольких сегодняшних молочных хозяйств, расположенных рядом, то, так же как и в советские времена, у одних рентабельность будет положительная, у других – отрицательная. То есть фактор менеджмента как был, так и остается актуальным. А в свиноводстве и птицеводстве таких значительных контрастов вы не найдёте. Представить себе нельзя, чтобы одна бройлерная птицефабрика голосила, мол, караул, цена на бройлеры не обеспечивает мне рентабельности, а соседняя говорила, что у неё всё в порядке. В молочном же производстве всё именно так.
До смешного доходит. Когда цена на молоко на рынке 9 рублей, производители говорят: мы на каждом литре теряем 2 рубля, у нас себестоимость 11 рублей. Когда цена на рынке 14 рублей, опять то же самое: мы на каждом литре теряем 2 рубля, у нас себестоимость 16 рублей (диаграммы 3 и 4).

Пиковые значения цены за последние три года приходились на январь-февраль, цена держится на уровне 12-14 рублей. В это время собираются собрания животноводов – в Тамбове, Ярославле, неважно где – и провозглашают: для рентабельного ведения молочного животноводства цена должна быть не ниже 20 рублей. Вот тогда будет хорошо. Летом эти же собрания заявляют, что цена должна быть не ниже 12 рублей, вот тогда можно жить. И так постоянно. Чистая митинговщина и ничего больше. Самое неприятное, что эта митинговщина сейчас на местах поддерживается аграрной властью.
На самом деле российская цена на сырое молоко сегодня выше европейской (график 1).

Смотрите, сейчас цена в ЕС – 0,28 евро за килограмм, то есть 11,2 рубля. И обратите внимание, что речь идёт о молоке с содержанием жира 4,2% и белка 3,4%, то есть сумма сухих веществ составляет 7,6%. Сегодня же среднероссийская цена на молоко, согласно данным «Союзмолоко», составляет 12,44 рубля. При этом сегодняшнее молоко в России имеет белка 3,15% и жирность 3,65%, то есть содержание сухих веществ 6,8%. Приводим европейскую цену в соответствие с нашими характеристиками качества и получаем, что такое молоко, какое сегодня производят наши животноводы, в Европе стоило бы 9,86 рубля. А у нас – 12,44! И, наоборот, молоко европейского качества у нас стоило бы 14,05 рубля, а в Европе – 11,2 рубля.
В общем, как ни крути, но если обращаться к фактам, то ни один митинговый тезис не подкрепляется ничем.
Существует ещё один ложный стереотип. Национальный союз производителей молока говорит, что существует вопиющая несправедливость в распределении цены готового молока между аграриями, переработчиками и торговлей. Аграрии с трибуны говорят: мы имеем всего 30%, этого мало, мы настаиваем на том, чтобы наша доля была хотя бы 40%. Вот когда будет 40%, тогда будет хорошо. И все в зале кричат: ура, ура, хотим 40%! А теперь смотрим на реальное положение дел (диаграмма 5).

Данные Росстата: в среднем по России в питьевом молоке доля производителя – 41%. В масле эта доля – 61%. А кричим на всю трибуну: хотим 40%! Да вы сейчас имеете больше.
А теперь посмотрим, как в этом смысле обстоят дела в мире (таблица 3).

Россия не выбивается из общих норм. Исключение – Индия (доля производителя - 70%), но там как продавали молоко в бидонах, так и продают сейчас, переработка минимизирована. Мы хотим в Индию? Есть ещё одно исключение – Канада, там доля производителя 65%. Все сразу говорят: хотим, как в Канаде, всё остальное – неправильно. Давайте как в Канаде. Но прежде вспомним, что в Канаде уровень доходов населения в 15 раз выше, чем в России. Если каждому жителю России дать денег в 15 раз больше, то, наверное, он сможет заплатить за молоко не сегодняшние 30 рублей, а все 60. И тогда на долю производителя придётся 65% от этой суммы, и торговля с переработкой будут довольны. Осталась «ерунда» - поднять доходы российского населения в 15 раз. Тогда нам говорят: в Европе производителям молока платят дотации в дополнение к цене, которую дают молочные комбинаты. Замечательно. Но кто даёт в Европе дотации? Молокозаводы? Нет, Европейский союз! У нас тоже есть правительство, так почему вы требуете дотацию в воротах молзавода?


