13.04.2010
Источник: DairyNews.ru
Регион: Россия
«Самая большая наша победа – это техрегламент»
Российскому Союзу предприятий молочной отрасли  - 10 лет. И все эти годы Владимир Лабинов бессменно является его исполнительным директором. В интервью нашему изданию он рассказал о том, почему тема молока не сходит с первых полос газет, куда выливают молоко производители, а также кто на самом деле диктует свои условия на рынке. 

DN: В последнее время на всех уровнях очень активно обсуждается тема молока. С чем связан повышенный интерес к этой отрасли?
Во-первых, это связано с тем, что молоко и молочные продукты являются одним из основных продуктов питания в рационе населения. Во-вторых, именно молочный рынок сегодня в наибольшей степени обеспечен нормативными документами. Это дает возможности объективного контроля, результаты которого попадают в прессу и становятся достоянием масс. В-третьих, молочные продукты являются наиболее рисковыми с точки зрения какого-то негативного воздействия на организм в случае, если нарушена технология производства или не соблюдены правила хранения. И, наконец, власть уделяет больше времени и внимания вопросам развития молочного животноводства, чем другим отраслям сельского хозяйства. И эта забота о молочном рынке также транслируется в массы.  

DN: В обозримом будущем ситуация может измениться?
Нет, молочной отрасли будет уделяться не меньше внимания. Дискуссия по поводу того, что такое молочный напиток, что такое суррогат будет еще долго продолжаться. А наш Союз будет продолжать вести линию по реабилитации термина «молоко восстановленное».  И мы все равно эту проблему решим, это всего лишь вопрос времени. Признание, что это была ошибка, придет. Возможно, кому-то будет стыдно.  

DN: Какие, по вашему мнению, факторы повлияли на развитие всей молочной отрасли? 
Во-первых, уровень потребления молока на душу населения. Этот фактор потенциально определяет емкость рынка. Во-вторых, население должно быть лояльно к молочной категории в целом. Наши производители молока часто говорят о том, что настоящее молоко только у них, а то, что выпускают заводы, является уже суррогатом. Хорошо, давайте будем поить всю страну молоком из бочек. Через неделю все население окажется в больнице. Кто-то должен объяснить это потребителям.  

DN: Как Вы оцениваете объем перерабатывающего сегмента молочной отрасли в денежном выражении?
Сложно оценить отдельно сегменты переработки и производства. Емкость всего молочного рынка я оценивают в 20 млрд. долларов.

DN: Не так давно журнал «Финанс.» опубликовал список самых богатых людей России, в который вошли несколько представителей крупных молокоперерабатывающих компаний. Это подтверждает обвинения в том, что переработчики наживаются на производителях?
Начнем с того, что концентрация бизнеса в перерабатывающей промышленности объективно выше. Если крупные производители молока производят в сутки 30-40 тонн, то небольшое перерабатывающее предприятие перерабатывает в сутки 100 тонн молока. Кроме того, у собственников молочных заводов много и других немолочных направлений бизнеса. Поэтому сопоставлять эти вещи просто не корректно. 

