22.07.2013
Источник: menu.chita.ru
Регион: Забайкальский край
Ломка стереотипов

— Первые впечатления от работы — что самое неожиданное, чего, наоборот, ожидали?
— Очень много бюрократии. Я пришёл с работы, где можно было увидеть результат. Здесь увидеть его очень сложно,очень много бюрократических процессов, которые никак нельзя ускорить, хотя мы и стараемся это делать.

Второе, что бросилось в глаза – кадровый потенциал,начиная с министерства, заканчивая простым работником сельского хозяйства. Начинать надо не с вложения огромных денег, а прежде всего с обучения тех, кто работает на селе,повышением их профессионального уровня. После этого можно двигаться дальше.

— Работать больше сложно или больше интересно?
— Для меня любая работа – это, прежде всего, интерес. Если человека не интересует работа,заниматься этим, конечно, не стоит. В моей жизни было немало моментов, когда я приходил работать в чистое поле, но всегда в итоге добивался результата.

— Нет ощущения какого-то сопротивления в министерстве или в доверенной вам отрасли? Ощущения, что вас не принимают?
— Сопротивление есть. В физиологии существует такое понятие как динамический стереотип.Психологи говорят о том, что сформировать его легко, а сломать очень сложно. В сельском хозяйстве региона сложилось представление о том, что оно должно быть экстенсивным. И сломить это положение чрезвычайно сложно. Я этого не ожидал. Существуют люди, которые заинтересованы в том, чтобы сельское хозяйство было неэффективным, чтобы шли деньги,чтобы расходовать их, не получая результата. А для меня это неприемлемо, и поэтому я стараюсь людям объяснять всю цепочку – от субсидий до результата. И не просто объяснять, а запускать все существующие в министерстве механизмы для достижения результата.

Если сравнить Забайкальский край с соседними регионами — например, с Амурской областью,то сразу нужно будет отметить, что уровень культуры производства там намного выше. И для того, чтобы сдвинуть всё с мёртвой точки, не обязательно иметь большое количество денег, нужно иметь профессионализм и культуру. Эти две основные категории должны запустить всю машину.

— С чем связано то, что в соседних регионах ситуация другая? Так сложилось исторически или было другое отношение к построению сельского хозяйства в последние годы?
— Во-первых, исторически. Если взять Амурскую область, то там занимаются выращиванием сои, и животноводство имеет достаточно серьёзную основу. Кормовая база очень хорошая. В 80-е годы там было много колхозов-миллионеров, которые получали достаточное количество продукции именно за счёт того, что применяли интенсивные технологии уже в те годы.

Что касается Забайкалья, то тут, в основном, говорят о том, что нужно заниматься номадным животноводством. С учётом того, что животноводство – это основная отрасль в сельском хозяйстве, которая приносит 75-80% от валового продукта, если мы будем экстенсивно заниматься, то никогда не сдвинемся с мёртвой точки. Нужно переходить на более интенсивные рельсы.

Если посмотреть на другие регионы, то сразу будет заметно, что, прежде всего, развивается комбикормовая промышленность. Производство белковых добавок, протеиноносителей и премиксов за последние годы увеличилось в 4-5 раз. А это как раз то, что мы и предлагаем – сделать сбалансированное питание, увеличить содержание протеиноносителей, то есть ту составляющую, которая даёт продукцию. Это позволит резко увеличить производство мяса,молока, яиц и так далее.

Если идти таким путём, то можно за год, за два увеличить производство продукции, а количество животных увеличится автоматически. Если сельхозтоваропроизводитель чувствует,что экономика идёт в гору, он никогда не будет стоять на месте. Он увеличит производство за счёт увеличения количества животных. Это две взаимосвязанные вещи.

Мясные резервы

— Увеличение производства немедленно повлечёт за собой необходимость решения вопроса сбыта. 
— Сбыт продукции, действительно, определяет производство. Если не будет сбыта, мы никакого производителя не заставим работать в больших объёмах. Но обратите внимание на то, что у нас производство мяса составляет 44 килограмма на одного человека в год, а потребляем мы как минимум 71 килограмм. У нас всего 50% своего мяса, не говоря о молоке, яйце и так далее.

