20.01.2010
Источник: Журнал «Молочное скотоводство»
Регион: Россия
Виктор Мадисон, кандидат биологических наук ГСЦУ (Переяслав-Хмельницкий)

Инфекционный карнавал скотоимпорта

Животноводы со стажем знают, что там, куда завезли голштинов, — копытная гниль может стать обычным делом. А чья F. necrophorum (лептоспира, хламидия или клостридия) посетила ферму, местная или заграничная, не выявит ни одно исследование. В «упакованном» и неактивном состоянии их не способны определить даже современные методы диагностики. На «дремлющий» антиген иммунная система организма не реагирует и соответствующие антитела не вырабатывает. Возбудитель же только и ждет случая, чтобы наброситься на ослабленный после стресса (транспортировка, отел, резкая перемена условий содержания) организм.

И не всегда в переносе инфекции виновато конкретное животное. Многие бактерии и вирусы прекрасно сохраняются в навозной массе и кормах, путешествуют с подстилкой и активно обживают новые места. К примеру, возбудитель некробактериоза в большом количестве присутствует в рубце жвачных. F. necrophorum способен пересидеть в этом бродильном чане импортной нетели любые диагностические исследования и его не достать ни per os, ни глубокой клизмой. «В учхоз КГВАМ была завезена 61 нетель из Венгрии. Через год в хозяйстве, ранее благополучном по болезням копытец, хромало более 40% животных дойного стада, а голштинских коров через 1,5–2 года почти не осталось. Республиканской ветеринарной лабораторией был установлен некробактериоз» (Макаев Х.Н. и др., ВНИВИ, 2007). По сообщению авторов, заболевание копытец проявилось во многих ранее благополучных хозяй ствах Татарстана. Через 2–3 недели после доставки страдали 18–38% завезенных нетелей и коров. «Причиной падежа крупного рогатого скота были болезни обмена веществ, органов воспроизводства и обездвижение из-за болезней конечностей.

…Анализ эпизоотической обстановки по некробактериозу, проведенный нами в хозяйствах Татарстана, Чувашии, Самарской, Ростовской и Ульяновской областей, куда завозили голштинский скот, свидетельствует о том, что особенно страдают и более восприимчивы к заболеванию  екробактериозом первотелки и коровы в первые 10–15 суток до отела и после него вследствие значительного ослабления организма» (Иванов А.В. и др., ВНИВИ, 2007). В трех филиалах ОАО «Красный Восток-Агро» среди 897 обследованных животных, прибывших по импорту, было выявлено 505 голов (56%) с болезнями копытец инфекционной формы (Макаев Х.Н., Иванов А.В., 2007). Сообщение  инфекционистов юга России (Антипов В.А. и др., Краснодарский НИВИ, 2008) можно считать последним предостережением владельцам скота, решившим обновлять стадо с помощью «живого» импорта. Текст было бы полезно распечатать в виде листовок для заказчиков скота, а чиновникам по скотоимпорту давать в обязательном порядке под расписку. «В Краснодарский край уже завезено более 5 тыс. нетелей из предполагаемых 15 тыс. главным образом черно-пестрых голштино-фризской породы. Из 847 находящихся под постоянным наблюдением нетелей и первотелок в течение первых двух недель заболеваемость разной этиологии регистрировали у 9,3%, а отход составил 1,4–3,1%.

В течение 4–5 недель в новых условиях кормления и содержания проявление клинических признаков заболевания регистрировали практически у всего (!) поголовья импортных животных. Признаки бронхопневмонии — у 30–50% заболевших сопровождаются высокой температурой 39,8–40,9 °С. Почти у 50% первотелок регистрируют заболевание копытец разной степени тяжести. У большинства животных отмечаются затяжные роды, острая атония преджелудков и матки с последующей субинволюцией матки острым послеродовым гнойно-катаральным эндометритом, трудно поддающимся лечению. Примерно 15–20% из них отказываются от корма, резко худеют, залеживаются, как результат — падёж или вынужденный убой в первые 5–12 дней после отела».

