Розовая таблетка




Закончилось время, когда захват земель давал статус великой державы. Сейчас сила государства определяется способностью экспортировать товары, создавать новые технологии, которые оказывают влияние на мир. 

Барак Обама. 






























Вместо вступления:

Текущие события на молочном рынке России показывают, что все, что было написано здесь и здесь правда. 


Уже традиционно The DairyNews подводит итоги ушедшего года и дает свой прогноз ситуации на молочном рынке России. 


Сегодня же хотелось бы повести итоги эпохи. Поскольку мирная жизнь во всех ее отношениях подходит к концу. 


В 2014 году, впервые после окончания Второй Мировой Войны, Международная молочная Федерация (IDF) отменила Всемирный Молочный Саммит, который должен был состояться в Израиле. Отменила по причине войны и нестабильности в регионе. 


В 2014 году началась война на Украине - такой родной и близкой. Началась неожиданно, но неумолимо. Самое страшное в этой войне то, что украинцы воюют с русскими. Но русские об этом не знают. Или не понимают. Я лично понял это только тогда, когда принял участие в конференции «Молочный бизнес - 2014», которая состоялась в конце ноября 2014 года. Было одновременно страшно, весело и печально проходить пограничный контроль в Киеве, где солдатик-пограничник задавал глупые вопросы и явно просматривалось искусственное нагнетание обстановки. Все мои киевские родственники, друзья и знакомые рассказали о российских войсках, танках, обстрелах, гробах и беженцах из Донбасса на материковую Украину. «У нас война», - говорили они. На мой вопрос, с кем, отвечали с недоумением разводя руками: «Как с кем?! С Россией!». На мое приглашение принять участие в VI Автопробеге «Дорогу Молоку!» все, как один, молчали, потупив взгляд. 


Никто не сказал, что приедет! Но я, тем не менее, надеюсь.


В 2014 году Крым стал российским. Это осложнило жизнь. Всем.


Наконец, в 2014 году, Россия классическим дзюдоистским приемом - броском через бедро - «кинула» мировой молочный рынок, введя запрет на импорт в нашу страну молочной продукции из стран ЕС, США, Канады, Австралии и Украины. Кинула в ответ на их запрещенный прием - удар санкциями в пах. Броском руку не сломали, но дыхание сбилось: Европа радостно поставляла свой сыр к нам, наращивая производство и методично складывая яйца в одну корзину. А тут - бац - рынок закрыт, яйца подавлены. Да еще отмена квот на производство сырого молока на горизонте. В общем, дыхание сбито. Но оно восстановится. 


А у нас, похоже, возможно осложнение, ведь всё это дзюдо обнажило то, о чем говорилось участниками рынка уже не один год: государственная политика в области развития экономики и сельского хозяйства в частности неэффективна.


Но вместо того, чтобы начать работу над ошибками, власть, как обычно, занялась «импортозамещением», то есть пиаром. Президент Владимир Путин в ноябре на Форуме действия заявил: «Стало ясно, что наше сельское хозяйство в состоянии само справиться практически со всеми задачами, которые перед страной стоят в этой сфере. Если бы мы не чувствовали, я бы не чувствовал, что сельское хозяйство России способно решать эти задачи, мы никогда никаких ответных санкций бы и не вводили, себе дороже, зачем же проблемы создавать». И еще он сказал: «рассматривайте это как шанс, и по-другому работаться будет». (http://www.dairynews.ru/video/plenarnoe-zasedanie-obshcherossiyskogo-narodnogo-fronta-forum-deystviya.html).


Мне не понятно, откуда это все стало ясно Президенту, и как он это почувствовал? Раньше не чувствовал, а теперь почувствовал. Но все тут же браво стали отчитываться о том, что «импортозамещение» проходит успешно, и к началу декабря широкой общественности стало ясно, что практически уже импортозаместились. 


Но почему-то рассматривается все это не как шанс, а как кость, брошенная тощей цепной собаке. А декабрьское поведение Центробанка и государственных финансистов укрепило это впечатление. 


Мне же (как, я полагаю, и большинству участников аграрного рынка) ясно одно: заместить импортную сельскохозяйственную продукцию невозможно ни за 3 месяца, ни за год, ни за три года. Даже пять лет под вопросом. У нас в 2015 году не вырастут по мановению президентского указа новые яблоневые, персиковые, грушевые, мандариновые и другие сады. У нас не станет больше винограда (хотя нет - станет - спасибо Крыму). У нас не станет в два раза больше коров. А родившиеся в этом году телочки еще два года не будут давать молока. 


Потому что это не дырку в земле бурить. Потому что этим надо было заниматься раньше, когда деньги были. Потому что дерево растет долго. Потому что сельское хозяйство - это жизнь и смерть, и розовая таблетка тут не поможет. Здесь надо думать на много лет вперед. И работать своими руками!


К сожалению, наши современные экономисты и финансисты хорошо разбираются в денежных потоках и ценных бумагах, элегантно сводят балансы, профессионально играют на биржах, сидя в офисах, и строят замечательные экономические модели.


Но они давно (а многие никогда) не надевали резиновые сапоги, не ходили (прошу прощения за грубость) по говну. Не сажали деревьев и не принимали роды. Они верят в цифры своей отчетности и не хотят встать из-за компьютера или выйти из комфортного автомобиля и проверить их лично, потрогать руками и посмотреть своими глазами. 

И поэтому они еще не знают, что аграрная индустрия больна. 


Давайте честно: все это импортозамещение - это профанация. Это замещение одних импортеров другими. Это замещение одних продуктов другими. Тоже импортными. 


Чапаев и Пустота

Околомолчные союзы России


Но вернемся к молочному рынку. 

Закончились очередные февральско-мартовские форумы, выставки и конференции, показавшие не столько достижения, сколько потери на молочном фронте России. 


Разочарование и пустота - вот общее впечатление от итогов съездов всех молочных и околомолочных союзов. Неспособность к конструктивному диалогу, личная вражда, амбиции и разборки. 


Яркой демонстрацией ситуации в отрасли стала фотография с выставки Молочная индустрия, опубликованная на The DairyNews, которая сильно разгневала организаторов мероприятия. 



Молочная индустрия: вид сзади. 


Но мы не хотели никого обидеть. Мы просто хотели показать, что от индустрии практически ничего не осталось: громкие слова и масса пустого пространства.


На фоне этой пустоты разворачиваются гнусные интриги, направленные на доступ к оставшимся деньгам и демонстрации собственной значимости.


Два околомолочных союза России играли друг перед другом мышцами, и РСПМО, как всегда, проиграл. Мало того, что на съезд СОЮЗМОЛОКО приехал вице-премьер Аркадий Дворкович, а на мероприятие РСПМО - «всего лишь» министр сельского хозяйства, так СОЮЗМОЛОКО еще и зашел на «вотчину» Молочного союза России - выставку «Молочная Индустрия», которую Владимир Лабинов (директор департамента животноводства Минсельхоза России и теневой руководитель Союза) всегда считал своей. Но РСПМО боролся. В день съезда СОЮЗМОЛОКО департамент животноводства Минсельхоза организовал на территории Московской области мероприятие животноводов, куда пытался насильно «затащить» потенциальных участников съезда. Такой же «финт» г-н Лабинов провернул, чтобы воспрепятствовать собранию Ассоциации производителей КРС голштинской породы.


