10.05.2012
Источник: www.golos.com.ua
Регион: Украина
Украина: сырные баталии оставили раны В первую очередь в экономике молокоперерабатывающих предприятий. Зато показали отечественным сыроделам пути к новым рынкам сбыта. И в этом самый большой положительный момент конфликта. Однако смогут ли молочники воспользоваться новыми перспективами и шансами, зависит не только от них. Даже если будут соблюдать наивысшие технологические стандарты.

Все самое худшее, кажется, позади. Острые моменты сглажены, продавцы и покупатели снова договариваются. Но это вовсе не означает, что проблемы отрасли решены. Именно теперь, когда бурные страсти утихли, время спокойно их проанализировать и сделать уроки на будущее.

Закваска из сомнений привела к убыткам


Хмельницкая маслосырбаза была одним из тех предприятий, которое время от времени появлялось то в одних, то в других списках, экспорт чьей продукции, якобы, был запрещен. Но производственники утверждают: в течение всего конфликта не прекращали отгрузку продукции на российские рынки.

Более того, никаких официальных документов, ни прямых, ни опубликованных на российских правительственных сайтах, относительно запрета они не получали. При этом никто также не требовал проведения проверок производства. Но вопреки всему конфликт не мог не затронуть и его интересы.

Прежде всего, противостояние опять четко продемонстрировало: нельзя ставить производство в полную зависимость от чужих рынков, особенно если они ограничиваются одним государством. Ведь именно такая зависимость и до сих пор заставляет маслосырбазу искусственно сдерживать производство сыров. Потому что поговорка о том, что запас карман не тянет, здесь не срабатывает.

— Представьте ситуацию, если бы мы сделали ставку только на экспортную продукцию, и вдруг продажу пришлось бы прекратить. Что делать с тысячами тонн товара, который имеет определенный срок реализации? — спрашивает директор Людмила Беседа. — Те из наших коллег, кто пошел именно таким путем, оказался на грани банкротства, производство ввиду его убыточности пришлось если не совсем закрывать, то по крайней мере останавливать до выяснения всех обстоятельств.

Эти риски хмельничанам удалось обойти. Зато они споткнулись на других. Посеянная среди российских потребителей паника относительно низкого качества украинских сыров таки сделала свое дело. За продукт, в котором сомневаются, даже если и безосновательно, нельзя просить лучшую цену. Поэтому хмельницким сыроделам пришлось пересмотреть стоимость своего товара в сторону уменьшения.

Волна недоверия невольно перебросилась и на украинского потребителя, дескать, если россияне отказываются от наших продуктов, то почему же мы должны их есть? А как известно, пропагандистскую утку значительно легче запустить, чем потом опровергать информацию.

— Более того, как мне известно, ситуацией сразу воспользовались немецкие пищевики, — продолжает директор, — они сразу начали заполнять свободную торговую нишу. И теперь украинским экспортерам снова приходится завоевывать утраченные позиции. А конкуренция в этом сегменте продовольственного рынка чрезвычайно жесткая.

Не столько вкус, сколько еще и цена

Украинским производителям удерживать ее непросто. Бороться нужно не только за благосклонность потребителя, но еще и с собственными экономическими проблемами. Потому что как, скажем, победить европейских конкурентов, где молочников, которые поставляют продукцию за границу, государство поддерживает еще и экспортными субсидиями. У нас же все до противоположного наоборот. Скажем, в свое время на той же маслосырбазе «повисло» около двух с половиной миллионов гривен невозвратимого НДС только из-за того, что, оказалось, необходимый механизм такого возвращения не был утвержден. Для стабильно действующей экономики такие случаи просто абсурдны. Для нашей — они будничны и обычны. А такие понятия, как благоприятный режим работы для успешного предприятия-экспортера вообще отсутствуют. Вместо этого — вечная борьба с налогами, а точнее — за их своевременную уплату.

Производственники проводят простые подсчеты: для того, чтобы из начисленных двух тысяч гривен зарплаты работник мог получить 1,7 тысячи гривен, предприятие должно уплатить 1,6 тысячи налогов и платежей. Для такого, где занято около семиста человек, ежемесячно набегают миллионные суммы.

— К тому же не следует забывать о специфике производства, когда срок созревания сыров составляет несколько месяцев, а для отдельных сортов — даже годы, — подчеркивают технологи. — Если учесть еще и растянутые сроки реализации, становится понятным, что от закупки молока до получения денег за тот же сыр надо ждать едва не полгода. Чтобы не залезать в долги перед крестьянами, приходится пользоваться банковскими кредитами, чьи депозитные ставки могут привести к банкротству кого угодно.

Все эти финансовые нагрузки вынуждено ложатся на себестоимость товара, за который приходится платить потребителю.