Установлено, что вышеуказанные заболевания проявляются порознь или одновременно: эндометрит ,  мастит , заболевания копытец или суставов ко нечностей; эндометрит + хромота; хромота- легочная недостаточность. Гибель животного в 92% случаев сопровождается дистрофией печени, заболеванием копытец (некробактериоз, 68%), злокачественными отеками (71%), иногда — бронхопневмонией (21%). На фоне этих данных удивительно легкомысленное отношение к заразной копытной гнили  емонстрируют некоторые стражи здоровья животных. Так, руководитель Управления ветеринарии Самарской области Степан Сыромолот считает, что некробактериоз — это не инфекция, а болезнь ног: «Говорить, что мы себе завозим заразу, вообще неправильно. Из Голландии или Германии к нам поступает здоровый скот. Болеть он начинает, когда руководители некоторых хозяйств помещают его в ужасные условия. Ну как избежать некробактериоза, если в коровнике почти болото? А им нужно правильное кормление и строгий ветеринарный надзор» («Агроинформ», Самара, 2007, № 5).

Как, оказывается, все просто! Прибрался в коровнике и принимай зарубежных постояльцев. Копытная гниль — не болезнь ног, а инфекционное поражение нижней части конечностей Fusobacterium necrophorum. Возбудитель скрытно прибывает от поставщика или «цепляется» к путешественнице по дороге. Иначе как объяснить появление некробактериоза на фермах, где до приезда иностранок его не было? Заболевание сопровождается поражением кожи, слизистых оболочек и внутренних органов.

Позволю предположить, что в странах-импортерах владельцы животных должным образом с инфекцией не борются («Ковбой не ловит мух!»). В случае заболевания или угрозы возникновения инфекции наступает страховой случай и животных быстро отправляют на мясо, а хозяин получает гарантированную компенсацию. Автор уже 20 лет в своих публикациях призывает заказчиков племенного скота заменить живой импорт биотехнологическим. В наше время напряженной эпизоотической ситуации в мире закупать живой скот по меньшей мере рискованно. Во всяком случае, для патогенных вирусов границ точно не существует. Об этом же свидетельствуют выводы  ченых инфекционистов из Казани: «За последние 6–7 лет в республике мы начали выявлять инфекцион ные заболевания скота вирусного происхождения как результат его завоза из зарубежных стран» (Камалов Б.В. и др.). Опыт пересадки в хозяйствах Украины 5 тыс. эмбрионов из США, Канады, Италии, Австрии показал, что не было ни одного (!) случая появления у реципиентов «залетной» инфекции. Наоборот, правила трансплантации эмбрионов (ТЭ) предполагают, что для их пересадки следует отбирать и изолировать только «чистое» по инфекции поголовье, к чему мы и приучали местных специалистов. Конечно, если следовать принципу, что свою инфекционную «кашу» иностранным «маслом» не испортишь, можно смело посылать транспорт за рубеж. Но для специалистов, стремящихся разводить крупный рогатый скот в относительной чистоте, планирующих на
длительную перспективу производить молоко и мясо, завоз копытной гнили, лейкоза, лептоспироза, трихомоноза, ринотрахеита и прочих возбудителей в «дремлющем» состоянии может обернуться крушением всех планов организации мясо-молочного бизнеса.

Претензии к поставщикам и ветеринарной службе приниматься не будут — все сделано по условиям договора и ветеринарным инструкциям, которые не учитывают, что вирусы и другие патогены в ожидании жертвы могут длительное время находиться в неактивном состоянии. Их к тому же онсервирует сильная иммунная система скота, выращенного в благополучных условиях содержания. Сбой иммунитета у импортного поголовья после транспортногостресса и отела (отмечают практически все исследователи) оказывается пусковым механизмом инфекционной агрессии. Страховые службы РФ приводят удручающие цифры послеотельного«отхода» — до 40% завезенных нетелей. Заболевают почти все (!) импортные первотелки, из них погибают около 10%. У 80% (!) обнаруживают некробактериозные поражения копыт. Отход новорожденного молодняка — до 40%. Не слишком ли высокая плата за инфекционные риски?

Что возить: инкубаторы или яйцо?