Но как бы не состязались союзы в демонстрации своей значимости, большинство посетителей этих мероприятий в кулуарах обсуждали, что «так больше нельзя», что «Андрей Даниленко и Дворкович надоели со своей болтовней и только хвалят друг друга» и что «РСПМО - это вообще стыд и позор».   


Спасибо, что пришли.


Забавное наблюдение: общение с большинством представителей рынка показывает, что они не довольны тем, что делают союзы, не довольны пустыми разговорами и принимаемыми решениями (или их отсутствием). Не довольны, но ходят на съезды!


Но если вы не довольны и обсуждаете это между собой, возьмите и не придите!!! Если вы уже не верите этим людям, не принимайте участие в съездах! Вы не видели Дворковича,  министра или Лабинова? Вы надеетесь, что они скажут вам что-то новое? Но ведь уже годы показывают, что не скажут. Скажут, что все хорошо, что деньги выделены, что производство выросло на 2%, что если что-то не выросло, то в следующем году обязательно вырастет, что поголовье растет и надои и потребление увеличивается. 


Может быть вы приходите, чтобы предать их обструкции, освистать и топать ногами? Так почему же вы не освистываете? Боитесь?


Неужели мы не понимаем, что эти съезды - это демонстрация руководства союзов своей значимости перед чиновниками, ответственными за распределение денег?! Шансов получить больше у того, кто собрал бОльшую толпу. Никто и не думает о тех, кто приходит, мало того, я уверен, что даже списков нет. 


Спасибо, что пришли! 


Мне кажется, что если бы участие в этих съездах стоило денег, любых - самых символических - на них бы никто не пришел. И Дворкович, и Министр выступали бы перед пустым залом. 


А между тем, заручившись нашим молчаливым участием, люди, возглавляющие эти околомолочные союзы решают свои задачи. 



Съезд молочных финансистов


Ярким подтверждением этого явился съезд СОЮЗМОЛОКО. 


На съезде никто не говорил о производстве. Все говорили только о деньгах. Причем не о своих, о государственных. 


Сложилось впечатление, что в отрасли есть только одна проблема - отсутствие государственной поддержки. 


В целом этот мотив неудивителен и ожидаем в исполнении СОЮЗМОЛОКО. Еще в мае 2014 года союз привлек международную исследовательскую компанию Boston Consulting Group к разработке, как анонсировалось, «программы развития молочного рынка России». Разработка «программы» прошла быстро - за 1,5 месяца. В работе приняли участие несколько крупнейших игроков, главным образом, спонсоры союза, представители Минсельхоза России и Спеццентручет в АПК. Не было консультаций с представителями региональных департаментов АПК и предприятий, не входящих в состав СОЮЗМОЛОКО. Работа велась тихо, без анонсов и публикации промежуточных материалов (The DairyNews удалось получать результаты работы группы и публиковать их). Итог работы: все плохо, но если государство даст денег, то станет хорошо) (http://www.dairynews.ru/news/soyuzmoloko-opublikoval-programmu-razvitiya-moloch.html?sphrase_id=115716). 


Для этого нужно увеличить объем ежегодных ассигнований со стороны государства до 80 млрд. рублей ежегодно. То есть с 2015 до 2020 год государство «должно» отрасли 417 млрд. рублей. 


Собственно, это и всё! 


Не выходя на улицу, не одевая, как говорилось выше, резиновых сапог, сели и посчитали: дайте нам полтриллиона рублей. За эти деньги мы увеличим производство молока на 5 млн. тонн.


Но, позвольте… Государство уже давало эти деньги! Уже 10 лет ежегодно выделяются огромные бюджетные средства на развитие молочного животноводства. Но ничего не меняется. Опыт показывает, что не в коня корм. 


Может уже всем стоит задуматься о том, что мы что-то делаем не так? Может пора подойти к зеркалу, посмотреть в свои честные глаза и задать самим себе вопрос: эффективно ли мы работаем? 


Но нет! Эти вопросы не обсуждались на съезде СОЮЗМОЛОКО. Квинтессенцией мероприятия стало выступление председателя совета директоров ООО «АПК «Дамате» Наума Бабаева, который в качестве способа привлечения государственных инвестиций и решения проблем с кредитованием отрасли предложил финансовые механизмы, используемые крупнейшими американскими ипотечными агентствами  Fannie Mae и Freddie Mac.


«Мы настаиваем на том, что наш Центральный банк должен напечатать деньги необходимые для строительства молочных комплексов. Он должен выдать широкому ряду коммерческих государственных банков по фиксированной ставке не больше 8% так называемые «молочные облигации». Коммерческие банки под рыночный процент должны выдать их на строительство молочных комплексов», - разъяснил суть механизма Председатель совета директоров ООО «АПК «Дамате» Наум Бабаев (http://www.dairynews.ru/video/naum-babaev-na-6-sezde-soyuzmoloko.html?sphrase_id=115721).


При этом одним из наиболее интересных слайдов в его презентации стал слайд о распределении рисков. 



То есть сегодня рискует государство, завтра банк, а послезавтра - сельхозпроизводитель. Но когда оно - это послезавтра?


Я соглашусь, это супер-привлекательная схема. Я бы хотел иметь такой бизнес, когда рискуют все, кроме меня. Я мечтаю о таком бизнесе! Но почему-то мне кажется, такой бизнес в случае, например, принятия предложения г-на Бабаева, мне будет также недоступен, как и сейчас. 


Но г-н Бабаев считает, что я мечтаю лишь о стакане качественного отечественного молока. «По аналогии с лозунгом Fannie Mae и Freddie Mac о том, что нужно дать возможность каждому рядовому американцу исполнить мечту о собственном жилье, нужно исполнить мечту рядового российского гражданина о потреблении качественного отечественного молока», - заметил г-н Бабаев. 


Я думаю, что это неправильная экстраполяция.


Конечно же стоит отметить, что действительно постоянно меняющиеся условия государственной поддержки и кредитования существенно усложняют ситуацию на рынке. Сложно вести бизнес в постоянно меняющейся среде.


Но! Это возможно, если это бизнес! То есть, насколько я понимаю, суть бизнеса - это когда ты вкладываешь деньги в результате чего получаешь доход от продажи продукции или услуг. Если я вкладываю деньги в производство молока, то я надеюсь получать доход от продажи молока и побочной продукции (например, животных, мяса, шкур, навоза, электроэнергии и т.д.). Соответственно, вкладывая деньги, я должен понимать, кому, по какой цене и в каком объеме я буду продавать свою продукцию. Сегодня, завтра, послезавтра. Я должен понимать спрос и емкость рынка. Еще я должен задуматься о том, как сделать так, чтобы моя продукция была конкурентоспособной. То есть, если себестоимость высокая по сравнению с конкурентами, то я должен понять, как ее сократить. 


Иными словами в основе бизнеса должна быть бизнес-идея (по этому поводу есть замечательное выступление Президента компании Alltech Пирса Лайонса на ежегодном Саммите Global 500, который прошел в сентябре 2014 года в Нормандии. Но… давайте честно… в чем состоит бизнес идея большинства крупных проектов в молочное животноводство? Похоже, что не в продаже молока. Не в продаже нетелей. 


В стройке. В покупке скота. В привлечении субсидированных кредитов. В господдержке. Но это же не бизнес! 


Соответственно неэффективное государство со своей неэффективной экономической политикой породило неэффективный бизнес - инвесторов-иждивенцев, не рассчитывающих на собственные силы, а зарабатывающих на государственной неэффективности. 

