26.12.2011
Источник: mediaryazan.ru
Регион: Россия
О работе и планах Агропромышленной группы «Молочный продукт», а также перспективах агропромышленного комплекса в целом рассказывает её генеральный директор Кирилл Ершов.
Агропромышленная группа «Молочный продукт» — вертикально интегрированный сельскохозяйственный холдинг, предприятия компании расположены в различных районах Рязанской области ― Рязанском, Пронском, Кораблинском, Сапожковском, Сараевском и Новодеревенском. Агропромгруппа производит молоко, свинину и зерновые. На предприятиях холдинга работает свыше 2,2 тысячи человек, что делает «Молочный продукт» одним из крупнейших сельхозпредприятий в Рязанской области. 

― Кирилл Викторович, предваряя разговор на тему, касающуюся АПК, традиционный вопрос: может ли сельское хозяйство в Рязанской области быть прибыльным и перспективным? 

― Может. По крайней мере, должно. Но, к сожалению, добиваться положительных показателей с каждым годом объективно становится всё сложнее и сложнее. Мы сейчас защищаем свой бюджет на будущий год, и уже невооруженным глазом видно, что оставаться прибыльными при нынешних и грядущих ценах на ресурсы очень сложно. Удобрение, ГСМ, электроэнергия ― это наиболее затратные статьи, которые с каждым годом только растут. Конечно, если бы у нас был Краснодарский край, где урожайность 50-60 центнеров с гектара, тогда было бы проще. Однако Россия ― это не только Краснодарский край, средняя урожайность по стране составляет около 19 центнеров на гектар. 

― А разве нет специальных цен для сельхозпроизводителей? 

― Есть такое понятие, как льготное топливо, о котором Минсельхоз договаривается с крупными производителями, и это замечательно. Тем не менее, то, какой будет специальная цена, зависит от рыночных цен. Если в прошлом году, к примеру, рыночная цена была 22 рубля за литр, то сейчас оно стоит порядка 26-27 рублей. Кроме того, льготное топливо имеет свойство к концу сезона заканчиваться, после чего сразу идёт повышение рыночной цены. 

― Но в магазинах же тоже всё дорожает… 

― Это в магазинах. Для сельхозпроизводителя, как правило, как была цена 5-6 тысяч рублей за тонну продовольственной пшеницы, такой она и осталась. Молоко подросло, но не сильно. Если посмотреть на розничные цены и то, за сколько мы продаём свою продукцию переработчикам, станет понятно, где и какая маржа остаётся. 

― Сейчас много разговоров о последствиях (в том числе и для сельского хозяйства) вступления России во Всемирную торговую организацию. Какие ваши прогнозы — станет легче или наоборот? 

― Думаю, легче не станет. Наверное, потребителю будет лучше в том плане, что снизятся цены на некоторые группы товаров. А вот отечественному сельхозпроизводителю, как мне кажется, станет только труднее, поскольку конкурировать с высокотехнологичными западными компаниями будет трудно. 

― Получается, сельскому хозяйству неизменно нужна поддержка государства? 
― Конечно. На самом деле все государства так или иначе поддерживают и регулируют своё сельское хозяйство, это вопрос национальной безопасности. 

― На свинокомплексе «Молочного продукта» в Сараях действует уникальная для России система очистных сооружений. Насколько известно, на том же Западе подобные проекты дотируются государством? 

― Либо дотируются, либо они выгодны. В Европе, в частности, во всём, что касается экологии, участвует государство. Также сейчас там очень модно заниматься биотопливом, и сельхозпредприятиям даже выгодно утилизировать свои отходы таким образом, чтобы на этом ещё и зарабатывать, продавая энергию. В России же пока это невозможно. Между тем, современные высокотехнологичные очистные сооружения в тех же Сараях составляют по стоимости примерно треть от всего комплекса. И понятно, что при прочих равных условиях это неизбежно будет сказываться на себестоимости продукции, конкурировать будет сложнее. Парадоксально, но, вкладываясь в современные технологии, сельхозпредприятие рискует проиграть конкуренцию технологически отсталым хозяйствам. Наверное, это неправильно. 

― Кирилл Викторович, сколько предприятий на данный момент входит в агрохолдинг «Молочный продукт»? 

― Производством молока занимаются 17 сельхозорганизаций — две мегафермы (в Рязанском и Пронском районах) и 15 традиционных ферм. Современный свиноводческий комплекс располагается в Сараевском районе и состоит из племенной фермы, откормочника и селекционно-гибридного центра, где мы выращиваем племенных животных таких пород, как Крупная белая, Ландрас, Дюрок. 

― Куда вы деваете племенных поросят? 

― Используем для пополнения своего поголовья и продаём. Мы очень серьёзно подходим к вопросу селекции, поэтому наши поросята пользуются хорошим спросом у крупных свинокомплексов. Если не заниматься генетикой животных, они быстро выродятся. Кстати, вопрос селекции актуален не только для животноводства, но и растениеводства.