Небезопасных экспериментов по насыщению страны чужой патогенной инфекцией можно избежать, если заменить скотоимпорт завозом биотехно логической продукции (спермой и эмбрионами), которые дают почти 100%-ную гарантию инфекционной безопасности племенного материала. Впечатляющая статистика утраты импортного поголовья предполагает, что после первого отела и первой лактации отходит до 10% первотелок, к четвертой цифра преждевременных потерь увеличивается до 35–90% завезенных нетелей в разных хозяйствах (Дубовский И., 2006). Если корова в нормальных условиях существования может прожить 20 лет, получается, что из_за рубежа завозим нетелей_смертниц, и заказчику остается надеяться лишь на приплод, который после болезниматери и перестройки ее иммунной системы становится «своим» в новых условиях существования. Современный скотоимпорт — это, по сути, завоз одноразовых инкубаторов для получения племенного приплода. С ролью инкубаторов для импортных эмбрионов гораздо успешнее могут справиться местные телки-реципиенты, у которых стараниями отечественных селекционеров отсутствие продуктивных наклонностей компенсировано прекрасной приспособляемостью к существованию в условиях российского и украинского села. Пролетарская селекция (спасибо ей) развела удивительно живучий в условиях бесхозяйственности крупный рогатый скот, который может стать «наседкой» для изнеженного зарубежного племенного материала. ВыQходит его, передаст внутриутробно и с молоком устойчивость к климатическим и микробиологическим особенностям среды обитания. А самое главное — способ перевозки оплодотворенных яиц (а не инкубаторов) обезопасит заказчика от заноса зарубежной инфекции.

К тому же торговля оплодотворенными «яйцами» в 3–5 раз дешевле, чем завоз племенного «мяса». Конечно, получить животное из «яйца» — не всякому дано. Для трансплантации эмбрионов нужны умение, профессиональные знания, требуется ответственность, организованность. Как ни странно, к ТЭ тянутся небогатые фермеры и владельцы небольших стад, у которых нет «дурных» денег на завоз разовых инкубаторов, но есть большое желание обзавестись племенным скотом, передать отличное ядро из эмбрионов по наследству.
Илья
Боже, ну какие придурки статьи публикуют! А уважаемый сайт их перепечатывает!
Ну конечно же, заболевания импортного скота связаны не с кривыми руками и тупыми головами наших зоотехников, а с всеобщей и поголовной зараженностью несчастных голштинов "вирусом задержания последа"!
Фу, читать противно. Лысенковщиной отдает
Гость
По теме селекции отечественного скота, предлагаю материал, который полностью должен появиться в журнале «Ефективне тваринництво» № 2/2010

Нет разведения печальнее на свете

Президент ВАСХНИЛ, академик Эрнст Л.К. в интервью «Химия и жизнь» (1987) подытожил советский период лихого разведения крупного рогатого скота: «За годы Советской власти исследователи и практики вывели 87(!) новых пород скота, только за две последние пятилетки – 10 пород, 26 типов, более 70 линий. …Развивая животноводство страны, мы десятилетиями преимущественно делали это экстенсивными методами: наращивали поголовье, подгоняли под него кормовую базу… Экстенсивный путь развития животноводства принес свои печальные плоды». Какое поэтическое признание ошибок отечественного разведения из уст академика!
Нет разведения печальнее на свете. Ни один скотовод в мире не разрешит удалой науке таких экспериментов над своей кормилицей, которые проводила отечественная зоотехния в «ничейных» колхозных стадах.
Можно только удивляться нашей селекции, которая до сих пор бьется над проблемой: доить побольше – кормить поменьше. На Украине – для подобных экспериментов лучше всего годилась красная степная порода, в России – холмогорская. Некоторые научные работы наших северных коллег в области породоразведения достойны отдельного цитирования.
Результаты селекции холмогорской породы на способность выживать в «нечеловеческих условиях» севера России, не без гордости описывают российские селекционеры (В. Матюков, В. Михеев «Молочное и мясное скотоводство», 2007, №1). Эта инструкция по селекции холмогорки, вполне годится для подготовки диверсантов, направляемых со стадом коров в тыл противника.
«Холмогорской корове, чтобы выжить и принести приплод необходимо иметь запас питательных веществ на случай бескормицы. Ей нужно быть готовой (!) на лесном пастбище обглодать ивняк, в болоте выпасаться по хвощу, преодолевать в поисках пищи расстояние по 8-12 км в день. В зимний период вместо сена, довольствоваться его плесневелым (!) рулонным суррогатом, силосом и сенажем сомнительного качества, белым мхом, хвойной лапкой и ивняковыми стружками, в течение 8-9 месяцев стоять (!) на привязи в темных, холодных и сырых коровниках».
От себя можно добавить: в случае окружения – взорвать стадо гранатой. Господа селекционеры, война закончилась 60 лет назад, разоружайтесь! Время рогатых терминаторов прошло.
«Пролетарская селекция добилась своего, мы создали коров, способных выживать на соломе. Мы привыкли не кормить корову, а получать молоко, поэтому, кроме как красной-степной похвалиться нечем» (Воленко И.С., 1994).
А «голодные» на корма регионы – это отговорка для слабых хозяйственников. Климат севера Канады не сильно отличается от севера России. А полупустынный климат Израиля не мешает надаивать от голлштинов более 11 тыс кг (!). Как говорила И.С. Воленко: «Голштин – он и в Африке голштин». Более того, такой селекционный отбор коров постсоветского пространства «на выживание», а не по приоритетам продуктивности, оставляет молочную отрасль любой страны без будущего.