 

И эти неэффективные инвесторы, используя как аргумент в своей правоте молчаливую аудиторию, пришедшую «послушать», просят неэффективных чиновников выделить еще денег. 


Стыд и позор


Собрание членов РСПМО, если честно, даже обсуждать не хочется. Стыд и позор - так кратко можно описать увиденное. Если честно, я думал, что все намного лучше. 


Как-то очень хотелось верить в то, что новый исполнительный директор РСПМО Людмила Маницкая, используя женское обаяние и мудрость сможет потихонечку взять в свои нежные, но цепкие руки руководство союзом. 

Но нет. Прошло больше года, и сегодня можно смело сказать: РСПМО покидает поле битвы. Организация без структуры и руководства, четкой позиции и поддержки со стороны отрасли перестала хоть как-то отражать интересы своих членов.  


К сожалению деятельность союза сузилась до поиска доказательств причастности председателя правления СОЮЗМОЛОКО Андрея Даниленко в шпионаже в пользу Соединенных Штатов Америки. 


Демонстрацией слабости и внутренних противоречий союза стало собрание членов РСПМО, ознаменовавшееся скандалом. Членам союза неожиданно для всех предложили изменить Совет союза, не уведомив предварительно ни тех, кого меняют, ни тех, на кого. 


Участники собрания пытались противостоять принятию такого решения, мотивируя это нарушением Устава (в голосовании приняли участие лишь 13 человек из более, чем 50). Однако изменения были приняты. В результате из состава Совета выгнали Юрия Свириденко (ГНУ  ВНИИМС Россельхозакадемии), Аркадия Коновалова (ЗАО "Магаданский молочный завод"). Их место заняли Андрей Козлов (ОАО "ПиР Продукт") и Андрей Трифанов (ферма "Дашенька"). Примечательно, что Андрей Трифанов самостоятельно выдвинул свою кандидатуру взамен Петра Бочарова (ЗАО "Интеркрос-центр"), попросившего отвод.


В кулуарах участники союза (и не только) высказывали свое мнение, что кандидатурой, которую действительно необходимо поменять, является Людмила Маницкая. 


Надо меньше есть


Пока номенклатура интригует, рынок живет своей жизнью. Вернее сказать - выживает. 


Самой главной проблемой молочного рынка России на сегодня является спрос. Именно спрос оказывает влияние на всех участников рынка, даже на сельхозников, как бы они от этого не открещивались.


А спрос падает. 


Конечно, не в официальной статистике. На бумагах с гербовой печатью потребление молочных продуктов в пересчете на сырое молоко растет и составляет 249 кг. на душу населения. Однако, по данным Международной молочной Федерации, потребление сократилось с 173 до 161 кг. на душу населения в год! То есть на 7%. Стоит обратить внимание, что это данные 2013 года - IDF и FAO предоставляют сведения со значительным отставанием. 2014 год, естественно, еще не посчитан, однако анализ данных по производству молочной продукции, импорту (с учетом эмбарго с августа 2014 года) и сокращению платежеспособного спроса с учетом девальвации рубля и сокращению ассортимента молочной продукции на полке показывает, что потребление сократилось еще на 10% (до 140-145 кг. на душу населения). Падение потребления ожидается в основном за счет сегмента сыров. Однако, дождемся ноября 2015 года и посмотрим, какие данные будут озвучены на Всемирном молочном саммите в Вильнюсе. 


В 2015 году потребление сократится незначительно. Факторами, сдерживающими падение спроса будут неэластичность молочного рынка (то есть уровень потребления близок ко дну и практически не может больше падать) и снижение платежеспособности населения (молочная продукция будет дешевым заменителем мяса и других, более дорогих источников белка). То есть, общий объем падения потребления в 2014-15 годах составит примерно 15% от уровня 2013 года и достигнет 135-140 кг. на душу населения.


Это крайне негативный прогноз, но сегодня он представляется наиболее вероятным. 


Однако, как ни парадоксально, этот прогноз хорошо укладывается в концепцию «импортозамещения». То есть, чем меньше будет потреблять население, тем проще государству будет обеспечить положительный продовольственный баланс. Тем легче будет отчитываться чиновникам всех уровней: производя столько же продукции, как и раньше, отрасль будет выполнять нормы по самообеспечению. 


Поэтому громкие заявления депутата Свердловского законодательного собрания Ильи Гаффнера о том, что «населению надо меньше есть» - не пустые слова. 


Молочная отрасль уже продемонстрировала правоту этого умозаключения.


В 2014 году дефицит сырого молока сократился на 19% составил 7,2 млн. тонн против 8,9 в 2013 году. 



Молочная слеза, или один грамм молока


Напомним, как мы считаем дефицит. Мы, учитывая официальную статистику, берем только молоко, произведенное в сельскохозяйственных предприятиях, КФХ и ИП. Личные подсобные хозяйства не учитываем, мотивируя это тем, что в соответствии с законом об ЛПХ и логикой Росстата личные подсобные хозяйства производят молоко только для собственного потребления. Молоко, которое реализуется - в любой форме - учитывается статистикой как молоко от ИП или КФХ. 


Итак, в 2014 году в России 16,2 млн. тонн сырого молока - на 2,6% больше, чем в 2013 году.  При этом в СХП рост составил 2,2%, а в секторе КФХ и ИП - 6%. 




Таким образом, производство молока на душу населения составило 111,4 кг. в год, или 305 гр. в сутки.

По сравнению с прошлым годом, конечный потребитель в день стал получать на одни (!) грамм больше отечественного молока. Один грамм - это и есть обнаженный результат деятельности всей нашей молочной индустрии. Молочная слеза!


Лидерами по производству молока стали Республика Татарстан, Краснодарский Край, Башкирия, Москва и Московская Область, а также Удмуртская республика.




Лидерами по производству молока на душу местного населения являются Республика Удмуртия, Мордовия, Кировская и Вологодская области. Стоит отметить, что по этому показателю, Удмуртию, Мордовию и Кировскую область можно сравнить с Францией, а Вологодскую область - с Германией.


Скорее всего именно этим и объясняется интерес, проявленный в 2014-15 годах к Вологодскому УОМЗ им. Верещагина: действующее предприятие, одно из немногих в регионе, да еще и с хорошей сырьевой базой, что для России является редкостью. 



Вместе с тем, стоит отметить, что в 68 регионах России производство молока на душу населения не превышает 200 кг., а в 42 регионах - меньше 100 кг. 


Меньше всего молока на одного жителя производится в Крыму, в Чечне и на Чукотке (Но Чукотка не счет, потому что там всего 6 коров).


В 2014 году 48 регионов России увеличили производство сырого молока, и 30 регионов - уменьшили. 


Лидерами по приросту производства сырого молока оказались Тамбовская, Калининградская и Сахалинская области, а также Республики Чечня и Кабардино-Балкария. 




В Тамбовской области прирост обеспечен производством молока как в сельскохозяйственных предприятиях - на 21% (при этом поголовье коров в СХП Тамбовской области выросло на 8,4%), так и в секторе КФХ и ИП - на на 12,4% с ростом поголовья в на 14,4%. 


В Калининградской области рост производства молока сопровождался значительным увеличением поголовья - на 34%. 