Когда докладывал директор департамента животноводства министерства сельского хозяйства (Владимир Лабинов – директор департамента животноводства и племенного дела Министерства сельского хозяйства РФ, речь идёт о совещании минсельхоза в Чите в июне — ред. ), он обратил внимание, что у нас количество продукции очень маленькое, и он с трудом верит в цифры, которые приведены в статистике. Это и есть резерв, который можно использовать для производимых в регионе продуктов питания – для нужд своего же населения.

Во-вторых, регионы, которые граничат с нами – Амурская область, Якутия, они не располагают такими же возможностями по производству мяса, как Забайкальский край. Поэтому я думаю,что сбыт продукции может быть налажен в эти регионы. Да и потом – у нас же экологически чистая продукция, а рядом сосед — Китай, который, хотим мы этого или не хотим, но будет приобретать экологически чистую продукцию, а не ту, которую выращивают сами китайцы.Рынок вокруг огромный.

Ещё одно направление – развитие кооперации, задача эта поставлена перед нами министерством сельского хозяйства РФ. Кооперация должна иметь плановый характер. Должны быть хозрасчётные подразделения при поселковых администрациях. Во-первых, это будет способствовать наполняемости бюджетов поселений, во-вторых, люди будут знать, куда и кому сбыть продукцию.

ВТО перед нами ставит задачи промышленной переработки всей продукции сельского хозяйства, в том числе и мяса. В регионе реализуется программа по увеличению количества убойных пунктов, в рамках которой мы установили субсидию за полновесный скот в размере 31 рубля на килограмм живого веса. В итоге количество скота на убойных площадках сразу увеличилось в 1,7 раза буквально за год. Было запущено четыре площадки общей мощностью 50 тонн в смену. Это хороший шаг, но убойных площадок не хватает, и мы будем продолжать политику по увеличению их количества. Сейчас площадки работают в Краснокаменске,Маккавеево, Первомайском, Нижнем Цасучее, но простаивает мясокомбинат в Акше, мы рассматриваем варианты по его запуску. Работаем над тем, чтобы построить убойную площадку в Кыринском районе, кто-то будет заниматься этим в центральной части края. Важно,чтобы площадки были равномерно распределены по территории региона.

Проблема ещё в том, что в программе развития мясного скотоводства отсутствует субсидирование полновесного скота. Мы попросили министра субсидию вернуть, потому что это существенным образом влияет на сбыт продукции через убойные площадки.

— Включат?
— Пообещал.

— При нынешнем производстве в 44 килограмма и потреблении в 71 килограмм реально ли приблизиться к тому, чтобы мы обеспечивали собственное потребление? Можем ли прокормить себя?
— Согласно государственной программе по продовольственной безопасности, нужно довести до 80% производство собственной продукции. То есть увеличить производство в 1,5 раза.

— За какой срок?
— Мы должны это сделать в течение 3-4 лет. Хотя в стратегические прогнозирования был внесён показатель в 25-30% роста производства мяса до 2020 года, но, я думаю, что мы сделаем это в более короткие сроки.

— Невозможно не задать вопрос о завозе канадского скота. Ваша оценка подобного рода проектов?
— Такие проекты имеют огромное значение для племенного животноводства. Но существует понятие экономической эффективности, и не обязательно завозить именно импортный скот. У нас есть племзаводы и репродукторы и в Российской Федерации, где можно приобрести скот в два-три раза дешевле канадского. Та же казахская белоголовая и калмыцкая породы тоже имеют хорошие показатели по производству и по мясным качествам. И в рекомендациях Минсельхоза есть прямое указание – приобретать скот на российской территории.

Надо учитывать, что канадский скот был приобретён в лизинг. Стоимость одной головы составила около 130 тысяч рублей за тёлочку и 260 тысяч за бычка. Первые три года государство лизинговые платежи субсидирует, хозяевам скота остаётся лишь обеспечить его полноценное кормление и содержание. Но через три года придётся платить по счетам, а это, в зависимости от количества голов, суммы, достигающие 3 миллионов рублей в год. Для небольшого хозяйства это огромные деньги, и не каждый сможет такую нагрузку нести. Сложно будет продать племенной молодняк, который он получит от этих животных: рынок постепенно насыщается, и реализация молодняка, который тоже будет иметь приличную цену – 250 рублей за килограмм живого веса, будет затруднительна. И тут-то возникнут вопросы по поводу того,насколько это было продуманное решение.