Теперь посмотрите на ещё один очень интересный факт: кто из животноводов у нас больше всего митингует и кричит, как ему плохо живётся. ВИАПИ им. А.А. Никонова ежегодно составляет рейтинги лучших сельскохозяйственных предприятий России, в том числе производящих молоко. У лучших из них рентабельность молочного производства составляет и 40%, и 70%, и 80%. Кто эти предприятия? Где они находятся? В самых комфортных для производства молока условиях? Нет, они находятся по всей России. И за них надо только порадоваться. А кто возглавляет последний рейтинг лучших производителей молока? Известный нам «Красный Восток» с рентабельностью 53,2%. А кто закидал всё правительство, всю власть письмами об убыточности молочного животноводства? Лидеры!

- Наверное, они радеют за всё молочное животноводство России, а не за себя лично.
- Нет, они эту убыточность иллюстрирует собственными примерами. Что тут сказать? Вероятно, во всём этом превалируют исключительно политические интересы.

- Как бы то ни было, но высшими аграрными лидерами страны озвучена желательная минимальная базовая закупочная цена на молоко – 11 рублей, региональные власти полны решимости, если судить по их публичным заявлениями, добиваться соблюдения этой цены. Реально ли это?


- Абсолютно нет. Даю 250%, что этим летом цена в 11 рублей выдержана не будет. Ну если только не случится каких-то катаклизмов, 40-градусная засуха, к примеру, в результате которой во всей стране вообще не будет молока. В нормальном же режиме предлагаемая ценовая ситуация нереализуема. Политики очень часто говорят то, что с жизнью явно не вяжется. Но им всё прощается, поскольку все понимают: это политики.


Письмо Российского союза предприятий молочной отрасли в министерство сельского хозяйства России о принципах формирования цены на сырое молоко

Информируем вас о то, что в соответствии с соответствующим поручением нами на регулярной основе велись переговоры с представителями Национального союза производителей молока по разработке соглашения о принципах формирования цены на сырое молоко.


Результатом переговоров являются два проекта несогласованных сторонами документов.


Представленные нами методология формирования цены и расчетные уровни предельных значений минимальных цен на сырое молоко в летний период 2010 года на территории Российской Федерации, дифференцированные по федеральным округам, по категориям поставщиков с различными уровнями сезонности производимого молока и различными подходами к интенсификации производства, основаны на рыночной практике и в случае их практического применения обеспечивают создание условий для нивелирования сезонных ценовых колебаний на рынке сырого молока в течение календарного года – повышение цены в летний период 2010 года на 20% к уровню 2009 года. Кроме того, наши предложения направлены на сохранение экономической конкурентоспособности отечественного молочного рынка в целом и поддержание существующего потребительского спроса.


Методика формирования и предельный уровень минимальной цены, предлагаемые Национальным союзом производителей молока, на наш взгляд, являются декларативными и нерыночными и, следовательно, практически нереализуемыми.
К сожалению, приходится констатировать, что эти предложения основаны не на отраслевых интересах, а исключительно на частных - непосредственно членов правления Национального союза производителей молока, отождествляющих межотраслевое соглашение с собственными контрактами.


Вместе с тем, в случае подписания соглашения во второй версии существует высокая вероятность в последующем широкого распространения сопровождения данного документа административным ресурсом органов управления АПК субъектов Российской Федерации, что на практике приведет к значительной дестабилизации молочного рынка – выпуску неконкурентоспособных по стоимости таких видов молочной продукции, как сухое молоко, сливочное масло, сычужные сыры. Итогом такой деятельности станут накопление нереализованных товарных запасов к осени 2010 года, массовые задержки платежей за поставленное сырое молоко, снижение экономической эффективности деятельности большей части средних и малых молокоперерабатывающих предприятий районного уровня в значительной части субъектов Российской Федерации вплоть до остановки производства – примеров подобного исхода развития событий в Российской Федерации предостаточно.
Кроме того, наши расчеты показывают, что гипотетическое применение предложений Национального союза производителей молока ко всей отрасли приведет к очень значительному повышению цен производителей молочной продукции, что потребует совершенно нового уровня таможенно-тарифной защиты молочного рынка. Окончательным результатом станет резкое сокращение объемов потребления молока и молочной продукции, высвобождение ресурсов сырого молока и ценовой обвал молочного рынка.


Ниже прилагаем расчеты.


В летний период 2009 года средняя минимальная цена за 1 кг сырого молока в РФ составляла 8,36 руб. При этом нижние значения цены устанавливались в значениях 4,5 рубля и 6,0 рубля соответственно при закупках у населения и у сельхозпредприятий, работающих с выраженной сезонностью. Минимальные значения для стабильно работающих поставщиков находились в пределах 9-10 рублей за 1 кг физического молока в различных регионах РФ.