В Чеченской Республике наблюдается значительный рост производства молока в частном секторе (КФХ и ИП) (+ 25%) и снижение в промышленном секторе (- 21%). При этом поголовье коров в СХП Чечни сократилось на 4,8%, и увеличилось в частном секторе на 1,2%. Столь резкий рост производства молока в КФХ и ИП при незначительном повышении поголовья, скорее всего, обусловлен более жесткими требованиями отчетности «частников» перед контролирующими органами и кампанией по собираемости налогов.


В Кабардино-Балкарской республике рост производства молока обеспечили крестьянско-фермерские хозяйства (+16,2%), увеличившие при этом поголовье всего на 5%. Это также обусловлено ужесточением контроля.


В Сахалинской области рост производства молока также обеспечил частный сектор (+25%), увеличивший поголовье коров на 12,7%. 


Худшую динамику производства молока показали ЕАО, Смоленская и Мурманская области. Во всех этих регионах наблюдается существенное снижение поголовья.




Наиболее дефицитными регионами в России остаются Москва (-2 495 тыс. тонн), Санкт-Петербург (-584 тыс. тонн) и Ростовская область (-512 тыс. тонн).


Практически все ближайшие к Москве регионы улучшили свои показатели по самообеспеченности сырым молоком. Наибольший рост профицита показали Калужская, Ярославская, Воронежская и Брянская области, причем не только за счет роста производства молока, но и за счет сокращения численности населения (близость к Москве продолжает истощать человеческий потенциал этих регионов). В Брянской области вообще производство молока сократилось, так что рост профицита обусловлен исключительно негативными факторами: сокращением численности населения и падением потребления. 


Суммарный дефицит Центрального Федерального округа составляет -2 304,6 тыс. тонн.


Южный регион остается крайне дефицитным, единственный профицитный региона Юга России - Краснодарский край - показал превышение производства молока над потреблением в объеме 32 тыс. тонн. А вообще, на Юге России, включая Крым, молока нет.


Суммарный дефицит Южного и Северо-Кавказского федеральных округов (то есть весь юг России) составил -1 913,6 тыс. тонн. 


Основными донорами Ленинградской области остаются Вологодская область (+229 тыс. тонн), поставляющая также молоко и в московский регион, и Псковская область (+46 тыс. тонн). Также Санкт-Петербург продолжает «высасывать» молоко из дефицитных Мурманской, Новгородской и Архангельской областей, а также Карелии.


Суммарный дефицит Северо-Запада России в 2014 году составил примерно -713 тыс. тонн.


Единственным профицитным федеральным округом России является ПФО, включая такие неблагоприятные регионы с точки зрения сырьевой базы, как Саратовская и Самарская области  - +396,2 тыс. тонн.


Дефицит молока в Уральском Федеральном округе превышает дефицит Северо-Запада (-885,2 тыс. тонн). 


Все остальные регионы, расположенные за Уралом, за исключением Алтайского края, Новосибирской и Омской областей остаются дефицитными. 


Такое, вот, импортозамещение. 



#Крымнаш


Интересно, что происходит в новом регионе Российской Федерации - в Крыму?


Обретя Крым, мы обрели проблему. Поскольку обеспечить себя молоком сегодня этот регион не в состоянии. 

В Крыму проживают 1,9 млн. человек, из которых половина - городские жители. При этом в Крыму 4,7 тыс коров. То есть одна корова вынуждена кормить 400 человек. С учетом того, что регион изолирован от остальной России, то помощь в виде молочной продукции можно ждать только от… Украины. По информации источников The DairyNews, представляющих украинский молочный рынок, с континентальной Украины в Крым контрабандным и полуконтрабандным способом поступают не только молочные продукты, но и корма для животных и ветпрепараты, поскольку в регионе ощущается их острая нехватка, а старые налаженные связи с украинскими поставщиками позволяют крымским производителям работать с ними на доверительных основаниях.


В 2014 году в Крыму произведено 21 тыс. тонн молока, то есть 11 кг на душу населения в год. То есть НИЧЕГО! 


Таким образом, получается, что дефицит молока в Крыму составляет 282 тыс тонн, если учитывать российский уровень потребления в России. Если же мы в качестве объема потребления возьмем средний уровень по Украине - 124,6 кг на душу населения - то дефицит будет меньше, но все равно значительный - 235 кг. на душу населения. 


Таким образом, присоединив Крым, Россия получила еще один дефицитный регион. Но руководство республики уже разобралось в особенностях российского бизнеса и объявило всем, что хорошо бы на территории Крыма построить 30 молочно-товарных комплексов по 3000 голов в каждом. Это при том, что на полуострове существует проблема острой нехватки воды, соответственно, и кормовой базы, а также налицо недостаток перерабатывающих мощностей. 


Допустим, эти 94 тысячи коров (с учетом ныне существующих 4 тыс.) будут давать по 5 тонн молока в год. Это 470 тыс. тонн молока, то есть больше 250 кг. молока на душу населения. То есть 170 тыс. тонн останутся лишними, следовательно, их надо будет как-то переработать. Но как? Об этом, никто не думает. Это будет послезавтра, то есть скорее всего никогда.


Переработка


Российская переработка молока - это самая интересная тема, потому что самая загадочная.


Если производство молока хоть как-то фиксируется Росстатом и Минсельхозом, то переработка почему-то рассматривается очень поверхностно. Ее как бы нет. То есть она как бы есть, но ее как бы нет. И в Министерстве сельского хозяйства ею как бы занимаются, но молокоперерабатывающие предприятия - они как-бы не сельхозтоваропроизводители, поэтому как бы и не "минсельхозяйское" это дело учитывать переработку. И Минпрому тоже как бы не очень интересна эта молокопереработка, это же не вагоностроение в конце концов. 

Поэтому в Росстате есть только общие цифры по объемам производства некоторых видов молочной продукции. Откуда берутся эти цифры, как они формируются, кто их вообще собирает, не известно. 


Если производство молока учитывается еженедельно (а кое-где и ежедневно) по каждому региону отдельно, то деятельность перерабатывающий промышленности почему-то не интересует так пристально чиновников. 


А почему? 


Вот объявлено у нас «импортозамещение». И почему-то рапортуют только о надоях. А что, мы импортозамещаем сырое молоко? Или население только сырое молоко и потребляет? И все наши чиновники озабочены только ценой на сырое молоко и поддержкой животноводства, вообще не заботясь о том, что потом с этим молоком делается. 


Складывается парадоксальная ситуация: никто в России не может сказать точно, сколько производителей сыра, например, действуют в России. Недавно одна из моих коллег попросила меня помочь ей сделать рейтинг производителей сыра в России. И я понял, что я не могу быть уверенным хотя бы на 50% в правдивости того списка, который я подготовил. Мало того, даже сами производители сыров не знают всех своих конкурентов. 


Почему так происходит? 


А потому что никому это не выгодно! 


Это не выгодно государству. Потому что, раскрывая эти данные государство и конкретные чиновники открывают свою неэффективность и статистическую ложь. Гораздо проще спрятать неправду за десятками тысяч сельхозтоваропроизводителей и ЛПХ, чем за сотнями переработчиков. Иллюзия благополучия на полках магазинов - вот главная задача государства: «Избиратель! Приходи в магазин! Ты видишь дефицит? Вот молоко, вот - сыр, вот - масло! Мы делаем всё, чтобы ты был доволен!» А из чего сделано всё это изобилие, никого не должно интересовать. А для самых въедливых избирателей есть министр сельского хозяйства, который говорит, что всё хорошо, что производство молока увеличилось на один процент и вообще, давайте перейдем к зерну.