Молочные проблемы

— Насколько перспективен регион в плане развития молочного животноводства?
— Ситуация серьёзная: производство молока имеет очень низкий показатель. В среднем производится 1 620 литров на одну фуражную корову, показатель низкий настолько, что удивил министерство сельского хозяйства РФ. Объяснить это можно тем, что у нас нет высокопродуктивных пород скота, которые могли бы давать по 6 тысяч литров молока в год. Но даже на аборигенных породах можно получать 3,5-4 тысячи литров за счёт рационального кормления.

Это не обязательно должны быть концентраты – 30% концентратов плюс сочные и грубые корма. Сейчас на передовых молочных фермах используют, как правило, монокорма: всё перемешивается, измельчается и даётся коровам, которые его с удовольствием едят.Правильное рациональное кормление даёт до 60% прироста молока.

Нам надо идти по пути создания мини-ферм с использованием племенного скота и хороших кормов. Нужно доказать, что это производство может быть рентабельным, а потом переходить на большие фермы на 300-600 голов.

— Я не знаю, в курсе вы или нет, но в интернете не первый месяц пишут о том, что вы не желаете контактировать с инвесторами, которые работают над созданием крупной молочной фермы в Улётах. Говорят о том, что вы не хотите их принимать и обсуждать этот проект. В чём причина?
— Мы встречались с ними неоднократно, постоянно ведём переговоры с представителем этого проекта Игорем Ильичом Ярославом, он постоянно бывает в министерстве. Сейчас рассматриваем его потребности в финансовых ресурсах. Мы даже обратились в министерство финансов с просьбой рассмотреть вопрос о том, чтобы выделить государственную гарантию Забайкальского края в размере 98,4 миллиона рублей на то, чтобы запустить проект.

— Проект реальный?
— Будем говорить, что да. Расчёты делались учёными из Иркутска, предложившими им варианты, которые прекрасно зарекомендовали себя в Иркутской области. В этом проекте используется красноярский краснопёстрый скот продуктивностью до 6 тысяч литров молока в год, применяются недорогие помещения. Дороговизна, в основном, связана с кормами — нужно приобрести очень хорошую технику для производства кормов, современное доильное оборудование. Это дорого, но реально – было бы желание.

— В регионе существует серьёзный спрос на молоко – люди буквально расхватывают продукцию местного производства с полок. Отрасль не может обеспечить потребности населения в силу недостаточной производительности?
— Проблема не только в низкопроизводительном скоте, но и в том, что люди разучились работать. Найти квалифицированных доярок очень сложно. Эта проблема заставляет людей переводить скот на подсосный метод, когда корову не доят, а подпускают телёнка, который до шести месяцев высасывает то молоко, которое она даёт. В этом тоже причина низкой продуктивности. На самом деле, когда беседуешь с фермерами, понимаешь, что даже наш аборигенный скот летом без проблем производит до 15 литров молока в сутки только на пастбищном питании.

Решить проблему с кондачка невозможно. Нужно реализовывать пилотные проекты, и один из них – в селе Мирсаново, где строится жильё, где министерство сельского хозяйства оказывает финансовую и консультативную помощь молодым фермерам в строительстве помещений,приобретении племенного скота и хороших кормов. Мы хотим на примере нескольких фермеров научить людей работать и самим разобраться в том, насколько рентабельно производство той или иной продукции.

— Производство молока вызывает вопросы развития заготовительной сети, люди порой просто не знают, что делать с молоком. 
— Проблема существует в связи с тем, что у нас с 2013 года отсутствует субсидия на заготовленное молоко. В прошлом году мы платили 3,5 рубля на литр молока плюс транспортные расходы. Потеряв субсидию, заготовители заявили о готовности скупать молоко по цене не выше 10 рублей за литр, что сразу привело к тому, что молока стали сдавать меньше.

