25.02.2010
Источник: www.altapress.ru
Регион: Алтайский край
История Закона "Об основах регулирования торговой деятельности на территории РФ" насчитывает годы. Пожалуй, не один документ, принятый в последнее время, не вызывал столько споров. Дружный хор производителей, которые были недовольны диктатом сетей, был услышан, и необходимость примирить обе стороны с помощью закона стала очевидной. Свои варианты проекта предлагали два ведомства: Минпромторг и Федеральная антимонопольная служба. Первое отстаивало наиболее мягкие меры регулирования торговли, второе настаивало на максимальном ужесточении контроля работы сетей. Эксперты "ВД" уверены, что на выходе получился документ, пользоваться которым как минимум затруднительно. Предполагается, что в дальнейшем ему предстоит пережить существенные изменения.

Напомним, что основных спорных моментов в тексте законопроекта было четыре. Первый -  взаимоотношения между производителем продуктов и торговой сетью. Здесь за годы практики сформировался целый пучок острых проблем - от платы за вход на полку до сроков оплаты за поставленный товар. Второй - антимонопольное ограничение развития торговых сетей в рамках субъектов Федерации и муниципальных формирований ("порог доминирования" в 25%). Третий - ценовое регулирование социально значимых товаров. И четвертый - законодательное регулирование непродовольственной розницы. Об этом ведут речь наши эксперты.

"В крае никто не приблизится к доле в 25%"
Генеральный директор ТД "Аникс" Юрий Никитин отметил, что Закон "О торговле" еще не показал себя в действии и, когда это произойдет, он не знает. Владелец крупной торговой сети предполагает, что основные нормы закона в лучшем случае пройдут мимо алтайской розницы, в худшем - будут сдерживать ее развитие.


Юрий Никитин, гендиректор компании "Аникс".
- На стадии подготовки Закона "О торговле" противостояние разворачивалось между сетями и производителями. Судя по итоговому тексту закона, кто в этой борьбе победил?
- О победе судят по результату поединка. Мы же знаем только то, что назначена матчевая встреча на тему торговли, но самой встречи еще не было. Поменялись только правила игры. Результатом того, что формальные критерии примешиваются к взаимоотношениям хозяйствующих субъектов, станет то, что ритейлер, конечно, пропишет отсрочку платежа 10 дней вместо 20, но выставит поставщику условия, эквивалентные этим 20 дням. Так будут поступать все. И с этой точки зрения и поставщики, и производители продукта не понимают, что изменится. Закон не будет иметь в этом смысле результирующего эффекта, и, когда он его приобретет, я не знаю.

- Согласно положениям закона уровень развития торговли в регионе определяется по количеству торговых площадей на душу населения. Насколько репрезентативен этот показатель в данном случае?
- Обеспеченность площадями, может быть, и характеризует рынок, но не на 100%. Торговые квадратные метры бывают разными по продуктивности. У западных операторов выручка с одного квадратного метра колеблется от $ 10 тыс. до $ 12 тыс. в год. У любой алтайской сети она будет ниже более чем в два раза.

- В ближайшее время территориальные органы ФАС начнут считать доли розничных компаний на региональном и муниципальном уровнях. Может ли кто-то из сетей, по вашим оценкам, превысить порог доминирования в 25%?
- Если говорить про Алтайский край, то никто здесь не только не достигает такого уровня сейчас, но и никогда не сделает этого. Когда о доле сети судят по товарообороту продовольствия, я не представляю, что должна возникнуть за ситуация, чтобы сеть доминировала на уровне 25%.  В пределах муниципалитета эта величина достижимая, по крайней мере, для сетей, которые развиваются на домашнем рынке. Но это опять же единичные случаи по всей стране в городах с населением около 100 тыс. человек.

- Как тогда объяснить, что монополистом в Новосибирске признали компанию "Холидей"?
- Никогда "Холидей" не имел там 25% рынка. Я говорю не про цивилизованную розницу, а про розничный рынок как таковой. Расчет, на основании которого сделаны такие выводы, произведен по непонятной мне методике.

- Может ли кто-то из федеральных сетей на уровне муниципалитета занять существенную долю краевого рынка?
- Я думаю, что федеральные сети не будут ставить перед собой такой задачи. Дело в том, что от ноля расти просто, а приблизиться к 100% невозможно. Поэтому есть точка эффективности, с позиции количества затраченных сил. Другое дело, что для федеральных сетей сказочными условиями являются ограничения в развитии местных сетей на их родном рынке. Норма закона о 25%-ном барьере работает против региональных сетей.