Еще государству это невыгодно, потому что значительно проще собирать налоги и пошлины при пересечении импортным товаром государственной границы. Не надо ни за кем бегать, никого искать. Они приходят сами и организовано платят в казну. Для импортеров не надо строить сложную инфраструктуру, а для своих - надо.


Еще сегодня государству это особенно невыгодно, поскольку надо избирателя успокоить. Смотрите, границы закрыты, а мы все производим сами. Мы пятнадцать лет тратили нефтедоллары, мы завозили импортный скот, импортную генетику, импортные ветпрепараты, импортное оборудование, мы поддерживали банки, чтобы они не сильно рисковали, выдавая кредиты людям, которые могут эти кредиты и не вернуть. Иди, избиратель, в магазин, посмотри на результат и ни о чем не бойся: мы тебя чем-нибудь накормим.


Это невыгодно производителями молока. Производителю молока все равно, куда продать свое молоко и что из него будет сделано. Кефир, сыр, масло, сухое молоко… Потому что лишние знания отягощают производителя молока: ведь переработчик зачем-то требует выше качество, больше белка и жира. Зачем? На сыр? Да зачем вам сыр? Пастеризуйте молоко и будет вам счастье!


А многим производителям молока, особенно крупным и суперсовременным, строящим комплекс за комплексом, вкладывающим государственные деньги, миллиард за миллиардом, одним словом, тем производителям, про которых мы писали выше, им вообще не нужны переработчики. Потому что они платят мало, и продажа молока - это не основной бизнес. Главный бизнес - это строительство. И государственная поддержка. Их логика проста: «Мы производим молоко? Производим! Поддерживайте нас за это! Ведь если мы не будем его производить, больше производить будет некому. Вы считаете, что наше молоко слишком дорогое? Но посмотрите, какие у нас красивые и современные комплексы! На таких красивых комплексах нельзя производить дешевое молоко!»


Это не выгодно недобросовестным переработчикам. А недобросовестные переработчики - это почти все переработчики. Но среди них есть лучшие: сырое молоко туда не поступает, а молочная продукция отгружается в магазины! Есть, например, притча во языцех в Московской области - один завод в Дмитровском районе (не будем его называть). Молочная продукция этого предприятия стоит во всех магазинах Москвы, области и соседних регионов, но почему-то он не входит в число крупных закупщиков сырого молока.


Хорошо демонстрирует эту ситуацию слайд из презентации, показанной в августе 2014 года в ходе Автопробега «Дорогу молоку!»



Зачем переработчику показывать, сколько сырья входит и сколько готовой продукции выходит? 


А еще это невыгодно крупным монополистам - транснациональным компаниям PepsiCo и Danone. Для того, чтобы держать рынок в своих руках. В мутной воде всегда легче ловить рыбу. Особенно крупную. Удобно контролировать и сырьевой и потребительский рынок, являясь крупнейшим закупщиком и производителем одновременно. Двоим просто договориться. Можно сесть где-нибудь в придорожном кафе в Краснодарском крае и обсудить планы на будущее. 


Летом 2014 года редакция The DairyNews решила узнать сколько предприятий входят в структуру компании PepsiCo в России. На наше первое письмо представители компании ответили: «А зачем вам?». Только официальный запрос с предупреждением обратиться в суд для удовлетворения своих законных прав помог нам получить ответ: «Компания имеет 19 заводов в 17 регионах России»


Как 19?! Когда компания PepsiCo покупала компанию Вимм-Билль-Данн, было 37 заводов? Где они все? Закрыты? То есть на этапе раздела рынка в регионах скупались предприятия, в том числе, и для формирования региональной монополии на сырьевом рынке, а потом, когда регион «подмят», ненужные активы закрылись? Оптимизация!


А где же ФАС? ФАС «замораживает» цены.


Забавно, что в этот же период в распоряжение The DairyNews попали письма руководства PepsiCo в адрес упоминавшегося уже выше постоянного участника съездов СОЮЗМОЛОКО Аркадия Дворковича


В частности генеральный директор PepsiCo Сильвиу Поповичи попросил заместителя Председателя Правительства Российской Федерации Аркадия Дворковича обеспечить альтернативные поставки СОМ, СЦМ и масла в Россию из США и Голландии. Он не попросил правительство поддержать отечественных производителей сухого молока и масла. Он попросил альтернативного импорта. Почему? Потому что компании PepsiCo не нужны конкуренты на сырьевом рынке. Развитие собственной сушильной отрасли в России усилит конкуренцию за сырье в ближайшей перспективе и сформирует предпосылки для развития животноводства в дальнейшей перспективе. Соответственно, рынок станет неподконтрольным транснациональной компании.


Подчеркну, это было в феврале 2014 года. До эмбарго. Как себя чувствует PepsiCo сейчас? Молчание…


Итак! 

Открытие данных о состоянии перерабатывающей промышленности невыгодны никому. 


Но это если жить сегодняшним днем и стремиться всеми силами покинуть эту страну. А если вы намерены здесь жить и работать, то данные о состоянии переработки необходимы. 


Они позволяют государству и отраслевому сообществу контролировать рынок, они делают ситуацию на рынке прозрачной. Они позволяют понимать емкость рынка, то есть его реальный потенциал. Они помогают смотреть вперед и создавать предпосылки для глобальной конкуренции. 


В ноябре 2014 года, находясь в Киеве, я был удивлен тем, что на Украине данные о состоянии перерабатывающей отрасли открыты и доступны всем. Мало того, они регулярно собираются и поддерживаются и Министерством сельского хозяйства, и отраслевыми союзами. 


Переработка. Цифры.


По данным Росстата в России, в нашей стране в 2014 году произведено: 

5 млн. 317 тыс. тонн питьевого молока;

1 млн. 083 тыс. тонн кефира;

116 тыс. тонн жидких сливок;

550 тыс. тонн сметаны;

148 тыс. тонн сухого молока и сухих сливок;

494 тыс. тонн сыров и сырных продуктов;

749 тыс. тонн творога;

251 тыс. тонн сливочного масла;

и 

830 млн. УСЛОВНЫХ БАНОК сгущенных молочных продуктов (Слушайте!!! Хорош уже пудрить мозги условными банками).


Давайте поразбираемся в этих цифрах. 

5,3 млн тонн питьевого молока - это 36,4 литра молока на душу населения в год, или 100 граммов в день. 


Это мало! Мы не попадаем даже в двадцатку по этому показателю. 



­



Кефир. Вот здесь мы первые в мире! Потому что единственные - 7,4 кг. на душу населения в год, или 20 граммов в день. 


Сливки. 794 грамма на человека в год, или 2 грамма в день.


Сметана. В России ее производится 3,8 кг. на душу населения в год, или 10 граммов в день.


Сыр. Вот здесь очень интересно! Сколько сыра производится в России? Почему я говорю не о сырных продуктах? О них позже! Когда мы сравниваем производство сыра в России и других странах, мы делаем одну большую ошибку. Мы не учитываем творог. Во всех странах мира творог - это тоже сыр. Если учесть этот факт, то сыра мы производим значительно больше - не 494 тыс. тонн, а 1 млн. 243 тыс. тонн. Предлагаю эту цифру и считать правильной при подсчете сыра и особенно при сравнении с другими странами. 