DN: Но почему, все-таки, такое мнение сложилось?
Аграрии привыкли представляться униженными  и оскорбленными. Объективные основа под этим есть, все равно в цепочке «производитель молока – переработчик молока – сфера оборота - потребительский спрос» самым незащищенным звеном является производитель.  Ему действительно тяжело. Но при правильной организации труда, молочное животноводство — это прибыльный бизнес. И большая часть хозяйств, которые это знают и понимают и которые сумели это реализовать, чувствуют себя комфортно. Но существует некая лукавая привычка поплакаться, оставшаяся еще с советских времен. Сельскому хозяйству часто выделяли деньги, прощали невозвраты кредитов.  А излишняя опека со стороны органов власти, экономически не очень обоснованная, приводит к тому, что иждивенческие и политиканские настроения среди руководителей молочных хозяйств разрастаются. Это плохо. Поддерживать и развивать подобные течения не нужно. Да, отрасли нужно помогать, но при этом надо всегда говорить об организации оптимизации производственного процесса. Нужно находить действительно больные вопросы, требующие решения, и не переводить их исключительно в плоскость цены. Много в этой подаче нечестного, в том числе и в высказываниях самых авторитетных молочных лидеров. 
Производители молока любят угрожать тем, что выльют молоко в канаву.  Это меня категорически возмущает. Нет необходимости ничего никуда выливать, всегда есть молочный завод, на который можно сдать молоко. Вопрос только в том,  по какой цене, какого качества это сырье, и в то ли время года оно произведено. Но, в любом случае, это будет выгоднее, чем выливать молоко. Это не конструктивный способ привлечь внимание, а некрасивый прием, рассчитанный на то, чтобы взбудоражить общественное мнение. Но никакой пользы эти действия молочной отрасли не приносят. 
Примеров такого неэтичного поведения по отношению к объективным партнерским отношениям у нас много и, к сожалению, в большей степени этим грешат производители молока. Это не правильно.
Я сам в свое время был производителем, и я гордился тем, что у меня хорошие отношения с молочным заводом. С каким бы из них я не работал, я всегда был уверен, что он меня не подведет. И всегда, какая бы проблема не возникла, я знал, что у меня на заводе есть партнеры, которые меня выручат и всегда мне помогут. 

DN: А почему вы прекратили эту деятельность? 
Потому что я вырос «из этих штанов».

DN: Так кто же на самом деле имеет влияние на молочном рынке?
После распада Советского Союза количество сельхозпредприятий, многие из которых разорились,  сократилось более чем в 2 раза. То же самое происходило и в промышленном производстве, только молочных заводов разорилось более 80%. Остались те, кто в состоянии был выдержать нагрузку за счет оптимизации, поглощений, слияний. Тоже можно сказать и о торговле. Все ругают сети, но цены там ниже, а  качество продукции выше. Все производители выстраиваются в очередь для того, чтобы заключить контракт, получить свои полки и поставить туда продукцию. Значит, зря ругают, и какой-то компромисс достигнут.
Это из области везде хорошо, где нас нет. Везде есть свои трудности. Возьмем, к примеру, советское время, когда все за всех решал Госплан. Были установлены цены на сырое молоко, на готовую продукцию, была установлена торговая наценка – государство все регулировало. Но при этом и прибыльными и убыточными были и колхозы, и молочные заводы, и магазины. Фактор менеджмента всегда был определяющим. 

DN: Как Вы относитесь к инициативе производителей налаживать собственную переработку?
Была идея организации вертикально-интегрированных холдингов, которые могли бы объединить все составные: производство, переработку и реализацию. Но эта инициатива не нашла широкого применения. В этом не было необходимости. Есть множество примеров, когда производители молока пытались организовать собственную переработку. Где-то в пригородных зонах, крупным производителям удается реализовывать стерилизованное молоко. Но это единичные случаи. Те, кто пробовал заняться переработкой, в итоге поняли, что заниматься этим, имея небольшие объемы сырья, не получается.

DN: Какие наиболее масштабные проекты в перерабатывающей отрасли должны стартовать в этом году?
Сейчас очень большие инвестиционные проекты реализуются в сыроделии. На протяжении последних двух лет этот сегмент переработки стал инвестиционно привлекательным. Примеров масштабной организации поточного автоматизированного производства сыров не так много, но их становится все больше и больше. Самый первый, самый крупный и самый удачный проект был реализован компанией «Вимм-Билль-Данн»  на Рубцовском молочном заводе, где был начат выпуск сыров под маркой «Ламбер». Равных ему пока нет. Но подобных проектов в стадии строительства достаточно много: в Татарстане, в Удмуртии, в Краснодарском крае, в Кировской и Воронежских областях.
Что касается крупных цельномолочных заводов, то сейчас большая их часть либо осуществила, либо находится в процессе технической модернизации. Это позволяет поддерживать упаковочные решения в состоянии конкурентоспособности, позволяет сокращать издержки при переработке и комплексно использовать все сырье. Новых предприятий не много. Один из последних примеров - завод, построенный группой «Красный восток» в Татарстане, который позже был продан  компании «Юнимилк». Очень хороший завод, пример строительства с нуля нового, современного и конкурентоспособного предприятия. 
Компания «Юнимилк» построила и запустила в Санкт-Петербурге крупный завод, аналогичный проект сейчас реализуется в Новосибирске. 
Производство плавленых сыров сейчас выходит на достойный уровень. Крупнейшими компаниями в этом сегменте сегодня являются «Хохланд» и «Лакталис».
Многие сушильные производства сейчас проходят модернизацию. 