Но уже принято распоряжение о том, чтобы субсидию возродить с 1 января 2013 года. Мы запросили в минфине 13,2 миллиона рублей, чтобы покрыть эти расходы. При этом мы будем требовать от заготовителей, и это заложено в нормативной документации, закупать молоко по цене не ниже 12 рублей за литр.

Шерсть по мировым стандартам

— Овцеводство – отрасль для края коренная, но не менее проблемная. О реализации и переработке шерсти годами говорится, но ничего не происходит. Есть ли какая-то перспектива здесь?
— Шерсть у нас с удовольствием скупают представители КНР и Белоруссии. Но скупают по очень низкой цене, потому что шерсть эта — первично обработанная или вообще не обработанная, и уходит по 60-70 рублей за килограмм. Естественно, производителю невыгодно продавать по такой цене. И неоднократно ставился вопрос о том, чтобы продавать шерсть,сертифицированную по мировым стандартам. Могу сказать, что этот вопрос практически решён. Протоколом на выставке овец и коз в Элисте было подтверждено, что в России будет два предприятия, которые будут производить оценку качества шерсти по мировым стандартам.Одна такая лаборатория будет размещена в Ставрополье, вторая – в Чите. Начало её работы приведёт к тому, что цена на шерсть вырастет примерно в два раза.

Вы совершенно правильно задаёте вопрос про переработку шерсти. Мы полагаем, что лабораторию нужно использовать как инструмент дальнейшей племенной работы. Чтобы работала не просто в роли оценщика, а чтобы она давала возможность получать более качественную продукцию овцеводства. Поэтому мы думаем, что лабораторию надо создавать при инновационном центре по племенному животноводству в Забайкальском крае. Мы вели переговоры с председателем ассоциации овцеводов России, который подтвердил готовность помогать нам в создании этого центра. Вероятно, это будет государственное учреждение.

60 яиц при норме в 300

— В птицеводстве ситуация ещё более сложная, чем в остальных секторах АПК. Есть ли какие-то перспективы входа из кризиса?
— Ситуация, действительно, очень сложная. В регионе было 3-4 крупных предприятия, осталось одно – Маккавеевская птицефабрика. Сейчас там начата реконструкция, которая приведёт к повышению эффективности этой птицефабрики, и мы всячески будем этому содействовать. Но для Забайкальского края этого мало, у нас при среднедушевом потреблении в России 300 яиц на человека производится всего по 60 яиц на человека в год.

Это связано ещё и с тем, что у нас производство яйца — в личных подсобных хозяйствах, и учесть, сколько каждая несушка снесла, сложно. Хотя мы постараемся провести анкетирование и посчитать, сколько в среднем приходится на душу населения реально, и этот показатель вырастет.

Мы надеемся на то, что наряду с Маккавеевской птицефабрикой у нас появятся новые промышленные объекты, придёт инвестор, который вложится в развитие птицеводства. Эти ожидания оправдаются тогда, когда мы запустим комбикормовую промышленность.Птицеводство – это та отрасль, которая немыслима без производства полнорационных комбикормов. Когда мы запустим завод по переработке рапса и комбикормовый завод около Краснокаменска, инвестор придёт.

Удар ВТО

— Как вы оцениваете перспективы свиноводства в крае?
— Со вступлением в ВТО свиноводство и птицеводство попали под удар. Границы открыли,хлынуло дешёвое блочное мясо по цене 50 рублей за килограмм. Естественно, это повлияло на производство свинины, и государство сразу включило механизм поддержки. В июле будет выделена субсидия на удорожание кормов в свиноводстве и птицеводстве, что повлияет на ситуацию – это заявлено министром сельского хозяйства РФ.

Во-вторых, мы планируем развивать собственное комбикормовое производство. Определено три-четыре комбикормовых завода средней мощность 3-4 тонны в час, которые будут производить полнорационный комбикорм и продавать его по цене 7 рублей за килограмм.Реальная себестоимость при этом составит 12-13 рублей за килограмм. Он будет сбалансирован по белкам, жирам и углеводам, но будет стоить по цене отрубей. Это приведёт к тому, что предприятия, которые войдут в программу, сразу почувствуют экономический эффект от внедрения такого интенсивного пути. И такие две программы как удешевление комбикормов и повышение субсидий производителям продукции будут способствовать тому, что эти две подотрасли начнут развиваться.