Что же еще остается сказать, если конструировать оружие мы научились лучше, чем продуктивные породы. С участием североамериканских быков-производителей планета сегодня получает 90% (!) молока, зато 90% конфликтов в мире решается с использованием нашего «калашникова».

Советским и постсоветским коровьим генофондом никто всерьез не занимался. В этом отношении показателен пример Венгрии: руководство МСХ тридцать лет назад сделало ставку на голштина и не ошиблось. Средний ежегодный прирост продуктивности в полумиллионном голштинизированном стаде страны за 20 лет капитализма составил 125,4 кг на корову в год (!), надой вырос на 2509 кг, с 2339 кг до 4848 кг. Это лучший показатель в мире селекционных достижений.
Молочное стадо Украины в 1991 году имело ту же исходную продуктивность коров, как в Венгрии, прибавило в удоях за 17 лет “независимого” разведения аж 500 (!) кг. В пять раз ниже венгерского показателя! Исходя из этой прибавки, европейские удои Украине “не грозят” еще лет 100, а североамериканскую продуктивность - ждать два века.
Интересно было бы подсчитать количество научных работ и диссертаций по селекции животных в Венгрии и Украине за этот срок. Наша зоотехния продолжает воспевать достоинства национального генофонда, которых, судя по потенциалу молочного прогресса (+30 кг в год) просто нет (о странностях отечественной селекции - www.zzr.ru: 2007г. №1, 2008г. №2).

Ирина Стефановна Воленко, бывший директор Головного селекционного центра Украины (ГСЦУ), селекционер «от бога», одна из первых в стране поняла лукавство авторов новоизобретенных украинских типов скота, которые «…без постоянной подпитки чистопородными европейскими и североамериканскими породами (голштин, ангус, шароле, герефорд лимузин) деградируют на глазах самих же авторов». Став начальником «Укрплемобъединения», не обремененная научными степенями и званиями, она как никто другой знала суть проблемы и смело говорила о ней еще в начале 90-х годов.

«Мы долгое время занимаемся разведением не нашего комбинированного скота. Наша историческая – это серая украинская, а черно-пеструю, симментальскую, красную степную мы привезли из Европы. Подешевле, побольше и поближе. На этой основе стали разводить собственные породы и их помеси с европейскими. Некоторые ученые вложили в них всю жизнь…».
В чем слабость парнокопытных «железных леди». А. Серянкин (2007) подсчитал, что при удое 10 кг, 60% питательного рациона (больше половины!) животные расходуют на поддержание жизни, а при 40 кг - всего лишь 27%. Эффективность использования корма (коэффициент полезного действия) повышается в 2,4 раза. Эта маленькая слабость отечественных пород и типов из трех букв (кпд) способна перечеркнуть все остальные их достоинства.
Из этой несложной арифметики следует, что созданные советской селекцией молочные стада Украины, продуктивностью 3 тыс. кг (10 кг суточного надоя), являются идеальными живыми механизмами для получения органического удобрения из высокопитательных рационов, с кпд близкой к 60%. Настоящий 4-копытный приоритет зоотехнической науки по высокоэффективному приготовлению органики на дому. Браво отечественной зооинженерии!

