02.10.2014
Источник: priamurka.ru
Регион: Хабаровский край

Молочные кухни стали закрывать в пореформенное время, когда было покончено с продовольственным дефицитом. Оборудование списывали, помещения распродавали. Зачем обременять местную власть расходами и хлопотами, если прилавки забиты «молочкой»?

Известна другая сторона изобилия. При выпуске продуктов длительного хранения применяются консерванты. Полноценное сырье используется не всегда. В общем, в море молочных изделий надо ориентироваться. Прежде всего мамашам м папашам новорожденных.

Совгаванская молочная кухня, кстати, единственная в крае, — пример муниципально-частного партнерства. Исполнительная и представительная власти не на словах, а на деле проявляют заботу о здоровье подрастающих совгаванцев. Крестьянско-фермерское хозяйство не первый год получает муниципальный заказ, в котором фигурируют детсады, другие учреждения образования и здравоохранения.

Исполнительный директор крестьянско-фермерского хозяйства Юрий Терещенко выкладывает цифры: из 230 тонн производимого молока 90 тонн распределяется по муниципальному заказу.

Казалось бы, радуйся да нахваливай власть, которая поддерживает сельхозпроизводителя бюджетным рублем. Но обе администрации, района и поселения, не знают покоя от неутомимого Терещенко. Он обращается к главе минсельхоза края, к губернатору намерен двинуть в Первопрестольную к самому президенту.

Чего добивается? Только одного — больше производить молока. Совершенствовать переработку, увеличивать поголовье, расширять выпасы. Такое вот нескончаемое желание на восьмом десятке жизни. Однако песня — «Может, и пора угомониться…» — не про Юрия Николаевича.

Новый хозяин хрюкающих и мычащих

В 1980 году он приехал в Советскую Гавань с БАМа. Устроился в стройтрест № 508, где в должности заместителя управляющего отвечал в том числе за подсобное хозяйство треста, за шефскую помощь, которая оказывалась аграриям Еврейской автономии. Его, выросшего в деревне, сенокос, как любой другой крестьянский труд, не тяготил, а раззадоривал.

Уместно напомнить, что в Советской Гавани молоко и мясо производились в подсобных хозяйствах предприятий и организаций. Совхозов, которые входили в краевое управление сельского хозяйства, не было. Хотя давали продукцию колбасный и молочный заводы, работавшие на привозном сырье. Когда в 1990-е годы началось реформирование экономики, пожалуй, первыми жертвами новаций стали подсобные хозяйства. Они были убыточными, в них зачастую преобладал ручной труд. Это действительно так, но разве можно животных не кормить, людям — не платить, поскольку те и другие не вписались в свежеиспеченную экономическую модель?

Терещенко, уйдя в бизнес и создав торговую сеть, подхватил свиноферму, которая принадлежала тресту столовых и ресторанов. Сегодня хрюкающее племя составляет 270 голов, за парным мясом очередь, налажен выпуск фарша, котлет, других полуфабрикатов.

Подсобное хозяйство Северного судоремонтного завода, самое крупное в городе, спасала администрация, создавшая муниципальное предприятие. Со временем созрело понимание, что коровы и коровники — не дело власти. Хозяйство принял Терещенко, теперь в нем 128 буренок, в том числе 60 дойных, каждая из которых дает до четырех тонн молока в год.

Сено приходится завозить из-под Хабаровска. Не хватает выпасов. Впрочем, это цветочки — горька ягода тем, что молочная кухня, которая всегда располагалась на первом этаже многоквартирного дома, в изменившихся экономических реалиях считается производством. И ему не место в жилом фонде. Пока контролирующие органы не рубят с плеча, однако перспектива сомнений не вызывает: съезжать придется… Но куда?

Где была водка, там будет молоко

Для совгаванцев горпищекомбинат как незаживающая рана. Он демонстрировал завидные успехи, когда уже прекратили существование оба судоремонтных завода, закрылись колбасный и молочный. В приснопамятные 90-е горпищекомбинат превзошел себя. Его водка получала медали в европейских странах. Его пиво не знало равных, что признавали все — и местные, и приезжие. Хотя прилавки города к этому времени были заставлены продукцией более известных производителей. Можно не соглашаться с утверждением, что горпищекомбинат обанкротили по заказу. Но смотреть на его территорию и цеха сейчас больно: запустение бросается в глаза.

Правда, Терещенко и тут развернулся. На почти полутора тысячах квадратных метрах, которые приобретены после ликвидации горпищекомбината, — чистота и порядок. На втором этаже офис. На первом — производство хлебокондитерских изделий. Скоро оно расширится: дополнительные площади отремонтированы и подготовлены для монтажа оборудования.

Смысл его обращений в инстанции в том, чтобы здесь же, на бывшем горпищекомбинате, разместить переработку молока. Те самые емкости и агрегаты, на которых изготавливается детское питание. А именно пастеризированное стерилизированное молоко, полужирный творог, кефир.