В настоящее время средняя цена за 1 кг сырого молока в Российской Федерации составляет 12 рублей. Для сравнения – в настоящее время в странах ЕЭС-27 средняя цена составляет 0,28 евро с тенденцией снижения. При этом указанная цена устанавливается за 1 кг условного молока с содержанием жира и белка соответственно 4,2 и 3,4 % и характеризующегося показателями по бактериальной обсемененности и содержанию соматических клеток на уровне 20 тыс. ед. и 200 тыс. ед. в 1 мл. С учетом курсов валют и коррекции на физико-химический состав цена на сырое молоко в ЕЭС сегодня составляет – 10 руб. Для сравнения – в настоящее время показатели содержания жира и белка в молоке РФ характеризуются значениями – 3,7 и 3,1, а в летний период – 3,6 и 2,9 процента соответственно, при этом требования к молоку первого сорта (85% объема поставок) по бакобсемененности и содержанию соматических клеток кардинально ниже – 500 тыс. и 1 млн соответственно. Таким образом, на сегодня в сопоставимых величинах цена на молоко в РФ выше среднеевропейской почти на 20% при несопоставимых требованиях по качеству.


Цена за 1 кг молока в сопоставимых с ЕС единицах составляет сегодня: в США – 0,21 евро, Новой Зеландии – 0,18 евро. Цена на Украине находится в пределах 0,25-0,4 долл. США за 1 кг физического молока. Цена в Белоруссии установлена правительством – 0,18 евро за 1 кг первого сорта с параметрами по жиру и белку 3,4 и 3,0 соответственно.


На протяжении 2001-2009 годов степень снижения цены в летний период по отношению к зимнему составляла: в 2001 году – 16%, в 2002 году – 29%, в 2003 году – 18%, в 2004 году – 23%, в 2005 году – 22%, в 2006 году – 29%, в 2007 году – 4%, в 2008 году – 20%, в 2009 году – 21%.


Исходя из сложившейся практики следует прогнозировать значение средней минимальной цены в 2010 году на уровне 9,0 рубля (+ 7% к 2009 году).


Версия соглашения в редакции Молочного союза России рекомендует устанавливать минимальные значения цены за 1 кг физического молока (с содержанием жира и белка соответственно не ниже 3,8 и 3,2 процента) для стабильно работающих поставщиков на уровне не ниже 11 рублей в ЦФО И СЗФО, не ниже 10 рублей - для остальных федеральных округов (кроме ДФО). При этом для сезонных поставщиков рекомендуется установить цену на уровне не ниже 8 рублей (+33% к 2009 году) Это позволит, по оценкам РСПМО, увеличить среднее значение цены примерно на 15-20% по отношению к «нерегулируемому» уровню – до 11 рублей.


Версия Национального союза производителей исходит из минимального уровня цены в размере 11 рублей за 1 кг условного молока с параметрами по содержанию жира и белка соответственно 3,4% и 3,0% без дифференциации по округам и вне зависимости от сезонности поставок.


На практике такой подход приведет к формированию гипотетической расчетной цены за сырое молоко в летний период на уровне 12,5 рублей за 1 кг физического молока, или на 50% выше уровня 2009 года.


В этом случае из-за повышения стоимости сырья – сырого молока расчетная стоимость таких продуктов, как сухое молоко, сливочное масло, сычужные сыры, увеличится соответственно на 35%, 32%, и 21%.


Для поддержания конкурентоспособности отечественной продукции по такой стоимости уровень таможенно-тарифной защиты должен будет быть заградительным (включая Украину и Белоруссию) – не менее чем 50%.


Кроме того, следует вспомнить тот факт, что более чем 30%-ный рост цен на молочном рынке за период 2007-08 годов привел к снижению физических объемов продаж молочной продукции более, чем на 12%.


Снижение объемов потребления молочных продуктов и обвал молочного рынка при гипотетической реализации предложений Национального союза производителей молока на всей территории страны не кажутся сомнительными.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

30.11.2016

Под обстрел Счетной палаты

28 ноября Счетная палата опубликовала официальный отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ эффективности реализации мероприятий, направленных на импортозамещение в молочной отрасли в 2015 году и истекшем периоде 2016 года».
Вторая пятилетка, ООО
Адрес:  Воронежская обл., Лискинский район, пос. свх Вторая Пятилетка, ул. Центральная, д. 5
Агромолоко, ООО
Адрес:  Воронежская обл., Острогожский район, с. Терновое, ул. Советская, д. 48 корп. А
Агрофирма Подгорное, ООО
Адрес:  Воронежская обл., Россошанский район, с. Подгорное, ул. Пролетарская, д. 16А
Агрофирма Шипова Дубрава, ООО
Адрес:  Воронежская обл., Бутурлиновский район, с. Козловка, ул. Дзержинского, д. 28