DN: Какие инновационные продукты могут появиться в России в ближайшие годы?
В России пока нет серьезного промышленного производства деликатесных сыров с плесенью. Но это случится не скоро, потому что все-таки это дорогой продукт, дорогая технология, мелкотиражное производство, что отражается на его цене. На эти продукты нужен спрос, обеспеченный доходами. Поэтому в условиях действительности, этот ассортимент у нас появится не скоро. Хотя у нас есть заводы, которые пытаются производить сыр и с белой, и с голубой плесенью, и это у них неплохо получается.  Но все-таки это пробные мелкие партии. 
Что касается цельномолочного продукции, то мы освоили уже весь западный ассортимент. Кисломолочный ряд у нас представлен гораздо шире, чем зарубежный. Здесь нам не надо никого догонять.
Популярными становятся питьевые йогурты с кусочками фруктов, творожные десерты со всевозможными наполнителями. В этих сегментах продолжается рост.  
На рынке появляются принципиально новые технологии, например молочные коктейли с соком, когда смешивается продукты потенциально не смешиваемые. Это сложный процесс. Это направление становится популярным, есть свой сегмент, который постепенно  растет. 

DN: Сможет ли Россия когда-нибудь перерасти импортозависимость по молочным продуктам?
В общем объеме российского молочного рынка доля импорта составляет 16%. При этом, если вычленить отдельные товарные позиции, то доля импорта сыра, сливочного масла и сухого молока составляет 40 %. Вполне возможно, что по сыру и сухому молоку Россия сможет достигнуть самообеспечения в ближайшие 3-4 года. Сложнее ситуация обстоит со сливочным маслом. С учетом потенциальной емкости рынка и с учетом формирования потребительского спроса на этот продукт, маловероятно, что Россия сможет им полностью себя обеспечить. 

DN: Но нужно ли России бороться с импортозависимостью? 
Вопрос стоит  не в том, нужно это или не нужно. Есть установка производить продукт в достаточном объеме не только для внутреннего потребления, но и иметь ресурсы для экспорта. 
Даже в тех странах, где объем производства превышает потребности рынка, самообеспеченность составляет менее ста процентов. Все равно есть импорт, есть обмен. Другое дело, когда уровень самообеспечения в стране на уровне 90 %, но при этом доля экспорта достаточно высокая. Поэтому сейчас нужно говорить с одной стороны об импортозамещении, а с другой стороны о переходе на экспортоориентированное производство. И у России для этого есть объективный потенциал. С учетом роста мирового народонаселения, с учетом того, что в основных молокопроизводящих зонах давно уже достигнуто плато, и объективные возможности дальнейшего прироста производства молока во всех интенсивных регионах уже ограничены, стран, которые способны потенциально наращивать этот объем, не так много, и Россия в их числе. 
В будущем мы можем ориентироваться на экспорт в Восточную Азию, на Африканский континент. Это страны, где народонаселение растет, потребление молока увеличивается, при этом собственного производства практически нет.  

DN: Молочному Союзу 10 лет. Каковы Ваши главные достижения и неудачи?
Самая большая наша победа – это техрегламент. Мы его написали, довели до утверждения и он действует. Мало кто из пищевых отраслей может этим похвастаться. При нашем участии была создана целая система стандартов и нормативных актов. 
Ежегодный Международный Форум "Молочная Индустрия" – еще одно наше достижение. Это регулярное мероприятие, которое определяет стратегию развития всей молочной отрасли, и служит инструментом  продвижения самых последних технических, технологических, маркетинговых и управленческих решений. 
Если говорить о поражениях, то оно одно: термин «молочный напиток». Не сумели отстоять, не сумели убедить, не сумели доказать.