- Как может повлиять на рынок тема госрегулирования цен на социально значимые продукты в случае их роста на 30%?
- Никогда такого ценового роста не было и не будет. Должно произойти что-то в масштабах планеты, чтобы в Алтайском крае подорожали, например, огурцы. Только если где-то случился неурожай огурцов, а на Алтае их, наоборот, вырастет много и все начнут вывозить их за пределы края. Это один из фантастических вариантов, когда цена будет повышаться. Но у подобного рода явлений источник всегда будет за пределами края. То есть это факторы не регионального, а глобального характера. У меня большой вопрос, как эта норма закона может работать…

Вы помните, как росла цена на подсолнечное масло? Был неурожай в Аргентине и Европе. Московские компании приезжали с наличными в колхозы, скупали все на корню и вывозили. Колхозники начинали увеличивать цену на 10% в неделю. В итоге месяца через два подсолнечник стал стоить в два раза дороже. Еще раз скажу, что упомянутая норма не будет работать, поскольку администрация края должна будет выставлять кордоны на границе и запрещать вывоз того же подсолнечника. И если мы начинаем так действовать, то нарушаем другой закон, который называется закон о свободе и конкуренции.

- Закон "О торговле", по логике, должен регулировать весь рынок в целом, но его ключевые положения касаются исключительно продовольственного ритейла. Почему, на ваш взгляд, существует такой перекос?
- Предположу, что рынки всех стран проходят определенные стадии развития. Первая из них основана на том, что люди хотят кушать. Затем появляется желание немного одеться, привести себя в порядок. После этого в порядок нужно привести свое жилье. Потом уже начинают развиваться такие отрасли, как фитнес, общественное питание и т. д. То есть общество проходит разные стадии развития, на которых разные товары и услуги, а соответственно, отрасли начинают развиваться в большей или меньшей степени. Видимо, сегодня продуктовый ритейл находится на более развитой стадии. Это подтверждается практикой. Ведь в той отрасли, которая получает большее развитие, возникает большее число критических моментов, там растет конкуренция. То, что государство отреагировало на это и вмешалось, - правильно. Но насколько правильно, мы скоро станем тому свидетелями. В тот момент, когда людей в большей мере будет интересовать non-food, критические вопросы появятся и там. Но решаться они будут намного проще, поскольку этот путь уже пройдет продуктовая розница.

"У нас зачастую законы принимают по наитию"
До вступления в силу Закона "О торговле" работа сетей вызывала недовольство большинства производителей, которые принципиально не хотели платить бонусы и сборы. Председатель совета директоров холдинга "Алтайские закрома" Александр Терновой рассказал, почему нормы закона не сломают сложившуюся практику отношений между розницей и поставщиками продуктов.


Александр Терновой, председатель совета директоров компании "Алтайские закрома".
- На стадии подготовки закона противоборство шло в разрезе интересов поставщиков и сетей. Кто, на ваш взгляд, победил в этом "сражении"?
- Я исхожу не из пессимизма, а с позиции конструктивной критики чиновников, которые должны решать экономические вопросы экономическими же методами. Когда разработкой законопроекта занимаются непрофессионалы, документ не получится нормальным. Зачастую у нас происходит так, что этим занимаются люди, которые знают о регламентируемой сфере понаслышке, и закон принимается по наитию.

Закон "О торговле" должен защищать интересы потребителя, а в его основе должен быть принцип: спрос определяет предложение. Мы же изобретаем велосипед, который давно уже знают во всех европейских странах. Наиболее яркий пример продуманной законодательной базы демонстрирует Германия, где интересы потребителя учтены максимально. У них аналогичный закон четко ограничивает правила работы розничной сети, правила торговли алкоголем, правила формирования наценок. В законе, который мы имеем сегодня, четко определен только срок оплаты за поставленный товар. Но с какого этапа он действует, с момента поставки, с момента "отфактуровки"? Нет ответа.

Теперь давайте посмотрим на меру по ограничению бонусных схем. Между розничной сетью и поставщиком всегда можно поставить промежуточное звено. Закон это никак не регламентирует. Розница может заставить производителя оплачивать консультационные услуги, логистику и т. д. В итоге закон как бы есть, но все осталось примерно на том же уровне, как и раньше.

- Часто представители сетей говорят, что бонусные схемы являются одним из механизмов конкуренции между производителями. Согласны ли вы с этим?
- Нет. Ритейл защищает свои интересы и, кстати, правильно делает. Бонусы актуальны при равных стартовых условиях производителей, а у нас этого нет. Сегодня сельхозтоваропроизводителя душат под лозунгом "становись сильнее". Но себестоимость зерна в Новосибирской и Кемеровской областях меньше, чем в Алтайском крае. Логично, что они нас обгоняют и в конечном продукте. У них элементарно электроэнергия стоит меньше.