— Это какие-то конкретные заводы?
— Да. Мы заявили об этом официально, предложили принять участие в проекте, и три предприятия выразили готовность, после чего были внесены в реестр.

На территории Забайкальского края таких заводов около 10. Они занимаются этой деятельностью, но им не хватает оборотных средств на то, чтобы производить дорогостоящие полнорационные комбикорма. Для лучшей реализации продукции производитель старается делать комбикорма из дешёвых компонентов, в основном, зерновых, не включая сюда протеиноносители, однако конверсия корма в продукцию в этом случае низкая.

Для примера скажу, что если использовать комбикорма, которые имеют порядка 12% протеина,для того, чтобы вырастить поросёнка, необходимо скормить ему тонну таких кормов. А если использовать полнорационные корма, то достаточно 300-400 килограммов. Продуктивность будет в два раза выше, корм сэкономите и сроки убоя уменьшатся на 2-3 месяца. У нас есть опыт этой работы. Например, в подсобных хозяйствах соцзащиты на качественных комбикормах количество свиней выросло с 2007 года более, чем в пять раз.

— Вы уже упоминали рапсовый завод на юге региона Как продвигается реализация этого проекта?
— Компания «Сибирь» занимается пуско-наладочными работами, запустить завод должны в 2013 году. Конечный продукт – рапсовое масло – ориентировано на сбыт в КНР. Это отличный продукт, который содержит лимитирующие жирные кислоты, которые легко усваиваются организмом человека и животных.

Здесь же будут производиться компоненты полноценных комбикормов — рапсовый жмых,который будет содержать примерно 30% протеина и небольшое количество жиров.Расположенный рядом мясокомбинат «Даурия» занимается производством мясокостной муки,которая тоже используется производством комбикормов. И комбикормовый завод мощностью 110 тонн в сутки будет строиться именно там. Тем более, там дешёвая электроэнергия.Условия благоприятные для этого производства.

Если завод по производству рапса будет запущен, то это будет первая ласточка, которая позволит Забайкальскому краю выйти на производство кормов. Но самое главное, что это позволит показать и инвесторам, и производителям рапса, что такие проекты могут быть рентабельными, потому что будет сбыт.

Группа компаний «Сибирь» уже занимается увеличением площадей под рапс. Они взяли площади в Улётовском районе и ближе к заводу. А в Приаргунске и в Краснокаменском районе уже существуют предприятия, которые готовы работать на этот завод.

Вера в пшеницу

— Забайкальский край всегда относился к регионам, где крайне непросто заниматься растениеводством. То засуха, то потоп, то ранний снег. Имеет ли вообще смысл производство зерновых в тех объёмах, в которых сейчас это делается?
— Конечно, имеет. При социализме у нас производилось более миллиона тонн пшеницы. А сейчас производится 200 тысяч тонн, и то в хорошие годы. Естественно, что при современных технологиях производить в пределах 25-30 центнеров с гектара – реальная цифра. Сейчас производится около 14. Я считаю, что производство нужно увеличивать, наращивать площади.Поэтому мы выплачиваем растениеводам субсидии на несвязанную поддержку, субсидии на низкопродуктивные пашни, которые направлены на подъём паров.

Производство растениеводческой продукции необходимо увеличивать. Тем более, у нас есть твёрдые сорта пшеницы, которые хорошо используются в хлебопечении, неплохо развивается мукомольная промышленность. Это направление будет поддержано и будет развиваться.

Кроме этого мы запросили в министерстве сельского хозяйства РФ увеличения финансирования на несвязанную поддержку, чтобы оно было увеличено до 30% от затрат при нынешних 6,5-7%.Это субсидирование во многом зависит от софинансирования и от того, как работают производители. Если, например, в Белгородской области продуктивность у пашни очень хорошая, то там они получают субсидии на несвязанную поддержку в районе 6-7,5 тысячи рублей на один гектар. У нас это при наших вливаниях из местного бюджета этот показатель составляет всего 359 рублей не гектар. Естественно, и урожайность невысокая.