Таким образом на душу населения мы производим 8,5 кг. сыра на душу населения в год, или 23 грамма в день. 

Это все равно немного. 


Конечно, когда мы говорим о сыре, нам необходимо понимать, что это не только сыр, но и сырные продукты. Не только творог, но и творожные продукты.


И оценить пропорцию производства сыра к сырным продуктам крайне сложно. Можно, конечно проверить по сыворотке, но это также крайне ненадежная проверка. По данным проректора по научной работе Северо-Кавказского федерального университета (СКФУ), профессора Ивана Евдокимова, в России производится около 3 млн. тонн сыворотки (подсырной и творожной). (http://www.dairynews.ru/news/rossiya-ne-znaet-.html?sphrase_id=115817). 


Если мы принимаем, что выход сыра составляет 10%, а творога 12-13%, то возьмем средний показатель выхода сыра - 11%. 


Таким образом, 3 млн. тонн сыворотки получится при выработке 370 тыс. тонн сыра. То есть, если грубо из 1,2 млн. тонн сыра только 370 тыс. тонн (30%) - натуральный сыр и творог.


Остальное - это фальсификат и сырные, и творожные продукты. 

Соответственно на производство сыра уходит около 4 млн. тонн молока. 

Извините, но точнее сказать не могу.


Масло. В России на душу населения производится 1,7 кг. масла в год, или 5 гр. м сутки.


Нелепо, конечно, сравнивать, но в Новой Зеландии на душу населения производится 110 кг. масла. 



На производство масла затрачивается в год уходит около 6,3 млн. тонн молока. Но это в случае, если масло - это масло. Сколько в реалии масла производится в нашей стране, сказать по-настоящему сложно, и перепроверить не представляется возможным. Однозначно значительно меньше, чем заявлено. Если половина объема будет, то хорошо. 


Если эти цифры сложить, то, собственно, до 16 млн тонн в пересчете на сырое молоко дотянет. 


А остальное всё - импорт. 



Россия - ненадежный партнер


Как дела обстоят в мире?

А в мире всё хорошо. 


По-настоящему хорошо. Самое главное, что в мире в целом никто никому не врет. Европейцы естественно, сильно разочарованы российским эмбарго. Причем, стоит отметить, что они БЫЛИ разочарованы, сейчас уже свыклись и решают задачи поважнее. В сентябре недалеко от Женевы проходило мероприятие GIRA Dairy Club, где принимали участие эксперты из ведущих молочных стран мира (Новая Зеландия, США, Франция, Италия, Швейцария, Дания, Финляндия, Китай, Япония и др.). Я был единственным представителем России, и мне было очень интересно послушать их мнение относительно запрета поставок молочной продукции в Россию. 


Стоит выделить несколько важных моментов: 

1. Европейцы - разумные, расчетливые, корыстные европейцы - расстроены тем, что не рассчитали такого развития событий. Они были уверены, что российский рынок сыра - это их рынок. В какой-то момент они расслабились и не задумывались о том, чтобы диверсифицировать продажи. Относительно рынка сыра они поступили очень по-русски. И тут все рухнуло. Яйца, аккуратно сложенные в одну корзину, подавились. И вдруг у них осталось много сыра, масла и сыворотки. 

2. Многие эксперты высказали мнение, что Россия непредсказуема и поэтому это очень рискованный рынок. В связи с этим они считают, что в случае отмены эмбарго, далеко не все вернутся в Россию - не все готовы так рисковать. Россия - ненадежный партнер. Она проявляла свою ненадежность и раньше - по мелочам. И вот проявила по-крупному. 

3. Но тем не менее всех интересовало, а когда же отменят эмбарго? Сколько ждать. Мое мнение о том, что в ближайшие несколько нет пусть и не надеяться, они приняли с пониманием и согласились с его правотой. 

4. Самое большое расстройство - это то, что запрет введен в преддверии отмены квот. ЕС долго шел к этому непростому решению. ЕС знал все непростые последствия для многих своих членов. Но отмена квот - это необходимое решение для того, чтобы укрепить свои позиции на мировом молочном рынке. И тут - мы! Всё: перепроизводство молока! Помимо нас воздух испортил и Китай, вдруг значительно сократив закупки сухого цельного молока. Условия ужесточились, многие пророчили крах молочной отрасли в ряде европейских стран.


Но чем хороша Европа. Это тем, что в отличие от нас они не меняют правил игры. Если решение принято, то оно будет исполняться. Потому что это стратегическое решение. Европейская экономическая политика - это локомотив - значительный и неотвратимый. И вот 1 апреля ЕС отменил квоты на производство молока. 


ЕС, самообеспеченность молоком которого составляет 110%, увеличивает производство молока. В ближайшие годы эксперты ожидают роста производства молока на 10-15%.


Зачем им это нужно?


Все просто: мир глобален. Европейские чиновники понимают: для того, чтобы сохранить отрасль необходимо сделать ее более конкурентной на глобальном рынке. Сегодня, если страна ставит перед собой целью обеспечить себя товаром, то эта цель достигнута не будет. Поскольку всегда найдутся внешние игроки, которые смогут лучший товар предложить по лучшей цене. На молочном рынке - это Новая Зеландия, США, Индия, Аргентина, Бразилия, Белоруссия, Украина (да-да - Украина!!). 


Именно сегодня безопасность страны - это продовольственная безопасность. Если страна хочет быть великой она должна уметь кормить мир. Ракеты, нефть, газ ходят на второй план. Именно поэтому в начале этой статьи я разместил цитату из выступления Президента США Барака Обамы. Я патриот своей страны, но уверен, что в этих словах Обама прав. И очень жаль, что руководство нашей страны этого не понимает. 


Отмена квот - это шанс для европейских фермеров стать сильнее. Да, будут жертвы, но это не убьет европейскую индустрию, а закалит ее. Всё, что нас не убивает, делает нас сильнее. 


Что важно! Отмена квот - это решение, принятое много лет назад. Для того, чтобы это решение реализовалось и не принесло вред отрасли европейцы очень хорошо подготовились. Для того, чтобы торговать на мировом рынке мало произвести больше молока. Его надо переработать. А для этого нужны заводы. Так вот! За пять последних лет Евросоюз инвестировал 5,5 млрд. евро в строительство новых перерабатывающих отраслей! Это не просто локомотив. Это локомотив, который мчится по рельсам, проложенным заботливыми строителями.



Розовая таблетка государственной поддержки


Государство российское преподнесло публике и рынку продовольственное эмбарго как розовую таблетку на розовой подушке со стразами: «мы спасли вас, мы дали вам шанс, смотрите, мы все делаем для того, чтобы вам стало лучше». 

Но так ли это? 


Неужели кто-то всерьез думает, что за год мы удвоим поголовье, утроим надои, внезапно накормим себя сами? 


Нет!!! Это понимают все. И мы - участники рынка, и чиновники. Публика, обработанная полуграмотными журналистами, в большинстве своем не понимает. 


Никто и не собирался поддерживать аграрный рынок и молочную индустрию, в частности. И не собирается. 


Вы скажете: ну как же - за последние 10 лет выделены большие деньги! Эти деньги, как на стройке, уши в песок, рассованы по карманам. Мы умеем кидаться деньгами. 