Сегодня «нового» фермера, мясного или молочного «короля» трудно убедить разводить комбинированные, наспех створені отечественные породы и типы. Их рентабельность близка к нулю, а в случае отсутствия дотирования - уходит в минус. Этот минус предопределил еще лидер ВКП(б) И.В. Сталин: «Нам нужна не всякая производительность труда…». На заре «мировой революции», кпд скота большевиков не интересовал.
Наступившее столетие - эра специализированного элитного скотоводства. Элитой домашнего скота являются наиболее популярные в мире породы («чистые линии» по Н.Г. Вавилову), которые сумели не только пригодиться человеку, но и выжить при отборе (селекции), достигнув совершенства в условиях жесткой эксплуатации.


Преимущества транспортировки биотехнологической продукции можно показать одним вопросом: зачем возить тонны племенного «мяса» живьем, если несколько невесомых (размером 100-150 микрон) зародышей способны дать тот же селекционный эффект?
Открытие наших соотечественников по возможности криоконсервации репродуктивных клеток (Милованов В.К., Соколовская И.И., Смирнов И.В.) - настоящий подарок природы для чистоплотной торговли племенным материалом. Мечта любой профессиональной ветеринарной службы страны, которая позволяет завозить племенной материал.

Только в 2006 году, по сообщению И.К Рождественского (2007) в РФ было завезено 57,6 тыс. голов племенного скота. Это количество племенного «мяса» (приблизительно 30 тысяч тонн) вместе с букетом заморской инфекции генетически эквивалентно стерильному экспорту 120 тысяч эмбрионов, в 10 сосудах Дьюара, общей массой 500 кг. Предполагаемая стоимость стельности от пересадки эмбриона (в среднем $1000) по крайней мере, в 4 раза была бы дешевле импорта зарубежного племенного «мяса».
В анабиотическом состоянии зародыш млекопитающего (включая человека) может длительно храниться в жидком азоте и транспортироваться даже на луну (есть и такой проект). По желанию заказчика может быть проведена заготовка зародышей определенного пола, близнецов, редких и исчезающих пород. Длительное хранение поможет восстановить утраченные и потерянные линии и семейства скота.
Нами, в НПО «Южный Урал» (Г. Оренбург) в прошлом году была высажена партия из 72 эмбрионов канадской селекции, длительное время сберегаемых в эмбриобанке Головного селекционного центра Украины.
После 15-ти лет криоконсервации в условиях сверхнизкой температуры (-196°С) приживляемость эмбрионов голштина местным телкам-реципиентам сопровождалась высоким (53,2%) процентом стельности

Эти родившиеся 38 телят голштинской породы были доставлены из Украины на родине посла РФ В.С. Черномырдина поездом, в 5-ти литровом термосе Дьюара. Для аналогичной перевозки 40 голов взрослого приплода понадобилось бы 2-3 скотовоза и неделя пути. Такой биотехнологический способ торговли племенной продукцией может стать примером импорта нового тысячелетия: простой, экономичный, надежный и безопасный.

Дорогие «девочки» по заказу для настоящего ковбоя
Доступную стоимость при племеной перестройке стада имеют только программы ИО и ТЭ. Стоимость получения одной стельности от ТЭ складывается из импорта 2-х эмбрионов, стоимости приведения в охоту телок-реципиентов и оплаты услуг по ТЭ.
Среднестатистичекая цена теленка с высокими генетическими задатками при ТЭ обачно укладывается в $1 тысячу. Удорожание проекта возможно при заказе приплода определенного пола. Использование зародышей, выращенных in vitro удешевит стоимость эмбрионов, но может привести к падении их приживляемости до 30%.