— Каково будущее «Забайкальской зерновой компании»?
— Несмотря на то, что компания находится в неплатёжеспособном состоянии, мы выделили им 20 миллионов рублей. Но деньги направили не зерновой компании, а тем предприятиям, которые обеспечивают их топливом и запасными частями. Вопрос о будущем компании будут решаться не на уровне нашего министерства, а выше.

Сельские этажи

— Несколько раз вы упоминали вступление России в ВТО. Как это скажется на Забайкальском крае или как уже сказалось?
— Это длительный процесс, который должен быть хорошо продуман.

Как известно, по линии ВТО существует три корзины: Что касается трёх корзин, которые существуют по линии ВТО… Красная – убрать все препоны для конкурентной продукции из-за рубежа, жёлтая – субсидии, которые идут на погашение кредитов и инвестиции в сельское хозяйство, зелёная – субсидии на развитие сельского хозяйства. Государство намерено зелёную корзину наполнять, и наш регион в неё попал. Министр сельского хозяйства, когда приезжал в Читу, чётко дал понять, что государством определены приоритеты, среди которых есть и сельское хозяйство. Вопрос в том, сколько получит Забайкальский край. Но, опять же, всё будет зависеть от софинансирования.

Существует госпрограмма развития АПК до 2020 года, и с 2014 года начинается федеральная целевая программа по устойчивому развитию сельских территорий. По второй программе мы подготовили региональную программу и до сентября представим её на рассмотрение в Москву.Суть её в том, что финансирование через министерство сельского хозяйства и продовольствия Забайкальского края будет направлено на развитие сельских территорий: на здравоохранение,на образование, на культуру, на спортивные площадки и на строительство жилья на селе. Все эти направления будут интенсивно развиваться в будущем году. Например, строительство жилья увеличится почти в три раза.

В этом году у нас 1,5 тысячи желающих получить жильё на селе, мы предоставили сертификаты только 173. Но на следующий год общий объём финансирования по этой статье составит 601 миллион рублей, если мы выполним свою часть софинансирования – 180 миллионов рублей. Это позволит получить 540 сертификатов.

Во-вторых, мы входим в программу по развитию Дальнего Востока и Байкальского региона.Направили свои предложения, согласно которым молодые специалисты, которые едут работать на село будут получать подъёмные в размере 1 миллиона рублей, плюс 5 тысяч рублей доплаты ежемесячно в течение пяти лет. Эта программа позволит притянуть на село молодёжь. А если мы технологии будем внедрять новые, то и зарплата вырастет. Мы стараемся добиться этого,ведь если в среднем по краю зарплата составляет 26 тысяч рублей, то в сельском хозяйстве выше 7 тысяч рублей она не поднимается. Постараемся этот показатель увеличить.

— То есть вы уверены в том, что отток населения с сельских территорий можно остановить?
— Это нужно сделать. Отток очень большой, и чтобы его удержать, будут предприниматься максимальные усилия.

— Ещё один из заявленных приоритетов — развитие фермерства. Ваше понимание важности этой работы, что и как нужно делать, чего не хватает фермерам сейчас прежде всего?
— Не хватает финансовой поддержки, и в ближайшее время необходимо решить вопрос с землёй. Паевые земли, которые остались без надзора по разным причинам, фактически никому не принадлежат. Фермеры готовы их осваивать. Иногда смотришь, трактор стоит, словно спрашивает: «Ну, можно мне эти земли пахать?» На что местные власти не могут дать конкретный ответ, хотя они должны решать эту проблему, идти на то, чтобы дать эту землю в краткосрочную аренду, а потом, разобравшись, чья это земля, перевести её в долгосрочную аренду вплоть до 49 лет. Эта проблема очень остро стоит. Фермеры на местах так и говорят – нам денег пока хватает, помогите с землёй. Что касается денег, эта проблема остро стоит у начинающих фермеров, которые желают заниматься сельским хозяйством, а начального капитала нет.