- Ответственность за то, что в договоре между производителем и сетью есть нарушения закона, будут нести обе стороны. С точки зрения производителя, эта норма справедлива?
- Это элемент уничтожения ненужных производителей, а также фактор формирования страха. Если вашей конечной целью является покупатель, а доступ к нему осуществляется через торговую сеть, альтернативы которой нет, то существует несколько выходов: согласиться на условия монополиста, сократить объемы производства или вообще уйти с рынка. Когда энергетики ставят в своих договорах невыгодные условия, мы все на них соглашаемся. Сколько бы мы ни спорили, договор будет действовать на их условиях.

Как производитель может отказаться от условий сети? Она просто не подпишет с ним договор. А взамен на полку придет европейский продукт. Или другая ситуация: производители будут поставлять продукт через несколько фирм-однодневок. Закон "О торговле" постепенно поменяется, когда придет понимание, что он стал очередной ошибкой. Это эволюционный процесс.

- Недавно был утвержден список социально значимых товаров, цена на которые будет устанавливаться государством, если ее рост в регионе составит более 30% в месяц. Насколько это мера необходима?
- Очевидно, что здесь положена в основу не экономика, а администрирование. Почему рост цен должен составить именно 30%? Как производится этот расчет? Кто-то учитывает рост энерготарифов, инфляционные процессы? Нет методики расчета, а есть декларирование. По логике, производитель заложил наценку 12% и столько же - сеть. А это уже 24% плюс инфляция 9% - вот уже 33%.

"Обувной ритейл далек от консолидации"
Большинство представителей непродуктовой розницы, к которым "ВД" обращалось с вопросами о новом законе, отказались его комментировать. Директор по развитию ГК "Обувь России" (сети "Вестфалика", "Пешеход") Нина Смирнова объяснила, почему связь между непродовольственной розницей и Законом "О торговле" очень слабая.

Нина Смирнова, директор по развитию ГК "Обувь России".
- Вступивший в силу с 1 февраля закон призван, судя по названию, регулировать деятельность компаний, занимающихся торговлей в целом. Однако его положения по большей части касаются работы продуктового ритейла. Почему, на ваш взгляд, в стороне остались другие розничные сегменты?

- Закон распространяется на продуктовый ритейл по нескольким причинам. Во-первых, это наиболее развитый рынок среди всей розницы. По данным Минпромторга за 2009 год, в общей структуре торговли 47,9% занимали продовольственные товары. Кроме того, на этом рынке раньше всего произошла консолидация. Здесь работают крупные профессиональные сети. Рынок готов к тому, чтобы вводить регуляторы для его участников, тем более что ряд крупных сетей занимают монопольное положение в некоторых регионах.

Во-вторых, рынок продовольствия социально значимый, продукты питания относятся к товарам первой необходимости. Государство заинтересовано в регулировании цен на ключевые категории товаров, чтобы не допустить их неконтролируемого роста, обеспечивая социальную стабильность. Это особенно актуально в условиях кризиса.

И, в-третьих, одна из провозглашаемых задач государства - защита интересов небольших местных производителей. Данный закон является частью программы по поддержке малого бизнеса,  в данном случае сельскохозяйственного.

- Но касается ли закон различных сегментов непродовольственного ритейла?
- Что касается конкретно обув ного ритейла, то этот рынок далек от консолидации. Нет ни одного оператора, который занимал хотя бы 1% рынка. К тому же и местных производителей совсем немного - 80% обуви ввозится в Россию. Поэтому сейчас регулирование обув ного рынка фактически сводится  к попыткам повысить пошлины, чтобы ограничить ввоз импорта.

На наш взгляд, сейчас для обувного рынка актуальна долгосрочная правительственная программа по развитию этого вида промышленности. Такие вопросы как раз можно и нужно регулировать на государственном уровне.

- Степень развитости ритейла в том или ином субъекте федерации законом предлагается оценивать по количеству торговых площадей на 1 тыс. жителей. К примеру, в Алтайском крае этот показатель равен 463 кв. метра на 1 тыс. чел., в Барнауле -
571 кв. метр, в Москве - 300 кв. метров. Насколько, по-вашему, адекватен такой подход? Какие еще показатели могут характеризовать развитие торговли в регионе?
- К этому показателю можно было бы добавить еще один. Если оценивать обувной рынок России, то 40–50% его занимают вещевые рынки, около 40% - это разрозненные магазины с вывеской "Обувь". И только 10–15% - профессиональные розничные сети. Так вот, об уровне развития ритейла можно судить по тому, насколько в регионе представлены именно сетевые операторы, имеющие качественную логистику, продуманную маркетинговую политику и т. д.

- Согласны ли вы с тем, что Закон "О торговле" направлен на регулирование деятельности крупных сетей в больших городах?
- Основная подоплека закона - это защита интересов местных производителей и потребителей. Насколько это будет реализовано, покажет время.