Декларации! Вот что главное! Имея в руках огромные нефтяные средства, правительство «от трубы» не смогло распорядиться ими рачительно. Будем откровенны: эти деньги ушли на утехи. За 10 лет мы скупили всех коров в мире. И где они? Мы потратили деньги на импортные семена, а своих так и не получили. Мы голштинизируем скот, а свои породы почти утрачены. Мы построили новые коровники, но теперь не можем вернуть инвестиции. Мы закупаем импортные кормовые добавки, а производить свои так и не научились. Мы гордимся импортной техникой на своих полях и месяцами ждем запчастей из-за границы. Мы понавтыкали где ни попадя роботов, а они не работают. 


Но мы продолжаем рапортовать, что выделяются все новые и новые деньги. И денег уже нет, но мы продолжаем их выделять и осваивать. 

Хватит!!!

Горшочек!!! Не вари!!!


Неужели не видно, что деньги не работают?! Все, что сделано, не дало эффекта!!! 

У нас так и не появилось достаточного количества молочной продукции. 


Что такое поддержка? Поддержка отрасли - это не громкие слова с высокой трибуны. Отрасли не нужны слова. Поддержка - это создание условий для развития. 

Для того, чтобы рынок работал, не надо ему бесплатно давать шальные деньги. Дайте возможность их заработать. 


1. Кредиты для отрасли должны быть даны под низкий процент. Не надо ничего субсидировать. У вас же (государство) есть свой Россельхозбанк. У вас есть нефтебаксы. Дайте мне кредит под 2 процента на создание своего бизнеса! Я вам его верну! Обещаю! Но нет же, субсидировать процентные ставки (читай - перекладывать из одного своего кармана в другой) гораздо интереснее. Но это интереснее для конкретных а людей, а не для государства.


2. Если я открываю свое производство, не берите у меня налоги 10 лет!!! Но через 10 лет я вам буду платить много, потому что я буду стоять на ногах!!!


3. Газ - это же достояние России? Почему я не могу его провести к себе на производство? Помогите с газом, электричеством и топливом и не повышайте цены!!! Поверьте, не надо будет «замораживать цены» в магазинах. Ваша «заморозка» ставит предприятия на грань выживания. Заморозьте цены на свое топливо, на свой газ и на свое электричество. Мы понимаем, что вы хотите заработать свои деньги прямо сейчас. Но вы же - государство! Где ваша мудрость? Мы завтра вам вернем больше. 


4. То же самое с минеральными удобрениями. Продайте их нам!!! Вы продаете их за доллары за рубеж!!! Что же вы будете есть завтра? Ну ладно, вы живете в Лондоне, но здесь же тоже люди! 


5. Закройте Роспотребнадзор! Уберите от нас пожарников. И всех остальных контролеров!!! Ну сделайте же с ними хоть что-то!!! Это нагрузка на наш бизнес! Они просят взятки. Они - это инструмент борьбы с неугодными. Они появляются сразу же, как только появляется бизнес, и начинают угрожать, пугать, штрафовать, закрывать. Но сними всегда (!!!!) можно договориться! Зачем они такие нужны! Что охраняем, то имеем?!


6. Дайте нам землю! У вас много земли! Мы ездим по стране и видим эту брошенную землю! Ну зачем она вам пустая? Через 14 лет она станет возделанной. Через 50 лет - она будет кормить вас! Хотя нет, вас она кормить не будет! Она будет кормить ваших детей и внуков, если только вы заставите их остаться здесь! 


7. Создайте структуру сбора правдивой информации. Нам очень нужна информация. Мы знаем, что вы врете нам и сами себе. Мы вам все простим. 


И главное! Перестаньте раздавать субсидии!!! Они не работают! 

Годы показали, что такая розовая таблетка никому не нужна. 


Рыбакам не нужна рыба, рыбакам нужны сети!


Скоро Пасха!!! Есть в Новом Завете притча о мытаре Закхее. Послушайте проповедь протоиерея Дмитрия Смирнова.



Доктор, дайте мне таблеток от жадности! И побольше!


Продолжим про инвесторов-иждивенцев. 

Я понимаю, что накликаю на себя проблемы, но не могу молчать. Считайте, что я предлагаю вам дискуссию. 


Недавно в рамках совещания комиссии по АПК Общественной Палаты при Президенте, а затем на конференции, организованной СОЮЗМОЛОКО в рамках выставки «Молочная индустрия» Некоммерческое партнерство «ВЕМА» (Восточно-Европейский молочный альянс) представило свой взгляд на ситуацию с ценами на сырое молоко. 


Вообще доклад исполнительного директора ВЕМА Василия Редина назывался «Необходимые изменения взаимодействия между производителями и переработчиками с целью развития молочной отрасли». Название громкое, но суть выступления сводилась к следующему: рубль упал, затраты растут, нынешняя цена на сырое молоко нас не устраивает. Ее - цену - надо поднять, поскольку себестоимость молока на фермах, построенных в последние годы, уже больше 28 рублей за литр. А на старых фермах - 18 рублей. 


Айрат Хайруллин, депутат Государственной Думы, послушав выступление, уточнил, что себестоимость еще выше (за счет выбраковки скота и продажи его на мясо) - до 31 рублей. 


Если отбросить все лишнее, то выглядит это всё на самом деле так: мы потратили все деньги, которые государство нам дало, построили красивые фермы. Мы производим молоко. Мы молодцы, потому что наши фермы очень красивые и современные. Мы, конечно, могли бы взять старые и реконструировать их потихонечку. Но тогда государство не дало бы нам всех этих денег, которые мы потратили, и нам пришлось бы тратить свои. Но мы так не хотели. Поэтому покупайте наше молоко дороже.


То есть это единственный аргумент!


Купите наше молоко дороже, потому что оно у нас дорогое. 


Послушайте! Но это же неправильно!!! Это самая деструктивная позиция, которая сегодня существует на рынке. 


Коллеги! Если вы красивые, государство и ваш покупатель не должен за это платить. 


Это жестоко, но это правда: вы неконкурентоспособны! Выше дорогое молоко никому не нужно! Перерабатывайте его сами.


Потребитель не виноват, что вы «вляпались» в этот бизнес, что построили красивую и дорогую ферму. Потребитель выбирает. Если он может купить продукт качественнее и дешевле, то он его скорее всего купит. 

Цена на молоко формируется не от «хотелок», а от рынка. 

Это конкуренция. 


Неэффективное государство породило неэффективных собственников. Один очень крупный инвестор в беседе со мной прямо так и сказал. Я не вложу ни копейки, если не будет государственной поддержки. Даст государство денег - я построю новый комплекс. 


Уже почти построил! 


Так вот! Цена на молоко должна быть конкурентоспособной. Новозеландский кооператив Фонтерра формулирует эту мысль так: 

Цена на сырое молоко кооператива Fonterra - это теоретически спрогнозированная максимальная стоимость молока, из которого производятся сухие молочные продукты, торгующиеся на товарной бирже, выплачиваемая эффективным и управляемым надлежащим образом фермам, которая одновременно возможна для покупателя и позволяет ему возвращать расходы на новые капитальные вложения, оправдывая инвестиции.


Исходя из этого, могу сказать, что лучшим событием года в 2014 году для отрасли стало падение рубля в декабре. Благодаря этому падению, цена на российское молоко по сравнению с ценами на других рынках, стала ниже. То есть более конкурентоспособной. И поднять цену сможет только рынок.