DN: Можно ли назвать Россию молочной державой?
Да, конечно. Россия входила с тройку крупнейших мировых производителей молока, сейчас сместилась на шестую позицию. Но, тем не менее, она остается лидером. 

DN: Если говорить о других мировых молочных лидерах, например о Соединенных Штатах Америки, какие различия и сходства существуют между этими странами?
В США теме молока уделяется более компетентное внимание, чем в России. Потребление там не сильно отличается от нашего, по последним данным оно составляет примерно 270 кг на человека. При этом производство молока в США в 2,5 раза выше.  Однако нужно помнить, что Соединенные Штаты в целом находятся в очень благоприятном климатическом поясе.  И условия для развития молочного животноводства там объективно лучше, чем в России, хотя и не значительно.  

DN: Не планируете ли Вы последовать примеру Ваших оппонентов из других отраслевых союзов и заняться политической деятельностью?  
Нет, я планирую еще долго работать в Молочном Союзе России, и вопрос моего пребывания здесь будет определяться нашим собранием. 
У меня есть одно качество, которое не совместимо с политической деятельностью: я не могу фальшивить и врать. Где-то я излишне прямолинеен. Часто я себя за это ругаю, но потом прихожу к выводу, что если бы не сделал чего-то, то не уважал бы себя. Человек —  такой, какой есть, и его трудно исправить. В лучшем случае я могу промолчать, но говорить заведомо глупые и неграмотные вещи, тем более с трибуны, я не могу. Если меня при всех спросят о том, как я отношусь к проекту «Семенные фермы», я, либо воздержусь от ответа, либо расскажу, как я вижу всю утопичность этой идеи. Если меня спросят, как я отношусь к идее создания кооперативных заводов, то я никогда не скажу, что это спасет Россию. Когда я говорю, что решение зафиксировать закупочную цену на одном уровне – это глупость, то это, конечно, многим не нравится. Но это правда. Поэтому я не буду политиком. 

Страницы: 1 2 3 След.
Гость
ха ха
Грустный фермер
Стал по-другому относится к Лабинову.
Жму руку.
Гость
с Даниленко сравнивать нельзя, тот прет в политики. Наверное депутатом хочет быть.
Павел А.
Я тут целый час вчера писал комент в рубрику про жиры, естественно никто не печатает. Они же ниц падают перед Лабиновым, судя по заставкам. Тоже, "Здравствуйте, Царь!".