У нас работает программа для начинающих фермеров, которая обеспечивает их начальным капиталом в размере 1,5 миллиона рублей плюс 250 тысяч – на обустройство. В этом году подано 62 заявки, из которых 30 будут финансироваться.

Плюс у нас работает программа поддержки молодых фермерских семей. Объём финансирования достаточно большой, по ней можно получить до 10 миллионов рублей. Но, 40% должно быть либо заимствованных, либо собственных средств, а 10% на счёте обязательно должно быть собственных средств. В прошлом году три семьи получили такую поддержку, а в этом году планируем пяти семьям дать такие гранты.

Надо отметить, что без участия министерства сельского хозяйства, без нашей поддержки,реализовывать такие проекты с нуля очень сложно. Порой приходят люди, у которых есть желание, но не хватает знаний, даже если они имеют сельскохозяйственное образование.Поэтому мы приняли на работу специалистов, которые на деле могут показать, как работать. В частности, в министерство пришёл Владимир Федореев. Это человек, который отработал многие годы в Нерчинском районе, он агроном по образованию с поистине энциклопедическими знаниями. Человек настолько серьёзно знает землю, что может на начальном этапе набросать любой бизнес-план любому фермеру.

Некитайские акценты

— В СМИ часто поднимается вопрос производства овощной продукции китайскими компаниями вокруг Читы. Насколько это необходимо и не выталкивают ли они местных производителей?
— Ощущение такое есть, но острота вопроса проходит. Постепенно наши производители начинают замещать китайцев, особенно около Читы. Конечно, китайские производители применяют современные технологии, используя не всегда дозволенные приёмы. Мы всё это знаем, я не буду вдаваться в детали, но скажу, что государство должно и будет поддерживать только своего производителя.

— Что происходит со строительством сельхозрынка на базе бывшего камвольно-суконного комбината?
— По рынку требовались инвестиции в 600 миллионов рублей. Вопрос прорабатывался, была поставлена задача продать здание на Курнатовского, 10 и вложить деньги из краевого бюджета в строительство рынка. Третью часть должны были вложить инвесторы. Вопрос находится за рамками моей компетенции, и я пока предметно в тему не погружался.

— Можно ли в современных российских условиях сделать так, чтобы масса мелких субсидий сливались в пользу одного крупного производителя?
— Фактически это сделать невозможно, потому что работа ведётся составлением реестров, в которые включается площадь, которая обрабатывается конкретным производителем.Добросовестный производитель будет всегда в менее выгодном положении по сравнению с недобросовестным. И наша задача – отследить, правильно ли используются субсидии. Если мы найдём обман в отчётности, то будем лишать таких людей места в реестре и, соответственно,субсидий.

Этого многие боятся, и поэтому когда я заявил, что мы будем отслеживать из космоса выборочно обрабатываемые площади, то получил бурю негодования.

Но такие приборы существуют и уже используются в Забайкальском крае – например, в агрохимлаборатории в Опытном. Сначала будем работать в кооперации с такими предприятиями, а потом приобретём свой прибор. Стоит он всего 30 тысяч рублей, работает со спутником. У некоторых продвинутых фермеров такие приборы отслеживают работу трактора,например. И если, к примеру, сливается топливо, это сразу видно. Так что всё работает — ведь мы живём в XXI веке.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

15.10.2018

Золотая осень: предварительные итоги АПК

На агропромышленной выставке "Золотая осень" в рамках деловой программы и работы стендов регионов РФ прошло множество деловых и дружественных встреч. The DairyNews пообщалось с представителями отрасли и руководства аграрных ведомств регионов, узнав о предварительных итогах АПК в 2018 году и планах на ближайшие годы.

Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Семимол, ООО
Адрес:  Ростов-На-Дону, ул. Варфоломеева, д. 274/1 
 
Самаров Петр Николаевич, КФХ
Адрес:  Чувашия, Вурнарский район, деревня Большие Яуши 
 
Молпродторг, ООО
Адрес:  Воронежская обл, Новоусманский район, с. Бабяково, ул. Совхозная, д. 2 "Б" офис 2