Племенная «лихорадка» в России привела к росту цен на живой скот из Европы до $4-5 тысяч за голову. В связи с этим ТЭ-импорт, имеет 4-5-кратное стоимостное преимущество по цене приплода и неизмеримые деньгами гарантии инфекционной безопасности.
По расчетам И.С. Воленко (1994): «Для того, чтобы по Украине за 5 лет создать сеть репродукторов специализированного скота наиболее популярных пород за счет импорта 50 тысяч эмбрионов потребуется $20 млн. Мясное скотоводство придется создавать с «нуля». Наши породы – неконкурентоспособны».
Даже неспециалисту понятно, что завозить генетический материал в жидком азоте, в виде эмбрионов, размером до 100 микрон, много безопасней, чем «тащить» через океан и границу тонны племенного мяса, корм, подстилку и прочие атрибуты живого скота вместе с зарубежной микрофлорой, вирусами, хламидиями, прионами и прочей нечистью. Конечный селекционный результат будет тот же, а риск инфицирования через биотехнологическую продукцию – близок к нулю.

По своей микробиологической «чистоте» эмбрионы млекопитающих могут посоревноваться с супер-чистой спермопродукцией. А по цене и легкости транспортировки во много раз выгодней приобретения живого поголовья.
Эту программу спустя 10 лет можно было усовершенствовать. Не просто создать репродукторы чистых пород, а в некоторых из них наладить получение эмбрионов собственного производства. Наши расчеты показывают, что организация ведущего биоцентра под эгидой Национального аграрного университета и ГСЦУ способны дать производству эмбрионы в 4-6 раз дешевле импортных, полностью заменить молочные стада крупных с.-х. производителя молока и мяса на животных мирового уровня продуктивности.

Таких с.-х. предприятий с поголовьем более 300 голов в Украине осталось всего 51, в 130 обществах и кооперативах насчитывается всего по 100-300 животных.
И, наконец, ТЭ канадской селекции позволит осуществить мечту И.С. Воленко – получить на Украине 360 быков-производтелей made in Canada. Завезенные зародыши дадут жизнь более 2 тысячам быков-ТЭ, из числа которых могут быть отобраны по экстерьеру 500 лучших из лучших быков. Спермопродукция от них может быть оценена по качесву потомства на молочных предприятиях Германии или Венгрии и рекомендована (или забракована) для использования на молочном стаде Украины.

Сумму в 55 млн грн, требуемую для осуществления биотехнологческого проекта «Окно в Европу» и рассчитанную на 5 лет племенного «рывка» можно сравнить:
• со стоимостью одного дня (!) песни и пляски «Евровидения» в Киеве;
• на 20 млн грн меньше, чем потрачено на внеочередные парламентские выборы;
• на 20 млн грн превышает запрошенные президентом 36 млн грн на агитацию за вступление в НАТО.

Пользуясь случаем, хочу обратиться к депутатам, неравнодушным к проблемам села. Поскольку у нас парламентско-президентская республика, а исполнительная власть не умеет с пользой для народа потратить несколько десятков миллионов грн, помогите закупить для скотоводов Украины эмбриогенетику мирового уровня и размножить ее среди владельцев племенных хозяйств.

Виктор Мадисон, к.б.н.
Гость
Настоящий "учёный" выкормленный КПСС, терпимый народом и бесполезный своей стране. Достал уже своими статьями, истинный провокатор. Сам ничего толком не создал, но облил грязью всех. Вероятно права власть создавая трудности науке, но жаль, что страдают честные учёные работающие при всех режимах - наука не имеет партбилета. Но этот выживет, он нужен для политиков как дежурный критикан.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
ВНУКОВСКОЕ, АО
Адрес:  Московская обл, Дмитровский район, г. Дмитров, шоссе Ковригинское, д. 3
ФИЛИАЛ АО ВИММ-БИЛЛЬ-ДАНН в г. ТУЙМАЗЫ
Адрес:  Башкортостан респ., Туймазинский район, г. Туймазы, ул. Северная, д. 9
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Перми
Адрес:  Пермский край, г. Пермь, ул. Героев Хасана, д. 110 корп. 401 оф. 402
Филиал АО Вимм-Билль-Данн в г. Кирове
Адрес:  Кировская обл., г. Киров, ул. Щорса, д. 95 оф. 435