Перемещение производства позволит освободить первый этаж жилого дома, тем самым исполнив требование контролирующих инстанций. Наверное, Юрий Николаевич не настаивал бы на этом варианте, если бы видел, что его соседи, обосновавшись на площадях ликвидированного комбината, начали с ремонта помещений, облагораживания прилегающей территории. Происходит ровным счетом наоборот: кто-то разбирает крышу, кто-то срезает металл. И это бизнесмены? Почему им — зеленый свет, а для сельхозпроизводителя №1 — полоса препятствий?

В конце августа в администрации города состоялось совещание, которое проводил замглавы минсельхозпрода края Сергей Желонкин. Выбор места объясним: часть помещений ликвидированного горпищекомбината — собственность города. Его мэру Павлу Боровскому было рекомендовано разработать механизм передачи площадей молочному производству.

Похоже, такой механизм найден — это создание акционерного общества, которое объединит собственников строений и земли бывшего горпищекомбината. В их числе администрация города, а также семь юридических лиц, включая предприятие Терещенко.

Мэр и директор нашли взаимопонимание

Незадача в том, что не все земельные участки оформлены, кадастровые работы продолжаются. Имущественный комплекс, находящийся в городской собственности, не оценен. Как полагает Боровский, не здания и сооружения, построенные в середине прошлого века, представляют ценность, а земля, поскольку она почти в центре города. Да еще с коммуникациями...

Свою позицию мэр излагал в кабинете Терещенко, приехав к нему в офис, тем самым продемонстрировав уважение. Однако нормы таковы, что собственность, находящаяся в муниципальном ведении, реализуется исключительно на конкурсной основе. А значит, не факт, что она будет переработчиком молока, а не каким-нибудь толстосумом для банальной перепродажи.

По словам Боровского, который до прихода во власть успел потрудиться как бизнесменом, так и правоохранителем, не следует переоценивать возможности акционерного общества. Взаимопонимание между учредителями частенько вытесняются претензиями друг к другу и затяжными конфликтами. Пойдет ли навстречу молочнику «металлист» — это еще вопрос.

Здравая мысль пришла со стороны. Ее озвучила по телефону начальник отдела земельных отношений администрации Советско-Гаванского района Людмила Беляева, которая предложила коллегам из городского поселения продать по целевому назначению свою долю собственности бывшего горпищекомбината. Иначе говоря, с внесением переработки молока в условия конкурса. Если у кого-нибудь, кроме Терещенко, возникнет желание взяться за это хлопотное дело, пускай несет заявку на участие в конкурсе…

Глава города и директор крестьянско-фермерского хозяйства обменялись рукопожатиями. Взаимоприемлемое решение найдено, хотя не сразу, не без участия губернатора, минсельхоза края, администрации района.

Все у них получится…

При разговоре главы и директора присутствовал Владимир Терещенко, как нетрудно догадаться, сын Юрия Николаевича, который стал первым помощником отца в многопрофильном бизнесе. Хотя Владимир человек городской, о проблемах сельского хозяйства он знает не понаслышке, поскольку не один год вплотную занимается и крупным рогатым скотом, и свиноводством, и выращиванием овощей в закрытом грунте.

— О поддержке сельхозпроизводителя на федеральном уровне говорится много, в действительности мы видим обратное. Льготы на электроэнергию сняли, дотации на молоко тоже, — констатирует Владимир.

Как отец, он не склонен опускать руки. Трудности его мобилизуют, заставляют вникать в проблемы, находить варианты решения. Владимир Юрьевич убежден, что сельхозпроизводство в городе, который по климатическим условиям приравнен к районам Крайнего Севера, — это не чудачество, не зряшная трата средств. Кроме дел текущих, он занят разработкой бизнес-плана, которым предусматривается строительство животноводческого комплекса на триста коров.

В минсельхозпроде края заявили о поддержке проекта. А значит, все у Терещенко, отца и сына, непременно получится…

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.04.2018

Почему молочной отрасли не хватает госрегулирования?

Несмотря на продвигаемую политику импортозамещения, рост господдержки и эмбарго, молочная отрасль нуждается в более плотном государственном регулировании. Чего не хватает рынку для стабильности и в чем заключались ошибки поддержки последних лет? Какой горизонт планирования рассматривают аграрии и кому не хватает цены на молоко – в материале The DairyNews.
Темур, КФХ
Адрес:  Северная Осетия - Алания респ, Ирафский район, с. Ахсарисар 
 
Волга Айс, АО
Адрес:  Чувашская (Чувашия) респ., г. Чебоксары, проспект Мира, д. 3 
 
Атлашевская, АФ ООО
Адрес:  Чувашская (Чувашия) респ., Чебоксарский район, пос. Новое Атлашево, ул. Промышленная, д. 1 корп. Б 
 
Аккондмолоко, ООО
Адрес:  Чувашская (Чувашия) респ., Янтиковский район, с. Янтиково, проспект Ленина, д. 49