― В последнее время стало модным привозить, например, коров из-за рубежа… 

― Это не мода, а необходимость, потому что генетикой в России применительно к крупному рогатому скоту очень долго не занимались вообще, и в итоге весь качественный скот выродился. В наши хозяйства мы завозили коров из Канады. Но я считаю, что будущее России должно быть в её собственных руках, поэтому свой скот необходимо выращивать самостоятельно. Мало кто до последнего времени уделял этому внимание, поэтому, например, мясное животноводство в нашей стране, по сути, только начинает развиваться. 

― Как это только начинает? Что ж мы тогда ели раньше? Молочных коров? 

― В основном молочных, которые выбраковываются в результате естественного отбора стада. Бывает, что так называемые молочные коровы выбраковываются уже после трёх-пяти лактаций. Но это неправильно: молочные коровы должны давать молоко, для мяса есть специальные породы. 

― Кирилл Викторович, где можно купить свинину с ваших предприятий? 

― У нас пока нет своего мясокомбината, и розницей мы, по сути, не занимаемся. Мы поставляем продукцию на крупные мясокомбинаты, например, Захаровский. В планах, конечно, перейти к самостоятельной переработке и выйти в крупные оптово-розничные сети. 

― По молоку вы тоже в розницу не работаете? 

― Мы поставляем молоко крупным производителям ― PepsiCo и Ehrmann. Можно сказать, каждый десятый йогурт Ehrmann сделан из нашего молока. 

― А куда уходят ваши зерновые? 

― Мы производим качественную пшеницу 3-4 класса, которая идёт исключительно на муку. Среди основных потребителей ― мукомольные предприятия Рязанской и Московской областей. Есть программа выращивания пивоваренного ячменя, который поставляется пивоваренным компаниям «Балтика», Cargill и другим. Также мы производим и фуражное зерно, которое преимущественно остаётся у нас для производства кормов. Излишки мы экспортируем. Одним из перспективных направлений развития этого сектора производства нашей группы является выращивание маржинальных культур (рапс, подсолнечник), которые приносят ощутимый доход с гектара. 

― Извините за дилетантский вопрос, но как всем этим географическим и отраслевым многообразием, которое наблюдается в вашем агрохолдинге, управлять? 

― Это непросто, но куда деваться. Уделяем огромное внимание контролю с применением самых современных систем ― в конце концов, в управлении предприятиями нашего холдинга находится свыше 102 тысячи гектаров только одной земли. Мы устанавливаем системы GPS на свою технику, датчики контроля топлива и так далее. На молочных мегафермах, кстати, у нас каждая корова с персональным чипом. 

― Какие планы на 2012 год? 

― К лету 2012 года мы намерены запустить комбикормовый завод мощностью до 340 тысяч тонн комбикормов в год. Это позволит нам снизить себестоимость свинины, так как 60% себестоимости ― это корма, которые мы сейчас закупаем на других заводах. До конца 2012 года в планах запустить ещё четыре свиноводческие площадки. 

― Конечно, модернизированное предприятие лучше, чем не модернизированное, но сразу возникает вопрос с подготовкой персонала. Как он решается? 

― Это действительно проблема ― квалифицированных кадров катастрофически не хватает. Наши сотрудники на свинокомплексе получают в среднем 24 тысячи рублей, но кадровая проблема остаётся. Разумеется, нужно воспитывать молодых специалистов, но многое упирается в социальную обеспеченность села. Взвалить всё это исключительно на себя предприятия АПК не могут, так как это очень большие издержки. Тем не менее, я считаю, что развивать село не только нужно, но и возможно.

Чтобы оставить комментарий, пожалуйста, авторизуйтесь

13.11.2017

Что мы пьем и можно ли это экспортировать?

Российской молочной отрасли необходимо обеспечить внутренний рынок качественным и доступным продуктов, и лишь после этого нацеливаться на экспорт. Такого мнения придерживается большинство экспертов рынка. Однако, существует и другая позиция, согласно которой, развитие экспорта – одно из направлений развития молочного производства, требующее вложений и сил уже сегодня.
19.11.2017 12:51:32

Дешёвое молоко

31 13415 Александра Смородина
УРАЛЕЦ, ООО (Русский Сарс)
Адрес:  Пермский кр, Октябрьский район, с. Русский Сарс
УРАЛЕЦ, ООО
Адрес:  Пермский край, Нытвенский район, д Постаноги, ул. Школьная, д. 4
БЕРЕЗНИКИ, СПК (КОЛХОЗ)
Адрес:  Нижегородская обл, Гагинский район, с. Березники, ул. Въездная, д. 1 "А
КОРОВИН В. В., КФХ
Адрес:  Алтайский край, Троицкий район, Хайрюзовский, с Ельцовка