Мечты о Костанжогло


Для меня в 2014 году книгой года стало произведение Н.В.Гоголя «Мертвые души». Я не читал ее в школе, и прочел только сейчас. Я в восторге! Это книга про наше сельское хозяйство. Я узнал в ней очень многих своих знакомых из молочного бизнеса. 


В сохранившихся частях второго тома есть герой - Костанжогло. Это, как я понимаю, образец того, каким должен быть инвестор. Вот его слова: 


«Кто родился с тысячами и воспитался на тысячах, тот уже не приобретет, у того уже завелись и прихоти, и мало ли чего нет. Начинать нужно с начала, а не с середины, с копейки, а не с рубля, снизу, а не сверху. Тут только узнаешь хорошо люд и быт, среди которых придется потом изворачиваться. Как вытерпишь на собственной коже то да другое, да как узнаешь, что всякая копейка алтынным гвоздем прибита, да как перейдешь все мытарства, тогда тебя умудрит и вышколит <так>, что уж не дашь промаха ни в каком предприятии и не оборвешься. Поверьте, это правда. С начала нужно начинать, а не с середины. Кто говорит мне: "Дайте мне 100 тысяч, я сейчас разбогатею", я тому не поверю: он бьет наудачу, а не наверняка. С копейки нужно начинать»


Я рекомендую прочесть это пособие начинающего инвестора. Не поленитесь, купите. Ну или вот ссылка: http://lit-classic.ru/index.php?fid=1&amp;sid=7&amp;tid=602



Управление излишками и отходами


Вся мировая история сельского хозяйства показывает: сельское хозяйство - это способность управления излишками и отходами. 


Господь Бог дал нам с вами землю, воду и солнце (деньги появились значительно позже). Этого достаточно, чтобы начать аграрный бизнес.


Эффективное использование этих ресурсов позволяет произвести все необходимое. Но наступает момент, когда нужна  интенсификация. Возникают излишки и появляются отходы. 


Навоз удобряет землю и дает энергию. Из шкур делают обувь.

Излишки молока уходят в сыр. Сыворотку перерабатывают. 

В дело идет всё. В идеале. 


Этот идеал никак не создается в нашей стране. 

Производство сыра никогда не будет эффективным, если не перерабатывать сыворотку. Самое удивительное, что покупателей сыворотки полно, но почему-то ее импортируют тысячами тонн.

Корова, которая идет на мясо, живет после смерти в наших ботинках и в салонах наших автомобилей. Но почему-то отечественный автопром не делает кожаных салонов, а обувь мы носим итальянскую. 

Во всем мире действуют электростанции на биогазе, и электричество сдается в местные электросети. Везде, только не у нас. 

Излишки молока перерабатываются и продаются практически всем отраслям пищевой промышленности в виде белка и жира.


Это называется кластерная экономика сельского хозяйства. 


Это и есть лекарство. Это лекарство крайне необходимо больному. Формирование внутренних связей всех подотраслей промышленности и сельского хозяйства, определение емкости молочного рынка (не только рынка молока, но и всех смежных сегментов) и постепенное наполнение этой емкости внутренними продуктами - вот, что необходимо стране. 


Именно такой и должна быть программа развития молочного рынка: строительство системы, устойчивой, наполненной изнутри. На строительство такой системы нужны годы упорного труда. Труда своими руками.

Потому что нельзя сидя в кабинете за один год из одной коровы сделать трех, из одной яблони сделать четыре. Быстро только кошки родятся, но в сельском хозяйстве они не очень-то пригодны. 


И розовые таблетки нам не помогают. Давайте уже, наконец, перестанем их глотать горстями. 

Давайте читать классику и учиться. 

Давайте наденем резиновые сапоги и начнем работать уже. 

Давайте останемся жить здесь. Ведь это самая большая и самая неосвоенная страна в мире. 


Мнение редакции может не совпадать с мнением автора
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.
lukoz
эпик.
Михаил Мищенко
Не, Тарас!
Ничего эпического. Просто то, о чем я думаю
lukoz
Ну как минимум размер эпичен
Михаил Мищенко
Это да))))
Но я разбил на главы, чтобы легче было читать))
Полина
Почему Президент считает, что все хорошо? Послушайте нашего Министра - у него все хорошо всегда:при любой погоде, при наличии или отсутствии санкций и т.п. Кто строит новое- тот эффективен, кто не строит - тот не умеет управлять. Меня всегда интересовало, как банк, выдавая кредиты, верит в их возвратность? Объем кредита /цена молока = нереальные сроки возврата миллиардов. С учетом того, что молоко - это не железные детали, и даже не консервы. Если не продать его сегодня, в крайнем случае, завтра - его можно вылить. ( как только выльешь, тебя еще и оштрафуют!). Субсидирование кредитов - это вообще отдельная песня! Сколько рабочего времени чиновников (стркутур АПК регионов, Минсельхоза, счетных палат, росфиннадзора) тратится на их проверку? - море. А смысл? Пусть банк кредитует напрямую (условно) под 5% (разницу между своей ставкой и ставкой рефинансирования, которую возвращают) - и все. При этом еще и деньги регионов съекономятся, т.к. не надо из бюджетов регионов выделять деньги на софинансирование! Одно непонятно: сколько лет говорится про неэффективность молочной отрасли, про спад производства и товарного молока, а кардинально ничего не меняется! И, к слову о статистике, у нас в регионе около 50% производят ... ВНИМАНИЕ личные подсобные хозяйства - как и 30 лет назад! Кто верит, что коров сейчас в деревнях столько же, сколько было 30 лет назад?
николай перов
Михаил, мне кажется, нужно провести четкую грани между политикой и производством. Описываемые вами ситуации мало чем отличаются от афер с браслетами или государственными тендерами на работы. Это особенности российского бизнеса и их невозможно изменить в одной отрасли. Это не под силу сайту. Такие дела должны делать партии или политические движения.
Для себя я решил этот вопрос- доказывать практикой, собирать данные о производстве, которое способно выжить без государственных дотаций.
За материал спасибо, читал на одном дыхании.
Михаил Мищенко
Полина! Всё так.
По поводу прямого кредитования и субсидирования процентной ставки.
Кто я является владельцами банков? Либо государство, либо очень крупные бизнесмены, неросредственно связанные с властью. Эта схема придумана ими для самих себя.
Выдать кредит под 5% это очень рискованно и ниже рентабельности с учетом того, что это американские деньги.
А тут выдаешь под любой процент, и государство выплачивает его из казны.
Страницы: 1 2 3 4 5 ... 7 След.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

04.12.2018

Кому ЭВС?

Минсельхоз хочет во втором квартале 2019 года включить готовую молочную продукцию в систему электронной ветеринарной сертификации. Что об этом думают молочники - выясняло The DairyNews.
06.12.2018 21:34:45

про ацидоз про ножи

0 75 Алексей Николаевич Ковалев
Маяк Высокое, ОАО
Адрес:  Беларусь, Витебская область, Оршанский район, деревня Купелка 
 
Ибрагимов и К, СХП ООО
Адрес:  Татарстан респ, Апастовский район, с. Эбалаково 
 
Фаэтон-Агро, ООО УК
Адрес:  Ленинградская область, Гатчинский район, дер.М.Верево, ул.Кутышева, д.6В 
 
Бурановское, ООО
Адрес:  Алтайский кр, Усть-Калманский район, с. Новобураново, ул. Октябрьская, д. 10 корп.