— Можно понять негодование покупателя, который видит на прилавках высокие цены, — размышляет Людмила Беседа. — Но не надо думать, что в них заложены сверхприбыли производственников. Вот простой пример. Вспомним, сколько раз и на сколько только в прошлом году подорожали отдельные продукты, товары, услуги? Каждый может составить свой список. А, например, реализационная цена на масло нашего производства не поднималась уже в течение четырех лет. И это при том, что все время возрастают затраты на транспорт, энергоносители, коммунальные услуги. Не говоря уже о закупочных ценах на сырье.

Последнее является давним камнем преткновения между производственниками и крестьянами. Нельзя не прислушиваться к людям, которых очень часто не устраивает низкая оплата их стараний. Но свои аргументы приводят и молочники. Скажем, для изготовления килограмма масла нужно 22 килограмма молока. Поэтому не то что каждая гривня, копейка существенно отразится на цене готового продукта. Кто же будет покупать «золотое» масло?

В этой ситуации корректировать ценовые отношения должны бы государственные дотации, о которых так много и давно говорят. Но и этот механизм дал сбой. В прошлом году, например, предприятие платило налог, который потом должен был вернуться в виде дотаций крестьянам, в специальный фонд. Но куда направлены собранные средства, производственники проконтролировать не в состоянии. Знают только, до крестьянских дворов они так и не дошли.

В нынешнем году должны были заработать новые правила: только тридцать процентов налога направляется в спецфонд, остальное — должно поступить непосредственно сдатчикам молока. Но схема такая, что с начала года дотации еще не выплачивались. А когда будут, и будут ли вообще — вопросы без ответов.

Покорит ли украинский сыр восточные рынки?

Казалось бы, все эти внутренние проблемы не имеют отношения к украинско-российскому конфликту. Но на самом деле они являются серьезными факторами риска для отечественного производителя как на внутренних, так и внешних рынках. Потому что все они влияют на ценовую конкурентоспособность отечественного товара.
Сейчас прельстить любого потребителя непросто. Даже при том, что та же маслосырбаза готова демонстрировать стопроцентную натуральность и наивысшее качество продукции. Чтобы убедить кого-нибудь в том, что она отвечает всем стандартам, на протяжении всего срока ее потребления хранят так называемые образцы — свидетели из каждой партии. Но, как видим, и это не уберегло от острых проблем.

На предприятии в архивах нашли уникальный документ — приказ по маслосырбазе, изданный на второй день после освобождения Хмельницкого от фашистов. В нем только несколько пунктов: собрать личный состав (тогда это было 17 человек) и приступить к заготовке масла. С тех пор предприятие не прекращало своей работы ни на один день. А масло и сыры по постоянной традиции многие десятилетия отгружали именно российским потребителям.

Сегодня здесь ежесуточно перерабатывают до 170 тонн сырья, производя около двух сотен наименований молочных продуктов, хотя основными остаются сыры. И так же более трети общего объема продают в соседнюю страну. Партнерские отношения будут стараться сохранять и в дальнейшем, тем более что они вопреки политическим баталиям остаются экономически обоюдно выгодными. Однако теперь всерьез призадумались о диверсификации рынков сбыта. Предприятие стало членом ассоциации экспортеров молочной и мясной продукции, которая начала работу при Министерстве иностранных дел. Уже идет активный поиск новых рынков. Свою заинтересованность выразили представители Ливана, Китая, других восточных стран. Но дойдут ли до тамошних прилавков наши сыры? Ведь налаживание торговли — непростой процесс, нуждается в согласовании нормативной базы, требований и стандартов разных стран по многим параметрам. Да и убедиться в надежности новых партнеров не помешает.

Сделать все это своими силами молочникам как раньше, так и теперь не по силам. Возможно, именно поэтому в основном рассчитывали на старые традиции и связи. Теперь надеются на помощь и поддержку правительства. Потому что выход на мировые рынки — это, в конце концов, вопрос чести не одного производства.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

20.06.2018

Льготы на долгосрочной основе

Минсельхоз предлагает давать льготные кредиты на закупку молока только заводам, имеющим долгосрочные (минимум - трехлетние) договоры с сельхозпроизводителями. Инициатива - часть политики ручного контроля Минсельхоза, озвученной еще весной, обсуждение проекта документа продлится до 28 июня. The DairyNews узнало мнения участников рынка о предлагаемой мере.
Млада, КХ
Адрес:  Калужская обл., Малоярославецкий район, д Ерденево 
 
Новгородский аграрий, СПССК
Адрес:  Новгородская обл., Новгородский район, д Лесная, ул. Новгородская, д. 10 
 
Новгородский фермер, СССПК
Адрес:  Новгородская обл., Новгородский район, д Божонка, ул. Энтузиастов, д. 1 
 
Невский молочник, ООО
Адрес:  г. Санкт-Петербург, пер. Басков, д. 37-39 литера А помещение 19