Я вот простой потребитель, но с тех пор как перешел на работу, связанную с закупками и поставками молока на переработку, стал заходить на этот сайт и читать комменты. Не нравится мне вся эта возня вокруг мороженного, что к нему прицепились, что это – продукт первой необходимости? Типа встал с утра, сразу надо его поесть? Многие настолько редко уже его едят, что пусть уже мороженщики там и примешают свои растительные масла в конце концов, хотя мне лично больше нравится натуральный старый добрый пломбир, но не в этом соль.
Молочный Союз в лице г-на Лабинова продолжает войну с мороженщиками, а кто будет воевать с ним за то, чтобы масло сливочное превратилось в масло? Кого за это привлекать к ответственности? У нас полки магазинов, особенно в регионах, завалены полнейшим фальсификатом, который производят члены Союза, возглавляемого г-ном Лабиновом. Ну, повысили таможенную пошлину на растительные масла, и что изменилось, кроме того, что мы – покупатели стали платить больше все за тот же суррогат. Создается впечатление, что борьба с мороженщиками ведется, чтобы отвлечь от проблемы качества сливочного масла. Его – то мы едим каждый день, а было бы качественным, ели бы еще чаще. Все, как в пословице, «У соседа соринку заметил, а у себя в глазу бревно не видит».
Своим проигрышем Лабинов считает то, что не удалось убрать молочный напиток. Это значит шибко расстроился, что мы когда-нибудь возможно узнаем, что они в пакетах бадяжат. Мои аплодисменты этому фигуранту молочного рынка! И после этого он уверяет, что не может правду скрывать! Ха-ха!
Вот в Америке в кризис крупные компании, банки прекратили платить бонусы своим топ-менеджерам, а у нас? В то время, как сельхозпроизводители забивают скот, чтобы расплатиться с рабочими, топ-менеджеры перерабатывающих предприятий во главе с Лабиновым едут на Тайланд, мотивируя это необходимостью изучения насущных проблем отрасли. Сразу после собственной выставки и конференции. Большего цинизма за последнее время я не слышал. Наверное, обсуждали вопросы улучшения качества мороженного.
Петрик Игорь
Да Брателлассы. Те кто постарше, должны помнить судьбоносные Съезды КПСС. И начинались они с выступления Генерального Секретаря ЦК КПСС (Ну Брежневу до Лабинского - далеко, а вот Михаил Сергеевич - пожалуй). так вот, рассказывал нам Ген.Сек о том, как все у нас хорошо и как будет еще лучше. Вот и тут - прочитал и на душе как то потеплело и радостно стало - благодать (строим, запускаем, иновации внедряем).
А Тех.регламент - так это вообще наше все. Ой ли?
И опять с народом не свезло - не умеет гад работать. А где же взять ее - эффективность эту, когда молочники сговорившись по 6 рублей за литр молоко берут? Это же сколько у него (молока) должна быть себестоимость? Или Вы не знаете о выявленных фактах монопольного ценового сговора? А не за счет ли именно этого сговора и отсрочки платежей за полученное молоко и попали ваши подзащитные в золотой список? Ведь по большому счету, Молочникам не особо и нужно местное молоко. Гораздо проще закупать сухое молоко (датированное по самое не горюй) и не иметь никаких проблем. Так что , надо сказать им спасибо, что вообще берут. Ну а народ - он все выпьет. (Я пока еще не видел продукт - молочный напиток, наверное, все одумались). Есть такое умное слово - Компрадорская буржуазия. Ну так это именно про нее.
Да - хотел рассказать анекдот времен Брежнева:
Брежнев читает свой доклад; В следующей пятилетки Мы будем жить лучше
- (голос из зала) А МЫ???
Гость
Вы знаете! А зря Вы так к фигуре Лабинова! Это интересный человек и хороший специалист! Я считаю, что 90% упреков в его адрес - это зависть. Многие хотели бы оказаться на его месте, но не всем дано. Вы, вот, Игорь, например, даже пишете с ошибками... И фамилия, кстати, у него не "Лабинский", а Лабинов! Как Вам можно доверить более важные дела, чем участие в форуме?
И правильно ребята сделали такой баннер. При всей его публичности личность он достаточно закрытая. И чем больше людей прочитает это интервью, тем лучше.
Респект Лабинову и сайту.
Гость
Павел А, спасибо! Смеялись всем отделом. Ваша попытка написать искрометную "статейку", разоблачающую Лабинова, как самого коварного врага молочной отрасли нашей страны, как минимум - смешна. Как максимум - глупа.

п.с. Вы не видели большего цинизма чем работа?... Печально за отчизну.
Страницы: 1 2 3 След.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

30.11.2016

Под обстрел Счетной палаты

28 ноября Счетная палата опубликовала официальный отчет о результатах экспертно-аналитического мероприятия «Анализ эффективности реализации мероприятий, направленных на импортозамещение в молочной отрасли в 2015 году и истекшем периоде 2016 года».
Волжский, МУП
Адрес:  Ивановская обл., Приволжский район, с. Ингарь, ул. Спортивная, д. 16
Арефинский колхоз
Адрес:  Ивановская обл., Шуйский район, д Арефино, д. 53
Рассвет, СПК (колхоз)
Адрес:  Ивановская обл., Палехский район, д. Пеньки, ул. 40 лет Победы, д. 48 А
Возрождение, СПК
Адрес:  Ивановская обл., Родниковский район, д Котиха, ул. Солнечная, д. 4