"В суд никто обращаться не будет"
Старший специалист "Юридического центр "Де-Конс" Ольга Попова усматривает в новом законе противоречия, которые будут затруднять судебный процесс между сетями и производителями.

Ольга Попова, старший специалист Юридического центра "Де-Конс".
- Следует отметить, что документ налагает довольно серьезные ограничения в торговой сфере как на ритейлеров, так и на поставщиков. Но он содержит много нечетких норм. Например, термин "торговая сеть" определен как "совокупность двух и более торговых объектов, которые находятся под общим управлением, или совокупность двух и более торговых объектов, которые используются под единым коммерческим обозначением или иным средством индивидуализации". При этом под торговым объектом понимается  здание, строение, сооружение или их часть, специально оснащенные оборудованием, предназначенным и используемым для выкладки, демонстрации товаров, обслуживания покупателей и проведения денежных расчетов с покупателями при продаже товаров.

Выходит, что закон предъявляет одинаковые требования к "сети", включающей два продуктовых киоска, принадлежащих индивидуальному предпринимателю, и к крупным ритейлерам уровня "Марии-Ра". Аналогичная ситуация возникает и в отношении поставщиков. Закон не делает различий между мелкими крестьянскими хозяйствами, предпринимателями, фермерами и крупнейшими производителями, компаниями калибра "Вимм-Билль-Данн".

- Представители торговых сетей и производителей сходятся во мнении, что закон мало что поменяет в их работе. Насколько велика вероятность, что компании будут обходить принятые в законе нормы?
- Прежде всего законодательные нововведения касаются преодоления препятствий со стороны сетевиков, поскольку значительное количество производителей аналогичных товаров разных ценовых групп конкурируют за вход в сеть. В отношении поставщиков такого вопроса не стоит, так как монополистов-произодителей на продовольственном рынке немного. Но в том виде, в котором закон существует в настоящее время, его практическая применимость вызывает сомнения. В первую очередь это связано с тем, что он не содержит реального механизма контроля за соблюдением его требований. Поэтому самым действенным способом разрешения разногласий между сетями и поставщиками будет являться судебное разбирательство.

Однако не каждый поставщик решится на такой способ отстаивания своих прав. Ведь в этом случае  под угрозой окажется возможность дальнейшей работы с конкретной сетью. Кроме того, в процессе переговоров возникает множество ситуаций, требующих скорейшего решения. Понятно, что в суд никто обращаться не будет, иначе нормальный торговый процесс превратится в череду бесконечных судебных тяжб. В сложившейся ситуации ритейлеры и производители будут стремиться максимально возможными способами обходить закон.

Весьма спорными  пред став ля ются и антимонопольные нормы закона. Одобрения заслуживает запрет навязывать поставщикам невыгодные договорные условия. В то же время ограничение на приобретение новых торговых площадей сетями, а также запрет комиссии в оптовой торговле, на мой взгляд, являются неконституционными. Думаю, что обращения в Конституционный суд за проверкой новых норм обязательно последуют.

- Недавно СМИ сообщали, что коллегия Высшего арбитражного суда (ВАС) отменила ограничение по бонусам, наложенное на ритейлеров Законом "О торговле" (решение по делу "Дирол Кэдбери"). Приводится цитата ВАС, что бонус за объем является частью себестоимости, значит, это уже не бонус, а скорректированная отпускная цена. Может ли этот прецедент повлиять на нормы Закона "О торговле"?
- Нормы закона действительно расходятся с позицией ВАС, изложенной по делу № А44-109/2008. Формально решения судов в России не являются источниками права. Однако на практике в настоящее время судебный прецедент по делам, рассмотренным ВАС, имеет для нижестоящих судов обязательную силу. Таким образом, в отношении "торговых бонусов" нормы налогового законодательства в том значении, какое им придал ВАС, расходятся с нормами Закона "Об основах регулирования торговой деятельности на территории РФ". Чтобы устранить это противоречие, необходимо внести изменение в закон в части ограничения по вознаграждению. Иначе хозяйствующие субъекты и налоговые органы, а также суды при разрешении соответствующих споров будут испытывать серьезные затруднения.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
ВНУКОВСКОЕ, АО
Адрес:  Московская обл, Дмитровский район, г. Дмитров, шоссе Ковригинское, д. 3
ФИЛИАЛ АО ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН в г. ТУЙМАЗЫ
Адрес:  Башкортостан респ., Туймазинский район, г. Туймазы, ул. Северная, д. 9
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Перми
Адрес:  Пермский край, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 110 корп. 401 оф. 402
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Кирове
Адрес:  Кировская обл., г. Киров, ул. Щорса, д. 95 оф. 435